Блог Блог Алишера Аминова

Добро пожаловать в ад, неуважаемые спортсмены! А жулики и дилетанты посмотрят на вас со стороны

Решение исполкома ВАДА от 9 декабря означает, что российский флаг, имя и гимн не появятся на ОИ-2020 в Токио. Теперь это официально: четырехлетний запрет.Это наказание, как многозначительно подчеркивается в приговоре, относится только к тем спортсменам, которые так или иначе, хотя бы самым краешком, были замешаны в государственном допинг-скандале. Кто бы и как ни был в него вовлечен – в бан. Без вариантов. Кроме того, Россия может быть лишена возможности принимать чемпионаты мира по олимпийским видам спорта.

Ну что ж, цветочки отцвели, начался, как и предполагалось, сбор ягод: на услужливо подставленную нами шею набросили петлю и душат теперь спортивную Россию, не ослабляя хватки. Вопрос, по сути, в частностях: оставят на обочине мирового спортивного движения бездыханное тело или позволят все же немножко подергаться?

Он висит в воздухе. Мы на него больше не влияем. Мы можем только сотрясать воздух. Мы утратили все возможности как-то воздействовать на развитие ситуации, зато получили еще одну – наверное, последнюю – возможность понять, в какую адовую ситуацию вляпался российский спорт, ведомый шайкой дилетантов.Россия при этом ведет себя, скажем так, странно. Странно в том смысле, что избранная линия поведения – абсолютный тупик. Что, например, мешает высшему руководству не просто отстранить, а примерно наказать Виталия Мутко, организатора глобального допингового мошенничества? Куда испарились многие другие фигуранты дела – Нагорных, Желанова, Родионова, Великодный, Авалян?

Главный для нас вопрос, лежащий в юридической плоскости: будем ли жаловаться в CAS (для подачи апелляции есть 21 день – вернее, был, сейчас времени уже гораздо меньше), на что именно и на каких основаниях? Если этого не случится, что вряд ли, обвиняющей стороной станет ВАДА.

Принципиально важно: процесс будет открытым, за ним в режиме реального времени будет следить весь мир. Этого погрязшие в беспределе спортивные чиновники боятся как огня. Санкции – самое суровое наказание для российских государственных органов, обвиненных в подделке базы данных московской антидопинговой лаборатории.

«России была предоставлена возможность привести свой дом в порядок, но вместо этого она решила продолжать придерживаться позиции обмана и отрицания», - заявил президент ВАДА Крейг Риди. Так и есть: Россия ожидаемо не покаялась, хотя на ней уже пробы негде ставить. Виновные не только на наказаны, но и не найдены, ибо борьба с коррупцией в авторитарном государстве – чистая метафизика. По итогу: спортивная Россия – объект всеобщего презрения.

Даже ребенку понятно, что фальсификация базы, переданной экспертам ВАДА, могла быть проведена только при соучастии «специалистов» из Следственного Комитета РФ (читай – по распоряжению Кремля), который опечатывал лабораторию. Действующий состав РУСАДА был от процесса полностью отстранен, наш ответ «мировому злу» готовили невидимки.

Пока все идет к тому, что кремлевские «эксперты» намерены еще туже затянуть петлю. Они по-прежнему уверены в том, что убийственной фактуре стороны обвинения можно противопоставлять невнятное бормотание.Что станет основными доказательствами против России в CAS?

Антидопинговый Кодекс (статья 3.2.) говорит о том, что факты, относящиеся к нарушению антидопинговых правил, могут быть установлены любыми надежными способами. И раскрывает некоторые разновидности этой практики: не только признания спортсмена, но и заслуживающие доверия признания третьих лиц, а также документальные свидетельства.

В данном случае в наличии полный пакет: сами многочисленные информаторы, представленная ими база данных, документальные подтверждения мошеннических действий, препятствующих объективному расследованию.

Театр абсурда: министр Колобков объявляет, что «у РУСАДА есть все возможности обжаловать решения ВАДА». Иными словами, министр предлагает шефу РУСАДА Ганусу идти с жалобой в CAS, понимая при этом, что Ганус в динамике развития скандала занимал и занимает четкую позицию: он, по сути, в каждом своем заявлении подтверждал нашу виновность и требовал установления виновных. Адресат, так получается, как раз министр Колобков, при власти которого случились все эти лютые фальсификации. Характерно, кстати говоря, что ни Минспорт, ни ОКР, уж не говоря о более высоких и более секретных инстанциях, ни разу не позвали главу РУСАДА на совещания по поиску выхода из сложившегося положения.

Кому же быть в CAS стороной дела? Очевидно, что решение ВАДА затрагивает все федерации по видам спорта, поэтому, по логике, идти в суд должна объединяющая их головная организация – ОКР.У нас есть достаточно свежий взаимодействия (а если смотреть правде в глаза – бездействия) с CAS. Например, заключение комиссии Макларена не обжаловано, а это значит, что, согласно нормам АДК, российские спортсмены лишена медалей. Заключения комиссий МОК Шмида и Освальда также не обжалованы. Они были оглашены на конгрессе МОК в Пхенчхане и одобрены конгрессом единогласно, Россия оказалась в полной спортивной изоляции, после чего пошла работать комиссия Фурнейрон, установившая специальный допуск для наших спортсменов. И снова Россия не обжаловала это решение в CAS, послушно оплатив затраты на расследование, а руководство Минспорта по сей день собирает прошения с просьбами допуска россиян на чемпионаты мира…

Кремль регулярно заявляет, что политика не должна вмешиваться в дела спортивные. Согласимся, конечно же, отметив для себя, что именно Кремль на протяжении последних двух десятилетий, не скрываясь, регулирует деятельность спортивных федераций, что само по себе противозаконно. Высокие назначенцы по-прежнему отвечают только перед Царем, который по-прежнему своих не сдает, а российские СМИ по-прежнему игнорируют обсуждение самой сути вопроса, спекулируя на патриотизме.

История с допингом, кроме всего прочего, наглядно демонстрирует, насколько некомпетентны и беспринципны помощники Путина, отдающие кураторство столь тонкой сферы, как спорт высших достижений, бывшим министрам транспорта и природных ресурсов, а не профессионалам. Понять это, честно говоря, невозможно. Как невозможно и оценить эффективность работы чиновников, которые просто не способны подготовить ни одного внятного аналитического документа или сформулировать сколько-нибудь дельные предложения по модернизации спортивной отрасли.

Непрофессиональное отношение государства к важнейшей сфере жизни общества, отсутствие квалифицированного анализа, назначение некомпетентных лиц на ключевые должности, ни намека на эффективный механизм взаимодействия между государством и спортивными общественными организациями, бесконтрольный расход средств со стороны госкомпаний и бюджетов регионов на содержание клубов и элитных спортсменов, отсутствие приоритетов в развитии, отсутствие обратной связи со спортивной общественностью – все это не позволяет и самому президенту адекватно оценить причины хронических провалов российского спорта на международной арене.

Вот где корень зла. Значит, максимум, чего можно добиться, - констатации самого факта коррупции, а о противодействии ей и речи быть не может. Поэтому многочисленные наследники Мутко вынуждены извиваться ужами, и выглядит это отвратительно.

При этом нынешний министр спорта Колобков, к телу которого допускаются исключительно «удобные» журналисты, не получил от них главного вопроса: кто же мошенничал с базой данных? Его главный аргумент: никаких доказательств, кроме голословных утверждений, у наших врагов нет.

Но Колобков – продукт системы, какой с него спрос? Ни смысла заглубляться в оценку его личности нет, ни тем более желания. Не будет Колобкова – поставят какого-нибудь Пирожкова, ибо других спортивных руководителей у России по определению быть не может. Отсюда – и допинговая система, и коррупция, и неэффективное использование средств налогоплательщиков, и загубленные поколения спортсменов, которым не дано получить качественное спортивное образование и реализоваться в спорте. И, как, следствие, - отсутствие результата. Такая дремучая политика процветает в России не один десяток лет.

«Санкции – жесточайшие, несправедливые, вопиющие и убийственные для российского спорта», - заявила, реагируя на решение исполкома ВАДА, олимпийская чемпионка, член комиссии спортсменов МОК Елена Исинбаева.

Браво, Елена Гаджиевна! Ее интересует, надо ли обжаловать решение исполкома ВАДА в CAS или нет? При этом, как и Бах, она внушает нам, что оно – жесточайшее. А нельзя ли вместо трансляции стенаний, от которых и без того тошно, сообщить, как именно проходило обсуждение «российского вопроса» этой самой комиссией спортсменов? Какие и кем высказывались мнения, что говорила и предлагала сама Исинбаева? Понятно, что оспаривала обвинения в фальсификации, но какими оперировала аргументами? Какова была реакция комиссии, какое решение она вынесла и как голосовала? Особенно с учетом того, что комиссия спортсменов ВАДА считает решение исполкома позорной уступкой России, а Баха – российским лоббистом, тогда как комиссия спортсменов МОК, наоборот, поддерживает Баха и Россию.

Пока суть да дело, на свет божий выпустили одного из российских экспертов, работавших с ВАДА: заместителя директора ФГАНУ «Центр информационных технологий и систем органов исполнительной власти» Юрия Силаева. По его словам, как только наши эксперты начали показывать технические доказательства, «эксперт ВАДА просто испугался, встал и ушел». Но главное в его рассказе – отношение ВАДА к нашим экспертам. Их доводы и рассуждения прерывались, им объявляли, что «это не обсуждение, а всего лишь ознакомление российской стороны с результатами расследования». То есть, по отдаленным аналогиям с УПК, предъявление обвинения и ознакомление обвиняемого с материалами.

Нужно признать, что такой подход абсолютно правилен с позиций действующих норм АДК, ибо дискуссии с «обвиняемым» на стадии расследования не предусмотрены, свои права на защиту он может реализовывать лишь в CAS. Правда в АДК имеется ст. 8, которая говорит о необходимости обеспечить «беспристрастные слушания справедливой и беспристрастной комиссии», но далее начинаются такие дебри толкований, что конца-края им не видать.

Сейчас ВАДА лоббирует новый указ о глобальном допинг-преследовании, который в настоящее время готовится в Вашингтоне. Успехи государственного расследования в отношении ФИФА – с одной стороны, и фарс с разъяснением российского допингового скандала – с другой, подтолкнули американских политиков к тому, что допинг следует преследовать именно на государственном уровне. Законопроект уже принят Конгрессом США. Допинг – не болезнь спортсменов, которую можно «вылечить» с помощью тестов. Как правило, за ними стоят теневые дельцы (в нашем случае – государственная система).

Таким образом, закон нацелен на крупные международные мероприятия с участием американских спортсменов, компаний или фондов. В законопроекте предусмотрены штрафы до одного миллиона долларов и лишение свободы на срок до 10 лет для всех, кто участвует в допинг-системе.

Главной для нас проблемой на международной арене остаются два требования ВАДА. Одно из них – процессуальное, другое – сущностное. Во-первых, нужно дать мотивированные объяснения по всем комиссиям МОК. Во-вторых, признать участие теперь уже «институциональных» государственных структур (к Минспорту добавился еще Следком). Создать эффективную экономическую, спортивную и медийную модель на понятийной основе управления федерациями и лигами не удалось. Это просто невозможно.Если мы обжалуем лишь вопрос о флаге, но не затронем главного – обвинения в фальсификации базы данных, - значит, признаем справедливость обвинений. Если же отрицаем фальсификацию – значит, вытаскиваем тему обсуждения мошенничества с базой данных, находившейся под колпаком Министерства спорта и Следственного комитета. Сам министр спорта хочет сидеть в лопухах и наблюдать за дракой со стороны.Нужно установить конкретных исполнителей фальсификаций, понять, от кого шли установки. То есть, в первую очередь, получить объяснения от экспертов Минспорта и сотрудников лаборатории: только эти лица имели допуск к базе данных и персональным компьютерам. Одновременно объяснения должен дать и СК, поскольку именно он «охранял» лабораторию и курировал вопросы секретности в связи с расследованием. Кто бы ни пошел от России в CAS, тема установления личностей фальсификаторов будет доминирующей.

Но обсуждать сегодня надо не столько Мутко, сколько тех, кто не справился с поставленной задачей: вывести спортивную Россию из допингового скандала, чего прямо потребовал от новых руководителей Минспорта и ОКР президент Путин. Где-то там, наверху, давно обитает еще более важный и еще более ответственный за лютый провал фигурант: советник президента Игорь Левитин, координирующий работу Министерства спорта, ОКР и государственных структур. Глупейшее включение в процесс силовиков – прямой отсыл к высокопоставленному советнику, который не желает понимать, что существует азбука международной спортивной юрисдикции: ВАДА и МОК плевать хотели на всевозможные внутринациональные «расследования».

В глобальном смысле пути решения проблемы понятны: нужно отодвинуть государство на безопасное расстояние от федераций в частности и профессионального спорта вообще, тем более что об эффективном взаимодействии и речи нет. Юридически, это закреплено: федерации являются общественными организациями. По факту же Кремль (руками Минспорта) командует ими как сержант солдатами. В рамках действующей системы это в целом логично, ибо именно государство дает федерациям деньги в обмен на право бесконтрольной власти.

Но развитие спорта в экономически неблагополучной стране на рыночных основаниях не то что сложно, а попросту невозможно. Это в развитых странах спорт высших достижений – объект коммерции, а у нас он, прежде всего, - социальная функция. Российский профессиональный спорт перекормлен деньгами налогоплательщиков, идущими не на развитие детского и юношеского спорта, не на эффективную систему подготовки резерва, не на реанимацию научно-методического обеспечения тренеров и специалистов, а на трансферы и зарплаты.

Ставить профессиональный спорт с толпами легионеров выше медицины, образования или ЖКХ – наглость и идиотизм. А выплаты спортивной элите огромных миллионов за медали в социально неблагополучной стране - просто подлость.

Здравый смысл диктует: высшее руководство страны должно понимать, что если речь идет о развитии, спортивные федерации никак не могут находиться под тотальным контролем государства, потому что это не министерства, не нефтяные вышки, не воинские части, а общественные организации. Что «шлюзы» необходимо открыть, и тогда спортсмены, тренеры, клубы, лиги осознают: будущее зависит, в сущности, от них. Их голоса слышны, а мнения значимы. Только на таких принципах может развиваться спорт, других просто не существует. Ответ, опять же, надо искать в пороках политической системы, которая уродует и без того уродливые вертикали спортивной власти, низводя институт демократии в федерациях до полного ничтожества.

Коль скоро так сложилось, что пульт управления находится в руках политической власти, она должна повысить свой профессиональный уровень, ибо организация спортивного хозяйства – сложнейшая наука. Но у Путина как не было, так и нет квалифицированного советника по спорту, хотя это очевидная необходимость. Президент создал Государственный совет по спорту, в рамках которого спортивная общественность могла бы напрямую общаться с первым лицом государства, совместно определяя пути развития. Но и там один треп…

А по сути ведь все очень просто: надо пресекать тотальное лицемерие, на корню выжигать холуйство, а возможность честно высказаться по важным вопросам должна стать нормой. Только демократические процессы позволят вывести российский спорт на новый уровень.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья