Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Европейцы в НХЛ. Топ-10 шведских игроков

    Sports.ru представляет новый сериал – о лучших европейских хоккеистах в Национальной хоккейной лиге. Пожарник из Мальме, клубная легенда в обмен на фарм-клубовца, король пятачка, расстояние между кокаином и Залом славы: в первой части рассказ о шведских звездах.

    10. Кент Нильссон – «Атланта», «Калгари», «Минессота», «Эдмонтон». 553 матча, 686 очков (264 гола + 422 голевые передачи).

    Карьера Кента в НХЛ была недолгой, но яркой, как название команды, за которую он провел большую часть своей карьеры. Отыграв два сезона в ВХА и приноровившись к североамериканскому хоккею, он перешел в умиравший в то время франчайз «Атланта Флэймс». Спустя сезон «огоньки» переехали в Калгари, и там уж Нильссон по настоящему «зажег»: 131 (49+82) очко в 80 матчах – рекорд клуба, не побитый до сих пор, но в то время этот результат позволил ему стать только третьим в гонке бомбардиров. В конце 80-х, чтобы выиграть Кубок Стэнли нужно было выступать за «Эдмонтон», где Кент вскоре и оказался транзитом через «Миннесоту». Став четвертым бомбардиром команды в плей-офф (19 очков в 21 матче), он помог «нефтяникам» выиграть свой третий трофей за четыре года, после чего расстался с НХЛ (если не считать краткосрочного возвращения на 6 матчей в середине 90-х). На счету Нильссона не только рекорд для шведских хоккеистов по количеству очков, набранных в оном сезоне, но и один из самых высоких показателей средней результативности – 1,24 очка в среднем за матч.

    9. Томас Хольмстрем – «Детройт». 879 матчей, 469 очков (214 голов + 255 голевых передач).

    Чтобы войти в историю хоккея, не обязательно уметь делать хорошо все, достаточно что-то одно, но лучше всех в мире. В одном ряду с эпитетами «пасует как Гретцки» и «катается как Буре» стоит и «толкается на пятачке как Хольмстрем». Действительно, в НХЛ нулевых годов никто не умел работать в непосредственной близости от ворот лучше, чем Хольмстрем. Хомер, как зовут его партнеры по команде, стал настоящим кошмаром для вратарей соперников «Детройта» и пересчитал все ребра у опекавших его защитников. Никогда не подававший больших надежд и задрафтованный в десятом раунде форвард особенно ярко проявлял себя в играх плей-офф, где его средняя результативность увеличивалась чуть ли не вдвое. Он четыре раза поднимал над головой Кубок Стэнли, и можно не сомневаться, что цифры 96 ждут не дождутся момента занять свое место под сводами «Джо Луис Арены».

    8. Ульф Самуэльссон – «Хартфорд», «Питтсбург», «Рейнджерс», «Детройт», «Филадельфия». 1080, 332 (57+275).

    Главным достижением Ульфа в НХЛ является не гроссмейстерский рубеж в 1000 матчей и даже не солидные для защитника оборонительного плана 300 очков в регулярных чемпионатах, а 2453 минуты штрафа, которые он охотно набирал по ходу своей карьеры. Среди всех европейцев, когда-либо выходивших на лед в НХЛ, больше Самуэльссона на скамейке для штрафников времени не провел никто. Кто-то (а, возможно, и сам Ульф) считает его жестким игроком, но ему куда больше подходит характеристика «грязный». Помимо сокрушающих силовых приемов, он не чурался и мелких провокаций, за что неоднократно получал по физиономии, и возвел самое неприятное столкновение в хоккее «колено в колено» в ранг искусства задолго до появления в лиге Брайана Марчмента. Именно на совести Самуэльссона досрочное завершение карьеры нападающего «Бостона» Кэма Нили. Выбранный на драфте «Хартфордом» в начале 90-х Ульф вместе с Роном Фрэнсисом перешел в «Питтсбург», где сумел дважды выиграть Кубок Стэнли, в одном из финалов записав на свой счет победный гол в решающем матче.

    7. Маркус Нэслунд – «Питтсбург», «Ванкувер», «Рейнджерс». 1117, 869 (395+474).

    Задрафтованный «Питссбургом» под общим 16-м номером в 1991 году Нэслунд не застал золотую эру «пингвинов» начала 90-х, но зато успел поиграть бок о бок с самим Марио Лемье, и стать героем одного из самых неудачных обменов в истории Стального Города. По ходу третьего сезона в составе «Пингвинc» его обменяли в «Ванкувер» на Алека Стоянова. Маркус впоследствии стал лучшим снайпером и бомбардиром в истории «Кэнакс», а Стоянов провел в своей новой команде всего 45 матчей и был отправлен в фарм-клуб, откуда так и не вернулся. «Ванкувер» и Нэслунд – классический пример того, как команда нашла своего игрока, а игрок – свою команду. Полностью раскрыть свой немалый атакующий потенциал у Маркуса получилось в начале нового века, когда генеральный менеджер «Кэнакс» Брайан Бурк не только назначил Нэслунда капитаном команды (первый европеец, удостоенной подобной чести в «Ванкувере»), но и подобрал ему подходящих партнеров – Моррисона и Бертуцци, с которыми он сформировал одну из самых ярких троек начала нулевых. Сезон-2002/03 стал лучшим в карьере Маркуса – он набрал 104 (48+56) очка в 82 матчах, был признан лучшим игороком лиги по мнению самих хоккеистов, и помог своей команде дойти до второго раунда плей-офф (лучший результат при Нэслунде). Именно отсутствие успехов в плей-офф (и всего 52 матча за карьеру) не позволяют Нэслунду подняться выше в рейтинге, но по крайней мере для «Ванкувера» он стал легендой, что будет утверждено официально, когда в декабре этого года свитер с номером «19» торжественно выведут из обращения.

    6. Томас Сандстрем – «Рейнджерс», «Лос-Анджелес», «Питтсбург», «Анахайм». 983, 857 (394+463).

    Сандстрем относился к такому редкому виду игроков, как европейский провокатор, и ему не раз доставалось от соперников за свой жесткий и неприятный стиль игры. Если бы не травмы, которые не обходили Томаса стороной на протяжении всей его карьеры, он бы легко мог преодолеть отметку в 1000 набранных очков за карьеру. Сандстрему с одной стороны повезло поиграть плечом к плечу с Гретцки, Лемье, Селянне и Карией, но с другой стороны он никогда не считался звездой в своих командах, несмотря на достаточно высокую результативность. В 1993 году он дошел до финала Кубка Стэнли с «Лос-Анджелесом», став вторым бомбардиром команды после Гретцки, но первый и последний раз Кубок над головой поднял, как принято у шведов, в «Детройте» спустя четыре года. После этого он еще два сезона провел в «Анахайме», где уже не показывал былой игры и результативности, и отправился доигрывать на родину. По завершении карьеры не стал связывать свою жизнь с хоккеем и сейчас работает пожарником в Мальме.

    5. Даниэль Альфредссон – «Оттава». 1002, 992 (375+617).

    Шведские игроки не слишком любят перезжать с места на место и одним из доказательств этому служит пример Альфредссона, которого с самого начала все устраивало в Оттаве, и который оставался в клубе, пережив с ним взлеты и падения. Дебют молодого шведа в столице Канады вышел ярким – 61 (26+35) очко в 82 матчах и приз лучшему новичку лиги. Альфредссон прогрессировал от сезона к сезону (если не считать два года, смазанных из-за серьезных травм), каждый год улучшая свою статистику, и попутно переняв капитанскую нашивку у Алексея Яшина. Лучшим по личным достижениям стал сезон-2005/06, когда он в первый (и пока последний) раз преодолел отметку в 100 набранных очков, и был номинирован на приз лучшему форварду оборонительного плана. Однако, в плане командных успехов следующий сезон выдался куда лучше – «сенаторы» как никогда близко подобрались к Кубку Стэнли, только в финале уступив «Анахайму» в пяти матчах. Несмотря на солидный возраст, Даниэль по прежнему остается лидером «Оттавы» и стабильно набирает по 70 очков за сезон. А совсем недавно рекодсмен клуба по всем основным статистическим показателям провел свой 1000-й матч в форме «сенаторов» и 10 апреля 2010 года было официально объявлено в городе «Днем Даниэля Альфредссона».

    4. Берье Сальминг – «Торонто», «Детройт». 1148, 787 (150+637).

    Своим появлением в НХЛ Сальминг обязан Инге Хаммастрему, которого изначально приехали просматривать скауты «Торонто», но домой они возвращались, держа на карандаше совсем другого игрока. Берье перебрался за океан после трех лет в Швеции и провел в форме с кленовым листом на груди 16 полных сезонов, установив новые клубные рекорды для игроков обороны, не побитые до сих пор. Сальмингу не повезло с клубом в плане спортивных успехов – несмотря на регулярный выход в плей-офф в 70-80-х, «Мэйпл Лифс» стабильно вылетали на ранних стадиях, так что ничего серьезного за свою карьеру Сальминг не выиграл. Заканчивал он свою карьеру в НХЛ в «Детройте», где провел всего один сезон и отправился доигрывать домой, в Швецию. Примечательно, что в 1986 году НХЛ пыталась дисквалифицировать его за признание в интервью о неоднократном употреблении кокаина, а уже через 10 лет Сальминг стал первым шведом включенным в Зал хоккейной славы.

    3. Матс Сундин – «Квебек», «Торонто», «Ванкувер». 1346, 1349 (564+785).

    Став первым европейцем, выбранным под первым номером на драфте новичков, Матс заложил стандарты своей карьеры, в которой слово «первый» является ключевым. Первый шведский игрок, забивший 500 голов и набравший 1000 очков в НХЛ, первый капитан-европеец в истории «Торонто», первый в списках лучших бомбардиров и снайперов «Мэйпл Лифс» за всю историю, и первый в перечне самых результативных шведских игроков в истории лиги. Как и его предшественникам в самом крупном городе Канады, Сундину не стоит организовывать дома специальную комнату для трофеев, полученных в НХЛ – ни индивидуальных наград (если не считать «утешительный» приз за лидерские качества имени Марка Мессье), ни командных достижений за 18 лет в лиге Сундин так и не добился. Лучшим результатом остается выход с «Торонто» в финал конференции, где они проиграли посеянному седьмым «Баффало». Расстался Сундин с «Торонто» не слишком красиво – перед самым дэдлайном «кленовые листья» не попадали в плей-офф и попросили будущего свободного агента (к тому же по слухам, завершающего карьеру) последний раз принести пользу команде и отказаться от пункта в контракте о невозможности обмена, в надежде получить в качестве компенсации высокий выбор на драфте или проспекта, но Матс этого не сделал, объяснив это нежеланием бороться за Кубок Стэнли в качестве «арендованного» игрока. Всего через полгода он стал таким «арендованным» в «Ванкувере», за который провел половину сезона, полторы серии плей-офф, после чего завершил карьеру.

    2. Петер Форсберг – «Квебек/Колорадо», «Филадельфия», «Нэшвилл». 706, 885 (249+636).

    Кто знает, как сложилась бы карьера Фоппы в НХЛ, и кого сейчас называли бы лучшим шведским игроком в истории, если бы не травмы, которые преследовали его на протяжении всей карьеры. Форсберг входит в десятку лучших игроков лиги по количеству очков, набранных в среднем за матч, а по среднему количеству голевых передач за игру уступает только легендам – Гретцки, Лемье и Орру. Еще до момента своего появления в НХЛ он оказался участником одного из самых заметных трейдов в истории, став частью компенсации, предоставленной «Филадельфией» «Квебеку» за Эрика Линдроса. Дебют в «Нордикс» сложился как нельзя лучше – 50 (15+35) очков в 47 матчах принесли ему «Колдер Трофи». Первый сезон в Квебеке оказался для Форсберга и последним – вместе с командой он переехал в Колорадо, где сразу же выиграл свой первый Кубок Стэнли (к слову, это был единственный сезон, в котором Петер сыграл все матчи). В 2001 году «лавина» сумела повторить свой успех, правда вклад в общую победу Форсберга был уже не столь значительным, все из-за тех же травм. Пропустив весь следующий регулярный чемпионат и хорошенько отдохнув, в сезоне-2002/03 Фоппа показал свою лучшую игру, став не только лучшим бомбардиром НХЛ, но и самым ценным игроком лиги. После локаута он подписал контракт с «Филадельфией» и великолепно провел первый сезон – 75 очков в 60 матчах, но затем сразу несколько операций на больных лодыжках практически поставили крест на карьере шведа. Да, его борода еще мелькала на аренах Филадельфии, Нэшвилла и Колорадо, но это была лишь бледная тень того самого Форсберга.

    1. Никлас Лидстрем – «Детройт». 1412, 1046 (237+809).

    Почти 20-летняя эра правления Никласа Лидстрема на площадках НХЛ подходит к концу, но менее великой от этого не становится. За свою карьеру Никлас пропустил всего 28 матчей и наверняка это были самые сложные матчи в истории «Детройта». Во всех остальных играх за оборону и розыгрыш большинства ни тренерам, ни болельщикам «красных крыльев» беспокоиться не приходилось. Стабильность, основательность и спокойствие, с которыми играл в хоккей Никлас, делает его не только лучшим защитником своего времени, но лучшим европейским игроком, когда-либо выходившим на лед в матчах НХЛ. Четыре Кубка Стэнли, шесть «Норрис Трофи», а также «Конн Смайт Трофи» – вряд ли эти достижения сможет повторить кто-то в ближайшее время. Удалось Лидстрему и невозможное – в 2008 году он стал первым (и пока единственным) европейским капитаном, поднявшим над головой Кубок Стэнли. На предстоящей в скором времени пенсии Лидстрему будет, что вспомнить, а пока он застолбил за собой место во всевозможных символических сборных на годы вперед, да и звание «второй после Бобби Орра» дорогого стоит.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы