android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Хоккеище

История неуспеха. Чернышенко пора уходить

Два текста разом ответят на извечные русские вопросы.

ЧАСТЬ 2

Ни грусти, ни сожаления. Кубок Гагарина, жемчужина российских спортивных соревнований, завершился под нехарактерный аккомпанемент свиста и проклятий. И это вам не раздосадованный Омск в 2012 году: поток ненависти поражает масштабом, распространившись далеко за пределы этих ваших интернетов и цехов металлургического комбината – не стесняются своего презрения даже действующие хоккеисты из остальных команд лиги. Да что там – целый вице-премьер возбудился!

Хочется по горячим следам понять, как же мы до такой жизни докатились. Принято считать, что корень всех проблем произрастает на болотах – мол, вся проблема в СКА, его селекционной политике, неограниченных возможностях финансовых, а также ручном судействе. Вместе с тем, вот этот монструозный СКА, проигравший за весь плей-офф всего два раза, – это не причина, а следствие.

А причина у нас не северная. Она ближе к кипарисам, и пора этот кипарис рубить.

Эффективные менеджеры

Вернемся на три года назад чтобы понять, какую КХЛ Чернышенко принимал. Посреди регулярного чемпионата, безо всяких внешних предпосылок, Медведева на внезапном внеочередном совете директоров КХЛ заменил Дмитрий Чернышенко, о чем бывшему президенту КХЛ, чтобы он ни в чем не сомневался, сообщил Владимир Путин. Предпосылки были скорее неспортивные – летом Медведев потерял пост руководителя «Газпромэкспорта».

Вообще, само создание КХЛ – это история про волю случая и персональные амбиции Медведева. К 2007 году клубы в своем спортивно-бюджетном потенциале переросли ФХР, проводившую Суперлигу, но по структуре организации больше похожую на маленькое кейтеринговое ООО. Добавьте к этому нефть, улетевшую к лету 2008 года выше 130 долларов за бочку (и доллар по 24 рубля), общий тренд масштабных инвестиций в спорт (которые футбол получал уже несколько лет) и специфичность хоккейного рынка вообще, где крупные европейские экономики серьезных чемпионатов не проводят, а НХЛ не имеет того статуса Mother of all Sports, какой в баскетболе есть у НБА – и вы получите хороший плацдарм для масштабного проекта.

Не последнюю роль играло и участие в этом именно Александра Медведева – главы «Газпромэкспорта», со своими трубами и контрактами прорывавшимся на Запад. Пожалуй, именно он был вторым человеком в стране в 2007-2008 годах, и во многом его личного ресурса хватило, чтобы вывести клубы из-под юрисдикции ФХР. 

Однако у новой лиги наметились и свои проблемы. Огромная махина с перспективами успешного бизнеса бодро начала рекрутингом Ягра и Радулова, но не справилась с первым же стресс-тестом, когда после банкротства банка Lehmann Brothers залихорадило всю мировую финансовую систему. Так как наш бизнес и государство принимали (да и принимают) активное участие в кредитовании зарубежной финансовой системы, удар пришелся не только по таким финансовым центрам, как Франкфурт, Нью-Йорк и Токио, но и по Balashikha с Chekhov, где практически сразу со старта сезона деньги и закончились.

Рынки оживут в 2009-м, закроет свой бюллетень и КХЛ, продолжая привлекать топ-игроков в топ-клубы и расширяя географию КХЛ (за российский счет), но все это заложит мину замедленного действия под всю структуру КХЛ, результаты чего мы видим сегодня. По позициям самого Медведева серьезно ударит кризис с поставками газа в Европу зимой-2010, когда Украина перестала перегонять газ в Словакию, а потом поймала его на манипулировании фактами, прилюдно предъявив оплаченные счета. С тех пор его позиции медленно, но верно слабели – не только в КХЛ, но и в стране.

Walking dead games

Но в 2014 году Медведев передавал Чернышенко вполне себе бодрый актив. Только что отгремел огненный финал Кубка Гагарина, где иностранный клуб был в шаге от победы. Да, «Лев» тот протянул недолго, но всех ценных игроков его быстренько разобрали, да и вообще казалось, что временно это все – международная обстановка, кризис в Европе, сбитый Боинг, ну вы помните.  2014 – это в «Югре» могут себе позволить Филиппа Ларсена и Тони Раялу. 2014 – это «Сибирь» берет второго тренера «Торпедо», который дает результат лучше, чем у «Торпедо»; 2014 – это состав СКА, в котором есть Ковальчук, но который не выглядит сборной России в миниатюре. И передавался этот проект в руки доморощенного топ-менеджера в области спорта – Дмитрия Чернышенко, только что организовавшего Лучшую Олимпиаду в истории.

Метла новая, проблемы старые

Чернышенко рьяно взялся за дело, тем не менее решив не делать резких движений. С одной стороны, ему было важно найти взаимодействие с клубами, которое в поздние годы правления Медведева было выстроено весьма жестко. Два краеугольных камня отношений КХЛ и клубов – спонсорские отчисления и судейство.

Клубы перманентно были недовольны тем, что созданное одновременно с лигой рекламное агентство «КХЛ-Маркетинг», задачей которого была не только реализация коммерческих прав лиги в целом, но и распределение доходов между участниками соревнований, за шесть медведевских лет выплатила 0,00 руб. Вопрос второй – судейство – извечная проблемная тема в КХЛ, где, с одной стороны, клубы переживали за ослабление своей локальной роли во влиянии на судейство (с централизацией судейских решений в Лиге, что отождествлялось с узурпацией судейства в руках клубов, в разные годы близких к руководству лигой), с другой – в том числе сваливая проблемы неэффективного расходования средств на селекцию в условном Нижнем Новгороде, перед владельцами клубов синтезировав единственного виновного, мешающего самобытным коллективам играть в искрометный хоккей – главу департамента судейства Полякова.

Включив эти вопросы первыми пунктами в повестку дня, Чернышенко сразу расположил практически всех руководителей клубов к себе, одновременно отложив более мелкие вопросы лоббистских групп типа отмены драфта, а также выменяв обещание решения этих проблем на одобрение по другим вопросам.

С другой стороны, Чернышенко был привлечен разобраться с вектором развития всей лиги. Поражение на Олимпиаде в Сочи для карьеры Третьяка смертельным не стало, ему еще и удалось протащить идею централизации хоккейных процессов вокруг сборной России. Это и были самые первые слова Чернышенко на новом посту: «Все понимают, что сильные клубы – это сильная сборная». Кроме того, осень 2014-го – это фактическое затухание всех проектов газовой интеграции России в ЕС, перевод «Южного Потока» в Турцию и активное затягивание Бундестагом решения вопроса второй линии «Северного Потока».

В общем, если кто-то когда-то сомневался, что в КХЛ забыли «Слован», «Медвешчак» и рижское «Динамо», то это совсем не история про маркетинг, коммерцию, новые рынки и европейских спонсоров, мечтающих свои товары через витрину хоккея продвигать в Нижнекамске и Челябинске. Видели, кстати, как Бундестаг недавно ратифицировал решение по «Северному Потоку»? А логотипы немецкой компании Wingas на форме, бортах и льду у Риги, «Слована» и «Витязя» видели? А Медведева в «Витязе» видели? Ну и вот.

Под этим же соусом планировалось возвращение к исконным нашим командам – «Спартаку» и «Крыльям Советов» – в качестве участников чемпионата КХЛ. Нефть, правда, в момент назначения Чернышенко была уже по 80 с небольшим, но тогда же нам экспертно объяснили – если будет ниже 80, то мировая экономика схлопнется, так что не переживайте. Суммируя бравурные речи нового президента, можно выделить три направления, по которым он обещал непрерывно работать, чтобы достичь высочайших показателей – спорт, маркетинг и PR. По этим пунктам и спросим.

Спорт

У Чернышенко, привыкшего за время подготовки к Сочи-2014 работать в обстановке полного подчинения со стороны всех спортивных федераций, уже первая встреча с клубами прошла в кризисной обстановке: в одних клубах были большие долги по зарплате, в других – игроки, особенно легионеры, начали роптать из-за сократившихся вдвое заработков (контракты в КХЛ без исключений заключаются в рублях). В момент, когда можно и нужно было принимать решение по потолку зарплат, Чернышенко предпочел никаких решений не принимать, из-за чего получит проблемы уже в 2015 году: многие дела по долгам по зарплатам в КХЛ тянутся с того самого времени и остаются нерешенными. Никак не были учтены и интересы потерявших в деньгах иностранцев – речь шла об индексации контрактов.

Тут, конечно, много поводов для народного возмущения – мол, и так много получают спортсмены, а уж иностранцам вообще помалкивать надо, играют тут за миллионы рублей, не нравится – пусть в АХЛ валят, на автобусах катаются да хот-доги едят на обед и ужин. Оно все, конечно, так, но ведь иностранцы никогда и не скрывали того, что едут сюда за деньгами. И в процессе переговоров о контракте в Тольятти и Челябинске они совсем не затрагивали вопрос повышения зарплат тракторного завода. В конце концов, они отнюдь не крепостные, а наемные работники, которые получили сразу две профессиональные пощечины: во-первых, деньги в КХЛ не платят пару месяцев. Во-вторых, когда заплатят – это будут не те деньги в валютном выражении, которые они планировали получить.

Имиджу КХЛ среди иностранных игроков был нанесен сокрушительный урон – теперь это было своего рода поле чудес, где ты все еще можешь получить контракт выше, чем в Европе, но буквально три-четыре команды гарантированно будут платить вовремя.

Другой ощутимый удар по КХЛ нанесла, сама того не ведая, НХЛ. Полная реформа АХЛ – больше никаких независимых клубов, каждая команда – фарм-клуб НХЛ, ознаменовала полный перенос девелопмент-мощностей в Северную Америку. Нет, все по-прежнему любят истории про то, как выбранный в шестом раунде драфта швед сходу пробивается в топ-6 своей новой команды в НХЛ, но истории с Тарасенко, Кузнецовым и Лехтеря никакой радости генеральным менеджерам не добавили.

Ну, а как вы себе это представляете?

- Эй, посмотри на этого парня! Мы отдали за него первый пик, а сегодня он забросил свою первую шайбу в первой смене в КХЛ!

-… Посмотри, наш малыш стал лучшим бомбардиром команды среди взрослых мужиков, ему еще два года контракта. Can’t wait to see him overseas!

-… Гляди, Джон, наш первый пик получает стипендию от КХЛ, чтобы по деньгам было выгодно в Челябинске играть. So cuuuute!

-… Марти, ты слышал? Наш первый пик подписал контракт со СКА, зарплата как у Кросби, будет играть в третьем звене. Я так счастлив, что мы в нем не ошиблись. Как только он освободится в 34 года, он нам очень поможет!

Еще всех напрягла история Йори Лехтери. Финн, все собиравшийся в «Сент-Луис», перед началом сезона 2013/14 продлил контракт с «Сибирью». Да не просто продлил – а на два года сразу! В итоге летом 2014 года возникла любопытная ситуация – «Блюз» хотят Лехтерю, Лехтеря хочет в «Блюз» – но еще год контракта с «Сибирью» и меморандум о взаимоуважении контрактов мешает Армстронгу усилить (как он тогда думал) команду. Выходом стала нередкая в НХЛ практика подписного бонуса Лехтере, за счет которого он свой год контракта у «Сибири» и выкупил – и Фастовскому хватило этих денег, чтобы закрыть долги своей команды и вступить в свой самый успешный сезон в КХЛ.

В Америке история была достаточно громкая, агенты всех мастей широкими глазами посмотрели на КХЛ – «Ого, это так можно клубы НХЛ на наличные разводить?». К чести Беттмэна, он не дал Кросби подписать контракт с «Автомобилистом», а быстро лавочку прикрыл, устроив эту революцию в АХЛ.

Как итог, средний возраст клубов АХЛ существенно снизился – молодые проспекты больше не сидят в Европе, они мчатся пробиваться через систему отбора за океаном, где теперь, не в пример 2009 году, даже поиграть в ECHL не считается зазорным. Соответственно, оборвался и приток новых Лехтерей, Рамо, Червенок, Коваржей и даже Крисов Ли в КХЛ. Редкие исключения вроде Макса Тэлбота и Брэндона Козуна случаются, но это обсуждалось выше – есть три-четыре команды, которые платят стабильно и в беде не бросят, для всего остального есть Карл Клингберг в «Торпедо».

Итак, кейс для нового президента КХЛ. Часть клубов – банкроты. Приток из европейских лиг иссяк, а те, кто ехать хочет, максимум готовы рассматривать варианты из 10 клубов, если не брать иностранные. Что в такой ситуации можно сделать, как помочь клубам?

Правильно: признать белорусов легионерами.

И дело не совсем в том, что «Витязь» лишился Шинкевича и это помешало команде взять Кубок Гагарина. В истории с белорусами Чернышенко дал хоккейному сообществу месседж гораздо отчетливее, чем в сотне своих выступлений из прочитанных по экрану ноутбука цифр:

а) он вообще не понимает, что делать; б) у него нет никакого ресурса для принятия самостоятельных решений.

Ослабление лимита на легионеров было одним из важных рычагов тушения пожара на рынке просроченных (и завышенных) контрактов в КХЛ. Допускались разные модели – от увеличения легионерской квоты (сами клубы летом 2015 года проголосовали за семь легионеров в составе) до исключения из статуса «легионер» представителей тех стран, клубы которых в КХЛ участвуют. Оба этих сценария снизили бы цену контракта российского хоккеиста, дороговизну которых подчеркивает даже сам председатель правления лиги.

И это совсем не означало бы то, что условная «Кузня» заполняла бы места в составе поляками и венграми: из-за нестабильности российской валюты легионеры вообще валом в КХЛ идти перестали, и многие команды заканчивали сезон со свободными легионерскими вакансиями. Касалось бы это, в первую очередь, богатых клубов, когда ЦСКА или «Локомотив» в поисках усиления приглашали бы еще одного легионера, в то время как команды сформировавшегося второго эшелона – вроде «Автомобилиста» – усиливались бы не игроками ВХЛ или хоккейными обманщиками, а еще вполне себе «сочными» хоккеистами.

Вместо этого Чернышенко не смог отстоять даже белорусов с казахами. У него не нашлось никаких методов и аргументов против Минспорта и ФХР, да он и не пытался – только давал бравурные комментарии через сайт. Надо отметить, что это не первый случай в истории КХЛ, когда лига вступала в принципиальную конфронтацию с другими субъектами спорта в нашей стране – вспомнить хотя бы историю с мобилизацией Ничушкина в юниорскую сборную прямо по ходу финальной серии, но тогда лига справилась, еще и с красивым разрешением вопроса, когда Ничушкин прилетел в сборную на личном самолете Медведева.

Дело не в том, что у Чернышенко нет личного самолета (хотя, кто знает). У него нет плана, что вообще надо делать. Он похож на соседа дядю Толика, которого попросили подержать падающую дверь покосившегося сарая, пока ты за болгаркой сбегаешь. Ему даже пол-литра не обещали – за так держит, ради общего дела, ведь сильные дачи – сильный дачный кооператив.

Для бюджетов же клубов решение по белорусам стало контрольным выстрелом в голову: контракты продолжали расти, денег больше не становилось, и мы очень скоро пришли к тому, что клубам стало нечем платить действующему составу – то есть речь не о невозможности усиления, а о том, что уже набранным платить нечем. Явление для КХЛ не новое, но никогда раньше не случалось такой массовости. Меня особенно поражает такой проект, как ХК «Сочи» – им ведь этот шум про прокуратору совершенно не нужен, они могут честно сказать хоккеистам еще в июне, что деньги будут выплачены двумя-тремя траншами за сезон, чтобы те не отвлекались от хоккея, в конце концов. Но не все так просто: КХЛ просто бросила бедные клубы на съедение клубам-олигархам.

Объясню на пальцах: серьезные финансовые проблемы у клубов случаются примерно каждый сезон. Нетрудно поднять новости за 2010, 2011, 2012 год, чтобы узнать, например, о том, что бедствовали «Лада», «Югра», минское «Динамо», «Автомобилист», «Кузня», даже «Северсталь», но это не становилось поводом обменивать Малыхина или Шипачева на денежную компенсацию посреди сезона. Все дело в том, как спасение утопающих работало раньше: клубы, превысившие потолок зарплат, делают отчисления в специальный фонд КХЛ именно для поддержки бедных команд. Когда Мордашов не может дать Шипачеву даже на буханку черного хлеба, клуб обращается в КХЛ, которая, с одной стороны, поддерживает жизнедеятельность в затухающем хоккейном организме, а с другой – выходит на местные элиты, чаще всего политические, чтобы эту ситуацию решить и в будущем не допустить.

Важный момент – это никогда не были деньги в долг. Таким образом, нет сомнений, что желание увести Шипачева-Чудинова-Киселевича, или же юного Плэтта, да даже вратаря Бирюкова присутствовало у клубов-олигархов и раньше, но КХЛ выступала определенным фильтром на пути их желаний – чем-то похоже на систему в МЛС, где клубы не могут сами приглашать звезд из Европы. Иногда такая тактика приводила к тому, что в проблемных клубах путем переговоров менялись руководители – так в ХМАО появился Андрей Бельмач. Иногда это была не самая приятная для КХЛ процедура, как в случае со «Спартаком» – там банк лопнул, было понятно, что денег не будет никаких никогда.

Так было, но теперь стало совсем иначе. КХЛ от этого процесса устранилась, оставив клубам возможность «обменивать на денежную компенсацию», чем они и пользуются. СКА совершенно легально обменивает на деньги мастеров сложившихся, ЦСКА инвестирует в будущее, забирая Кошелева, Сорокина, а также права на наших в НХЛ – Бобровского, Якупова, Орлова. Параллельным курсом развернулся «Локомотив», продавивший отмену драфта – теперь одна из лучших школ страны неспешно ведет селекционную работу, готовая спустить 10 игроков в ВХЛ, а кто уровнем повыше – отправить за практикой в «Амур» и «Нефтехимик». Если в условиях существования драфта риск недоглядеть Павла Коледова оборачивается тем, что его потом приходится у «Сибири» выкупать за деньги или выменивать на игрока, то теперь – халява, сэр – «Локомотив» в плей-офф получает линию обороны из игроков 1994-1995 годов рождения, которые уже вполне себе опытные мастера!

При этом как такового трансферного рынка в европейском хоккейном понимании у нас нет – нет порядка цен за игроков, нет аренды, как нет и четких ее условий. Вот утекает полмиллиарда рублей в Новосибирск за тройку хоккеистов сборной России – что это, как это, за кого больше/меньше, кто налоги с этого платит? Если «финансовая помощь» клубам по старой схеме больше похожа на капельницу больному, где он поправит свое состояние и будет функционировать дальше, то сейчас это выглядит как последовательная ампутация фаланг пальцев руки как мера борьбы с грибком.

Но разве ЦСКА и СКА в этом виноваты? Вот вы в магазине берете товар по акции или дожидаетесь, пока он будет стоить свою обычную цену, чтобы производителя не обижать? Я полюбил КХЛ с ее финалами, в которых играют «Атлант», ХК МВД и «Динамо», сегодняшнее гиперрасслоение не может нравится никому, но я вынужден отдать должное Сечину, Ротенбергу и Яковлеву – они отстаивают интересы своего бизнеса и классно делают свою работу.

Проблема в том, что КХЛ не отреагировала никак на имевшиеся вызовы 2015-2016 годов, все пустив на самотек, не только не предприняв попыток хотя бы власть удержать в своих руках, но и устранившись напрочь от серьезных вопросов, нацепив розовые очки. Вот Чернышенко обсуждает строительство нового стадиона в Екатеринбурге (два года прошло, даже проекта нет), а вот радуется возросшему качеству телетрансляций в Нижнекамск (читающие эти строки юзеры в Ярославле и Казани улыбнулись), а вот он играет в Медведева и расширяет КХЛ в Швецию, Германию и Швейцарию (в Швеции, Германии и Швейцарии не в курсе), а вот хмурит тонкие брови и строго грозит пальцем клубам-должникам, обещая всех выгнать и ручаясь, что клубы предоставляют гарантии по бюджету на три года сразу (то-то рижское «Динамо» все три года специально уходит к концу года в 0 и ждёт сложив лапки, пришлют из России деньги или нет, в рамках, так сказать, бюджета). Безусловно, никто «Сибирь» не заставляет действовать именно так, напрямую торгуя игроками с другими клубами, а не обращаясь в КХЛ – это осознанный выбор. Только КХЛ сама этому никак не препятствует, хотя все рычаги имеет.

Предчувствую наплыв ботов с вопросом «А что можно было сделать?». Совершенно точно – не сидеть сложа руки. Как вариант – встраивайтесь в европейскую трансферную модель с конкретной стоимостью игрока, официальной арендой, запретом на более чем 2 перехода за год или не более 3 – за 2 года. Выстраивайте рынок в сложившихся реалиях – пока вы ждете, что ночь пройдет и наступит утро ясное, крейсер НХЛ уплыл за линию горизонта, а джаггернауты шведской и швейцарской лиг половину боцманов смысли вызванными их движением вперед волнами.

Не делай – не будет

Охота продолжать играться в американскую модель, но еще и сборную обслуживать? Не беда! Сделайте для восьми топ-команд супертурнир. Лимит на легионеров – 0 человек. Только HD трансляции. Играют по кругу только по понедельникам, разыгрывают звание чемпиона России, к февралю заканчивают сезон и садятся на сборы перед чемпионатом мира. Можно и в Лигу чемпионов заявиться. Остальные играют в КХЛ, выходят в плей-офф, разыгрывают Кубок Гагарина, не имеют лимита не легионеров, а Сорокиных, Зубов и Плэттов продают в клубы Супертурнира. Радикально? Нет, давайте лучше жевать сопли и радоваться как тренер «Кузни» Бердников, который после 0:6 от СКА говорит, что игра хорошая, многое подсмотрели. Что, лучшие не сыграют в Кубке Гагарина? Ну вот сыграли лучшие, у вас много счастья от того, что Шипачева не остановить было в этом турнире?

Бездействие, тотальное бездействие и профанация. Не переписанный под какие-то клубы регламент, а просто спортивная слепота и непонимание конъюнктуры профессиональной лиги как таковой. Когда в России разблокируют LinkedIN, Чернышенко может взять этот абзац и обновить информацию в разделе «О себе».

Продолжение следует.

Фото: РИА Новости/Алексей Куденко, Алексей Дружинин; globallookpress.com/Jan Koller/CTK Photo; РИА Новости/Алексей Филиппов (4,7), Александр Вильф (5,6), Алексей Никольский, Виталий Аньков

Автор
  • mv

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы