Артем Ребров
Блог

«Была байка: вратаря вывезли в лес, поставили между деревьев и проверяли, потащит ли удары». Ребров о карьере в «Сатурне»

Возил Асхабадзе на желтом «Гетце».

Всем привет! Сегодня предлагаю вспомнить время в «Сатурне» – клубе, с которым был связан с 2005-го по 2010 год. За эти пять лет я несколько раз уезжал в аренды, но ярких личностей и интересных ситуаций застал много, поэтому историй полно.

И, конечно, обсудим главный миф про «Сатурн»: действительно ли игроков вывозили в лес, после чего они резко прибавляли?

Поехали! 

* * *

В «Сатурн» я уходил из «Динамо», а там повезло чуть поработать с Романцевым. Олег Иванович всегда был немногословен, но энергетика от него шла бешеная, чувствовался громадный авторитет.

Тогда в «Динамо» был нападающий Стас Мурыгин, мы с ним в одном номере жили. Первая тренировка на сборах в Турции, Романцев что-то объясняет, а Мурыгин ему снисходительно отвечает: «Да я знаю, знаю, Олег Иваныч». 

Приходим в номер, Стас говорит: «Прикинь, какой я ####### [идиот], Иванычу так ответил». Я кивнул в духе: «Ну да, не надо так больше». 

Ну и что вы думаете? Вторая тренировка, Романцев снова что-то подсказывает, Мурыгин опять: «Да я знаю, знаю». Ноль эмоций, ноль криков, ноль пихача – просто Стас не поехал на следующий сбор. Как я понимаю, одно из качеств Романцева – не истерить, а просто резать, если человек с двух раз не понимает.

Тренировки Романцева – очень интересные. Постоянно играли в квадраты, по воротам разнообразно били, а еще делали знаменитую максималку. Это когда бежишь поперек поля на рывке метров 50-60, а назад возвращаешься медленно. Таких повторений было 20, по-моему. Вратари делали поменьше, рывков 10 – иначе бы просто не выжили. 

Зарплату в «Сатурне» выдавали наличкой после тренировок. Принс Амоако бежал в кабинет грязным и потным, зато забирал деньги первым

Я на тот момент был то ли четвертым, то ли пятым вратарем «Динамо». Мне сказали: «Какой тебе смысл сидеть? Без шансов даже один матч сыграть». Предложили «Сатурн» – там были только Кински и Чижов. Меня рассматривали третьим – уже лучше. Переговорили, поехал, вообще не сомневался.

Базу еще только доделывали, поэтому сначала жили в каком-то убитом профилактории. Раздолбанные кровати, советская столовая с домашней едой – напоминало детский лагерь. Меня подселили в номер в какому-то чуваку, который то ли администратором был, то ли еще кем. К счастью, так было несколько дней, дальше переехали на новую базу. 

Конечно, переход в «Сатурн» сопровождали истории, что здесь игроков вывозят в лес. Это было даже не слухом, а настоящим фольклором. Сразу скажу: меня в лес не вывозили, при мне туда тоже никого не забирали. Но была байка, что еще в конце 90-х – начале 2000-х с в лес вывезли вратаря, поставили между двух деревьев и начать бить в эти ворота со словами: «Сейчас посмотрим, сдавал ты или не сдавал». Проверяли так, мог потащить в каком-это эпизоде или не мог.

Не знаю, было ли такое. Может, это просто какая-то байка, похожая на шутку. Но еще раз говорю: при мне ничего подобного и близко не происходило.

В «Сатурне» была небольшая зарплата, но больше, чем в «Динамо». Там платили 500 долларов, здесь дали 1000. Выдавали их интересно: приезжал бухгалтер с наличкой и машинкой, которая считала купюры. Мы шли по очереди, машинка каждому отсчитывала, забирали и уходили. И было смешно – какой-нибудь Жедер садится, машинка ему долго отсчитывает, тррррррррр. Дальше – Жеан. Ему тоже долго – тррррррррр. Я сажусь – трр за секунду и все.

Я не застал Принса Амоако (африканский форвард «Сатурна» начала 2000-х; с ним чаще всего связывают поездки в лес – Sports.ru), но говорят, он быстрее всех бежал в кабинет к бухгалтеру, всегда был первый. Только тренировка закончилась, а он уже там сидит – прямо в форме, грязный, потный. Зато с деньгами! 

С Жедером еще было забавное. Я в те годы брал у сестры желтый «Гетц», на нем в Кратово на тренировки и приезжал. Можно было, конечно, прятать его где-то за базой, чтобы никто не видел, но я не парился и парковал при всех. 

Рома Асхабадзе тогда работал в «Сатурне» переводчиком, помогал в том числе и Жедеру. Как-то тренировка закончилась, за Жедером не смог приехать водитель, мне Рома говорит: «Не подкинешь нас до «Кузьминок?» Я говорю: «Без проблем, поехали». И представьте: здоровенный Жедер залезает на переднее сиденье этого «Гетца», назад садится Асхабадзе, едем с базы до метро. 

Потом уже, в «Спартаке», когда Рома стал Романом Гурамовичем и гендиректором клуба, я смотрел на него и про себя вспоминал: «Эх, а когда-то я тебя на желтом «Гетце» возил».

С ним, кстати, было очень комфортно работать. Когда капитаном стал, убедился в этом.

Олег Шишканов очень любил сборную Аргентины – возможно, поэтому в клубе было много аргентинцев и даже форма небесно-голубых цветов

В «Сатурне» при мне было много бразильцев и аргентинцев. Удивляло, что они между собой не особенно дружили. Войны, конечно, никакой не было, но держались чуть на расстоянии – бразильцы строго с бразильцами, аргентинцы строго с аргентинцами.

Одно время у «Сатурна» еще была форма, очень похожая на форму сборной Аргентины. Не знаю точно, но слышал, что Олегу Николаевичу (Шишканову, бывшему владельцу «Сатурна» – Sports.ru) нравилась сборная Аргентины, поэтому такую форму и сшили. Отсюда и латиноамериканцев в принципе было много. 

Олег Николаевич к нам иногда заходил. Я его представлял серьезным и суровым, но он оказался очень вежливым, приветливым. Со всеми здоровался, меня даже в лицо знал, хотя я просто молодой вратарь. 

Я уже писал пост о том, как после крестов чуть было не закончил и пошел на обычную работу. Спасли карьеру мне как раз в Раменском, когда предложили поиграть за «Сатурн-2» во второй лиге. Там узнал больше о мире животных. Я жил в номере с вратарем Темой Степановым, мы с ним купили двух хомячков, чтобы на базе веселее жилось.

А выезды были двойные – уезжали на неделю. Приезжаем как-то и глазам поверить не можем: хомячков уже не двое, а пятеро. Я ему говорю: «Степ, что происходит, куда их девать?» Пришлось в зоомагазин нести, иначе бы еще сильнее бы расплодились.

Я был в той команде самым старшим, а в основном играли 18-19-летние ребята. Денег получали мало, поэтому жили идеей срубить денег на ставках. Я им говорил: «Парни, ладно бы по чуть-чуть для развлечения, но вы же последние деньги проигрываете». Конечно, меня мало кто слушал. Помню, приходит какой-то заикающийся чувак и типа сливает договорняк. Еще заикается: «Же-же-же-лезо, га-га-га-рантирую!» 

Пацаны всей командой давай заряжать на эту игру – просто все деньги, какие были. Ну и что? Получилось с точностью наоборот. Все ставили на 3:0 в одну сторону, там сыграли 0:3 в другую.

Кински показал Реброву правильное питание и отучил от фастфуда, но перед тренировкой они могли выпить пивка 

Для меня в «Сатурне» ориентиром на долгие годы стал Антонин Кински. Я учился у него, потому что он настоящий топ. Глядя на Кински, начал, например, следить за питанием. До этого вообще не парился. Мог заехать в «Макдоналдс», мог шаурму заточить. Однажды был случай, когда я съел три шаурмы подряд! Более того, один чувак свою не осилил, я доел за него. Три с половиной вышло.

Вот такой аппетит был по молодости. Мог домой прийти, мама сковородку котлет готовит, я съедал штук семь вместе с картошкой. Причем на фигуре никак отражалось, всегда дрищом был.

И тут в моей жизни появляется Кински. Смотрю, он питается по-особому. Тут салатики, тут мяско, тут еще что-то. Так он мне объяснил, что правильное и сбалансированное питание позволяет и лучше себя чувствовать, и в лучшей форме подходить к матчам и тренировкам.

Что даже если ем шаурму и на весе это не отражается, то она все равно вредит, стоит от такого отказаться. Я с тех пор сильно пересмотрел вопросы питания, сейчас даже не уверен, что целую шаурму съем. А если и съем, то будет некомфортно потом. 

При этом Кински не сходил с ума, спокойно мог выпить бокал пива. Причем не только после тренировки, а даже до. Например, на сборах в Австрии тренировка вечером, с утра поехали в горы. Он говорит: «Давай рыбки поедим и по бокальчику пива?» Я смотрю на него в шоке: «Тони, ты там как вообще?» Он спокоен: «Все нормально будет, поверь мне, до тренировки еще больше 5 часов. Что пиво выпить, что лимонад – без разницы». 

Взяли рыбку вкусную, по бокальчику пива выпили, к вечеру все вышло уже, без проблем потренировались. Знаете, есть у европейцев умение выпить один бокал и остановиться. У нас, конечно, бывает так, что одним бокалом не ограничивается – надо и второй, и третий, и до бесконечности.

Кински говорил: «Даже Чех позволял себе перед игрой выпить одно пиво. В одном пиве вообще не проблем. Проблема – это ужираться».

Еще Кински учил слушать свой организм. Например, выходил на тренировку и говорил: «Мне сегодня легкую, без перегруза». И тренировался в лайт-режиме. Или наоборот: «Так, сегодня проводим жесткую». И после основной тренировки оставался и еще час пахал. Или перед тренировкой ставил себе барьеры и прыгал полчаса через них.

Объяснял так: если нет настроения и желания, тяжелая тренировка только во вред будет. Лучше силы поберечь и завтра устроить себе посложнее, чем два дня страдать. Меня тогда просто осенило: ты сам можешь направлять усилия в нужную сторону и корректировать работу, а не просто бездумно делать то, что сказал главный тренер.

Кстати, недавно видел в инстаграме, что сын Кински тоже вратарь и играет за молодежную сборную Чехии. По ощущениям, в полном порядке.

 

Хотя я бы не хотел, чтобы мои сыновья были вратарями. Они занимаются футболом, но в поле бегают. Слава богу, в раму вставать нет стремления. Я просто знаю, что это такое, какие колоссальные психологические нагрузки. Детям такого точно не стал бы желать. 

Вратарь Макаров подсовывал Бенуа Ангбва черную туалетную бумагу и подкидывал ему в раздевалке фалоиммитатор 

Впервые сыграл за «Сатурн» в 2009 году, хотя оказался в клубе еще в 2005-м. То аренда в Курске, то уходил из футбола, то играл за «Сатурн-2», то уезжал в Томск.

К 2009-му наконец-то меня взяли в обойму и всерьез рассматривали как вратаря, который может сыграть в РПЛ. Такой шанс появился после травмы Кински – я вышел против «Амкара».

Тот матч очень хорошо помню. Не знаю, волновался ли я когда-нибудь сильнее и делал ли больше глупостей в воротах. В общем, мне так хотелось себя проявить и показать, что я бегал по всему полю. Помню, идет пас в район центрального круга, Леха Игонин с нападающим борются, как вдруг на них бегу я. Конечно же, никуда не успеваю, Игонин смотрит на меня бешеными глазами и скорее выносит мяч в аут.

Шел на выходы на все подачи, до половины не добирался, мне Евсеев говорит: «Тема, пожалуйста, успокойся, что ты делаешь». Бедный мой отец, он чуть с ума не сошел, наверное, у телевизора. Это нервы: тебе кажется, что ты должен быть везде. Вот я и был везде. В итоге каким-то чудом не пропустил, а мы победили 2:0.

При мне в «Сатурне» был Витя Онопко – вот это профессионал! Помню, ездил на клубной 99-й, а с тренировок уходил последний. Никому не давал расслабляться, мог напихать легко. Мне казалось, он такой мягкий и скромный, а на самом деле он гаркнуть может очень серьезно. Мне пихал просто люто. 

Застал и Широкова. В 25 он был точно такой же, как и в «Зените», как и сейчас. Вроде бы спокойный, тихий, но если что-то ему не нравилось, говорил как есть. В «Сатурне» поиграл сезон, поругался с тренером Шевчуком и уехал. Потом то же самое в «Рубине» у него было, с Бекиичем не сошлись. По Роме сразу было видно, что он для России футболист топ-класса. И по мысли, и по движению, и по технике, но из-за характера долго не мог заиграть.

При Гаджиеве были Макаров и Ангбва. Беня просто золотой парень, очень общительный и классный.

Помню, Макар его как-то решил потравить, покрасил туалетную бумагу в черный цвет и положил на его место в раздевалке. Фалоиммитатор тоже подкидывал. Ангбва никогда не обижался, только смеялся. У нас вообще была в «Сатурне» семейная обстановка – до сих пор благодарен работникам базы, клуба, офиса и с большой теплотой их вспоминаю.

А одно из важнейших знакомств в Раменском, конечно, Леонид Трахтенберг. Там встретился и подружился с легендой. Леонид Федорович не говорит по-английски, но с любым иностранным тренером всегда легко находит общий язык. Последний прикол был недавно: Федорович подошел к Рую и абсолютно непосредственно спросил: «Хау дую дуюшки?». Обязательно подпишитесь на его телеграм.

«Сатурн» не заплатил Реброву несколько миллионов, а отбить удалось только 600 тысяч – их лично привез Каряка 

Нормально поиграть за «Сатурн» получилось уже в последнем сезоне – перед самой смертью команды. Первый матч был так себе – меня удалили с «Зенитом» в 8-м туре за игру рукой за пределами штрафной. Керж вышел один на один, перебрасывал меня, ничего другого не оставалось.

Тогда после 12 туров «Сатурн» шел на последнем месте и не выиграл ни одного матча. На разминке перед следующей игрой Кински пошел на выход и порвался – до свистка 15 минут, мне надо выходить в старте. Так началась серия из побед – со мной выиграли четыре матча подряд! Причем пропустил только в одном, три на ноль. 

Это был вообще очень важный момент в карьере. Я наконец-то начал выходить в РПЛ, почувствовал, что могу хорошо и стабильно играть на самом высоком уровне. Просто делал то, чему учился много лет. Выходил, выручал, получал колоссальное удовольствие.

Правда, после четырех побед мы проиграли «Ростову» (0:2), Тони уже восстановился, меня снова посадили. Сыграл уже только в последнем туре.

По ходу сезона еще и деньги закончились. Нам продолжали платить премиальные (200 тысяч за победу, даже запасной вратарь получал), а вот основная зарплата где-то с лета прекратилась.

О смерти «Сатурна» узнал зимой, когда прилетел с отдыха. Самолет приземлился, мне смс приходит: «Все». Вскоре стало понятно, что никто выплачивать долги не торопится, хотя набежало несколько миллионов. Тогда мы, 12 человек, написали заявление в Палату по разрешению споров. С надеждой, что если вдруг какие-то деньги появятся, то их разделят между теми, кто написал заявление. 

И когда из «Спортинга» пришел второй транш за трансфер Вукчевича, часть денег удалось вернуть. Мне Андрюха Каряка лично привез 600 тысяч – там по-честному поделили между всеми. Это небольшой процент от того, сколько на самом деле были должны.

А я поехал играть в «Шинник» и оттуда через год попал «Спартак».

Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов, Алексей Куденко, Антон Денисов, Илья Питалев; saturn-fc.ru/Юрий Ротарь; fcdynamo.ru; primecrime.ru; premierliga.ru

Артем Ребров теперь есть в телеграме – подписывайтесь на вашего любимого блогера

«Когда объявил, что заканчиваю, не выдержал – пошел в туалет и расплакался». Ребров – о завершении карьеры

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные