Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Вячеслав Колосков: «В России все строится на исключениях»

Кто и за сколько убивал сборную России? Что будет с Виталием Мутко, если он вдруг станет бомжом? Почему руководители клубов становятся более нравственными? Нужно ли верить тому, что пишут в газетах? И наконец, с каким счетом команда Хиддинка обыграет Словению? Бывший президент РФС Вячеслав Колосков в интервью Sports.ru не избегал самых неудобных вопросов.

Вячеслав Колосков: «В России все строится на исключениях»
Вячеслав Колосков: «В России все строится на исключениях»

Полл судьи

– Вячеслав Иванович, почему раньше сборную так плохо судили – и считаете ли вы вообще, что ее судили плохо?

– Ну что здесь комментировать – за 26 лет, пока я был в футболе, с нами только три раза несправедливо поступили. Это игра против Португалии, когда испанский судья поставил пенальти за полтора метра до штрафной, второй раз – это Крондл в Болгарии – там мы рассчитывали на 4 пенальти, но судья не дал ни одного, ну и, наконец, матч со Словенией, Грэм Полл. Момент можно оценить так: человек искал повод, и он его нашел. Вот и все за 26 лет – всего-навсего три таких ситуации.

– А в чем была причина этих случаев?

– Ну, во всяком случае, никакого заговора против России там не было. Против Португалии судью купили, против Болгарии судью купили – я даже знаю, кто и за сколько – ну а с Грэмом Поллом какие-то иные факторы сыграли. Знаете, я запись этой игры привез на Исполком УЕФА, и весь Исполком ее посмотрел. Большинство признало, что в решающих матчах за такое нарушение, которое допустил Слава Даев, пенальти не дают. Никто не сказал, что кто-то нас сплавил или что-то подобное. Предыстория была такая: угловой удар на последних минутах, Грэм Полл обращается к нашим игрокам и говорит: «Руками не трогать, буду судить». Тем не менее, Даев обхватил своего соперника руками – он мяч даже не трогал, мяч улетел дальше – но тот, выворачиваясь, упал. Полл дал пенальти. Вот как здесь судить – искал он повода или нет... Факт в том, что мы тогда проиграли. Но никакой тенденции тут нет.

«Если бы нас не хотели, не хотели бы по всем фронтам»

– А как складывались ваши отношения с Поллом после игры? Вы с ним общались?

– Нет, с ним не общался. Я общался с президентом английской федерации, и он мне так сказал: «Полл – один из наших лучших судей, но непредсказуемый. Порой его замыкает, и мы сами не поймем, что он судит». Вот примерно так он и поступил с нашей командой. Встречаться с судьей – это был не мой уровень. Я свою задачу выполнил, показал Исполкому запись. Потом его некоторое, небольшое время, не назначали на матчи. А вообще ни в ФИФА, ни в УЕФА нет порядка наказания судей. Даже тот же Крондл, который нас просто убил – он тоже немного посидел без назначений, а потом стал опять судить. Более того, недели две-три назад приезжал в Москву в качестве судьи-инспектора.

– То есть нет никаких официальных способов подать протест? Вот в чемпионате России можно подать протест в КФА. А что можно сделать в международных матчах?

– А вы спросите Мутко, написал он протест после матча с Германией? Многие считают, что там должны были ставить два явных пенальти, один-то особенно, на Аршавине. Вот и спросите, написал он письмо или нет.

– А эти методы вообще работают?

– С точки зрения наказаний судей – не работают. С точки зрения профилактики какой-то – возможно. Профилактика в том смысле, что мы внимательно следим за этим делом, что мы информируем УЕФА о том, что с нашей точки зрения было несправедливо. Другое дело, что там нет, как у нас, дисциплинарного кодекса арбитров, в котором прописано: отстранить такого-то на пять, на семь матчей. Там есть комиссия, которая, конечно, обязательно посмотрит видеозапись, и, если посчитает, что судья не разобрался в эпизоде – его, так же, как и в случае с Поллом, на какой-то период времени просто перестанут назначать, вот и все.

– Вы говорите, что знаете, кто купил двух судей; не прошу их назвать, но вы же общались с руководством ФИФА – каким-то образом эту информацию там озвучивали?

– Как я могу озвучить, когда у меня на руках нет документов. Я же все-таки был вице-президентом ФИФА и президентом РФС. Я знаю, кто давал – но я не присутствовал при передаче этих денег. Была бы оперативная съемка, аудиозаписи какие-то – а так как я могу сказать? Хотя наверняка знаю, сколько это стоило и кто давал. Имею в виду Болгарию – про Португалию не знаю, кто и сколько.

– А в еврокубках, как вам кажется, нас справедливо судили?

– Опять сейчас начнут вспоминать «Локомотив» с переигровкой... Но это чушь полнейшая. Не было там никаких заговоров или чего-то такого. Это же не помешало ЦСКА и «Зениту» выиграть Кубок УЕФА и Суперкубок. Если бы нас не хотели, не хотели бы по всем фронтам. Играть надо нормально, вот и все. Кто вот мешал ЦСКА при счете 3:1 выигрывать дальше? Никто не мешал.

1200 ДЮСШ

– Конечно, но многие считают, что сейчас ситуация изменилась – а причиной видят то, что ФИФА стал интереснее российский рынок, аудитория, спонсоры.

– Ни президенты ФИФА и УЕФА, ни Исполкомы – никакого отношения к судейству вообще не имеют. Ни-ка-ко-го. Все время подчеркивают, что судейская коллегия абсолютно независима. Только она вправе принимать решения, например, по переводу судей из топ-группы в первую или какое-то время в виде наказания не назначать их. Там нет дисквалификаций – если, естественно, не докажут факт очевидной взятки. Поэтому никакого влияния на судейство руководство ФИФА и УЕФА не имеет. А почему судейство стало лучше, я могу объяснить. Сегодня руководителем судейских комитетов и ФИФА, и УЕФА является один человек, причем он не судья. Это вице-президент ФИФА и УЕФА, президент испанской федерации футбола Анхель Мария Вильяр Льона. Человек, который сам играл в футбол, в том числе за сборную Испании – и вот сейчас он хозяин всего судейства. Единые подходы, единые требования; больше стали проводить разборов, семинаров, учебы и прочее – результат сказывается. Выражается он в качественном улучшении судейства. В последние годы Платини объявил тотальную борьбу с коррупцией, которая главным образом связана не с судьями, а с тотализатором. Судьи иногда тоже замешаны в тотализаторной деятельности, поэтому создана специальная группа оперативных работников УЕФА, которые занимаются отслеживанием возможной коррупции в футболе, ликвидацией ее последствий, превентивными мерами и так далее. Эта группа была создана два года назад.

Никто не может игнорировать успехи наших клубов, ЦСКА и «Зенита»

– Российский футбол сильно развился с начала 2000-х. Как думаете, чья это заслуга?

– Нельзя поставить это в заслугу какому-то одному человеку. Меняется страна, меняется государство – в 2000 году российский футбол был в завале. Как только развалился Союз, мы потеряли 73 футбольных училища олимпийского резерва, 21 футбольный интернат, 1200 детских спортивных школ, которые входили в систему профсоюзов. Профсоюзы перестали финансировать свои учебные заведения, министерство просвещения перестало финансировать училищша олимпийского резерва и интернаты – в результате в 2000 году мы остались с носом. Вот при клубах, благодаря совместным усилиям – моим и Коли Толстых, особенно последнего – было жестко поставлено условие: иметь детские спортивные школы. Тогда, к 2005-му году, нам понемногу удалось вернуть и интернаты, пусть не в таком количестве, как они были, и училища олимпийского резерва, и, самое главное, специализированные школы в команды первой, второй лиг и премьер-лиги.

– А насколько велика роль Мутко в развитии футбола? Как считаете, сложно будет его заменить на посту президента РФС?

– Бессмысленно отрицать успехи в развитии футбола за последние пять лет. Конечно, это в первую очередь успехи национальной сборной: третье место на чемпионате Европы – замечательный результат – даже самые большие недоброжелатели в этот момент, думаю, аплодировали нашей сборной, и в том числе руководителям футбола. Никто не может игнорировать и тот факт, что за последние годы построено порядка 200-250 футбольных полей. Никто не может игнорировать успехи наших клубов, ЦСКА и «Зенита». Здесь прогресс есть. Другое дело, что за этими успехами надо видеть в том числе и недостатки. Посмотрите, последний успех у нашей юношеской сборной был еще практически при мне, когда Колыванов выиграл чемпионат Европы. После этого ни одна команда из пяти не попадала даже в финальные турниры – за исключением одного года, команды Талалаева. Тут полнейший провал, вплоть до того, что молодежная команда проигрывает Фарерам. Это говорит о том, что с резервом сборной команды России работают плохо. Пришли толковые тренеры: Колыванов, Талалаев. Но им самим никто не помогает, они варятся в собственном соку.

– А кто им должен помочь?

– Сегодня в федерации нет органа, который занимался бы повышением квалификации тренеров юношеских команд. Это проблема. Вторая проблема такая: да, у нас сегодня много футбольных полей, но ведь никто за 5 лет не провел анализа: а кто занимается на этих полях? Я недавно был в Красноярске – мы там пять лет назад за счет РФС построили одно из первых футбольных полей. Оно принадлежало училищу олимпийского резерва. А сейчас это поле забрали – там занимаются за деньги, зарабатывают бабки. И из 250 полей, боюсь, что больше половины служат именно этим, а не иным, целям. Надо проанализировать, посмотреть. Далее, учатся детишки. А кто с ними работает? У нас сегодня нет специализации «футбол», если не считать трех вузов: в Москве, Санкт-Петербурге и Малаховке. А раньше она была и в Омске, и в Волгограде – в семи вузах была. Этим никто не занимается. Это вопрос? Вопрос, конечно. Ну и, наконец, все замечательно помнят победу 2:1 над сборной Англии, прекрасную победу над сборной Голландии, но при этом не надо забывать и поражений от Испании и Германии. Это говорит о том, что не все еще достигнуто, есть куда развиваться, есть куда расти дальше. Поэтому еще раз: очевидные позитивные достижения есть, но надо бы как следует проанализировать и недостатки. Я надеюсь, что предстоящая конференция всем этим и займется. Она ведь должна выбрать вместо Мутко какого-то нового человека, значит, должна и послушать, что сделано за пять лет Мутко и Исполкомом в целом. Я так предполагаю – может быть, будет как-то иначе, будет какое-то кулуарное обсуждение, но, с моей точки зрения, должно состояться публичное обсуждение итогов деятельности Исполкома и президента Мутко.

«Даже если Мутко будет бомжом, то все равно останется членом исполкома ФИФА»

– Как вам кажется, кто будет президентом РФС после ухода с этого поста Мутко?

– Понятия не имею. Могу только что сказать: сейчас идут разговоры, что, если Мутко не будет президентом, то его тут же выпрут из Исполкома ФИФА. Я читал это в газете, плюс об этом говорил сам Виталий Леонтьевич – но это абсолютно не соответствует действительности. Мандат Мутко выдан на 4 года. Даже если он не будет президентом, даже если он вообще не будет иметь никакого отношения к футболу – да будь он хоть бомжом – его мандат все равно сохраняется, он будет членом Исполкома ФИФА. Никто его отобрать не может. Есть три варианта, при которых он может потерять мандат. Первое: если он сам напишет заявление и попросит себя освободить, что, конечно, не выгодно для России. Второе – если он не будет ездить на заседания Исполкома ФИФА, тогда сам Исполком через УЕФА вправе инициировать вопрос о его замене. И третье – форс-мажор – заболел, не дай Бог, серьезно, или еще по каким-то причинам не будет в состоянии заниматься международной деятельностью – тогда его могут поменять. А так мандат на четыре года – и никто его там не вправе заменить, кроме него самого. Очень важно, чтобы все это поняли.

– А на посту президента РФС Мутко теоретически может остаться?

– Конечно, может, почему нет. Я как-то давно сказал, что в России все строится на исключениях. Поэтому исключение могут сделать и для Виталия.

Чемпионат в России

– Когда вы возглавляли РФС, с судейством в России были такие же проблемы, как сейчас?

– Конечно, такие же. Всегда были недовольные – особенно в начале и в конце чемпионата их шквал. Это неибежно, и, кстати говоря, то же самое происходит в Италии, Испании, Англии – везде недовольные есть. Реакция только немножко другая, не такая острая, как у нас, где все пытаются свалить на судей. А там говорят о том, что судья поступил не по правилам, но, тем не менее, такого ажиотажа, визга там нет. А в целом, все то же самое – что было в 80-е годы, что в 90-е, что в 2000-е, все примерно одно и тоже.

– Как-то можно эту ситуацию изменить?

– Разве что так, как это произошло в ФИФА. Должен прийти авторитетный человек, авторитетнейший. Но этого мало – еще важно, чтобы были сильные методисты. Я видел недавнюю запись заседания судейской коллегии – они и внутри-то не могут разобраться, кто главнее, судьи или судьи-инспекторы. Поэтому первое – авторитетный руководитель судейской коллегии и второе – умные, грамотные и, самое главное, честные методисты. Больше ничего не надо.

– Как насчет договорных матчей в премьер-лиге – ситуация меняется к лучшему?

– Да их всегда было немного, а сейчас и вообще практически нет. Конечно, да, ситуация изменилась к лучшему. Меняется страна, люди становятся более нравственными, руководители клубов – более ответственными, поэтому и футбол становится чище.

«Раз ничего не делается – никаких ошибок, естественно, нет»

– Есть матчи в этом году, которые вы можете открыто назвать договорными?

– Нет. Я, во-первых, смотрю мало, может быть 10% всех игр, поэтому делать выводы мне очень сложно. Но из того, что я смотрел – у меня ни разу не сложилось впечатления, что кто-то договорился. А то, что пишут в газетах – я этому не верю. Могу твердо сказать, что из того, что я видел – не было даже намеков никаких на это.

– Верите ли вы, что Россия может получить ЧМ в 2018 или 2022?

– Ну, я никакого к этому отношения не имею, даже не знаю, что там происходит. Знаю только, что Путин восемь месяцев назад поручил Шувалову (первый вице-премьер РФ. – Прим. Sports.ru) сформировать заявочный комитет. Но до сих пор не слышал ни одной фамилии тех, кто в этот комитет войдет.

– Может быть, поделитесь опытом, каких ошибок в выдвижении кандидатуры надо избежать?

– Ошибки ведь бывают, когда кто-то что-то делает. А сейчас заявочного комитета нет, так что никто ничего и не делает. Бесполезно сейчас что-то анализировать. Раз ничего не делается – никаких ошибок, естественно, нет.

– Ну и главный вопрос: победим мы Словению или нет?

– Конечно, победим. Здесь выиграем, так полагаю, а там сыграем вничью. Причем выиграем с разницей в два гола.

– А если все-таки не попадем на чемпионат, как вам кажется, стоит ли удерживать Хиддинка в сборной?

– Конечно, конечно. Я считаю, что его надо удержать еще по крайней мере до 2012 года. Главный критерий работы тренера – это результат. В данной ситуации результат налицо, поэтому Хиддинка надо оставлять.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы