Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Ligue 1

Против Оуэна было сложнее, чем Роналдо. Бывший партнер Зидана по сборной о своей карьере

Жереми Бреше вспоминает хаос в Интере, выделяет Коку и Дзанетти, признается в любви к Лиону, хвалит Перрена и Доменека и восхищается теплотой басков.

- Этим летом ты играл в команде U-19, когда тренировался в Тола Волож…

- Я почувствовал себя более молодым. Или старым. Это с какой стороны посмотреть..

- Это поколение будет бороться за победу в кубке Гамбарделлы. И ты был последним, кому удавалось это сделать, в 1997 году.

- Если честно, то я им сказал, что стоит выиграть этот турнир. Ведь это важный титул. И пусть это случилось в молодёжной команде, об этом всегда вспоминаешь. И нам постоянно напоминают, что мы его выиграли. Когда меня спрашивают о моих достижениях, я точно про него не забуду.

– То поколение было далеко не самым ярким. Только ты, Стид Мальбранк, Флоран Бальмон и Оливье Бернар проявили себя на профессиональном уровне…

- В принципе, это так. Но у нас все же были хорошие игроки. Да, Стид был звездой той команды. У нас также были Фредерик Рибейро, Ролан Вийера, Арно Скени с его отличной левой…

- В каком возрасте ты появился в академии?

В 13 лет. Я играл в Saint-Quentin-Fallavier (пригород Лиона, прим. olyon.ru) и мой отец сказал мне: “Если хорошо закончишь учебный год, запишу тебя на вступительные испытания". Тогда я играл на разных позициях. В день отбора мы играли с командой Лиона и все хотели играть в атаке, чтобы лучше себя проявить. Мы все пропускали и пропускали. Мне это все надоело, и я сместился назад. И меня взяли в качестве защитника.

- В августе 1998 года ты подписал взрослый контракт. Спустя пару недель Лякомб похлопал тебя по плечу и сказал…

Ты играешь!” Мы играли против “Сошо” на выезде (победа 2-1, голы Дельмотта и Грасси). В том сезоне я провел несколько встреч, меня то отправляли в CFA, то возвращали обратно. Нас было трое таких: я, Кристоф Дельмотт и Серж Блан. И Лякомб нас постоянно тасовал: тот, кто играл и хорошо выглядел, оставался. Как только ты сдавал, ты уходил. Так вот меня отправили в резерв. Как только кто-нибудь допускал ошибку, меня возвращали на скамейку и так по очереди. Вспоминаю игру против ПСЖ, в тот момент я был в хорошей форме. Тогда еще Симоне забил в девятку. За тот момент я расплатился сполна: мне пришлось провести два месяца в CFA.

– И что делать для реабилитации?

- Я был молод и не занимался подсчетами. Не задавался вопросами почему не играю в основе, как заработать премиальные: я вообще об этом не думал. Я только хотел играть в футбол.

- После прихода Жака Сантини ты стал играть чаще. В частности, ты был в стартовом составе в финале кубка Лиги. Наверняка, осталась куча воспоминаний?

– Вообще нет...

- Даже так?!

- Честно, нету. Немного помню эпизоды с забитыми мячами. У меня хватало проблем: Жюли не давал продохнуть.

- Матч против Ланса и первое чемпионство, помнишь что-нибудь из этого?

– Тоже самое. Хотя помню как болельщики выбежали на поле и некоторые моменты той встречи. Помню как мы отобрали мяч у своих ворот, оставалось играть минут 15, мы вели в счете 3:1 и я сказал себе: “Мы победим, мы станем чемпионами“.

- Расскажи как это: стать чемпионом в родном городе?

– Это превосходно. Нет ничего лучше, чем выиграть титул вместе с родным клубом. У меня никогда не было планов на карьеру, не думал о клубах, деньгах или сборной. Вообще нет. Меня интересовала только сама игра. Быть чемпионом вместе со своим клубом – это круто! Но я это понял немногим позже. Я тогда по-другому воспринимал ситуацию, нежели сейчас, когда я говорю себе: “Я выигрывал чемпионат с родным клубом“.

Нет ничего лучше, чем выиграть титул вместе с родным клубом

СБОРНАЯ ФРАНЦИИ

- После финала кубка Лиги Роже Лемерр позвал тебя на кубок Конфедераций в Японию.

– Это был громадный сюрприз. Фло Лавилль и Грег Купе организовали праздник, кажется, у их друга в Балане, который шикарно готовил лягушек. Праздник в самом разгаре, все поздравляют Сонни и Клаудио (Андерсона и Касапу, прим. – olyon.ru), которые получили вызов в сборную Бразилии. В тот момент я заглянул в телефон и увидел кучу смс-сообщений и пропущенных звонков. И тут телефон разрядился.

Подумал, что посмотрю потом. Когда вернулся домой и поставил его заряжаться, то понял, что меня вызвали в сборную. Я не мог в это поверить. Никогда не думал, что такое возможно. Единственный матч с моим участием на том турнире был против Австралии, который мы проиграли (0:1). Но я всё-таки играл.

- Тем летом не было многих игроков. Но это была лучшая сборная Франции всех времен.

– Если честно, то да. Я был под впечатлением. Не столько из-за матчей, потому что Франция всех превосходила, сколько из-за тренировок. Я никогда не встречал такого мастерства. Ни одного аута, ни одной ошибки. Когда мы играли в stop-ball, то не было ни остановок игры, лишних касаний, ничего. Обе команды играли одинаково: пара передач – остановка мяча за линией и так до бесконечности. Невероятно.

- Ты вернулся в сборную при Сантини после ЧМ-2002 и сыграл свои два последних международных матча. 

- Меня постоянно вызывали до того момента, как получил травму в ноябрьской встрече с Югославией.

- Ты потерял свои шанс именно тогда?

– Нет, я был не так быстр, не столь мощный. Я не был столь силен для игры на международном уровне.

- Хотя будучи игроком молодёжной сборной, Доменек ставил тебя в центр обороны и ты котировался выше Мексеса. Не будем рассуждать о любимчиках, но ты очевидно ему очень нравился как игрок.

– Могу сказать, что мне нравилось с ним работать. Мы не были близки, но что-то в нем было. К тому же, он многому меня научил. Это специалист, который произвел на меня серьезное впечатление. Мне жаль, что все так случилось с главной командой, но по мне, это хороший тренер.

Я не был столь силен для игры на международном уровне

- В бытность игроком, у него была репутация мясника. Это скорее не твой профиль..

– Вообще нет. Как тренер, он был не таким. Не помню, чтобы он говорил: выходите и убейте их! К тому же, ему не повезло с поколением. Его фишка – он учит игроков ответственности. Когда он имел дело со взрослыми, с парнями, объединенными одной целью, которые мыслят в унисон, а не множеством, тогда это работало. Как только происходит по-другому, становится хуже. Вспоминаю, как он делал нас более ответственными, научил размышлять о нашей профессии, об игре, позиции на поле. И пусть мы не так часто виделись, но он оказался огромнейшее влияние на наше развитие. От него я взял философию действий защитника, которую я стараюсь передать молодым игрокам, с которыми работаю вместе.

- Под руководством Доменека вы проиграли чехам по пенальти в финале молодёжного чемпионата Европы-2002 (2-2), хотя легко выиграли у них на групповом этапе (2:0). У вас было сумасшедшее поколение.

Заяка сборной Франции: Микаэль Ландро, Дамьен Грегорини, Реми Веркутр – Антони РевейерЖан-Ален Бумсонг, Филипп Мексес, Матье Дельпьерр, Жюльен Эскюде, Давид Ди Томмазо, Сильвен Арман, Жереми Бреше – Матье Берсон, Жюльен Сабле, Бенуа Педретти, Оливье Сорлен, Лионель Матис, Стид Мальбранк, Камель Мерьем – Сидней ГовуПьер-Ален ФроПеги Люйиндула, Сириль Шапьюи.

Я понял, что нужно уходить: я больше не хотел играть слева, а в центре я бы не получил своего шанса

Пффф. На Евро U-16, в 1996 году, мы проиграли в финале (поражение 0:1 от команды Португалии). И вот мы опять проиграли в финале. К тому же, по пенальти. Но ведь после этого Петр Чех никуда не пропал. Но мы были разочарованы, мы обыграли их в группе, мы мало пропускали, много забивали, хорошо играли, нам все нравилось. Шикарный коллектив. Хватало отличных ребят, с которыми мы подолгу общались. Мы собирались в центре отеля и часами болтали с Бумсонгом, Ревейером, Эскюде, Стидом и т.д.

ИНТЕР

- Год спустя, летом 2003, ты покинул Лион. Ле Гуен больше на тебя не рассчитывал?

Нет, все не так. В один момент я понял, что позиция левого защитника – это не мое. В молодёжной сборной я играл в центре, у меня все получалось, и я хотел закрепиться на этой позиции. Я сказал об этом Ле Гуену. В центре тогда были Эдмилсон, Касапа, Лавилль, Мюллер. Он сказал мне, что будет очень тяжело, но в то же время не хочет, чтобы я уходил. Я сыграл в центре на Peace Cup (Лион уступил в финале ПСВ, прим. olyon.ru), всё было хорошо. Но где-то между 10 и 15 августа я понял, что нужно уходить: я больше не хотел играть слева, а в центре я бы не получил своего шанса.

- И ты собрался в Интер?

Я сказал своему агенту: “У тебя 15 дней на поиски клуба“. Где-то за 10 дней он проработал вариант с Интером, и я поспешно сказал себе: “Круто, Интер, еду туда“. К тому же, там работал Эктор Купер, против которого я дважды играл: в предыдущем году и когда он работал в Валенсии (в 2000 г.). Но они меня взяли как левого защитника. Через полтора месяца Купера уволили. Пришедший на его место Альберто Дзаккерони вызвал меня и сказал: “Послушай, ищи себе новую команду, я тебя не знаю“. Как минимум, он все сказал честно. Я провел четыре матча под его руководством. Сначала на протяжении двух месяцев он вообще не ставил меня в состав, а потом бросает в бой на матч лиги чемпионов против Арсенала. О черт! Мы проиграли дома (1:5). Не скажу, что я был особенно плох, но ничего хорошего тоже не показал. Потом он меня убрал окончательно.

- Ты застал в Интере эпоху самого настоящего хаоса, все эти непонятные приобретения?

Хаос, не то слово. Ты хочешь припарковать машину возле базы, а мест нет: куча машин, даже на траве. Вокруг все говорят по-испански, потому что все из Южной Америки. Хаос повсюду. Но это был хороший опыт.

- Но через год ты ушел.

В конце сезона руководители сообщили мне, что они хотят отдать меня в аренду. Я им ответил, что не желаю уходить и хочу преуспеть именно здесь. К тому же, Матерацци был ходячей катастрофой. Каннаваро тоже. Я редко критиковал партнеров, но после одного из матчей я подошел к тренеру и сказал: “И это капитан вашей национальной сборной?”. Думаю, у него были проблемы с коленями, поэтому в тот год он был ужасен. Поэтому я был убежден, что нужно остаться. А уже потом агент сказал мне: “Ты не будешь играть, нужно уходить“.

Реал Сосьедад. Сошо

- Рейнальд Денуэ очень хотел тебя видеть в Сосьедаде.

Денуэ мне лично позвонил. На тот момент у меня было два-три варианта в Англии, где мне предлагали более выгодные условия, но меня это не интересовало. Я хотел прогрессировать и знал, что с Денуэ прогресс точно будет. Я приехал в Сан-Себастьян, мы поговорили о футболе, он видел меня как раз в центре обороны. Здорово. Он мне сказал: “Послушай, на следующей неделе у меня встреча с президентом клуба, я должен продлить контракт. Если останусь, ты перейдешь к нам”. На этом разошлись. Через неделю раздается звонок: “Все хорошо, продлил контракт на 2 года”.

Испанцы выкупили 50% прав на меня, излюбленная политика итальянцев. И два дня спустя он вынужденно покидает клуб..

- Хосе Мари Бакеро не рассчитывал на тебя?

Нет, все было нормально. Но тренировки были никакие. Наконец я получил шанс, все было хорошо, пока в сентябре я не повредил ахиллово сухожилие. Понадобилась операция. Через 4 месяца я восстановился и нормально завершил сезон, все было хорошо, я доволен. Хорошо готовился к следующему сезону и тут бац: в последнем матче сезона получил “кресты” после грубого подката. Восстанавливаться пришлось 7 месяцев, сезон был потерян (всего 3 матча)

- Тебе доводилось играть против Галактикос. Каково это, иметь в соперниках Роналдо?

Не так сложно как с Оуэном. Роналдо простоял 89 минут, но потом забил два гола за две минуты и мы проиграли 2-1…

- А как же дерби против Бильбао?

Феноменально. Я сыграл в одном таком, на выезде было дело. Столько страсти, с ума сойти. В целом, мне дико нравился испанский чемпионат. Я поиграл на крутейших стадионах. Месталья – высший пилотаж! Я был там счастлив, потому что Сосьедад – настоящий семейный клуб, баски – очень необычные люди. У меня там было много другой, а моей семье там нравилось.

Матерацци был ходячей катастрофой. Каннаваро тоже

- Научился кататься на сёрфе?

Конечно, было такое. Это была настоящая команда друзей. Но у клуба были финансовые проблемы. Тогдашний президент, который после стал руководить Лигой, немного забил на клуб. Пришлось даже продавать поля. Что касается меня, то я мало играл и понял, что руководство хочет, чтобы я ушел.

- Летом 2006 ты оказался в Сошо.

Не хочу обидеть клуб, но у меня было не так уж много вариантов. И потом там работал Ален Перрен и, зная его работу в “Труа”, меня это подкупило. Поэтому могу сказать, что перешел туда из-за тренера. На самом деле все было классно. Я познакомился с Жан-Клодом Плесси, суперским президентом, и тренером, который меня многому научил. Пусть его много критиковали в Лионе, но он же сделал дубль.

У нас была хорошая команда с Каримом Зиани, Жеромом Леруа, Мумуни Дагано, Антони Ле Таллеком и т.д., играли по отличной схеме 4-4-2, получали истинное удовольствие.

Жереми Бреше

– И вы завоевали кубок Франции, обыграв в финале “Марсель” по пенальти. Но ты свою попытку смазал…

Я безобразно сыграл. Абсолютный ноль, стыдоба! Четыре месяца лечил паховые кольца. Месяц не тренировался и начал работать только за три дня до финала. Мы дважды пропустили, я не забил пенальти. Благо, Ришер творил чудеса. Тогда мы отстали от зоны Лиги чемпионов на два очка!

- Но когда Перрен перешел в Лион, показалось, что внутри него что-то сломалось и он просто плыл по течению.

Переходя в Сошо, он планировал перезапустить карьеру. Лучшее доказательство тому: он отработал год и ушел. Потом сказал себе: “Изменю-ка я систему и команду, чтобы себя показать“. Но было очень сложно. С некоторыми он вел себя отвратительно. Но в то же время он гнал команду вперед. Это человек, любящий подтрунивать над игроками, ему свойственны издевки. Но это прокатило в Сошо, а не в Лионе.

- Получается, он столкнулся с идентичной проблемой, что и Пюэль. Оба хотели перемен, поменять систему, но нужно было использовать Жуниньо.

Да, но ведь тренер должен уметь адаптироваться. Тем, кто говорит: “Я умру за свои идеи“, я предлагаю умереть прямо сейчас передо мной. Мне плевать на твои идеи“. Когда ты приходишь работать в клуб, нужно узнать его философию. В то время, как ты и сам знаешь, тренер был особо и не нужен, парни сами справлялись. Настолько были сильные и умные игроки.

- Ты провел один год в Сошо при Фредерике Антце. Тогда было не все так гладко.

У него была масса идей, но он не решился многие из них реализовать. Его задумки сильно отличались от того, чем мы занимались годом ранее. Это хороший специалист, мы убедились в этом по его работе с Бастией, но то был не лучший отрезок для него.

- И перед Рождеством его сменил Франсис Жийо.

Мы плохо шли, набрав 16 очков до зимнего перерыва. В первый день работы он показал нам видео, где собрал все наши ляпы за четыре месяца. Было долго и сложно, но это помогло. Мы усвоили оборонительную тактику и провели на хорошем уровне второй круг (набрав 28 очков).

- Сохранить прописку в таких условиях, это почти также хорошо, как и выиграть титул?

(Категорично) Нет, это сложно. Да, можно получить наслаждение, сказав себе “мы спасены”. Но это худшая из фраз.

ПСВ. ГОЛЫ. ТРУА

- И ты уехал в Эйндховен, не самый классический выбор.

Мой двухлетний контракт заканчивался, клуб хотел меня сохранить, но мне хотелось попробовать себя в другом месте. Я съездил в два-три немецких клуба и тут нарисовался ПСВ. Снова я мог выбрать более хлебное место, но опять доверился интуиции. ПСВ – мифический клуб.

Жереми Бреше

(Жереми Бреше подписывает контракт с ПСВ, фото:psv.nl)

- Ты пересекался с Филиппом Коку, типа, которого все в Лионе ненавидят.

Да, знаю. Отличный чувак. Он тогда только-только завершил карьеру, но еще тренировался с нами. Какой же он крутой игрок, невероятно!.

Я прекрасно знал, что по уровню не дотягивал до сборной Франции

- И тренера снова снимают по ходу сезона…

Ты представлять, опять! Не знаю, может дело во мне (смеется). Хуб Стевенс, это почти как Феликс Магат, истинный тиран. Если кто-нибудь касался мяча рукой, даже уходящего, тренировка останавливалась и каждый должен сделать по 50 отжиманий! Иногда за занятие мы делали по 200 штук. Мы выиграли Суперкубок, но в чемпионате дела шли не очень. В Январе Стевенса сняли. Команду принял его помощник, Двайт Лодевегес. Мы более-менее хорошо отыграли вторую часть сезона и закончили сезон на третьей строчке, но за 4 месяца с ним я узнал больше, чем за 9 лет во Франции.

- В чем это заключалось?

Я за ним постоянно следил. Потом он уехал в Японию и я его потерял из виду. Знаю, что сейчас он в Херенвене. Но этот тренер меня восхищал. Он был не особо известным, властным, но его объяснения тактики – бесподобны!

- Целый сезон ты был железным игроком основы.

И я очень горжусь этим. Именно поэтому я хотел вернуться выступать заграницей. По разным причинам у меня не получилось в Интере, тем более в Реал Сосьедад, поэтому отыграть там целый сезон будучи единственным игроком, не выступающим в свей национальной сборной, это реально большой успех.

- Ты провел лучшие годы карьеры в далеко не самых раскрученных во Франции чемпионатах, решил вернуться в Сошо из верности. Не думаешь ли ты, что упустил момент не то, чтобы закрепиться в сборной, но попасть в клуб, постоянно играющий в ЛЧ?

Я об этом много думал, о своем потенциале, ощущениях, и я прекрасно знал, что по уровню не дотягивал до сборной Франции. В остальном – этого не произошло, и все тут. На самом деле, я не хотел специально возвращаться в Сошо. Моей жене не нравилось в Эйндховен. Пришлось делать выбор: любо я остаюсь, а семья возвращается в Лион, либо возвращаюсь я. Было сложно, ведь я играл в суперклубе, который всегда выступал в еврокубках. И когда я решил вернуться, у меня было не так-то и много вариантов. 2-3 предложения из Лиги 1, в том числе от Сошо. Я лионец, но Сошо навсегда в моем сердце, обожаю этот клуб. Искренне хотел завершить там карьеру, специально купил дом в Белфоре, все было хорошо.

Если кто-нибудь касался мяча рукой, даже уходящего, тренировка останавливалась и каждый должен был сделать по 50 отжиманий!

Жереми Бреше

- Ты поиграл вместе со Стефаном Дальма. Он один из тех, кто впечатлил тебя больше всего?

По уровню техники, да, Стеф один из лучших. Мы работали над сохранением мяча, и он один справлялся. Ооооочень сильный парень.

- А Стид, он был лучшим в академии?

Да. Еще были Лоран Куртуа и Йоан Лош, но они были старше на год. Йоан так и не заиграл, но по-молодости был феноменом.

- Как насчет Интера?

Уже тогда божил Дзанетти. Физически – он настоящий монстр. Всегда действовал одинаково, но так здорово держал мяч, что его было нереально одолеть один в один.

- Рекоба?

Мяч будто бы был привязан к ноге. Но Рекоба… Он мог выдать шикарный матч, в следующей игре ему удавался только лишь тайм, потом силы его покидали и следующий всплеск случался через месяц. Потом снова один успешный матч и опять провал… Были еще Вьери, Адриано. Адриано очень любил ночную жизнь. Но во время тестов на 15-метровки, он бегал столь же быстро как и Роналдо. Феномен!

- Забавно, но свой первый гол в карьере ты забил в 28 лет, сыграв более 250 матчей до этого…

Кажется, дело было в Сошо (против Валансьенна в 2008 году), но мне все равно.

- Но ведь голы – это знаменательное событие в футболе.

Это так. Я потом забил еще парочку. Но от меня этого не ждут и мне все равно. К тому же, я не особо расторопный перед воротами. Ни с воздуха, ни с низа. И это факт.

Адриано очень любил ночную жизнь

- Потом ты покинул Сошо, хотя не планировал этого.

На самом деле я ушел из-за нежелания работать с дураками. Именно это я и сказал президенту клуба. После месяца простоя я оказался в Труа.

- И как тебе Труа?

Я открыл для себя клуб, у которого не было больших денег, но который функционировал на очень высоком уровне. Расширенный штат, компетентные специалисты и очень сильный тренер, Жан-Марк Фюрлан. Его игровая философия с одной стороны противоречила тому, чему я научился, но благодаря ему я начал смотреть на многие вещи другими глазами. К несчастью мы вылетели, но я получил дикое удовольствие от того года.

- Ты говорили, что не стоит умирать из-за своих идей, но Фюрлан похож на одного из таких…

Фишка в том, что в его распоряжении никогда не было бюджета, чтобы приобретать известных игроков. И пусть даже его это расстраивало, но он не любил конфликты. Он старался держать команду в ежовых рукавицах, заставлял игроков прогрессировать, но не умел справляться с эгоистичными настроениями. Это его единственный недостаток. Я тогда думал не продлить бы мне контракт на два года, но появился вариант с Бордо и возможность сыграть в Лиге Европы. Именно ради этого я и играю в футбол.

- Ты пересекался с Корентеном Жаном, который мог бы быть твоим сыном из-за разницы в 16 лет. Он реально так впечатляет?

Ага. Прошлый сезон получился непростым, он играл с пубальгией, но он еще себя проявит. Если честно, это звездочка. Голеодор, он мощный, скоростной, не боится борьбы. В его возрасте мало кто так чувствует игру. У него есть все данные, чтобы выступать на высоком уровне. К тому же, это отличный парень. Главное, чтобы он не перегорел.

- Расскажи нам про Бенжамена Ниве…

Как раз собирался. Ниве – это один из тех игроков, что впечатлили меня больше всего. Реально. Если построить команду вокруг него, это будет шикарно. Настоящий хозяин на поле. Очень необычный футболист, чем-то похож на Жерома Леруа, один из тех, кто тонко чувствует игру. И как же здорово он играет головой! Играть рядом с ним – сущая радость. Как-то сказал ему: “Ты однозначно входить в Топ-5 игроков, с кем я играл“.

ЛИОН. КОМАНДА МЕЧТЫ

- А ведь Жером Леруа тоже не промах…

Это особый парень. Он может как валять дурака на поле, так и вытворять что-то невероятное. В финале кубка Франции тренер хотел его заменить: “Жером, ты страдаешь фигней, я тебя меняю“. Тот в ответ : “Не уйду с поля“. Он поднялся, вернулся на поле и отдал голевой пас, когда мы сравняли счет. Я не играл вместе с Пажисом, но таких ребят сейчас не хватает. Они брали на себя ответственность за свой футбол и до конца боролись за свои идеи. Сейчас когда парни заканчивают академию, они какие-то вышколенные. Их вырастили и подогнали один под одного. Они не делают того, чему их не научили. А парни чувствовали игру, творили. Благодаря им люди и любят футбол. Они играют как подростки, пробуя многое чисто из интереса. То же самое делает и Ибрагимович.

Я истинный лионец. Я здесь родился и всегда болел за Олимпик.

- Спустя 10 лет после ухода из Лиона, ты по-прежнему болеешь за клуб?

Всегда! Я истинный лионец. Я здесь родился и всегда болел за Олимпик.

- Ты много чего выиграл: кубок Гамбарделлы, два чемпионских титула, кубок Франции, кубок Лиги, кубок Конфедерации…

Мне не хватает только победы в чемпионате U-17. Мы тогда проиграли в финале Сент-Этьену. Это единственный турнир, который мы не выиграли с моим поколением. Были детские кубки, чемпионат U-15, CFA и т.д.

- Ты выступал в 4 лигах. Что скажешь по поводу Англии?

Я бы хотел там играть, это был бы настоящий вызов для меня. Возможно, такой переезд заставил бы меня прогрессировать, т.к. в таких компонентах как агрессивность, физическая мощь я был далеко не лучшим. Как раз из-за этого у меня не все получилось в сборной Франции. Я бы там настрадался, но возможно прибавил бы.

- Когда планируешь завершить карьеру? Через год, два…

Надеюсь, что через два.

- Ты собираешься сразу начать тренировать или взять паузу?

Если получится, я бы хотел сразу приступить к тренерской работе как только получу соответствующий диплом.

- Бреше-тренер, каким он будет?

Этакая смесь всех тех, с кем я работал, и еще очень много идей Лодевегеса. Единственное, очень жаль, что так и не довелось поработать вместе с Рейнальдом Денуэ. Думаю, я бы у него многому научился.

- Назови свой вариант лионского дрим-тим.

(С энтузиазмом) Конечно, начнем с Грега Купе. Справа сыграет Картерон, по-хорошему страстный игрок. Слева – Аморос, без вопросов. Аморос обладал сумасшедшей техникой. Когда он своей правой бросал в прорыв парней флангу, это казалось чем-то неземным, мяч никогда не уходил в аут. Настоящее волшебство. В центре определится сложнее, но первыми мне на ум приходят Лавилль и Н’Готти. Хотя был и шикарный Эдмилсон, парень явно с другой планеты. Чего он только не вытворял в штрафной, никто никогда такого не видел. На позиции шестерки сыграет Махамаду Диарра, невероятный игрок. Мы играли вместе всего один сезон, но быстро сошлись. Мне понравился этот парень. Рядом с ним конечно Жуниньо. Впереди могут сыграть столько ветеранов: Ди Налло, Лякомб, пусть я не особо часто видел отрывки с их игрой, но они много дали клубу. Как и Андерсон, Гава, Жюли, Морис. Сколько же их! Пусть Гава сыграет слева, Сидни Гову справа, а Лякомб и Андерсон будут впереди.

Leliberolyon, Pierre Prugneau

Текст интервью переведен специально для сайта болельщиков Лиона

Жереми Бреше: Не думал о деньгах, клубах, сборной. Только футбол

Жереми Бреше: Восхищен человечностью корсиканцев

Жереми Бреше: Газелек – мой последний клуб в карьере

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+