Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Александр Вьюхин: «17 или 37 – какая, к черту, разница?»

    Рекордсмен чемпионатов страны, сибиряк по духу и просто вечно молодой вратарь новокузнецкого «Металлурга» Александр Вьюхин в обстоятельном разговоре с корреспондентом Sports.ru поделился воспоминаниями, сделал для себя несколько открытий и пожелал удачи в НХЛ своему бывшему напарнику Сергею Бобровскому.

    Александр Вьюхин: «17 или 37 – какая, к черту, разница?»
    Александр Вьюхин: «17 или 37 – какая, к черту, разница?»

    «Еще не наигрался»

    – Александр, в январе вам исполнится уже 38 лет. Вы, пусть и всего на 17 дней, старше своего главного тренера. Что заставляет вас продолжать карьеру?

    – Я старше Дмитрия Геннадьевича (Пархоменко – прим. авт.)? Пока вы не сказали, я об этом даже и не задумывался. А заставляет снова и снова выходить на лед, в первую очередь, интерес к игре. Обычно люди заканчивают карьеру, когда ощущают, что устали от хоккея, а я чувствую, что не наигрался. Вот и продолжаю.

    – Думали, скажем, лет эдак 15 назад, что в 2010 году еще будете продолжать карьеру?

    – Всегда играл в свое удовольствие и не задавался подобными вопросами. Мне вообще несвойственно загадывать что-либо наперед.

    – Дают годы о себе знать, если честно?

    – Да нет пока. Скажем так, если тренер тебя правильно использует и дает разумные нагрузки, то проблем не возникает.

    – То есть, у вас до сих пор даже мысли не было о том, что надо заканчивать с хоккеем?

    – Нет. Несмотря на то, что меня уже не раз списывали со счетов, я буду играть.

    «Несмотря на то, что меня уже не раз списывали со счетов, я буду играть»

    – И все же рано или поздно придется остановиться. Уже знаете, чем будете заниматься по завершении карьеры?

    – На сегодня у меня есть несколько вариантов, но ни один из них не связан с хоккеем. Согласитесь, тяжело отыграть 21 сезон в высшей лиге плюс три года в первой, чтобы потом снова все эти разъезды-переезды… Не знаю, конечно, как жизнь повернется, но… Не хочу. Да и, хоть убей, не вижу я себя в роли тренера.

    – Кто-то из ваших друзей выбрал этот путь?

    – Полно таких. Игорь Никитин, Юра Панов, Игорь Жилинский. И Дмитрий Геннадьевич с Сергеем Павловичем (Бердниковым – прим. авт.), которые руководят нашей командой.

    – Нет такого, что друзья, которые уже повесили коньки на гвоздь, говорят вам: «Мы закончили, давай, Саня, и тебе пора уже»?

    – Не без этого (смеется). Но это все по-доброму. Главное же, что теперь разговоры у нас идут уже в меньшей степени на хоккейные темы, а больше касаются каких-то бытовых проблем.

    – Есть еще действующие игроки среди тех, с кем вы начинали?

    – Разумеется. Это и Коля Хабибулин, и Леха Яшин, и Макс Сушинский. Много народу. Что важно, все на хорошем счету.

    – С Хабибулиным вы вместе начинали в Екатеринбурге…

    – (Перебивая) Мы начинали в Свердловске. С Колей мы одного года. Только я занимался в «Юности», а он – в «Спартаке». Позже, когда нам было по 17, две эти команды объединили.

    – Кто еще из Свердловска по вашему году добился успеха?

    – Андрюха Субботин, Леха Яшин – это все наши ребята.

    «Я омич»

    – Семья ваша в Омске живет?

    – Да. Кстати, мне очень повезло, что 1 сентября мы были на турнире в Омске. Получилось проводить с цветами, как полагается, младшую дочку в первый класс.

    – А старшая в каком уже?

    – В четвертый пошла. Совсем большая.

    – Омск – это тот город, жителем которого вы видите себя в будущем?

    – Определенно. Я омич.

    – Что будете вспоминать по окончании карьеры? Бронзу 1996 года? Может, серебро-2001?

    – Когда закончу, тогда мы с вами и поговорим об этом. Много было хороших моментов, радостных. Сейчас мне сложно ответить на этот вопрос.

    «Повезло, что 1 сентября мы были на турнире в Омске. Получилось проводить младшую дочку в первый класс»

    – Попробуем иначе. Назовите по одному, первым всплывающему в памяти, воспоминанию о каждом клубе, каждом городе, где вам довелось поиграть.

    – Хорошо. В Свердловске это будет первая игра за мастеров. В Харькове – мой второй сезон, когда у нас была очень хорошая команда, мы могли побороться за путевку даже в высшую лигу, но судьба распорядилась так, что финансирование команды было прекращено. То время совпало с распадом Советского Союза. В Киеве запомнились все игры с московскими командами, потому что они всегда собирали полные трибуны. Атмосфера была потрясающая. Затем я переехал в Омск. Помню первую игру, хотя она и получилась для меня неудачной.

    – Проиграли?

    – Нет, выиграли у Самары, кажется, 5:3. Но я был собой недоволен. Вспоминаю Серегу Храмцова, Леонида Георгиевича Киселева, Геннадия Федоровича Цыгурова, Ивана Глинку. Всех тренеров, пожалуй, кроме последнего сезона, от которого неприятный осадок до сих пор остался.

    – Об обстоятельствах ухода из клуба вы до сих пор не распространяетесь?

    – Да. К кому можно с подобным вопросом обратиться, я уже не раз говорил (речь о Валерии Белоусове – прим. авт.).

    – Новосибирск?

    – Болельщики, которые яростно поддерживали свою команду. Действительно, здорово болеют. И, конечно, тот сезон, когда мы заняли пятое место в регулярке, классный был. В Череповце – это полностью серии с Мытищами (3-2) и Уфой (0-3) в 2008 году, когда вся команда сражалась, отдавая все свои силы. Могли сыграть еще лучше. По Новокузнецку пока нет цельной картины. Вспоминаются только какие-то отдельные матчи.

    – Омск, Новосибирск, Новокузнецк. Большую часть карьеры вы провели в Сибири. Чувствуете себя сибиряком?

    – Сибиряк, наверное, да (улыбается). Харьков, Киев, Череповец. Выходит, что на Западе я провел всего-то 6 лет.

    – Если однажды вы будете рассказывать: «А ведь мне доводилось играть с…», то кто будет этим игроком?

    – Мне посчастливилось застать на льду еще таких монстров, как Василий Татаринов, Виктор Кутергин, Владимир Щеглов, Юрий Глотов. Это та свердловская команда, за которую я болел и в которой играл мой родной брат. Илья Бякин, Андрей Мартемьянов… Вот люди, которые вспоминаются в первую очередь.

    700 матчей

    – Немного о новом сезоне. В межсезонье команда укрепила состав, но начала не лучшим образом.

    – Как вы думаете, лучше о чем-то не говорить и сделать это? Или кричать на каждом углу, что мы будем играть в финале, и туда не попасть?

    – Но что, по-вашему, ждет команду?

    – У нас есть определенные надежды, но ничего конкретного я сказать вам не могу. Перед нами стоит такая же задача, как и перед остальными клубами: выйти в плей-офф. Что из этого получится? Увидим по весне.

    – В «Металлурге» есть еще один опытнейший голкипер – Вадим Тарасов. Имеет ли для вас значение возраст напарника? Может быть, больше нравится с молодыми вратарями работать?

    – Могу сказать, что не так уж часто мой напарник был младше меня. Лет до тридцати такого не было. Кажется, впервые это случилось, когда я перешел в «Сибирь», где был Сашка Фомичев. В целом же, не придаю этому особого значения.

    – В прошлом году в Новокузнецке играл Бобровский, который уехал пробовать себя за океаном. Получится у него там, как думаете?

    – Получится у него или нет, будет зависеть от многих факторов. Не только от него самого. Я могу лишь ему пожелать удачи.

    – Из вратарей в КХЛ кто-то симпатичен вам?

    – Ну что значит симпатичен или не симпатичен? Мы же не о девочках говорим. В любой команде сегодня есть хорошие вратари, но кто-то может держать этот уровень 30 игр, а кто-то только 20.

    – Что касается легионеров, перебор или нормальная ситуация?

    – (Вздыхает) Для меня это больная тема. Можно набрать команду из легионеров, как это делали в свое время Минск или «Барыс», но кому от этого лучше?

    – Вы с кем из вратарей-легионеров поиграли вместе?

    – С Ростиком Станей. С Яриком Камешем. Американец был у меня в «Сибири». Как его, блин… Дитер Кохан. Так даже и не вспомнишь сразу.

    «Что значит симпатичен или не симпатичен? Мы же не о девочках говорим»

    – Чем запомнились?

    – Ярик Камеш – он просто классный человек. Думаю, что если бы не та его нелепая травма, ему еще играть и играть, что он, в принципе, и делает в Чехии.

    – У вас достаточно молодых игроков в команде. Как они к вам обращаются? По отчеству? Или «дядя Саша»?

    – Проблем с этим нет. Хотя с подколом могут сказать «дядь Саш» (смеется).

    – Вам-то самому комфортно в роли «дядьки», самого опытного игрока?

    – Не думаю об этом как-то. Когда выходишь на лед, то скажите мне, какая, к черту, разница сколько тебе лет – 17 или 37? Нет никакой разницы. Все выходят и пластаются. Единственное, что нас отличает, так это то, что тебе в 37 планку нельзя опускать, а ему в 17 свою надо поднимать.

    – Можно уверенно сказать, что вы – рекордсмен среди вратарей по количеству сыгранных матчей в чемпионатах страны – в этом сезоне сыграете свой 700-й матч. Что значит для вас эта цифра?

    – Ого. Правда, что ли? А сколько я их уже сыграл?

    – Точно не скажу. То ли 685, то ли 690.

    – Здорово. Но давайте я сначала сыграю этот 700-й матч, а потом уже подумаю. Договорились?

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы