android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Нанять Билла

Словосочетания «сборная России» и «Зинэтула Билялетдинов» в последние дни настолько часто встречаются в одном предложении, что игнорировать эту тенденцию просто невозможно. Sports.ru покопался в архивах и выбрал самые интересные цитаты, посвященные главному тренеру казанского «Ак Барса» и российской команды на Кубке Мира-2004.

Нанять Билла
Нанять Билла

Хоккеисты о Билялетдинове

Николай Хабибулин: «Да, пару лет мы работали вместе. Но впечатления у многих россиян, которых он тренировал, если честно, остались не очень хорошие. Конкретизировать не буду, потому что не воспоминаниями надо жить, а говорить о сегодняшнем дне. Например, о том, как Билялетдинов объяснил отсутствие в заявке Сергея Брылина: мол, в команде много центрфорвардов. И это при том, что Брылин уже шесть лет играет левым крайним!
Очень хорошо понимаю Валерия Белоусова, который, если вы не в курсе, отказался идти к Билялетдинову помощником. Объективно сильнейший на сегодня российский специалист, Белоусов заслужил право быть главным тренером сборной, а не помогать Билялетдинову, которого за последние четыре года увольняли с работы ровно четыре раза». («Спорт-Экспресс», 25 июня 2004).

Илья Ковальчук: «Если сборной будет руководить этот тренер, я не поеду. На 100 процентов. Зачем опять разочаровываться? Я очень люблю эту игру... Но от своего мнения отказываться не собираюсь. Надо получать удовольствие от хоккея, а не мучиться и насиловать себя. Просто если человек не понимает… Если я сижу на лавке по 10–15 минут подряд… Если играю только «5 на 5»… Считаю, что в таком случае наши пути должны разойтись («Советский спорт», 23 марта 2005).

Сергей Зиновьев: «Прекрасно понимаю, что за результат отвечает главный тренер. Но он должен говорить и объяснять игрокам, почему возникла та или иная ситуация. Сейчас же все молчат. Если же в «Ак Барсе» по-прежнему буду лишен игровой практики, то и дорога в сборную для меня будет закрыта. В клубе все хотят, чтобы я остался в Казани. И я не хочу никуда уходить – но не хочу играть в команде Билялетдинова.
Не вижу смысла общаться с Билялетдиновым, так как он не предпринял ничего, чтобы опровергнуть ряд недавних публикаций, которые, например, были озаглавлены так: «Билл выгнал Зиновьева». Считаю, что главный тренер хоть как-то должен был объяснить эту ситуацию игроку, но такого диалога у нас не состоялось. Да и как он может быть, если заявляют, что на собрании команды у меня якобы «неправильный взгляд»! («Спорт-Экспресс», 18 ноября 2008).

Илья Ковальчук: «Слышал, что у Зиновьева возникло недопонимание с руководством клуба… Тренер «барсов» Билялетдинов – непростой человек. В этом конфликте я, конечно, на стороне игрока» («Советский спорт», 28 ноября 2008).

Илья Никулин: «С Зинэтулой Билялетдиновым я фактически всю свою карьеру работаю. Знаю его с 18 лет. Можно сказать, что он из меня сделал игрока. Он отличный специалист. И действительно, требовательный. Считаю, каждый тренер должен быть таковым. А как иначе? Какое-то расстояние между тренером и игроком должно быть. Я к нему очень хорошо отношусь, но, думаю, беседы по душам – это лишнее. И у меня пока таких моментов не возникало. Хотя, в принципе, уверен, что если подойду и начну говорить с ним за жизнь, он мне не откажет» («Спорт. День за днем». 3 февраля 2009).

Александр Овечкин: «Больше всего в меня вложил Зинэтула Билялетдинов. Он поставил на путь истинный. Когда он пришел в «Динамо», то взял меня как щенка и начал делать мастера. Позвал на Кубок мира-2004, когда руководил сборной. Видел во мне потенциал, помог его реализовать. Благодаря Зинэтуле Хайдаровичу я стал тем, кто сейчас есть. Когда в «Динамо» пришел Крикунов, я уже играл по накатанной.
Билялетдинов – жесткий тренер. Но и одновременно... мягкий. Понимаете? У него есть определенные требования, которые нужно соблюдать. Если ты это делаешь, то играешь нормально. Уроки Билялетдинова мне и в НХЛ помогают» (Советский спорт, 14 февраля 2009).

Андрей Таратухин: «Казанцы здорово сыграли, разыграли большинство в одно касание. Молодцы! Я искренне хотел бы пожелать Казани удачи. У Билялетдинова действительно система построена. Очень здорово они в обороне играют, вратарь, конечно, на кураже. Хорошего вратаря они приобрели. И везение, может быть тоже. У них для чемпионства все есть» («Весь хоккей», 11 апреля 2010).

Владимир Воробьев: «Система у Билялетдинова очень простая, это видно. Это именно такой оборонительный хоккей и полная импровизация в атаке. Ребята старались и искали наши ошибки» («Весь хоккей», 11 апреля 2010).

Яркко Иммонен: «Билялетдинов? Он очень хороший человек. Зинэтула Хайдарович честен по отношению к игрокам, и они полностью доверяют ему. В команде все делают то, что он говорит. Возможно, Билялетдинов перенял что-то у тренеров из НХЛ, но я не так много играл в этой лиге, поэтому сказать наверняка не могу» (Sportbox.ru, 16 декабря 2010).

Алексей Яшин: «Кого из тренеров КХЛ считаю лучшим специалистом? Я считаю, что это Зинэтула Хайдарович Билялетдинов» («Горячий лед», 8 февраля 2011).

Никита Алексеев: «Это все психология. Поэтому мне и нравится коуч Билл. Он сразу дает знать, что в «Ак Барсе» «Я» не пройдет. В другом месте, может, но не здесь. Ты так ничего не выиграешь» (Sports.ru, 13 января 2010).

Специалисты о Билялетдинове

Александр Стеблин: «Договорились с Билялетдиновым. Это один из лучших тренеров в мире. Думаю, мы найдем возможность, чтобы продлить с ним сотрудничество до Олимпиады 2006 года» («Коммерсантъ», 12 августа 2004).

Александр Хаванов: «Главный тренер Зинэтула Билялетдинов – это тоже только одна цель, победа. Для него главное в хоккеисте – характер. Вот тот же Саня Степанов до сих пор играет у Билла. Все просто – ему этот человек очень подходит. Он давит настроем, желанием. Не каждый техничный хоккеист подходил Билялетдинову. Он любил бросать спортсменам вызов, именно в смысле характера» (Sports.ru, 24 августа 2009).

Александр Хаванов: «Я в повседневной жизни с ним не встречался, но от работы исключительно положительные впечатления. Достаточно сказать, что он, заходя в столовую, всем желал приятного аппетита. Не во всех клубах тренеры были настолько вежливы. Еще один пример. Когда главный тренер заходил в раздевалку перед тренировкой, первым делом он здоровался с каждым. Не считал для себя зазорным обходить всех и каждому жать руку. Поверьте, это очень многое значит. Стены между тренером и игроками не было» (Sports.ru, 24 августа 2009).

Владимир Петров: «В противостоянии «Салавата Юлаева» и «Ак Барса» бросились в глаза мудрость главного тренера казанцев Зинэтулы Билялетдинова и терпение его игроков, которые четко выполняют задания тренеров независимо от счета и действий противника. Это и приносит результат» («Спорт-Экспресс», 5 апреля 2010).

Евгений Зимин: «Билялетдинов готовит команду не к чемпионату, а к плей-офф. Он и так знает, что в плей-офф его команда попадет. Уже не в первый год «Ак Барс» преображается в кубковых матчах. Риск велик, но Билялетдинов не боится встречи с сильными командами. Задача тренера – не гадать против кого играть, а верить в своих ребят» (Эфир программы «Ледовый континент» от 24 марта 2010).

Вячеслав Фетисов: «Зинэтула Хайдарович сумел передать атмосферу нашей национальной команды, в которой он играл не один год. Опыт, который приобрел Билялетдинов по обе стороны океана, и дал ему возможность быть высокопрофессиональным и уважаемым человеком в раздевалке. И самое главное – это последовательная работа всех структур» (Эфир телеканала «Россия 2» от 27 апреля 2010).

Владимир Петров: «Если Быков уйдет, у нас есть Билялетдинов. В 2000 году он был еще не готов тренировать сборную. А сейчас – вполне. Мне кажется, Саша уже устал от «Ак Барса». Приостановил в Казани свой рост. Для того чтобы шагнуть на новую ступень как тренеру, ему надо искать новые возможности. Почему назвал Билялетдинова Сашей? А что, мне его Зинэтулой называть? Для меня он навсегда останется Сашей» («Спорт-Экспресс», 31 мая 2010).

Владимир Юрзинов: «Билла очень любил Чернышев. Открыл его, дал играть. Обожал эти глаза: «Хочу и возьму все! Только дайте!» Я у Билялетдинова сразу разглядел главную черту – трудолюбие. Он из ребят, которые знают, за что сражаются. Обычно такие выходили из многодетных семей. Как защитник был не без греха – то пас затянет, то вовсе не отдаст. Его на этом легко можно было подломать. Многие на Билла цыкали, а мне жесткости не хватало их угомонить. И тут помог Витюша Тихонов.
Взял его в сборную, все прощал. Билл обрел уверенность – и стал фантастическим игроком. Он по-прежнему стремится развиваться, хоть некоторые тренеры успокаиваются – едва их закидают деньгами.
Билл очень терпеливый. Это в нем татарская черта. Были у него ситуации и потяжелее – как-то, дорабатывая в московском «Динамо», приехал ко мне в Швейцарию в подавленном состоянии. Таким его прежде не видел. Но сумел подняться» («Спорт-Экспресс», 1 октября 2010).

Билялетдинов о Билялетдинове

Зинэтула Билялетдинов: «Я не люблю выражение «разбор полетов». Будто кто-то ждет, что тренер устроит разгром, будет орать на команду в раздевалке. Скажем так, мы провели работу над ошибками. В совершенно нормальной форме. Каждый из игроков – взрослый человек, профессионал. Он знает, в чем ошибся, и совсем не обязательно отчитывать его перед командой» («Советский спорт», 7 сентября 2004).

«У любого спортсмена должен быть самоконтроль – вовремя приходить на матч, тренироваться, отдыхать, правильно питаться. У нас привыкли говорить, что у игроков НХЛ есть полная свобода, они могут делать все, что угодно. Да ничего они не могут! У них такая же дисциплина, как и у остальных. Поверьте мне, в любой команде есть свой четкий распорядок. Сборная России – не исключение. Вот написано, что у игрока после обеда есть свободное время, он его и получает. Но если по графику значится отбой в 23.30, все без исключения расходятся по номерам. И никто не опаздывает, потому что в таком случае он подводит остальных ребят» («Советский спорт», 7 сентября 2004).

«Да что американская? Я хочу, чтобы наша, российская, пресса писала хорошо и объективно про свою сборную. Бог с ними, с американцами, пусть творят все, что угодно. Но мы-то должны развивать наш хоккей и не опускать своих ребят. Некоторые публикации, которые выходили во время подготовки сборной к Кубку мира, были оскорбительны» («Советский спорт», 7 сентября 2004).

«Безумно обидно, что не удалось добиться большего, хотя шансы были. В чем-то, наверное, сам недоработал, но для того, чтобы разобраться, в чем именно, потребуется время. Нужно изучить видеозаписи всех матчей, подумать. Повторю: ощущение двойственное: с одной стороны, мы не вышли в полуфинал, а значит, не имеем права считать итог турнира удовлетворительным. С другой – команда во всех матчах Кубка мира показала красивый и содержательный хоккей. И у меня язык не повернется упрекнуть хотя бы одного человека в недостаточном старании» («Спорт-Экспресс», 10 сентября 2004).

«Вопрос о совмещении непростой. У нас есть договоренность, что я буду совмещать работу в сборной и клубе. Участвовать не во всех евротурах, а только в декабрьском и чемпионате мира. А клуб, конечно же, на первом месте» («Вечерняя Казань», 30 ноября 2004).

«Работать одновременно в сборной и в клубе сложно. Ведь ты должен видеть и знать все: просматривать игры в чемпионате, собирать информацию об игроках. Мне это делать сложно. Юрзинов же сегодня свободен, он мог бы заниматься этими вопросами, и качество работы было бы лучше» («Вечерняя Казань», 30 ноября 2004).

«Я не поеду на чемпионат мира в Австрию. Значит ли это, что я оставляю пост главного тренера сборной? А он и не был мной занят! Меня официально назначили наставником команды лишь на время Кубка мира. После этого срок моих полномочий в сборной истек. Да, президент ФХР Александр Стеблин попросил меня поработать со сборной на Кубке РОСНО. Но этим дело и ограничилось» («Советский спорт», 30 марта 2005).

«Мне, еще раз хочу подчеркнуть, очень хотелось работать со сборной. Я считаю это вершиной тренерской профессии. Но меня в предложении Третьяка не устроили две вещи: во-первых, мне необходимо было присутствовать на всех этапах Евротура, не допускался даже единственный пропуск. И, во-вторых, меня не устроил срок полномочий тренера – два года плюс продление в случае успешной работы. Я настаивал на четырехлетнем олимпийском цикле» («Советский спорт», 15 августа 2006).

«Буду откровенен, была ситуация, когда я сказал, что больше не буду никого слушать, а буду делать так, как считаю нужным, как тренер. Принимать те решения, которые должен принимать и которые считаю правильными. Ведь только тренер знает все, что происходит в команде» («Вечерняя Казань», 15 апреля 2009).

«Я ребятам частенько повторяю: без куража нельзя играть. Он необходим в спортивных играх, да и вообще в спорте. Это же игра, интерес, ты должен в нее войти, пропустить через себя. Я играл в детстве во многие виды спорта, помимо хоккея: в футбол, баскетбол, волейбол... Но азарт, кураж, должен быть контролируемым. Каким бы эмоциональным ни было мое состояние, голова должна работать ясно и четко. Я обязан контролировать ситуацию, потому что на мне лежит принятие решения» (Официальный сайт КХЛ, 27 ноября 2010).

«Иногда хочется кидаться ботинками в раздевалке, но я считаю, что должен сдерживать эмоции. Можно и пошуметь в раздевалке, но контролировать ситуацию я обязан. В отношении Фергюсона могу предположить, что он сделал это специально. Бывает ситуация, когда нужно сделать что-то неординарное, чтобы до игроков дошло» (Официальный сайт КХЛ, 27 ноября 2010).

P.S.

«Возможная работа со сборной России? Тяжелый вопрос для серьезного разговора. Хотя бы потому, что я отдаю себе отчет в том, насколько болезненно воспримут любые мои слова коллеги, работающие сегодня с национальной командой. Это просто некорректно по отношению к ним, верно?! Мне кажется не стоит журналистам так жестко к ним относиться. Пусть тренер работает, и подольше, и успешно. Уволить любого можно, это как раз просто. Создавать куда сложнее» («Спорт-Экспресс», 5 мая 2010).

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы