Блог Bank shot

VIP-бордель поставлял девочек звездам НБА. В суде обсуждали связи с мафией и оральный секс с Патриком Юингом

Реальный сиквел «Сопрано». Только с «Майклом Джорданом от секса».

В 99-м году состоялся суд по делу стрип-клуба Gold Club в Атланте. В ходе слушаний было установлено, что владельцы заведения под видом стрип-клуба организовали один из крупнейших в Штатах публичных домов VIP-категории, который посещали Билл Гейтс, Дональд Трамп, Брюс Уиллис, Мадонна, король Швеции Густав и Майкл Джордан.

Владельцы Gold Club предоставляли услуги проституток многим спортсменам, в том числе игрокам НБА и НФЛ. Это делалось на безвозмездной основе – в качестве рекламы заведения и подтверждения его элитарного уровня. Чаще других заведением пользовались игроки «Нью-Йорка», и в ходе слушаний бывший центровой команды Патрик Юинг был вынужден рассказывать обо всех подробностях орального секса в клубе и лесбийской оргии, организованной специально для «Никс».

Владельца Gold Club подозревали в связях с нью-йоркской мафией, сутенерстве, вымогательстве и подкупе полицейских.

***

Вообще-то Томас Сичиньяно был баскетбольным тренером.

Белый парень по прозвищу «Зигги» вырос в Бруклине и влюбился в родной для Нью-Йорка вид спорта. Он сам утверждает, что к нему, коренастому разыгрывающему, блистающему на школьном уровне, проявляли интерес скауты из колледжей первого дивизиона NCAA. Но университетское образование его вроде бы не привлекло. «Я из тех людей, которые ломятся через стену, а не через дверь». Сичиньяно связал жизнь с баскетболом, но иначе: он решил создать команду любительской лиги AAU и собирать в нее талантливых мальчишек из бедных семей.

В Бруклине Сичиньяно знали все: именно у него, в собирающейся летом команде «Бруклин США», начинали Стефон Марбэри, Джамаал Тинсли и Себастьян Телфэйр. Программа быстро набрала обороты и стала одной из самых успешных.

Все три игрока НБА всегда вспоминали о первом тренере с почтением.

Например, как-то раз «Бруклин США» играли на турнире в Гарлеме. 10-летний Телфэйр сорвался и обматерил сначала судей, потом соперников, а затем переключился и на своих. Сичиньяно не стал нянчиться с капризной звездочкой и отправил его на скамейку, а когда тот изъявил желание пойти домой, вручил жетон на метро. Телфэйр остался, но вернуться в игру смог только после того, как тренер вынудил его извиниться перед всеми.

После каждого подобного разбирательства с тренером Телфэйр признавал его правоту. Как-то они вдрызг поругались из-за замены по ходу игры – Сичиньяно вернул отдохнувшего буяна в четвертой четверти, и тот в итоге даже выиграл MVP.

Но, кроме любви к баскетболу, у Сичиньяно ничего не было. Он торговал попкорном на матчах «Никс» и газетами в киоске на станции Пенн.

И Марбэри, и Телфэйра у него увели богатые конкуренты при поддержке Nike и adidas.

«Мы с Зигги могли бы захватить город, – говорил потом Тэлфэйр. – Дело вовсе не в том, что я перерос Зигги. Я уважаю всех в AAU, но Зигги – больше всех».

В общем, Зигги были нужны деньги. Как он утверждает до сих пор, деньги на детей.

Его босс, владелец газетного киоска Стив Каплан, предложил ему другую работу – стать менеджером открывающегося в Атланте стрип-клуба Gold Club.

Сичиньяно всегда называл себя настоящим патриотом Нью-Йорка и повторял, что лучше быть нищим в Нью-Йорке, чем богачом где бы то ни было еще: «Если я умру и от меня останется хоть что-то, то я хотел бы, чтобы эту часть вернули в Бруклин».

Поэзия была плохо совместима с жизнью. Работа в клубе приносила ему около $1000 в неделю, так что на какой-то момент ему пришлось разорваться – летом он проводил выходные в Нью-Йорке и занимался баскетбольной командой, в остальные дни делегировал все заботы помощникам.

Gold Club открыл двери первым посетителям в 1994-м.

В 1998-м в них вошли агенты ФБР и первым делом прихватили как раз управляющего. Ему инкриминировались торговля наркотиками в клубе, сутенерство и рэкет. Все вместе могло вылиться в 20 лет тюрьмы.

В итоге Томас Сичиньяно стал ключевым свидетелем обвинения и выбрал сделку со следствием – переложил все на владельца заведения и рассказал во всех подробностях об устройстве бизнеса.

Свою искренность он пояснял исключительно заботой о детях.

«Я виновен только в том, что был кретином и слепо следовал приказам Стива Каплана. Никогда в жизни не принимал никаких наркотиков, никогда в жизни не торговал никакими наркотиками, я даже алкоголь-то не пью…

Все, что со мной случится, повлияет на множество детей.

Кто еще дал бы мне такие деньги? Мне что брать деньги с 14-летних за возможность играть у меня? Я помогал их бабушкам платить за жилье, оплачивать электричество и телефон. Я покупал новую одежду для детей. У меня не было ни денег, ни работы, а Каплан предложил мне и то, и другое».

Сичиньяно также рассказал, что за эти годы Стив Каплан дал порядка $150 000 на развитие команды «Бруклин США».

***

«Мы были звездами самого большого шоу в городе», – рассказывал Зигги.

Отец Стива Каплана продавал газеты на улицах Нью-Йорка. Его сын хотел гораздо большего – он построил целую сеть киосков по всему городу, а затем переключился на организацию ночных клубов: в его владении оказались Boca Raton и New York, а затем и Gold Club в Атланте.

Изначально затея была легальной. Никакие сексуальные контакты со стриптизершами не разрешались. Уходя из клуба, все девушки должны были проходить тест на наличие алкоголя, чтобы избежать неприятных ситуаций в состоянии аффекта. За любое нарушение правил девушек увольняли.

Зигги – по его словам, по крайней мере – использовал баскетбольные принципы при построении стрип-команды.

Провел скаутинг и увидел, что ему не хватает глубины.

«Это не дело, когда на 400 посетителей приходится 20 женщин. Нельзя допускать, чтобы 380 человек просто сидели и дрочили».

Выделил отсутствие разнообразия как ключевую проблему.

«У них была ментальность Ку-Клукс-Клана – они не были заинтересованы в том, чтобы нанимать темнокожих, и это в городе, где 67% - черные. Мне пришлось специально говорить со Стивом об этом и приглашать новичков. Некоторые из них плакали: «Мы пытались получить работу в течение восьми лет».

И заботился о моральном духе новой команды.

«К женщинам здесь относились как к мусору… Большинство из них в детстве перенесли насилие со стороны отца, отчима, дяди, соседа, кого угодно. Я старался это изменить – девушки были нашими игроками, вы хотели, чтобы они приходили на работу довольными».

Правда, как провозгласил на суде обвинитель, «эта история – о жадности».

Сам Стив Каплан был гораздо изобретательнее, хотя баскетбольная философия Зигги его тоже тронула.

Каплан создал более укромные помещения для VIP-посетителей. Там стриптизерш уже подталкивали на более откровенные выступления, вплоть до согласия на оплачиваемый половой акт.

За дополнительную же плату гости попадали в «Золотые комнаты», предназначенные для самых ценных клиентов заведения. Именно здесь происходило все самое интересное. Голые девушки танцевали, алкоголь испарялся, оральное ублажение становилось частью программы, и зачастую все выходило из-под контроля. Чем больше терял голову клиент, тем больше зарабатывали девушки: потом ошарашенные посетители вспоминали, сколько шампанского за 350 долларов они заказали и почему выдали чаевых на десятки тысяч долларов. За ночь танцовщицы получали от 2 до 3 тысяч долларов.

Стив Каплан

Каплан же придумал и наилучший способ рекламы. Произошло это вроде как случайно – когда он только приобрел клуб, к нему забрел форвард «Никс» Лэрри Джонсон и очень скоро поинтересовался, а не предлагает ли заведение более широкий спектр услуг. И находчивый владелец подумал, что такого рода продвижение будет идеально и для его бизнеса. Каплан был страстным болельщиком «Никс», у Томаса Сичиньяно был выходы в НБА – так родилась необычная бизнес-модель. Боссы Gold Club посчитали, что именно это позволит им стать самым привлекательным местом Атланты.

Игроки НБА пользовались всеми бонусами «Золотых комнат» бесплатно: само их присутствие, присутствие, которое невозможно было не заметить, добавляло престижа заведению.

Именно их чистосердечные признания послужили идеальным дополнением ко всему, что рассказал в суде управляющий.

***

Любимую спортсменами хозяйку «Золотых комнат» звали Фредерик.

Вообще-то по паспорту она значилась как Яна Пелнис и все еще считала, что стрип-клуб – это временное место работы.

Себя Пелнис видела моделью. У нее были соответствующие внешние данные, и после окончания школы она пробовалась в этой роли, но быстро обнаружила, что гораздо больше денег у нее получалось зарабатывать в качестве стриптизерши в клубе Heartbreakers в Милуоки. В 1997-м обстоятельства вынудили ее более основательно углубиться в это дело: она пострадала от домашнего насилия и в суде добилась запрета на приближение для сожителя, после этого прошла пробы в Gold Club, переехала в Атланту и начала зарабатывать столько, сколько раньше даже не мечтала. Пелнис-Фредерик участвовала в лесбийских шоу, занималась сексом втроем и оральным сексом.

В конце 90-х, впрочем, по ее словам, мечта уже постучалась в дверь – она получила приглашение стать моделью в Париже.

Проблема в том, что к этому времени федералы уже все знали о Gold Club и четко понимали, что именно Пелнис может стать важной свидетельницей. Ей предъявили обвинения в проституции и мошенничестве и предложили помочь расследованию.

Она долго отказывалась. Процесс начался в конце 99-го, но Пелнис практически год продолжала утверждать, что невиновна.

До августа 2000-го. Тогда она узнала, что беременна.

Модельный бизнес был ей уже неинтересен. Возможность аборта она не рассматривала.

Пелнис пропустила несколько судебных заседаний. И сторона обвинения увидела в этом еще один шанс – на очередное предложение девушка ответила согласием, к удивлению даже своего адвоката.

Так – 23 июня 2000-го – в суде оказались вдвоем работница Gold Club Яна Пелнис и центровой Патрик Юинг. За несколько дней до этого он подписал соглашение с «Орландо».

Юинга начали расспрашивать о том, что случилось в комнате #7 6 апреля 1998-го года, в первый раз, когда он познакомился со Стивом Капланом и Томасом Сичиньяно.

– Где находились Каплан и Зигги по отношению к вам?

– Они сидели за моей спиной.

– И что произошло во время вашего разговора?

– Девушки танцевали, начали гладить меня, у меня встал. Они занялись со мной оральным сексом. Я немного потусовался еще, поболтал с ними и ушел.

– Вы давали девушкам деньги?

– Нет, мне сказали, что обо всем уже позаботились.

Юинг признался, что посещал клуб около десяти раз в середине нулевых.

До этого Томас Сичиньяно рассказывал о другом визите Юинга. Тогда он посетил заведение в компании других игроков «Никс» – их провели в закрытую комнату с 6-10 девушками.

«Кто-то закричал: «Сегодня никаких правил», – говорил Сичиньяно. – Девушки хорошо проводили время, прыгали на игроков. Девушек трогали. Девушки тоже трогали». 

Юинг подтвердил эту историю. И добавил, что Каплан и Зигги вновь находились в том же помещении и наблюдали за происходящим.

– Девушки танцевали. Они опять же начали меня гладить. Не помню уже, кто сказал им позаботиться обо мне. Они вновь занимались со мной оральным сексом.

– Другие игроки «Никс» присутствовали в клубе?

– Нас было много. Точно был Лэрри Джонсон. Кажется, Джон Старкс… Чарльз Оукли. Не помню, кто еще. В помещении рядом находился Лэрри Джонсон. Я пытался зайти к нему, но охранник меня остановил.

Томас Сичиньяно также признался, что они с Капланом организовали выездные сессии клуба – девушки устраивали секс-представления для игроков «Нью-Йорка», «Шарлотт» и «Индианы».

Юинг подтвердил.

– Вы видели работника клуба в гостинице, где останавливалась команда во время приезда в Атланту?

– Да, видел. В мою дверь постучали, это была одна из танцовщиц. Она искала кого-то из моих партнеров.

Сцену с Патриком Юингом застала и бывший менеджер клуба Дебора Пинсон. Когда она пожаловалась Каплану, то тот наорал на нее, назвал тупой и добавил: «Это мои друзья. Ты не будешь жаловаться, когда тебе предоставят места на первый ряд Мэдисон-Сквер-Гардена».

Затем наступила очередь Пелнис.

– Хотел бы спросить о других игроках, которых вы обслуживали. Особенно обратить внимание на человека по имени Дикембе Мутомбо. Вы видели его в клубе?

– Меня отправили к нему, это было в той же комнате #7. Когда я вошла, его окружали несколько девушек. Мой босс мне сказал: «Устрой ему шоу и позаботься о нашем посетителе, мистере Мутомбо?»

– Что вы можете рассказать о карманном фонаре?

– У мистера Каплана был карманный фонарь.

– И что он делал с ним?

– Он светил в лицо… той девушке, которая занималась оральным сексом. И он светил на… ваши интимные части после всего.

– Говорил ли он что-то при этом?

– После того как я закончила с мистером Мутомбо, он сказал, что я прекрасно поработала.

– Что вы почувствовали тогда?

– Замечательно.

– Вам платили в тот раз?

– Да. Когда я вышла из комнаты, то получила пачку от мистера Каплана.

– Когда вы заходите в Gold Club, вы как будто попадаете в другой мир. Так?

– Да.

– Потому что вы знаете, что люди приходят туда, в тот мир, ради таких, как вы. Правильно? Они хотят, чтобы вы их развлекали, так?

– Да.

– И они хотят, чтобы вы выполняли их фантазии. Не ваши фантазии, а их. Верно?

– Наверное.

– Ну вы же достаточно давно этим занимаетесь, чтобы понимать, что именно этого они хотят. Я прав?

Допрос шел в таком ключе, пока Пелнис не разрыдалась.

Она успела рассказать еще о нескольких спортсменах и знаменитостях, с которыми смогла познакомиться в клубе.

Список получился представительным.

Защитник «Никс» Джон Старкс не пришел в суд, но через адвоката подтвердил, что занимался сексом с несколькими стриптизершами из клуба одновременно. При этом сказал, что с тех пор изменился и «вновь посвятил жизнь Христу».

В 96-м Зигги организовал секс-шоу в местном отеле для бейсболиста Эндрю Джонса и его друга. По его словам, Джонс занимался сексом по крайней мере с одной из девушек.

На допросе Джонса спросили, с какой именно. И он выдал одну из лучших цитат процесса: «С обеими. Хотя, по правде говоря, я бы не вспомнил сейчас их лиц».

В 97-м, когда «Индиана» приезжала в Атланту, Зигги доставил девушек для игроков в гостиницу для Реджи Миллера и Антонио Дэвиса.

Дэвис, который тогда уже играл в «Торонто», созвал пресс-конференцию и, сидя рядом с женой, все отрицал – говорил, что он посещал клуб, но никогда не пользовался секс-услугами. Он даже угрожал засудить Сичиньяно и предъявил иск на $50 млн. «Пусть по телевидению Дэвис говорит все, что хочет, – отреагировал на это сам Зигги. – Но остальные подтвердят, что по его просьбе мы приводили женщин к нему в номер». (Суд так и не состоялся).

Еще более загадочная история случилась с президентом федерации рестлинга Эриком Бишофом. Тот заявился в клуб вместе с супругой, они познакомились там с Фредерик и забрали ее с собой в гостиницу. «Дальше все как в тумане, – вспоминал функционер на суде. – Кажется, любовью занимались она и моя жена».

Чарльз Оукли ничего не отрицал и вообще удивился, что кого-то подобные вещи в принципе удивляют.

«В чем проблема-то? – говорил Оукли. – Это общественное место. Это как сходить в торговый центр. Вы идете в торговый центр за покупками. Вы идете в клуб расслабляться и зажигать».

Деннис Родман находился в дружеских отношениях со Стивом Капланом и даже в ходе процесса старался поддержать приятеля – говорил, что крайне высоко оценивает качество услуг, которые предлагались в заведении. Экстравагантный игрок наведывался в клуб, чтобы повидаться с Жаклин «Дивой» Буш – Зигги настаивал, что только она могла удовлетворить запросы игрока, и присвоил ей неофициальное звание «Майкла Джордана от секса».

В ходе слушаний выяснилось, что единственный баскетболист, до сердца которого боссы Gold Club не смогли достучаться – это Марк Джексон. Девушки ломились в дверь его номера, но он так и не открыл, твердя: «Нет-нет, спасибо, я счастливо женат, счастливо женат».

Среди посетителей назывались имена Дональда Трампа, Мика Джаггера, Шинед О’Коннор, Дона Кинга, короля Швеции Густава, Брюса Уиллиса, Джордан Клуни, Мэджика Джонсона и Майкла Джордана.

***

Забавно-пикантные истории – это то, что осталось от Gold Club, то, что заслонило суть всего процесса.

Изначально федералы пришли не для того, чтобы найти истоки легендарной фразы «Who wants to sex Mutombo?».

Стив Каплан работал в тесном сотрудничестве с нью-йоркской мафией и был в дружеских отношениях с боссами семьи Гамбино capo regime Джоном Готти-младшим и капитаном Майклом «Майком Скарсом» Дилеонардо.

Отсюда пришли и реальные правила существования клуба, а не те, с которыми сталкивались знаменитости.

Боссы Gold Club регулярно списывали у клиентов завышенные суммы со счетов, давали в долг под нереальные проценты и вымогали деньги у тех, кто потом отказывался платить, подкупали местных полицейских и часть заработанного – по догадкам ФБР – отдавали покровителям из Нью-Йорка.

Так, на суде в качестве свидетеля обвинения выступал знаменитый Джон Гивенс, которого представили как «специалиста по пыткам». Он признавался, что участвовал в похищениях, истязал людей, как-то отрезал человеку ухо, а другому вставлял сигары в ноздри. Гивенс тоже трудился в Gold Club и разбирался с теми, кто не платил по счетам. Он утверждал, что Каплан просил его избить около 20 человек. А также заявил на суде: «Стиву приходилось отстегивать Джону Готти, каждый месяц он отдал конверт за защиту и все такое, чтобы не было проблем».

При этом доказать следствию удалось лишь 18 случаев махинаций с банковскими картами. Бизнесмен Марк Хорнсби обнаружил, что за шесть часов в клубе с его карточки списали 28 тысяч долларов. По его словам, его обманули и заставили приобрести на 15 тысяч «золотых долларов» (это внутриклубная валюта, с помощью которой посетитель мог рассчитаться со стриптизершами»).

В ФБР ждали, что Каплан даст показания против Готти и Дилеонардо, но просчитались. Уже позже выяснилось, что дети Каплана ходили в одну школу с детьми Готти, что Дилеонардо останавливался в гостях у Каплана, когда приезжал в Атланту, а вовлеченность Каплана в гангстерские круги такова, что еще в 95-м он организовывал переговоры между лидерами враждующих группировок.

Связи с мафией документировать так и не получилось.

Защита отвергла показания Гивенса из-за того, что тот якобы все выдумал и пытался уменьшить себе срок – он был задержан еще в 97-м и осужден за рэкет на 13 лет. Также он сам признавался, что уже к этому моменту семья Гамбино пыталась его устранить.

***

Процесс завершился только в 2001-м.

Стив Каплан признал себя виновным. Он был осужден на 3 года (отсидел в реальности 16 месяцев) и заплатил штраф в размере $ 5 млн. В 2005-м он был арестован вновь уже за связь с семьей Гамбино.

Янис Пелнис завершила карьеру стриптизерши, переехала на Средний Запад и стала рентгенологом. Она воспитала двух дочерей.

«Майкл Джордан от секса» – Жаклин «Дива» Буш – получила реальный срок, а позже опубликовала книгу о работе в легендарном заведении.

Зигги вернулся в Бруклин и продолжил тренировать детей. Ему предлагали войти в программу защиты свидетелей, но он отказался.

«На суде я сказал, что никакой связи с мафией нет, – объяснил он. – И что Стив не посылал деньги гангстерам. Мои показания не доставили никаких проблем семье Гамбино, так мне казалось. Но для всего мира это выглядело так, будто я пошел против Гамбино и они теперь меня замочат. Люди удивлялись, что я вообще хожу по улицам. Но я никогда не боялся их мести. Если бы они хотели меня убить, то меня бы уже не было. Что бы я делал – таскал с собой пушку и отстреливался? Я просто хожу с высоко поднятой головой, уверенный в себе, немного нагловатый».

Клуб Gold Club был продан. В 2004-м году в его здании открылась церковь God Club.

История вокруг клуба нанесла еще один удар по репутации НБА и стала одним из знаковых событий для образа лиги как сборища инфантильных хулиганов, считающих, что им все дозволено. Поколение «Слишком много слишком рано», локаут-98, Gold Club, феномен «Джейл-Блейзерс», трагедии школьников, заполонивших НБА, побоище с болельщиками в Детройте – все это моменты, благодаря которым рейтинги лиги достигли минимума в новейшей истории. С середины нулевых комиссионер Дэвид Стерн запустил процедуру очищения от явлений такого вот порядка, как минимум, в публичном поле.

Ламар Одом употреблял кокаин, когда выигрывал чемпионат НБА. Его карьера закончилась клинической смертью

Увлекательные приключения марихуаны в НБА

«Употребляли от 40 до 75 процентов игроков лиги». Лавстори НБА и кокаина

НБА нашего детства. Как подрались Лэрри Джонсон и Алонзо Моурнинг

«Нью-Йорк»-99. Где они сейчас

Кредит – Фото: Gettyimages.ru/Lutz Bongarts, Erik S. Lesser; REUTERS/Mike Segar

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья