Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Bank shot

Кобе затащил «Лейкерс» в плей-офф ценой порванного ахилла. Как тебе такое, Леброн Джеймс?!

Один из шедевров настоящей легенды.

Оригинал: ESPN

Антуан Джемисон боялся за своего партнера – тот растянулся рядом с ним в раздевалке: колени замотаны льдом, ноги опущены в ведра с ледяной водой. За 14 сезонов он никогда не видел, чтобы кто-либо был настолько измотан, чтобы кто-то, кому через 4 месяца должно было исполниться 35 лет, двигался, как говорил Джемисон, как «105-летняя бабуля», кто почти не мог говорить, когда Джемисон спросил его «Братан, все норм?».

Другие тоже беспокоились.

«Нам нужно поберечь его!», – умолял тренеров «Лейкерс» Дуайт Ховард. И они пытались это сделать.

«Ты должен замениться», – просил свою звезду тренер Майк Д’Антони в конце каждой первой четверти. Но тот всегда отвечал одинаково: «Я тебе скажу, когда мне нужно замениться».

Усталость накапливалась.

Джемисон и защитник Крис Дюхон наблюдали за партнером, за лидером, растянувшимся в раздевалке. Эта картина возникала вновь и вновь, после каждого матча. Джемисон знал, что так не может продолжаться бесконечно, что катастрофа надвигается. «Блин, – думал он, – этот парень не выдержит все это».

30 марта, 2013-го, «Лейкерс» играют в Сакраменто

В начале второй четверти – «Лейкерс» уступали «Кингс» (показатели в сезоне – 27-46) 12 очков – Д’Антони как обычно обратился к Кобе Брайанту: «Отдохни, хотя бы минуту».

«Неа, сегодня я отыграю 48 минут».

Он почти так и сделал – 47 минут 37 секунд: «Лейкерс» отыграли отставание и вырвали победу у «Кингс» (103:98). Ему не помешали ни травма левого голеностопа, ни костные шпоры в левой ноге, из-за проблем с которой Брайанту понадобились костыли, чтобы уехать с арены в Милуоки за два дня до этого. «Иногда нужно преодолеть себя за счет силы воли, – скажет он после игры. – Теперь не время отдыхать».

Теперь, даже после победы над «Кингс», «Лейкерс» уступали «Джаз» в борьбе за восьмую позицию из-за разницы по личным встречам. По сути, им нужно было выиграть оставшиеся восемь матчей, чтобы спасти один из самых непростых сезонов в истории клуба.

Перед его началом «Лейкерс» приобрели Стива Нэша, двукратного MVP, и Дуайта Ховарда, трехкратного обладателя приза «Лучшему оборонительному игроку» – лишь в четвертый раз в истории лиги команде удавалось объединить двух игроков с по меньшей мере шестью попаданиями на Матч всех звезд. У стартовой пятерки «Лейкерс» – Нэш, Брайант, Метта Уорлд Пис, Пау Газоль и Ховард – таких попаданий набралось 33. У них была самая большая платежная ведомость в лиге, выше 100 миллионов долларов. На бумаге это была суперкоманда, которая должна была далеко пройти в плей-офф.

Но вместо этого неудачи следовали одна за другой. Через пять матчей «Лейкерс» уволили тренера Майка Брауна, и к январю им не хватало восьми матчей до 50-процентного соотношения побед/поражений. Когда Брауна заменили на Майка Д’Антони, который отходил после сложного четырехлетнего периода в качестве тренера «Никс»  – некоторые могли бы назвать его кошмаром – это казалось либо совершенно гениальным решением, либо признаком того, что руководство в конец запуталось.

«Все думали: «Что вообще происходит вокруг?». Это была просто паника, тотальная паника», – вспоминает центровой «Лейкерс» Роберт Сакре. Невыход в плей-офф был бы «катастрофическим», – говорит помощник главного тренера Дарвин Хэм. – Команду бы назвали «величайшим разочарованием всех времен». «Самой позорной командой из когда-либо созданных», уточняет Джемисон. За месяц до плей-офф, впервые в карьере, Брайант публично гарантировал: «Лейкерс» будут участвовать в матчах на выбывание.

«Мне казалось, что жребий должен быть брошен,  даже для партнеров, – объясняет Брайант. – Они должны были уразуметь: мы это сделаем. Это не какие-то там хотелки. Это просто: «Нет, мы так сделаем. И точка». Иногда, когда ты говоришь о таких вещах публично, то они начинают реализовываться на практике».

Брайант говорит, что чувствовал давление того своего обещания, когда «Лейкерс» вышли на финишную прямую, которая начиналась матчем в Сакраменто.

«Ага, но мне это нравилось. Нравилось, *****, – говорит Брайант. – Это заставило меня выйти на уровень, который я никогда не показывал до этого за всю карьеру».

Одна победа. Нужны еще восемь.

***

Брайант – глаза широко раскрыты – наклоняется вперед: он объясняет, в чем теперь отличие.

«В количестве просмотренного видео, пять часов в день, я пересматриваю снова и снова, стоп, перемотка, стоп, перемотка, до такого момента, пока не буду знать, что собирается делать каждый игрок на слабой стороне, – говорит Кобе. – Я смотрю, что он делает, когда я разыгрываю скрин-н-ролл. Так, он пытается контролировать двух игроков сразу. На самом деле он ничего не контролирует – просто наблюдает. Так, я знаю, куда направлена его голова, поэтому, когда я выхожу из-под заслона, знаю, что он на самом деле ничего не видит. Я могу быстро передать мяч Джоди Миксу до того, как он поймет, что происходит, и тут Джоди попадет треху. Зато я все вижу. Бум – и все готово.  В общем, я решил, что буду буквально контролировать всю игру».

Теперь перед каждым матчем Брайант отсматривает пять предыдущих игр интересующей его команды. Он изучает, как они играют против выдающихся атакующих игроков вроде Кевина Дюрэнта, Леброна Джеймса и Дуэйна Уэйда и как они защищают определенные зоны площадки. Он понимает, как работает подстраховка – теперь он может отправлять партнеров на позиции, с которых они смогут растянуть защиту.

Брайант говорит и при этом плавно, но четко водит руками, так, как будто передвигает партнеров по шахматной доске. Он сам взволнован и напряжен, а его голос звучит резко.

«Я был словно дирижером, – продолжает Брайант. – Теперь я понимаю, что нельзя таким образом выиграть титул. Просто нельзя. Но нам нужно было вытащить команду в плей-офф. Мне приходилось заниматься каждой деталью. Я назначал каждую комбинацию. Показывал каждому его место на паркете, управлял защитой по своему желанию».

Назначал каждую комбинацию?

«Давайте не будем это обсуждать, – говорит Д’Антони. – Я не собираюсь это оспаривать. Опять же… Я не знаю, что тут даже сказать».

2 апреля 2013-го, «Лейкерс» принимают «Даллас»

Через три дня, в Staples Center, Брайант и Д’Антони опять обсуждают игровое время. Ну как обсуждают? Ничего они не обсуждают, а просто Брайант говорит, что ему требуется. На этот раз тренер соглашается – частично из-за того, что матч показывают по TNT, а это означает, что тайм-ауты будут длиться дольше, перерыв будет дольше, а значит, и драгоценного отдыха будет больше.

«Лейкерс» принимают на вооружение подобный подход: если Брайант отказывается от отдыха в игровое время, им нужно увеличить его отдых за счет пауз. Во время пауз и тайм-аутов он встает со скамейки последним – медперсонал команды подбегает к нему с грелками, чтобы избавить его от любых болей. Физиотерапевт Джи Сато тратила на Брайант столько времени, что его партнерам казалось, будто он боксер, который возвращается в свой угол между раундами и выглядит все хуже и хуже, так что нужно все больше усилий, чтобы он стоял на ногах. «Она готовила его тело, растирала его, массировала бедра, прикладывала грелки, не давала ему остыть, – говорит защитник «Лейкерс» Дариус Моррис.

В перерыве – «Лейкерс» ведут 55:40 – Брайант последним выходит из раздевалки, где над ним опять колдуют врачи до самого момента, когда ему нужно вернуться на паркет. Именно из-за этого он пропускает церемонию чествования Шакила О’Нила.

Без Нэша – у него растяжение подколенного сухожилия – Брайант выдает второй трипл-дабл в сезоне: 23 очка, 11 передач, 11 подборов. Он добавляет 4 перехвата и 2 блока. Хотя «Лейкерс» побеждают с 20-очковым преимуществом, он проводит первые 47 минут без замен. В двух матчах подряд он отдыхает только 79 секунд. «Мне просто нужно перетерпеть», – говорит он после игры.

Чтобы сохранить свежесть, 34-летний Брайант не участвует в разминках и не тренируется. Вместо этого он проводит много времени на массажном столе, размещенном прямо рядом с площадкой тренировочной базы «Лейкерс».

Обычно Брайант начинает разминаться за четыре часа до стартового спорного. За 20-30 минут он совершает около 250 бросков, пока на арене еще никого нет. Но к этому моменту сезона даже это время ограничено. «Он отказался от предматчевой подготовки, – рассказывает помощник тренера Фил Хэнди. – Он не занимался тогда перед играми. Не тренировался в выходные дни. В это время он лечился и восстанавливался». Все было заточено на то, чтобы он сохранил силы для матчей.

Два матча – две победы. Но Д’Антони знает, что нагрузка на Брайанта растет. «Ему нужно следить за этим», – говорит тренер. У «Лейкерс» два выходных перед следующим матчем, а затем они проведут два матча за три дня». «Нам нужно быть осторожными. Мы постараемся дать ему больше отдыха».

«Надеюсь, – говорит Газоль, – все это игровое время не нанесет вреда его здоровью».

***

Спустя годы Майк Д’Антони признается, что видел, насколько уставшим выглядел Брайант после матчей.

«Я с этим не спорю, – поясняет он. – Я знал, что это беспрецедентная история, то, что он делает. Мы не раз говорили с ним об этом. Мы говорили с ним после каждого матча».

Брайант ничего не слушал.

«Невозможно было его переубедить, – уточняет Д’Антони. – В какой-то момент я даже сказал Митчу Капчаку: «Митч, он не может делать так дальше. Он должен меняться». Но ему нельзя было помешать. Мы пытались. Он говорил мне несколько раз: «Майк, я тебе скажу, когда устал, скажу, когда мне нужно отдохнуть».

Да будет так. Я не хотел устраивать скандал прямо в присутствии 20 тысяч болельщиков – а именно так и получилось бы, если бы я попытался его заменить, а он бы отказался уходить. Это было невероятно.

Очевидно, что в этом нет ничего хорошего и никто не хотел бы оказаться в такой ситуации, и никто бы не стал так эксплуатировать игроков. Но его нельзя было переубедить. Он даже сказал: «Если я не позволил бы никакому другому тренеру меня менять, то я не позволю этого и тебе». Вот такие пироги».

Если Брайант и не рассказывал тренерам, как себя чувствует, то от других игроков не мог этого скрывать.

«Мы все знали, как тяжело ему приходится, как он старается, как он выжимает себя, – говорит Газоль. – Это шокировало, но в то же время понятно, что это была не лучшая идея».

Если о Брайанте и беспокоились, он сам говорит, что ничего подобного не замечал.

«Я такого не чувствовал и не осознавал, – говорил он позже. – У меня была одна цель – дотащить нас туда. Так что все, что я обсуждал, касалось этой цели: сделать так, чтобы мое тело было готово к началу матча, чтобы я вышел и был готов к тому, чтобы отыграть 48 минут».

«Люди могут сказать, что он упрямился, но именно упрямство и привело его к величию, – считает Моррис. – Это дар и проклятье, нераздельно связанные с Кобе Брайантом».

5 апреля 2013-го, «Лейкерс» принимают «Мемфис»

У Брайанта замученный голос. «Сука, как я же я устал», – говорит он после победы над «Мемфисом» (86:84). Он набрал 24 очка, 9 передач и 5 подборов за почти 43 минуты. Он попросил Д’Антони дать ему трехминутную передышку в четвертой четверти, но когда вернулся, ноги его подвели: он промазал 5 из шести последних бросков, в том числе за 17 секунд до конца. «Я промахнулся не из-за усталости, – считает сам Кобе. – Я просто промахнулся».

За три матча Брайант отбегал 137 из 144 минут. «Я сразу сказал, что это меня беспокоит, – говорит Газоль. – Но никто лучше него не набирает очки». Это та дилемма, перед которой стоят «Лейкерс»: они знают, что Брайанту нужен отдых, но также понимают, что без него они не могут выиграть, а прямо сейчас им нужно побеждать во что бы то ни стало.

«Мне казалось, что иногда он играет чересчур много, и возможно, он мог бы уступить пару минут молодым парням, – спустя годы говорит Моррис. – Но это было сложно из-за того, что он давал результат».

7 апреля 2013-го, «Лейкерс» принимают «Клипперс»

Брайант играл в плей-офф в 15 из 16 сезонов карьеры. Все в его руках: «Лейкерс» опережают «Юту» на пол-игры в борьбе за последнюю путевку от Запада.

Нэш и Уорд Пис травмированы, поэтому Д’Антони сокращает ротацию до семи человек. Но сил у «Лейкерс» уже не хватает, и более глубокая по составу, более талантливая команда «Клипперс» – над которой еще недавно смеялась вся НБА – выносит их (109:95).

Брайант набирает 25 очков, но не может попасть – 6 из 19. Он добавляет 10 передач и 7 подборов. И уходит с паркета за 39,8 секунды до финальной сирены. Впервые с 1975 года «Клипперс» выигрывают Тихоокеанский дивизион и всухую выносят «Лейкерс». «Юта» побеждает «Голден Стэйт», «Лейкерс» откатываются на девятое место.

***

«Мои связки очень болели, – говорит Брайант. – Не ныли, а болели по-настоящему. Я не мог заниматься растяжкой. У меня дома была комната, где я принимал ледяные ванны. После этого я надевал на себя кучу одежды, чтобы заснуть, потому что я дрожал в постели. Но мне нужно было это делать, чтобы тело восстанавливалось. Черт возьми, это было какое-то безумие».

Он делает паузу.

«Но знаете, что самое важное на том отрезке? – спрашивает он. – Это действительно сумасшедшая деталь. Все мой правый голеностоп. Мой правый голеностоп меня убивал, поэтому мне приходилось компенсировать его за счет левого. Он всегда меня беспокоил. Я очень, очень сильно травмировал его в школе. И с тех пор он меня мучил. Но даже с точки зрения баскетбола правый голеностоп дико важен, так как в игре меня опекали так, что мне часто приходилось бросать слева. И вот ты идешь влево и выпрыгиваешь, тебе нужно резко остановиться и оторваться за счет правого голеностопа, а он тебя беспокоит, это ******** боль, и это тяжелый бросок. Поэтому мне приходилось нагружать этот голеностоп. Очень часто я бросал через боль».

9 апреля, «Лейкерс» принимают «Хорнетс»

«Лейкерс» играют с «Хорнетс» (показатели 27-51 в сезоне) – ничья после трех четвертей. «Джаз», с которыми борются «Лейкерс», только что уступили «Тандер», и это на данный момент выводит калифорнийцев на восьмое место. Брайант, у которого было 7 очков в первые три двенадцатиминутки, набирает 23 из 34 очков команды в последней четверти и приносит победу – 104:96. Но сам он не особенно радуется. Это первый из сдвоенных матчей, а он провел 41 минуту.

«А ведь этот сезон должен был выйти для меня таким легким», – говорит он после игры.

Действительно «Лейкерс» с Ховардом, Газолем, Нэшем и Уорлд Писом уже приготовили шампанское к июню. Микс присоединился к команде, думая, что следующие два года будет играть в финальных сериях. Джемисон отказался от более выгодных предложений, когда ему позвонил агент и сказал: «Дуайт переезжает в Лос-Анджелес. Нэш уже там. Будет весело». Именно так представил ситуацию и журнал Sports Illustrated: на обложке октября 2012-го красовались Хорвард и Нэш в фиолетово-золотых цветах под заголовком «Теперь будет ВЕСЕЛО».

Сезон обернулся катастрофой голливудских масштабов. В центре драмы оказались Ховард и Брайант, которые постоянно выясняли отношения. «Этот двухголовое чудовище не могло существовать, конфликт обессиливал команду», – скажет Джемисон годы спустя.

«Несмотря ни на что, я продолжал говорить себе, что мы станем чемпионами, как бы трудно ни было, – говорит Ховард. – Мне казалось, что у нас есть все для того, чтобы побеждать».

10 апреля 2013-го, «Лейкерс» – в гостях у «Портленда»

Остаются четыре матча, и ко всеобщему удивлению «Лейкерс» контролируют собственную судьбу, хотя их ждет тяжелое испытание. Они не только не взяли ни одного из 15 бэк-ту-бэков по ходу сезона, но и проиграли 12 из 14 последних встреч в Rose Garden.

У «Блейзерс» не хватает двух из четырех основных игроков – в старте выходят четыре новичка, впервые в истории клуба. Но они выглядят мощно – новичок Дэмиан Лиллард набирает 17 из 41 очка «Портленда» в первой четверти.

Но у «Лейкерс» есть Брайант. Он отвечает 17 своими очками и устанавливает рекорд сезона – 47 (рекорд в Rose Garden для соперника) – и добавляет 8 подборов, 5 передач, 4 блока, 3 потери и только одну потерю. «Лейкерс» побеждают – 113:106, а в честь Брайанта раздаются крики “MVP”, но Газоль говорит, что матч вызывает противоречивые эмоции. Достижение Кобе впечатляет, указывает он, но это типичный героический баскетбол от Кобе Брайанта – он выбрасывает 14 из 27 с игры.

«Мне нравится, когда мяч больше двигается и в игре есть баланс», – ворчит он после игры.

«Нельзя искать оправдания, – говорит Брайант. – Ты не ждешь, когда кто-то другой попытается выйти на подстраховку. Ты делаешь это сам».

Впервые в карьере Брайант проводит на площадке все 48 минут гостевой игры, в которой не было овертайма. За последние шесть матчей он отыграл 274 из 288 минут.

«Именно так происходит, когда ты открываешь рот и гарантируешь, что вытащишь команду в плей-офф», – объясняет Д’Антони.

Этим вечером Кобе выходит из душа последним и хромает в пустой раздевалке. Этим вечером он последним садится в самолет, потому что ему приходится задержаться на процедуры. Моррис, который всегда сидит с Кобе в самолете, замечает, как осторожно он устраивается, когда занимает свое место. «Да, дружище. Минуты дают о себе знать», – говорит он ему.

Брайант приезжает домой в 2 ночи, разминается в течение 30 минут и принимает ледяную ванну – обычная процедура. Он чувствует боль, говорит он, и замечает, что левый ахилл напряжен, но не больше, чем раньше.

«Кобе – таков, какой есть, – говорит ведущий физиотерапевт «Лейкерс» Гэри Витти. – Именно это делает его Кобе Брайантом. Кобе – не самый талантливый игрок. Он вам сам об этом скажет. Мы много раз обсуждали с ним это. Но у него есть все, чтобы нивелировать отставание. Трэйси Макгрэйди был более талантливым, а они игроки одного поколения. Но есть некоторые вещи, которые отделяют Кобе от всех остальных. Не думаю, что кто-нибудь мог бы его остановить. Думаю, если бы Иисус спустился и сказал: «Кобе, ты не можешь это сделать», Кобе, скорее всего, ответил бы: «Давай ты будешь превращать воду в вино и поднимать людей из могил, а я займусь баскетбольными вопросами».

12 апреля 2013-го, «Лейкерс» играют с «Голден Стэйт»

Вполне возможно, оглядываясь назад, увидеть зловещие предпосылки. Последний матч Кобе Брайанта – гладиатора Кобе Брайанта, пуленепробиваемого, эгоманьячного Кобе Брайанта – был наполнен подобными моментами. Но именно так и работает история. После события легко теоретизировать.

В начале третьей четверти – «Голден Стэйт» ведет одно очко – Кобе идет в проход, выпрыгивает и попадает между центровым Фестусом Изели и форвардом Харрисоном Барнсом. Брайант жестко приземляется и хватается за левое колено. Его окружают партнеры, трибуны затихают, Газоль кивает скамейке, и к Кобе подбегает Витти – Брайант медленно встает и пытается расходиться, ощутимо прихрамывая. Он остается в игре и кладет несколько штрафных.

Через четыре минуты – «Уорриорс» ведут уже семь – Брайант сталкивается коленями с Изели. С гримасой боли Кобе хромает от одного конца площадки к другому. Опять же все наблюдают за ним, затаив дыхание.

«Черт, этот парень может рассыпаться на части», – вспоминает свои мысли Моррис.

«***, нам нужно его заменить, – вспоминает свои мысли Хэм. – Нужно найти какой-то способ».

«Игроки часто падают, – говорит Витти сегодня. – Что тут поделаешь? «Эй, ты два раза упал, давай мы тебя заменим»… Да он вам башку потом снесет».

За три минуты до конца четвертой четверти «Уорриорс» ведут два очка, а Брайант (на своей 45 минуте) идет в проход против Барнса – и падает. Брайант чувствует боль в заднике левой ноги. «Ты меня пнул?» – спрашивает он Барнса. Барнс говорит, что нет. «*****!» – говорит Брайант. Его окружают партнеры. Он чувствует, что ахилл порвался.

И затем он делает то, что сделал бы только Кобе Брайант. При помощи пальцев он пытается соединить сухожилие.

«Я просто пытался выиграть немного времени, – вспоминает со смехом Кобе. – Хотел понять, как могу продолжать игру. Если я не могу наступать на пятку, то, возможно, смогу наступать на носок. Я столько всего сделал, чтобы мы достигли этой точки. Я думал только о том, чтобы не проиграть эту хренову игру, чтобы вся эта работа не превратилась в дерьмо. Старался довести дело до конца».

Он не мог. Не в этот раз. «Он смог превзойти все остальное – решить все проблемы, победить, превзойти себя, все что угодно, – говорит Сето. – Но только с этим он не мог справиться. Это уже был диагноз».

Брайант медленно пошел к скамейке «Лейкерс». На его лице было выражение, которое Сето – а она работала с ним на протяжении почти всей карьеры – никогда не видела. «У него было такое лицо, как будто все кончено», – вспоминает она.

На скамейке лицо Кобе остается неподвижным, он смотрит в сторону. Он ходит маленькими кругами, пробует ногу и говорит партнерам, что у него такое ощущение, будто ему приходится подниматься на гору.

В этот момент, вспоминает Хэм, «Брайант как будто стал двумя людьми сразу. Воином и парнем, который – я не хочу использовать слово «умер» – погибает на поле битвы с мечом в руке, со щитом в руке, как гладиатор. Он отдал все, что мог – убил 50 солдат, 20 зверей. И вот конец, пришло время признать, что ты смертный».

Брайант играл без замен. Он вернулся на площадку, чтобы реализовать два штрафных – сейчас это кажется совершенно непостижимым. Витти говорит Сакре, чтобы тот помог Брайанту уйти с площадки, но Кобе отталкивает его. «Не, мне не нужна помощь». Он самостоятельно удаляется в раздевалку.

В процедурной Брайант, все еще в майке, сидит на столе в окружении медперсонала. Витти проводит тест Томпсона – сжимает левый голеностоп. Если стопа не пойдет в направлении пола, то ахилла нет.

Тест оказывается позитивным. Витти сообщает Брайанту, что это значит. Все в комнате молчат. Кобе бросает две бутылки Gatorade – обе полные – в стену. Одна из них взрывается. В его глазах появляются слезы.

«Впервые я увидел, как промелькнуло сомнение – не поражение, но сомнение – в его глазах, – говорит Витти. – Как будто «Ох, значит, это конец». Это ахилл. Это интересно. Если вы спросите его об этом – что его беспокоил ахилл, то он вам скажет прямо противоположное».

«Ахилл – это то, чего боится любой спортсмен, – объясняет Брайант. – Очень долгое восстановление. Никто по-настоящему не восстанавливается после этого – если вообще восстанавливается – и вот я должен иметь дело с этим дерьмом. Не знаю, могу ли я. Я устал как собака. Я знал, сколько сил мне потребовалось, чтобы дойти до того момента, и не знаю, смогу ли я справиться с этим дерьмом».

В конце концов, приходит доктор Патрик Сун-Шионг, хирург и миноритарный владелец «Лейкерс». Он наклоняется над Брайантом и рекомендует операцию на следующий день. Заходит семья Кобе. Его дочери плачут. Он старается успокоить их, но в воздухе ощущается пустота. Что он вообще должен говорить?

До окончания встречи на скамейке «Лейкерс» уже знают о травме. Команда вырывает победу – шестую в семи матчах – но когда все идут в раздевалку, то думают о том, что только что видели, как Кобе провел свою последнюю игру в НБА. Брайант остается в процедурной комнате, и атмосфера в раздевалке тяжелая.

«Было такое ощущение, как будто закончилась эпоха», – говорит Хэм.

В какой-то степени присутствует и злость.

«Это нужно было предотвратить», – говорит Моррис.

Брайант моется, надевает ботинок и выходит из раздевалки на костылях. Его ждет толпа журналистов.

У него красные глаза, все еще мокрые от слез, он останавливается перед цитатой у своего ящика: «Представьте, как каменотес точит камень, и возможно, сто ударов не дают никакого результата. Но на сто первый камень раскалывается надвое, и я знаю, что это результат не последнего удара, а всей той работы, что была до того».

Эта цитата висит на арене «Сперс» и является одним из символов клуба. Майк Браун, бывший помощник Грегга Поповича, повесил ее в раздевалке «Лейкерс» перед увольнением.

Брайант стоит перед журналистами и рассказывает, в какой ситуации порвался ахилл, хотя он делал то же движение, что делал миллионы раз. Невозможно не думать при этом, что сухожилие было камнем и что эта жесточайшая семиматчевая серия разделила его надвое.

Витти – на полпути к дому, когда ему звонит Брайант. Он сообщает, что операция пройдет завтра.

Без Брайанта «Лейкерс» выигрывают два оставшихся матча регулярного сезона. Благодаря поражению «Джаз» они обеспечивают себе место в плей-офф в последний день чемпионата. Из последних 40 игр команда побеждает в 28 – это второй результат во всей лиге.

В плей-офф «Сперс» выбивают «Лейкерс» всухую, побеждая со средней разницей в 19 очков. В четвертом матче серии Брайант выходит из туннеля в специальном ботинке и на костылях – это его первое публичное появление после травмы. Он садится рядом со скамейкой. Когда Газоль идет на замену, Брайант обнимает его. «Все нормально», – говорит он.

***

«Эй, Мет, помнишь, какую серию я выдал?» – Брайант иногда спрашивает Метту Уорд Писа.

В тех семи матчах Брайант в среднем набирал 28,9 очка, 8,4 передачи, 7,3 подбора, 2,1 перехвата и блок за 45,6 минуты. В 71 матче сезона Брайант отыграл 80 процентов времени, в оставшихся семи – 95 процентов, отдохнув 16 минут 45 секунд.

«Я никогда в жизни столько не работал».

Те вопросы, что возникли в раздевалке «Лейкерс» тем вечером, когда Кобе порвал ахилл, остаются.

«Та ситуация? Она уникальна, – говорит Д’Антони. – Но, конечно, он уникальный игрок. Именно поэтому некоторые сильные стороны становятся недостатками. Его волю нельзя сломить. Он постарается навязать ее всем остальным: соперникам, команде, клубу».

Если бы он мог вернуться назад и все изменить, что он, конечно, сделал бы это.

«Если бы я знал, что Кобе порвет ахилл, то, естественно, я бы сказал: «Ок, мы не будем так делать, так как эта дорога ведет нас к катастрофической травме. Но у вас нет этой информации. И опять же, хорошо это или плохо, но Кобе сам все решал».

Брайант, Ховард, Нэш, Газоль и Уорлд Пис вместе выходили в старте лишь в семи матчах и не выиграли ни одного из них. Ховард ушел летом, а Газоль – через год. Брайант в последующие два сезона получал травмы, которые не давали ему доиграть чемпионат. Хотя он восстановился после разрыва ахилла, но так и не вернулся на прежний уровень.

Хотя другие переживали за Брайанта, сам он говорит, что никогда не думал о том, что разрушает себя.

«Я никогда не думал, что ахилл может порваться, – говорит он. – Другие травмы – растяжения подколенных сухожилий, паха, такого рода вещи – да, но со всем этим я справлялся раньше. Но не разрыв сухожилия, такой и мысли не было».

Но до сих пор Брайант считает, что не стал бы ничего менять.

«Я уверен, что когда у вас есть цель, вы должны идти до конца. Вы должны делать все, чтобы познать свои границы, и увидеть, на что вы способны и на что вы неспособны. Иногда, если перестараться, то можно что-нибудь сломать. Но опять же, если вы что-то ломаете, то можете увидеть, из чего вы сделаны снова, потому что вам нужно перестраивать себя. Но я бы никогда не смог себя простить, если бы тогда мы не вышли в плей-офф. Если бы я не выкладывался так, то я бы никогда не узнал, сколько сил у меня осталось, и я бы никогда не простил себя за это».

Кобе Брайант сидит один в домашней раздевалке. Никого больше там нет. Он думает о том, как здесь, на этой арене, в течение целого матча он действительно был самим собой, здесь он не замечал страхов и сомнений тех, кто его окружал, и здесь подвел себя к саморазрушению. Он ничего не говорит. Он просто сидит и улыбается.

24 лучших текста о Кобе Брайанте. И еще 8

Лос-Анджелес не принимает Леброна. Потому что он антиКобе

Фото: Gettyimages.ru/Ronald Martinez, Mike Ehrmann, Ezra Shaw, Jeff Gross, Kevin C. Cox; AP Photo/Rich Pedroncelli; REUTERS/Danny Moloshok, Steve Dipaola

Опрос


Вы хотите видеть Леброна в плей-офф?

9857 голосов 11
  • Да
    51%
  • Нет
    49%

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+
Включите уведомления,
чтобы быть в курсе самых важных новостей