Вы это читали?
Блог

Футбол без болельщиков не скучный — просто смотрите его иначе. Наталья Юрина об РПЛ, смене работы и хобби

Наталья Юрина —  спортивный журналист, любительница рыбалки, а теперь еще и комментатор на «Телеспорте».

— Насколько я понимаю, Вы болеете за «Спартак». 

— Да, я раньше болела за «Спартак», но за два с половиной года в спортивной журналистике этот «градус болельщика» постепенно снизился.

— Как то, что вы переживаете за конкретную команду, влияет на вашу работу? Приходится ли сейчас подавлять эту любовь к клубу в угоду объективности материала?

— На статьях, например, это никак не отражалось, потому что я пишу о тактике, а там всегда стараешься объективно оценить, как сыграла команда. Но когда я первый раз пришла на стадион «Открытие Арена» как журналист, и заиграл гимн «Спартака», было тяжело сдержаться, чтобы не встать и не начать подпевать. В пресс-ложе это бы, как минимум, смотрелось странно. Но потом это прошло, и я стала смотреть на футбол как на работу. Когда работаешь в спортивной журналистике по-любому уже не так болеешь, потому что столько делаешь, что от футбола порой и устаешь, и на какие-то другие увлечение переключаешься. Я вот, например, рыбалку люблю, и в отпуске, если будет идти футбольный матч, а я отдыхаю, то я предпочту на речку пойти рыбку ловить. 

— Тогда вопрос как рыбаку: самая запоминающаяся пойманная рыба?

— Щука, которую я поймала на спиннинг. Я в свое время перешла с поплавочной удочки на спиннинг, и это была первая рыба, которую я поймала на этот вид оснастки. Эта щука клюнула у меня со второго раза! Я не верила в успех своего предприятия, что на железку можно действительно что-то поймать. Рыбу я всегда отпускаю, это скорее спортивное рыболовство.

— Откуда пошла эта любовь к футболу? Почему не другой вид спорта: гандбол, волейбол – да что угодно. 

— У меня любовь к футболу от папы. Он играл в футбол на любительском уровне и плюс он болельщик «Спартака», в 90-е годы я вместе с ним, будучи ребенком, смотрела игры. А когда ребенок маленький, у него психологически откладываются все эти впечатления, и поэтому многие, кто в таком возрасте чем-то подобным увлекался, они потом и на взрослую жизнь это проецируют. И любовь моего отца именно к «Спартаку» сыграла свою роль.  

— В связи с пандемией часто появляется мысль уехать из Москвы в глубинку, чтобы работать оттуда? 

— Мне не нравится дистанционно работать. Когда в марте всех начали массово переводить на удаленку, мне это очень не понравилось, и хотелось, чтобы это как можно скорее закончилось. И когда наконец мы вернулись в офисы, я была тем человеком, который без выходных первое время ходил, потому что мне безумно надоело работать из дома. Я очень люблю общаться с людьми, мне нравится коллектив и в СЭ, и сейчас на Телеспорте, мне кажется, это самое важное на работе. Именно благодаря коллегам я во многом узнала, что такое спортивная журналистика. Сперва мои тексты напоминали диссертации, с множеством цифр, информации, но в редакции именно подсказали, что надо как-то «человечнее» быть. Через пару месяцев и стиль появился, и эта проблема, сухое изложение, тоже постепенно ушла. 

— Если бы не было СЭ, где бы вы пробовали себя искать? В спортивной ли журналистике? 

— Боюсь, что, если бы не было Спорт-Экспресса, меня бы не было в спортивной журналистике. Все же в спортивную журналистику довольно тяжело попасть – это очень узкоспециализированное направление, где большинство друг друга знает, так что это большая удача, что меня в свое время взяли в СЭ. Если бы не спорт, тогда, думаю, это была бы политическая аналитика, до СЭ я и работала аналитиком в Высшей Школе Экономики. 

— В идеале политика и спорт – вещи очень далеко друг от друга стоящие. Почему Вы решили так круто изменить свой профиль? 

— В идеале – да, хотя сейчас все больше спорт и политика перемешиваются. Сменила профиль, потому что футбол – это мое основное увлечение, и когда я видела, какие материалы иногда выходят, как матчи комментируют, мне тоже хотелось делать так же. Кстати, это был большой риск – выйти из зоны комфорта, сменить сферу деятельности. Но, считаю, этот риск уже оправдался. 

Не страшно было, по сути, потерять хобби, превратив его в работу? 

— Честно говоря, было. Только это «страшно» стало постепенно: сначала я даже не думала об этом, мне казалось, что хобби не может надоесть, а потом стало понятно, что определенный «перегрев» от профессии все же есть, становится слишком много футбола в жизни, но это решается поиском другого вида спорта, за которым можно следить ради удовольствия; для меня это биатлон. 

Еще одно интервью с женщиной в спортивной журналистике: «В гандболе сочетаются силовая борьба и тонкая, почти шахматная, тактика», — Ирина Телепнева.

— Мы постоянно говорим, что пандемия изменила экономику, нашу жизнь в целом. А как изменила пандемия футбол? 

— Во-первых, посмотрите на трансферы, и их суммы, которые в последние два окна были. Мы не увидим трансферов по типу Мбаппе или Неймара. Сейчас если и покупают, то за гораздо меньше деньги, и вообще предпочтение отдают свободным агентам. То есть эти трансферы не громкие по суммам, они в какой-то мере эффективные, но это совсем не те деньги, которые могли бы быть, если бы не пандемия. Вы же понимаете, что клубы очень сильно потеряли, у многих кризис, сокращение сотрудников, сокращение зарплат. Теперь просто так на ветер 60 миллионов евро не выкинешь, надо подбирать игроков более вдумчиво. 

— Но при этом громкие трансферы все же были: Собосслаи в Лейпциг или тот же Кокорин. Это разве не громкие переходы? 

— Да, только за Кокорина заплатили 4,5 млн евро, а могли бы больше, если бы экономическая ситуация была другая. 

— А кто мог бы все же заплатить большие деньги за трансфер? 

— Сейчас огромные деньги будут платить, понятное дело, ПСЖ и «Манчестер Сити». Кажется, этим клубам, все равно, есть ли пандемия, деньги есть. Тухеля когда уволили, и на его место пришел Почеттино, явно ему сейчас платят хорошо, значит, у клуба есть ресурсы, чтобы иметь такого специалиста.  Или у «Сити» все эти слухи про Месси. Несмотря на то, что он сам все опроверг, я уверена, что МС способны заплатить такие суммы. 

— А кто в этой истории больше кому больше нужен? Месси – Сити? Или наоборот? 

— Мне кажется, Месси нужен «барселоне», ему нужно заканчивать карьеру в этом клубе. Это очень символично, и было бы нелогично, если бы он куда-то ушел. Он и есть «Барселона», как бы болельщики и руководство клуба ни бесились из-за этого, но это правда. И для самого Месси покинуть команду – решение рискованное. Он интроверт, ему такие решения даются тяжело.

— А получится ли у Месси заняться тренерской карьерой впоследстви? 

— Роналду, например, стоит задуматься: мы все помним финал Евро-2016. Он тогда получил травму и в начале матча был вынужден уйти на замену. Но что он делал: он встал рядом с главным тренером, размахивал руками и чуть ли не за него говорил игрокам, куда им перемещаться. А про Месси – не уверена. Из него, скорее, какой-нибудь аналитик бы получился, который был бы таким серым кардиналом. Я даже просто не могу представить Месси на бровке, он совсем не эмоционален. А вот Роналду – могу. 

— Есть фото, где вы стоите в воротах с вратарскими перчатками: вы играете в футбол? 

— Я играю для удовольствия. В школе, лет до 15, играла с ребятами во дворе: были мальчики и я. А сейчас просто с друзьями на школьном стадионе иногда играем. 

— А женский футбол комментировали уже? 

— Нет, пока нет.

— А хотели бы? 

— Если мне дадут возможность прокомментировать женский футбол, я с удовольствием это сделаю, мне кажется, это будет очень интересный опыт. Я как-то мельком смотрела: по-моему, вполне себе можно прокомментировать. Тем более здесь будет женский голос, на женском футболе: наверное, это будет вызывать более положительную реакцию, чем женский комментарий на мужском футболе. 

— Если выбирать: женская Лига чемпионов или матч «Брюгге». Что возьметесь комментировать? 

— Я выберу «Брюгге», потому что уровень мужского и женского футбола, очевидно, разный. 

— А интереснее было бы комментировать сольно или в паре? Если в паре, то с кем? 

—Мне интересно и так, и так. И в паре с мужчиной, и с женщиной. Без разницы. Мне просто нравится разговаривать о футболе больше, чем писать. 

— А есть ли какой-то «ориентир» в вопросе комментирования, тот, на кого равняетесь? 

— Я понимаю, что меня захейтят, но мне нравится, как комментирует Дмитрий Губерниев. Это всегда интересно. Его включаешь, и это всегда весело, бодро. Он может не назвать ни одной фамилии, но смотреть это будет все равно интересно!

— Вы говорите, что болели за «Спартак», Как относитесь к фанатам сейчас? 

— На матчи я ходила, не то чтобы на каждый, но ходила. И даже больше скажу: выбегала на газон! Это было празднование чемпионства «Спартака», и я тогда подумала, что просто не проще себе, если не выбегу вместе со всеми, хотя вначале, конечно были сомнения. Но это было бы непростительной ошибкой. Мало ли, вдруг «Спартак» опять чемпионом не станет? Сейчас, конечно, такое сложно представить. 

— Ваше самое яркое впечатление от прошлого футбольного сезона? 

— Я редко смотрю Бундеслигу, но то был первый матч после паузы в футболе, кажется, «Боруссия»— «Шальке», и это были такие эмоции! Иногда люди думают, что футбол исчезнет, ничего не изменится. Неправда, на самом деле. Не всем, но многим будет очень грустно. И я, когда увидела этот матч, поняла: «Да, мы скучали». Тогда Германия стала для всех примером, не побоялась, стала пытаться как-то жить с этой новой болезнью. Этот матч запомнился эмоциями – я даже счет не помню! 

— А как же пустые трибуны, отсутствие атмосферы?...

— А я дам совет тем, кому не нравятся пустые трибуны. Вы смотрите на футбол глазами людей, которые пишут о тактике! Потому что мы, как правило, смотрим на то, как без мяча перемещаются команды. Вот вы попробуйте так же и не заметите отсутствие зрителей! 

— Кто, на ваш взгляд, сейчас в рунете лучше других умеет рассказывать о тактике? 

— Ну как кто? Конечно, Вадим Лукомский – вообще без конкуренции. Человек, чьи тексты я читала, когда еще не работала в спортивной журналистике, и вдохновлялась. 

— Насколько цифровые СМИ уступают сейчас традиционным? 

— А вы СЭ считаете традиционным СМИ? Сейчас газета больше – креативное приложение к сайту с красивыми обложками. Хотя, конечно, сейчас бывает, еду в метро, вижу, как люди читают газету. Однажды так мужчина рядом со мной читал мой текст про Адольфо Гайча. Было смешно за этим наблюдать. А трансфер мой произошел не потому, что электронные СМИ чем-то лучше традиционных. Просто Телеспорт – платформа, на которой у меня есть больше возможностей, чтобы в «Разговорной» журналистике себя проявлять – мне просто больше нравится говорить, чем писать. 

— Нет желания завести на Sports.ru свой блог? 

— А зачем? Мне больше нравится разговаривать, чем писать. И мне кажется, у меня гораздо лучше получается именно разговаривать о футболе. Подкасты, эфиры и прочие передачи – это мои новые цели сейчас. Я и на Телеспорте пишу, и в телеграме какие-то маленькие посты. Надеюсь, что тексты сейчас станут больше для души, нежели, как раньше, обязанностью. 

— Что насчет телеграм-канала, который вы недавно завели? 

— Ну, сейчас это становится всеобщим трендом – заводить телеграм-канал. Да и короткие посты человек быстрее читает, чем длинные полотна, это гораздо удобнее. Сейчас телеграм – способ оперативной передачи информации, там и инсайды появляются, но я все равно думаю, что и газеты, и электронные СМИ все равно останутся. 

— А подкасты? Если предложат, например, делать свой, о чем он будет? 

—С удовольствием соглашусь. Думаю, он будет об РПЛ. Все равно я и в «СЭ» писала больше о российском футболе, поэтому на данный момент это было бы логично. 

Поговорим тогда о российском футболе.

— «Спартаку» нужен иностранный тренер или все же стоит обратить внимание на российского специалиста? Парфенов, Евсеев…

— «Спартаку» нужно смотреть на счастливый случай, который однажды с клубом уже был. Да, я о Массимо Каррере. Тедеско сейчас нормально работает. В каком состоянии он принял команду в прошлом сезоне, а сейчас команда третья в таблице, на чемпионство она шансов пока не потеряла. Но Тедеско – это взвешенное решение руководства, а не счастливый случай. 

— Что Вы думаете о трансферной политике «Ростова», который берет совершенно неизвестных игроков из Европы и, по сути, выращивает их? Потому что сейчас кроме Локомотива, Зенита, особо никто не может совершить действительно громкие трансферы, потому что нет ресурсов. 

—«Ростов» все правильно делает, идет по голландской модели, я бы сказала. Купили – развили талант – продали подороже. Очень правильная стратегия для клуба, у которого нет масштабного финансирования. Валерий Карпин очень подходит под эту систему, у него отлично получается «воспитывать» молодых, никому неизвестных футболистов. 

— Довольно давно идут разговоры о сокращении-расширении РПЛ. Потому что у нас довольно много историй, когда команды из ФНЛ намеренно проигрывают, чтобы попросту не пройти выше, потому что у них нет денег на РПЛ. Или даже в высшем дивизионе, мы видим условный «Тамбов», который у всех назанимал денег и игроков, а толку особого в этом нет. 

— Ничего не надо менять, это точно понятно давно. Даже вспомним «Анжи» Магомеда Оджиева (??), и его эмоции на флеш-интервью, когда он отвечает на вопросы, а у самого чуть ли не слезы текут, потому что игрокам зарплату не платят, а они на поле все равно выходят, и даже что-то показывают. И если расширить РПЛ, то такое будет постоянно происходить, и «Тамбов» - очередное тому доказательство. 

— Самое большое футбольное разочарование за прошлый год? 

— Самое большое футбольное разочарование это пандемия, из-за которой остановился весь спорт. Я надеюсь, что хотя бы в рамках моей жизни это больше не повторится. А если говорить именно о футболе, то у меня нет прям такого, что кто-то разочаровал. Мне понравилось, как Флик поработал с Баварией, как он все перевернул там, несмотря на то, что пришел на довольно плохое наследство от Ковача. Это действительно машина, каток, сминающий все на своем пути. Хотя все же одно разочарование точно могу вспомнить: российские клубы в еврокубках. Хотя для кого это сейчас разочарование? К несчастью, это уже в порядке вещей.

— Если отвлечься от тактической составляющей футбола. Пока что женщина в спортивной журналистике, особенно со стороны мужчин, воспринимается очень неоднозначно и остается весьма экзотичным персонажем. Вы говорили, что в начале вашей карьеры комментарии под вашими статьями просто были заполнены фразами в духе «Иди варить борщи» и так далее. Как на такое реагировать и как это влияло на Вас? 

— Хороший совет – не читайте комментарии. 

— Но там может быть полезный фидбек от аудитории. 

— Может быть, но я пока предпочитаю не читать комментарии вовсе. 

— В Америке, например, есть потолок зарплат. Насколько это необходимо российскому спорту? 

— Мне кажется не нужно. Я понимаю, что у нас к футболистам такое отношение, что они ничего не делают особенного, а зарабатывают много. Но я думаю, у нас и так из-за лимита на легионеров уровень футбола сильно упал, а если еще и потолок ввести, то кто же сюда поедет? И лимит отменить нужно, мне кажется. 

— Тогда мы смело можем забыть про развитие футбола на местах.  

— Не думаю. Ну, вот у нас сейчас на кого обращают внимание: на Пиняева («Чертаново»), на Арсена Захаряна («Динамо»). Я думаю, что люди, у которых уже в таком возрасте есть способности, они пробьются в любом случае. А так из-за лимита человек часто находится в составе лишь потому, что у него российский паспорт. Это же тоже неправильно. У нас сейчас очень сильная молодежная сборная, которая будет играть на молодежном Евро. Давайте посмотрим на их результаты. Они же все играют в основах российских топ-клубов, в них надо верить. 

— А что насчет натурализованных футболистов? Они нужны российскому футболу? 

— Практика показывает, что да. Найдете ли вы [в России] правого защитника лучше Марио Фернандеса? Для нашей сборной это, безусловно, усиление. 

— Самый громкий трансфер этого зимнего ТО для вас?

— Кокорин. Я пока его на поле в футболе «Фиорентины» не увидела, не верила, что трансфер состоялся. И Промес. Тем более, после всех историй, что у него в Голландии были, Россия – это очищение его репутации. Для Кокорина то же самое: в России к нему одно отношение, а в Италии, может быть, он сможет с чистого листа начать. 

— Поговорим о планах на будущее.  Каким представляется ближайшее обозримое будущее? 

— Прогнозировать сложно, но я очень надеюсь на то, что у меня получится комментировать. 

— Вы уже два с половиной года занимаетесь спортивной журналистикой, может быть, уже сейчас есть какие-то советы для тех, кто только начинает заниматься ею? 

— Могу дать один совет: начинать нужно как можно раньше! Вот тот же Юрий Дудь начинал очень рано в спортивной журналистике, чуть ли не в подростковом возрасте, и так и надо делать. Тогда не будет ощущения, что нужно «быстрей-быстрей». Вот в 14 лет поняли, что ваше: пишите, заводите блог, канал на Youtube – это же просто сейчас. А еще, если хотите комментировать, читать надо много, потому что на устную речь это точно повлияет благотворным образом. 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные