Блог Неспортивное замечание

Маленькая победа

      Этот рассказ я написал неделю назад. Я посвящал его всем юным баскетболистам, и не только баскетболистам, но всем детям, которые чего-то боятся, но публикую сейчас в память о Кобе. 

  Я долго думал, стоит или не стоит это делать, но решил, что все-таки стоит, и поэтому весь день потратил на его редактирование, которые шло с большим трудом, потому что читать и перечитывать свои рассказы или что-нибудь вроде этого самое унизительно занятие, но все-таки я это сделал, правда до сих пор не могу сказать, хороший рассказ или нет – у меня уже замылились глаза – но, надеюсь, что все-таки хороший и он достигнет той цели, которую я преследую этим рассказом. 

***

      Мальчишки играли в баскетбол у столба, к которому был прикручен щит, сколоченный из старых и кривых досок. Крики разносились по всей улице. Ноги шуршали по гравию, камушки предательски забивались в грязные кеды и до крови натирали ноги. Но они не замечали боли, а продолжали бросать мячик и прыгать за ним, если он не попадал в кольцо. Пыль стояла столбом и забивалась в ноздри. Оранжевый снаряд взмывал так высоко, что иногда затмевал собой солнце. Но и ослепляющего солнце, уплывающее за горизонт, было им ни по чем, и, казалось, они были счастливы.

         – Бабах! – крикнул мальчик с взъерошенными волосами и капельками пота, блестевшими на носу.

         Резиновый мячик с потрескавшимися бугорками тяжелым снарядом залетел в кольцо, не задевая ржавую душку, и вылетел из порванной сетки. Тот, что с взъерошенными волосами и блестевшим носом, оттопырил три пальца, подражая любимому игроку.

         – Видели? Точно с трехи! – радовался он.

         Непослушный мяч звонко отскакивал от неровной поверхности площадки и иногда предательски отскакивал прямо в руки защитнику.

         – Ах, блин, всегда забываю про эту дурацкую кочку! – на всю улицу крикнул другой мальчик с темными волосами.

         Мяч попал в руки другому мальчику, самому высокому и с самым большим носом, и он с разбегу взмыл в воздух вколотить мяч сверху, но мяч врезался в самую душку, и мальчик больно приземлился на колено.

         – Змей, ты сегодня еле допрыгнул. Что с тобой? – сказал тот, со взъерошенными волосами.

         Змей стряхнул приставшие камушки, которые больно впились в его колено, оставляя на нем след, и сам удивляясь своему падению, ответил:

         – Да что-то кушать хочется…

         – Кушать? – вытянув шею, сказали те двое. – Ты же съел все наши бутерброды!

         – Ну да, уже вечер… – рассеяно сказал Змей.

         Мальчишки взглянули на небо, где другой оранжевый мяч заходил за макушки деревьев, а на небе появлялись розовые комочки облаков и полоска заката, и выпучили глаза. От увиденного у них разом заурчало в животе.

         – Ничего себе! Мы ведь только пришли, а уже вечер! – недовольно пробурчал темноволосый.

         – А кушать и правда хочется. – поджав губы и качая головой, сказал другой, что попал.

– Ну что, по домам? – спросил Змей.

– Подождите! – крикнул тот, что попал. – Остался последний, решающий бросок! Ну же, Боря, – крикнул он темноволосому. – Отдай мне мяч, я забью!

Боря кинул мячик прямо в руки друга, который, на согнутых ногах, стоял спиной к кольцу.

– Стадион замер в ожидании. – тихо проговаривал он и, не отрывая ног, качал телом взад-вперед. – Все ждут, когда я забью победный бросок. – он сделал удар, толкая телом воображаемого соперника. – Таймер громко отсчитывает секунды. Пять, четыре, три, – мальчик сделал последний удар и, разворачиваясь, бросил по кольцу. – Два, один…

И он замер в ожидании, глядя на летящий снаряд – и мяч пронзает кольцо.

– Победа! – кричит мальчишка. – Стадион ликует! Все кричат мне: МВП-МВП! МВП-МВП!

Мальчишка указательным и большим пальцами оттопыривает футболку, воображая на её месте майку любимого клуба, и, выпячивая нижнюю губу, с невозмутимым видом проходит мимо друзей.

– Видали? – радостная улыбка сияла на лице и в глазах.

– Колян, ну хорош уже. – зараженные этой улыбкой говорили друзья. – Пошли домой. Есть хочется, сил нет.

– Ладно, пошли… – вздохнув, ответил Коля, и они начали складывать вещи в рюкзаки.

         Усталость накатывала на них волнами. Каждый шаг давался труднее предыдущего. Лямки рюкзаков врезались в плечи, а на футболках выступали соленые разводы от пота.

         – Хорошо поиграли, правда? – сказал Коля.

         – Да. Жаль, что вечер так быстро наступает. – ответил Боря.

         – И есть всегда хочется…

         – Змей, ты себя видел? – смеялись они. – Ты всегда есть хочешь!

         – А что поделать. – виновато склонив голову говорил Змей. – Вы же видите сколько во мне росту…

         – Росту много, а забить сверху не можешь! И что толку? Вот бы мне такой рост, я бы на раз-два вколачивал! – и Боря, разбежавшись по тротуару, показал, как он мечтает забивать.

         – Говори сколько хочешь, а к концу лета я точно забью! – злился Змей.

         – Да бросьте вы. – успокаивал их Коля. – Вот если кто-то из нас попадет в команду, тогда и поговорим, а пока мы все плохо играем.

         – Да, играем мы неважно… – задумчиво сказал Змей.

         – Сможем ли мы вообще туда попасть? – бурчал Боря. – Что-то не верится мне…

         – Брось ты, мы сможем. – успокаивал его Коля. – Будем ходить на площадку каждый день и тогда точно научимся хорошо играть.

         – У Змея хотя бы рост есть… А у нас? – с горечью в голосе говорил Боря. – Сколько мы с тобой морковки уже съели? А сколько висели на турниках? И хоть бы что. Кажется, что только еще ниже стал…

         – Значит мало едим и мало висим. – ответил Коля.

         – Я уже скоро сам как морковка стану…

         – Не говорите о еде, прошу! – сказал Змей, надеясь успокоить друзей.

         Мальчишки шли вдоль домов и заглядывали в окна, откуда доносился запах свежевыпеченных, румяных пирожков и другой вкусной еды, которая казалась им такой же недоступной и далекой, как и попадание в команду. Они жадно ловили запах пирожков и, идя дальше, грустно огладывались, пытаясь снова почуять приятный запах еды. Пройдя вдоль домов, они оказались в парке, через который обычно шли к своей площадке. В парке было людно, весело и красиво. На лавочках сидели влюбленные парочки, родители гуляли с маленькими детьми, которые отрывали пушистые кусочки сладкой ваты и запихивали в маленький рот. Повсюду были аттракционы, с которых доносились веселые детские крики. Люди прятались в тени и молча наслаждались теплым летним вечером, улыбаясь и кивая друг другу.

         Почти в самом центре парка, где мимо проходили мальчики, была другая баскетбольная площадка, на которой собиралось много народу. Все игроки на площадке были в разноцветных майках с номерами и фамилиями известных игроков. Шорты их были приспущены чуть ниже колен, а носки натянуты почти до коленей. Их новые кроссовки, больше похожие на какой-то космический корабль, скрипели на гладкой площадке, на которой были четко выведены белые линии трехочковой и шрафной. Щиты и кольца блестели новизной, а сетка приятно шуршала, когда мяч проваливался в кольцо.

         Мальчишки невольно замедлили шаг, а потом и вовсе остановились, приковав взгляд к тому, что творилось на площадке.

         – Вот тут бы я поиграл… – вслух произнес Боря.

         – И я тоже. – сказал Змей.

         Баскетболисты молниеносно передвигались по площадке и с такой же скоростью пасовали мяч, за которым едва можно было уследить. Удар – и мяч уже на одной стороне площадке; обманное движение – и уже вдруг на другой. Они, с ловкостью фокусника, проносили мячик под ногами и спинами защитников, а те, словно одурманенные, путались в собственных ногах и непонимающе вертели головами. Казалось, что для них кольцо специально расширилось в диаметре и засасывало всякий мяч, летящий в сторону кольца. Чувствовалась какая-то неуловимое волшебство, происходящее на площадке, и все остальные, кто проходил мимо или следил за игрой у самой площадки, были загипнотизированы происходящим. А злая музыка, хрипевшая из колонки, придавала всему какой-то устрашающий вид.

         – Мы никогда так не сможешь… – с горечью в голосе говорил Боря.

         – Ничего не говори, а. Я и так кушать хочу. – говорил Змей.

         Коля, раскрыв рот, стоял неподвижно и следил за разноцветными майками игроков, что только успевали мелькать перед глазами. В его груди поднялась какая-то сила и что-то казалось ему неправильным в словах его друзей.

         – Эй, что это вы несете? – неожиданно для себя, разозлился Коля. – С чего вы взяли, что мы не сможем?

         Змей и Боря многозначительно переглянулись.

         – И не смотрите на меня так! – заводился Коля. – Они же играют не хуже нас, вы посмотрите!

         Мальчишки разом посмотрели на площадку, где игрок, меньший ростом, чем Змей, вколотил мяч в кольцо так, что щит жалобно затрещал под его силой, а зрители радостно закричали.

         – О, да, не хуже… – саркастично скривил лицо Боря.

         – Во-во, мне бы так. – сказал Змей, глядя на свои огромные и потрескавшиеся ладони.

         –Они же это просто для зрителей. С нами они так не смогут, вот увидите!

         – Слушай, мы не сможем сыграть с ними! Ты только посмотри на нас и на них! – Боря кивнул в сторону своих изодранных кед, а потом в сторону игроков на площадке. – Заметна разница?

         – Да-да, разница видна! – поддакивал Змей.

         – А если бы у тебя были такие же кроссовки и майки, то что? Ты бы смог? Ты бы стал играть лучше?

         Боря махнул рукой и развернулся.

         – Нет, стой же! – поймал его за руку Коля. – Давайте попробуем, а? Мы же так хотим попасть в команду, а они как раз из команды! Ну чего нам это стоит?

         – Чего нам это стоит? – взбушевался Боря. – А я скажу тебе! Ты видишь, сколько там людей? Видишь? А я вижу! Все они из нашей школы, нас просто опозорят при всех! И как нам потом в школу ходить? Мы и так полные неудачники!

         Мальчишки стояли молча, глядя куда-то в пустоту. А на площадке все громче и громче слышны были голоса игроков, стук мяча по площадке и восторженные крики зрителей. Эти звуки смешались воедино и еще сильнее пугали мальчишек. Теперь они боялись туда смотреть, но не могли сдвинуться с места.

         – Я знаю, мы можем опозориться. – тихо начал Коля. – Но давайте сыграем так, чтобы все нас начали уважать. Боря, – Коля взял за плечо своего друга, который смотрел куда-то в пустоту. – ты сам знаешь, какой ты цепкий и быстрый защитник. А ты, Змей, – обратил он теперь к Змею. – Там нет такого высокого игрока, как ты. Ты перекроешь весь путь к кольцу.

         Боря водил носком по земле, вычерчивая какие-то узоры, а Змей, глядя то на друзей, то на площадку, где происходило что-то невообразимое, не знал, что ему делать.

         – Давайте попробуем! По рукам?

         Боря нехотя подал вялую и грязную ладонь и пожал крепкую руку Коли.

         – Ну же, пойдем!

         С каждым их шагом к площадке что-то внутри у них набухало и разрасталось, и это что-то мешало им дышать, думать и говорить. Они подходили ближе к площадке и будто бы теряли под ногами землю. Игроки и зеваки, увидевшие эту тройку, непонимающе переглядывались и хихикали, особенно они шутили над неуклюжестью Змея, который под взглядами остальных сгорбился и скрючился, как маленькое деревце.

         – Вот это палка! – сказал громко мальчик в самых широких шортах и самой большой майке, и все разразились смехом, а Змей, услышав это, покраснел до корней волос и случайно обернулся, увидев лицо обидчика.

         – Вы хоть играть умеете? – все тот же мальчишка кричал им.

         – Вам чего? – хмурясь, спросил мальчик с ястребиным носом и хищными глазами.

         Они знали, что это был капитан команды, поэтому они подошли к нему. Его хищные глаза неприветливо смотрели на мальчишек.

         – Может, поиграем? – сорвалось у Коли и пропало где-то в горле.

         – Че? – капитан, хмурясь, наклонился к Коле.

         – Поиграем, может…

         Расслышав Колю, капитан обвел взглядом неряшливую троицу в их потных майках и грязных кедах, повернулся к остальным, хихикающим и переглядывающимся, как бы говоря им что-то глазами, и, хищно улыбаясь, ответил:

         – Вы угараете?

         – Да… – снова сорвалось у Коли, и капитан взорвался смехом, скаля маленькие хищные зубы. – То есть, нет… Мы хотим сыграть.   

         – Сами напросились. – капитан повернулся к своим. – Кто со мной хочет сыграть против этих… баскетболистов?

         Вызвались двое. Все они были выше Коли и Бори, но ниже Змея. Один был в красных кроссовках и в белой майке с двойкой на спине; другой был в изумрудных кроссовках и зеленой майке с номером 9. Они распределились между собой, кто будет защищаться против кого. Капитан взял Колю; второй номер взялся за Змея; мальчишка в изумрудных кроссовках защищался против Бори.

         – Кидай за мяч. – сказал капитан и больно ткнул мячом в грудь Коли.

         Коля встал на середину трехочковой, задыхаясь то ли от удара мячом, то ли от волнения, которое мешало думать. Он прицельно бросил, но мяч даже не долетел до кольца.

         – Ну и катка нас ожидает!

         – Наш мяч. – сказал капитан.

         Коля, сгибая ноги в коленях и выставляя руки в стороны, встал в защитную стойку. Боря и Змей тоже заняли позиции перед игроками и следили за каждым их движением.

         – Что-то ты далеко меня держишь. – сказал капитан и поманил Колю рукой.

         Коля знал эту уловку и не клюнул на нее. Он сосредоточенно смотрел на капитана и старался предугадать его движение. Капитан, ухмыльнулся, и бросил мяч за шаг до трехочковой линии. Мяч, описывая дугу радуги, свалился точно в кольцо. Капитан самодовольно посмотрел на Колю.

         – Подходи ближе, че ты стесняешься. – говорил он.

         Коля взял мяч и начал атаку. Игроки цепко защищались против Бори и Змея и не было никакой возможности отдать им передачу. Змей боролся за позицию под кольцом, но его игрок легко выпихивал его неуклюжее тело. Боря же бегал вокруг, вытянув руку вперед, и не знал как отцепиться от защитника.

         – Держим!!! Держим их!!! – кричал капитан, загоняя Колю в угол площадки.

         Коля оказался в ловушке и бросил мяч далеко, куда должен был успеть Боря, но, не рассчитав силы, бросил мяч далеко в аут.

         – В этот раз подойдешь ближе?

         Но Коля не слушал его и стоял на своей позиции. Капитан цокнул и бросил мяч с той же точки – и снова попал. Капитан козырьком приложил ладонь к бровям, как бы разглядывая что-то вдали.

         – А где мой защитник? – паясничал он. – Кто-нибудь видел моего защитника? Защитник потерялся!

         Игра была мучительно долгой для мальчишек. После двух забитых дальних бросков, команда капитана начала играть в свое удовольствие. Они пасовались мячом, быстро передвигались по площадке и делали разные обманные движения, сбивая с толку то Змея, который купился на все, то Борю, упавшего прямо перед игроком на радость зевакам, то Колю, который не мог собраться с силами. Для команды капитана игра давалась легко и весело. Они почти тратили сил и им удавалось все.

         – 7-0, – сказал капитан Коле, кинув ему мяч. – Играем до 11, но если вы пропустите, то игра будет окончена.

         – Нет, мы будем играть до 21. Нам только нужен небольшой перерыв.

         Капитан только хищно улыбнулся, удивляясь словам Коле.

         – Удачи.

         Коля подозвал Змея и Борю. Боря ходил кругами и громко дышал, злобно смотря в сторону команды капитана. Змей оперся на колени, и пот тяжелыми каплями падал с его лица на площадку. Зеваки и зрители, смотревшие неравный поединок, удивлялись тому, зачем только эта троица решилась играть с умелыми игроками.

         – Ну что, доволен? – сквозь зубы сказал Боря.

         – Я больше не могу… Есть хочется… – задыхался Змей.

         – Парни, давайте соберемся. Ведь мы еще даже ничего не забили. Прижмем их, давайте задушим их в защите, а потом запихнем этот мяч в корзину! Давайте бороться! Мы сможем! Давайте разозлимся и покажем им все, что мы можем!

         Коля заводился и стучал кулаком по ладони, призывая друзей собраться. Боря слушал друга, и его лицо исказилось злостью. Что-то поднималось в его груди и обжигало сердце. Боря смотрел в сторону команды капитана и, не слушая друга, сквозь зубы сказал:

         – Я ему сейчас покажу!!!

         – Отлично! Вот такой настрой нам нужен! – радовался Коля, в груди которого тоже собиралось что-то похожее. – Мы сейчас им покажем! Давай, Змей, отомсти им!

         – Я возьму твоего носатого. – злобно сказал Боря. – Я ему покажу что такое защита!!! Я ему потанцую!!! Я ему сейчас побросаю!!!

         Игра началась. Боря мертвой хваткой взялся за капитана, который, видя злобное лицо защитника, улыбался еще сильнее. Капитан резко пошел вправо, обходя Борю на первом шаге, и прицельно бросил, но Боря успел за ним и заблокировал его бросок. От неожиданности и от силы, с которой Боря заблокировал бросок, капитан упал на землю и посмотрел на Борю, который глядел на него исподлобья.

         – Устал, что ли? – ядовито сказал Боря.

         Самодовольная улыбка капитана стерлась с его лица, и теперь он выглядел еще устрашающе, чем обычно. Но и в следующей атаке Боря обокрал капитана и в проходе забил мяч с сопротивлением защитника. Игра приняла другой оборот. Команда Коля, ведомая злостью, будто бы почуяла кровь соперника. Они жестко защищались против капитана и остальных, и также сурово забивали свои мяч в корзину, который не с первого раза залетал в кольцо. Мяч быстро перемещался из рук в руки, и находил свободного игрока под кольцом. Зрители удивлялись преображению одной команды и обратному изменению другой. Теперь битва была равной, и этому были рады все смотревшие игру. Кровь почуял и Змей, который боролся за каждый отскок и несколько раз смачно заблокировал броски беспомощных соперников. Заблокировав один такой бросок, что мяч улетел прямо в зрителей, Змей злобно посмотрел на своего обидчика и, расправив плечи и задрав голову, ответил ему:

         – Умеем.

         Для мальчишек все перестало быть важным, кроме того, что происходило на площадке. Забылся всякий голод; забылась и боль в мышцах, и старые ушибы и ссадины на коленках; и потрескавшиеся пальцы от пыли, в которые забилась грязь, тоже больше не болели; музыка и голоса зрителей превратилась в один большой шум. Весь мир исчез, а была только ровная площадка, мяч, приятно липнувший к рукам, и победа, к которой они жадно стремились.

         Счет застыл на 17-16 в пользу команды капитана. Напряжение чувствовалось в воздухе. Даже зрители были погружены в эту обстановку ожесточенной борьбы. Они кричали и болели за команду капитана, но где-то в глубине души тайно желали победы Змея, Коли и Бори, и сжимали кулаки, когда у них получалось забить.

         – Нормально так пацаны играют! – говорил кто-то.

         – Ага!

         – С характером ребята, с характером. – говорили старшие ребята.

         Все игроки уже порядком устали. Их лица были красные и сосредоточенные; майки были мокрые от пота; в ногах пульсировала усталость; при любой возможности они старались отдышаться, но получалось не всегда. Они понимали, что следующий забитый может перевернуть ход игры, и поэтому они старались забить этот мяч, который то не долетал до кольца, то встречался с рукой защитника, то лизнет душку – и выскочит из кольца.

         – Ну же, ну же!!! – кричал капитан второму номеру. – Заслон!!! Быстрее!!!

         Второй номер подбежал к Боре, и собой сделал непроходимую для него преграду. Капитан рванул под кольцо, где, подняв руки стоял Змей, но мяч предательски оказался в кольце.

         – Да-а-а!!! – крикнул капитан.

         В следующей атаке Боря и Змей разыграли такую же комбинацию, но Боря, проходя под кольцо, увидел, что защитник Коли смещался в его сторону, выбросил мяч свободному Коле. Он прицельно бросил из угла площадки – и теперь уже он оттопырил три пальца перед лицом капитана.

         – Засунь себе эти пальцы знаешь куда!!! – шипел капитан.

         – 18-18! – крикнул кто-то из толпы.

         Капитан, взяв мяч в руки и не дожидаясь заслона, который он снова просил, увидев, что Боря пятился назад, бросил мяч с любимой точки и попал.

         – Рано радуешься! – крикнул он Коле.

         – 18-20!

         Ребята долго разыгрывали мяч. Боря беспомощно искал глазами кого-нибудь, но капитан уверено вел его угол площадки, где не было никаких других вариантов, кроме как отдать передачи игроку. Коля и Змей были закрыты. Боря швырнул мяч в центр площадки, куда бежал Коля, но Коля едва успел схватить этот мяч, как он тут же выскользнул из его рук и улет в аут. Коля вздернул руками и чуть было не выругался.

         Мяч был в руках у капитана. Он долго возился с ним и искал лучшего момента для броска. Боря едва держался на ногах. Мышцы сводило, спина болела, и сил никаких не оставалось. Боря сосредоточенно смотрел в глаза капитану, стараясь что-то там разглядеть.

         – Борян, заслон!!! – крикнул ему Змей, но для Бори голос Змея слился с остальными голосами и музыкой, и он не услышал его.

         Врезавшись в игрока, Боря повалился на площадку, покарябав колено до крови, и видел только как капитан бросает сквозь руки Змея, которой едва успевал встать в надежную защитную стойку.

         Мяч высоко летел над кольцо, ударился о переднюю душку, снова подскочил и провалился в кольцо.

         – 21-18!

         – Да-а-а!!! – кричала команда капитана.

         Они радостно прыгали вокруг друг друга и что-то выкрикивали.

         Зрители же радовались не победе, а были поражены изменения, произошедшим в лицах Бори, Коли и Змея, после попадания мяча в корзину. Они увидели как щека Коли дрогнула, как глаза Бори застилали слезы, как Змей, уткнув взгляд в землю, закрыл лицо руками. Они вместе с ними почувствовали это неприятное щипание в носу и какую-то горечь. И, видя, как они повалились на площадку, не могли пройти мимо и не потрепать по их плечу или дружески по хлопать по спине, не боясь запачкать руку о грязную и потную футболку.

         Мальчишки еще долго сидели на площадке и казались отстраненными. С первого взгляда можно было подумать, что случилось какое-то несчастье или горе, смотря на их повисшие головы. По их разгоряченным и испачканным лицам катились горячие слезы, и катились не переставая. Внутри будто бы что-то оторвалось, как будто произошла какая-то поломка, которую невозможно починить.

         День уже подходил к концу. На улицах становилось меньше людей. Машины слепили фарами редких прохожих. Небо покрывалось жемчугом звезд и становилось немного холодно. Мальчишки, почуяв холодный ветер, шуршавший в ветвях деревьев, поднялись и пошли домой.

         Молчание было убийственно, но заговорить никто не мог – каждый думал об этой игре и таком обидном поражении. Но что-то радостное открывалось где-то внутри их сердец, что-то чего раньше они не замечали и не понимали, сегодня стало таким простым и понятным, что это чувство перекрывало всякое поражение. И чем ближе они подходили к дому, тем яснее было для них это открытие, тем слабее чувствовалось поражение.

         – Меня уже тошнит от голода… – не удержался Змей.

         – Это точно. Я бы сейчас целую тарелку котлет съел. – сказал Боря.

         – А я бы хотел курицу. Интересно, что там мама приготовила? – задумчиво сказал Коля.

         Подойдя к своим домам, они остановились и пожали друг другу руки.

         – Ладно, ребята, до завтра.

         – Ага, пока.

         – Я зайду за вами! – сказал Змей.

         И они начали расходиться в разные стороны, как вдруг Змей повернулся к друзьям.

         – Вам не кажется, что мы сегодня поняли что-то очень важное?

         – Что же? – повернулся Коля.

         – То, что ты играешь лучше, когда голоден? – сказал Боря и друзья разразились добрым смехом.

         И друзья разошлись по домам с пониманием того, чего они еще пока не могли выразить словами.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья