Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Двенадцать размарадоненных мужчин

    «Новый Марадона». Под этот почти энциклопедический термин последние 15 лет неизменно подпадают все крупномасштабные таланты аргентинского футбола – особенно те, что невысоки и с десяткой на спине. Вдохновенный дебют Эзекиля Лавесси в «Наполи» довел число «помазанников Диего» до дюжины, и Sports.ru решил припомнить каждого из них.

    Диего Латорре 

    Логично, что открыл галерею наместников Марадоны его тезка – Диего Латорре, «десятка» «Боки» рубежа восьмидесятых-девяностых. Проведя славную пятилетку в родном клубе, пионер марадонизации стал еще и главной движущей силой молодой «альбиселесты», под предводительством Альфио Басиле взявшей в 91-м Кубок Америки. Спустя год 22-летний форвард в комплекте с Габриэлем Батистутой был транспортирован в «Фиорентину», причем именно Латорре слыл в той связке наиболее одаренным. Однако, не став во Флоренции даже бледной тенью Батигола, Диего Второй пустился в странствия по Пиренеям, но и там – в «Тенерифе» и «Саламанке» – не смог настроиться на «божественную» волну. В поисках утраченного вдохновения Латорре подался в свою альма-матер, «Боку», где в течение одного сезона даже партнерствовал с подлинным Марадоной. Сам Диего Армандо никогда не питал нежных чувств к своему первому наследнику, больше того, относился к нему довольно апатично – особенно после истории, приключившейся в начале 99-го. Переметнувшись к тому моменту в «Расинг», Латорре отпраздновал гол в ворота «Боки» оскорбительным жестом в адрес ее инчас, и Диего Армандо не смог оставить такое без внимания. «Я разыщу его, когда вернусь в Буэнос-Айрес, и надаю по морде, – бесновался Марадона. – Хочу увидеть, будет ли он столь же крут наедине со мной». Почуяв беду, Латорре предпочел спастись бегством. Тихой гаванью для него послужила гостеприимная Мексика, из которой он пару лет назад перебрался в Гватемалу, где в итоге и покончил с футболом.

    Ариэль Ортега

    Следующая копия чуть больше походила на оригинал. Американский мундиаль, окончательно разлучивший Диего Армандо с родной сборной, явил миру того, кому предстояло восстанавливать расшатавшуюся репутацию аргентинского футбола. Ариэль Ортега, по прозвищу Эль Буррито (Ослик), до 22-х лет оставался верен «Ривер Плейту», и лишь победив с ним во всех мыслимых южноамериканских турнирах, подался на зов «Валенсии», сходу став там незаменимой фигурой. Однако во второй половине 90-х самые интенсивные денежные потоки циркулировали в Италии, куда Ортегу и занесло сразу же после ЧМ-98. Поучаствовав в окончательном крушении «Сампдории», провалившейся в серию В, Ариэль продолжил губить свою судьбу в «Парме», которая увидела в нем превосходную замену Хуану Себастьяну Верону. Впрочем, второй апеннинский сезон выдался еще печальнее – Ослик бросил якорь в резерве, показываясь на поле только по очень большим праздникам. Погрустив годик, Ортега решил начать все сначала. В «Ривере» Ариэля приняли с распростертыми объятиями – только там смогли понять его тонкую плеймейкерскую натуру. Двухлетнее наслаждение родными просторами благоприятно повлияло на душевное состояние Эль Буррито, вновь ставшего желанным в Европе. По окончанию японо-корейского ЧМ он польстился на сверхвыгодное предложение турецкого «Фенербахче», но уже спустя полгода, наплевав на действующий (самый крупный в команде!) контракт, беспардонно сбежал в Буэнос-Айрес к беременной супруге. Последовавшие за этим полугодичная дисквалификация и громадный (9,5 млн евро) штраф не только напрочь отбили у Ариэля охоту совать нос в Европу, но и жутко надломили его психологически. Год назад Ослик признался руководству «Ривера», вновь приютившему его, что совершенно не способен играть в футбол из-за острой алкогольной зависимости и вынужден взять еще одну полугодичную паузу, на сей раз – по медицинской необходимости. Долгожданное возвращение в основу 33-летний Ортега знаменовал победным голом в ворота «Кильмеса», забитым, как и полагается, рукой.

    Хуан Роман Рикельме

    До 25 лет Хуан Роман Рикельме полностью дублировал путь своего легендарного кумира. Получив футбольное образование в «Архентинос Хуниорс», вечно угрюмый плеймейкер проследовал в «Боку», с которой дважды познал прелесть победы в Кубке Либертадорес и однажды – в Межконтинентальном Кубке. Двигаясь по следам Диего Армандо, Рикельме оказался в «Барсе», но, также как и Марадона двадцатью годами ранее, испытал на «Камп Ноу» сущее разочарование. Спасти заблудившийся талант взялся «Вильярреал», сколачивавший в своих рядах многочисленную аргентинскую диаспору. Чилийский наставник команды Мануэль Пеллегрини сразу же распознал в Романе ключевую фигуру своих тактических замыслов и без раздумий поставил его за штурвал «желтой субмарины». Три года Рикельме и «Вильярреал» были счастливы друг с другом, а квинтэссенцией взаимных чувств стал выход в лигочемпионский полуфинал полтора года назад. Однако прошлым летом казавшиеся идеальными отношения дали трещину. Роман вдрызг пересобачился со всем руководящим составом клуба и, в конечном счете, в феврале от греха подальше был спроважен в 5-месячную аренду в «Боку». На родине Рикельме вновь обрел крылья за спиной, в третий раз вознеся команду с «Бомбонеры» на самую вершину главного клубного турнира Южной Америки. Казалось, проблем с трудоустройством такое положение дел совсем не предвещает – благо, неподдельный интерес к Роману обозначали «Реал», «Тоттенхэм» и «Атлетико». Тем не менее, прозевав прошлым летом пик ликвидности своего плеймейкера, «Вильярреал» так и не удовлетворился ни одним из поступивших предложений.

    Пабло Аймар

    Именно уроженца Рио Куарто (провинция Кордоба), уже в 17 лет заблиставшего в «Ривере», Диего Марадона, откинув клубные пристрастия, на рубеже веков публично назвал своим самым любимым наследником. В начале 2001-го Аймар очутился в «Валенсии», не пожалевшей за него 24 млн евро, и вместе с тренером-земляком Эктором Купером просочился в финал Лиги чемпионов-00/01. В следующем сезоне Эль Паясо (Клоун) сыграл главную роль в постановке нового режиссера «Местальи» – Рафы Бенитеса, избравшего в чемпионский год причудливую схему 4-6-0. Однако в течение последующих четырех сезонов насладиться яркими экспромтами Аймара, да и вообще увидеть его в стае «летучих мышей», удавалось довольно редко. Болячки следовали одна за другой, и у Бенитеса не оставалось другого выбора, кроме как научиться играть без Пабло, делая ставку на других игроков. Сменщик Рафы – Клаудио Раньери – и вовсе исключил из штатного расписания левантийской команды должность «медиапунты», в которой Аймар собственно и сделал себе имя, а Кике Флорес просто счел Эль Паясо непригодным для скоростной, ориентированной на фланговую остроту игры. И не думая отчаиваться, утонченный плеймейкер решил сделать полшага назад, став частью амбициозного проекта, развернутого в «Сарагосе» новым президентом клуба Агапито Иглесиасом. Рулевой арагонцев Виктор Фернандес специально инкрустировал среднюю линию «даймондом», чтобы на самой его вершине расположить аргентинского рекрута и едва ли разочаровался в своей ювелирной задумке. С Аймаром во главе команда с «Ла Ромареды» пришла к финишу прошлого сезона шестой.

    Хавьер Савиола

    Задатки Эль Конехито (Кролика) были столь феноменальны, что не оставляли ему никаких надежд избежать сравнений с Диего Армандо – даже несмотря на определенное расхождение их игроцких функций. Хавьер ведь никогда не являлся классической «десяткой», обращая свои природные достоинства (юркость, изворотливость, маневренность) исключительно в страйкерское русло. В 16 лет Савиола забил первый мяч за «Ривер», а уже в 18 был признан лучшим игроком Нового Света. Столь умопомрачительное начало карьеры сводило с ума всех, за исключением самого Кролика, не сбавлявшего обороты и прогрессировавшего от матча к матчу. В 19 лет (гораздо раньше прочих «наследников»!) Хавьер переехал в Европу, в «Барселону», и в отличие от самого Марадоны сумел раскрыться и в Каталонии. 58 голов за три сезона – разве не блестящая статистика? Разумеется, подавляющее большинство ответило бы на этот вопрос положительно, однако одного «нет», сказанного Франком Райкардом, хватило для того, чтобы пустить Савиолу в двухлетний арендный вояж. В «Монако» и «Севилье» Хавьер отличился 31 раз, чем буквально вынудил «сине-гранатовых» вернуть Кролика за год до истечения соглашения с ним. Однако Райкард был непоколебим в своей антипатии к 168-сантиметровому форварду. Приковав его к скамейке, Франк лишь в безвыходных ситуациях выпускал аргентинца на поле, но и в таких условиях Савиола умудрился разжиться десятком голов. Так и не дождавшись от «блауграны» вменяемого контрактного предложения, Хавьер без зазрений совести подмахнул 4-летний договор с мадридским «Реалом», и этот шаг с пониманием встретили даже поклонники «Барсы» – во всяком случае, самые адекватные из них. Кролик ведь не виноват, что Райкард проникся к нему глубокой личной неприязнью и гробить из-за этого свой фантастический талант, прозябая в резерве, было бы несусветной глупостью. Клуб же калибра «Реала» – это как раз уровень Савиолы. В 25 лет еще не поздно начать все сначала. 

    Андрес Д’Алессандро

    Подрабатывая в детстве доставщиком пиццы, выходец из не самого благополучного района Буэнос-Айреса Ла Патернал мечтал когда-нибудь сыграть в испанской примере – желательно в «Барсе». Андрес прогремел на весь мир летом 2001-го на домашнем и победном для аргентинцев юниорском мундиале. Эль Кабесон (Большеголовый) начал турнир в ранге резервиста, но уже к серии плей-офф ввиду серии травм основных игроков оформился в главный креативный аргумент Хосе Пекермана. Поиграв затем еще пару лет за «Ривер Плейт», Д’Алессандро ближе некуда подошел к своей испанской мечте, однако добираться до Ла Лиги ему пришлось обходными путями. «Барса» и «Депор», души в Андресе не чаявшие, оказались однако же менее состоятельными на финансовом поле, чем немецкий «Вольфсбург», побивший клубный покупательский рекорд – 9 миллионов евро. Звездой бундеслиги Большеголовый так и не стал, хотя и вошел в ее историю – его гол «Ганноверу» 21 сентября 2005-го оказался 4000-м, забитым за почти полувековую историю турнира. Д’Алессандро выражал активное недовольство необходимостью выступать за середняка германского футбола, то и дело науськивая своего агента Хорхе Ситтершпиллера искать более приемлемую среду обитания. Хорхе, в 2004-м пристроивший в ЦСКА Феррейру, а в «Спартак» – Кавенаги, недолго размышлял над тем, в какой стране смогли бы осилить трансфер его клиента. В начале 2005-го Андрес висел на волоске от перехода в один из московских клубов, но в итоге остался на «Фольксваген Арене». Прошлым летом после полугодичного томления в «Портсмуте» Д’Алессандро добрел-таки до Испании, устроившись, правда, лишь в «Сарагосе» – все же не совсем там, где мечтал. Не то чтобы очень убедительно проведя дебютный «примерный» сезон, Андрес тем не менее не теряет оптимизма. В арагонском клубе с ним заодно его соотечественники, – Пабло Аймар и Диего Милито – и это дает основание предположить или хотя бы понадеяться, что в 26 лет один из самых умелых аргентинских дриблеров XXI века наконец включит свою большую голову и покажет в Европе игру сродни той, что прославила его в юные годы.

    Карлос Маринелли

    Как и в случае с Диего Латорре, ярлык «нового Марадоны» оказался непосильной ношей для нашего следующего экспоната. Не успев толком поиграть за родную «Боку», Карлос Маринелли в 18 лет очутился у Стива Макларена в «Мидлсбро». Хозяин «Боро» Стив Гибсон, одурманенный восторженными эпитетами, витавшими вокруг 18-летнего мальчугана из юниорской сборной Аргентины, отсчитал своему коллеге из Буэнос-Айреса Маурицио Макри полтора миллиона фунтов и приготовился к регулярным шоу «наследника Диего» на «Риверсайде». В предвкушении Зрелища Гибсон провел 3 года, пока не осознал, наконец, что ждать-то, в общем, нечего. Маринелли кое-как наскреб 2 гола в 42-х встречах, не оправдав ни одного вложенного в него фунта. Затем, промчавшись за три года по маршруту «Торино» – «Бока» – «Расинг» – «Торино», Карлос осел в MLS. «Канзас Сити» на ура принял псевдогениального ленивца. Там такие в почете.

    Карлос Тевес

    Возможно, наиболее аутентичный наместник Диего Армандо. Слишком уж много у них общего: рост, склонность к полноте, игровая манера, темперамент, эпикурейские повадки, приятие случайных связей. Появившийся на свет в захолустном районе Фуэрте Апаче, Карлос Мартинес в 12 лет взял фамилию матери – Тевес, как того требовали юристы «Боки», которым никак не удавалось цивилизованными методами переманить паренька из клуба «Олл Бойз». На «Бомбонере» Тевес дебютировал в конце 2001-го, а спустя полтора года, будучи облаченным в майку с 10-м номером, уже держал над головой Кубок Либертадорес. Совсем уж раздухарился Карлитос по прошествии еще одного года – в Афинах-2004 он произвел форменный фурор (8 голов в 6 играх), получив в качестве награды за подвиги во славу родины золотую олимпийскую медаль. Отъезд Апаче был предрешен, и Тевес действительно оставил «Боку», не покидая при этом границ континента. Media Sports Investments как раз раскидывала свои сети по всей Южной Америке и в одну из них как раз и угодил герой греческой Олимпиады. Попав в золотую клетку «Коринтианса», Тевес немного повраждовал с фанатами клуба, а затем взял да и выиграл бразильский чемпионат – вместе с Нилмаром, Карлосом Алберто, Жо, Эдуардо Ратиньо и другими партнерами. Ну а дальше – противоречивый сезон в «Вест Хэме» и многомесячная сага с переходом в «МЮ». «Аргентинский пророк XXI века», как прозвал его однажды сам Марадона, стоит на пороге большой и счастливой европейской карьеры.

    Лионель Месси

    Пару лет Лионель ходил вокруг да около, застенчиво опуская глаза при вопросах о сходстве с Марадоной, но в минувшем сезоне окончательно слетел с катушек, с документальной точностью воспроизведя два самых знаменитых гола Диего Армандо и став, как говорят, его главным фаворитом. Wonder-story Месси растиражирована уже и в рекламных роликах. В 11 лет Лионель остановился в росте на отметке 140 см и продолжать развиваться мог только с помощью гормональных инъекций. Лечить свое чадо родители Лео решили в каталонской Льеиде, где проживали их дальние родственники. А дальше было дело техники. Скаут «Барсы» Карлес Рексач пригласил субтильного подростка на просмотр и буквально в течение десятка минут вынес свой вердикт: «Игрок от Бога!». «Блауграна» взяла на себя все медицинские расходы и очень скоро была вознаграждена за свое милосердие. Первомай 2005-го Лионель отметил по-своему – дебютным голом в примере. «Альбасете» пострадал от человечка, которому в тот момент было всего-то 17 лет 10 месяцев и 7 дней! Прошло немногим более года, как возмужавший Месси салютовал инчас по случаю своего первого мяча на немецком ЧМ. А 18-го апреля 2007-го Лео забил один из тех самых голов, что окончательно маркировали его Мессидоной. Проводить игру «Найдите 10 отличий с голом Диего Мексике в 86-м», кажется, даже не имеет смысла.

    Лионель настолько вошел в роль, что гол рукой «Эспаньолу» был воспринят уже как нечто само собой разумеющееся. Помнящие ту самую «Руку Бога» в матче Аргентина-Англия наверняка испытали приступ дежа вю.

    Серхио Агуэро

    Впрочем, Месси в своей дурашливой выходке был неоригинален. Еще в октябре прошлого года ловким «ручечником» себя проявил новичок «Атлетико» Кун Агуэро. Причем для него гол в ворота «Рекреативо» оказался первым в Испании. Мяч стал одновременно и победным («Атлетико» выиграл 2:1), и презентационным, и имиджевым.

    Ореол скандальности, кажется, был просто необходим 18-летнему вундеркинду, чтобы самоутвердиться на новом месте. На родине же в свои юные годы он успел многое. В частности, дебютировав в «Индепендьенте» в 15 лет и 35 дней, Серхио превзошел рекорд – кого бы вы думали? – разумеется, Диего Армандо. То есть вот так вот взял и в первом же матче в карьере обставил Марадону – что ж, неплохо для начала.

    Франко Ди Санто

    В 17 лет этот уроженец провинции Мендоса, по которому нынче сохнет ровно половина команд английской премьер-лиги, был завербован чилийским «Аудаш Итальяно». Ди Санто даже с километра будет сложно спутать с Диего Армандо (Франко выше на 25 см), однако его филигранная техника, да и вообще культура обращения с мячом вполне позволяют сопоставлять его с Марадоной. Всю весну мадридский «Реал» и киевское «Динамо» толкались в очереди за первоклассно оснащенным страйкером, но «Аудаш» отказал обоим – над предложениями в 5 миллионов евро президент клуба из Сантьяго Валентин Кантерджани лишь ехидно усмехался. Летом же, когда Ди Санто запеленговали клубы английской топ-4 и примкнувшие к ним «Тоттенхэм», «Мидлсбро», «Сити», «Портсмут» и «Блэкберн», цена 18-летнего голеадора достигла уже 10 миллионов фунтов. То ли еще будет!

    Эзекиль Лавесси

    У всех вышеперечисленных наследников имелись сколь-то весомые основания именоваться «новым Марадоной», однако ни одному из них ни единого раза в жизни не довелось сыграть в голубой футболке «Наполи» на 78-тысячном «Стадио Сан-Паоло». А вот номеру 12 нашей галереи повезло. Эзекиль Лавесси начал с хет-трика в ворота «Пизы» в Кубке Италии, а неделю назад организовал изуверское избиение «Удинезе» (5:0), забив один из мячей и поучаствовав в остальных результативных атаках. Неаполитанские тиффози живо распознали в пришельце из «Сан-Лоренсо» мессию, прибывшего в Кампанью восстанавливать славные традиции, заложенные сами знаете кем. Любопытно, что Эзекиль мог дебютировать в серии А еще три года назад. Президент «Дженоа» Энрико Прециози купил его за миллион евро как раз под старт в элите, но из-за скандала с покупкой матчей был вынужден опуститься с генуэзским клубом в самый андеграунд кальчо. Лавесси вернулся на родину, в «Сан-Лоренсо» и в клаусуре-2006 стал со своим новым клубом чемпионом Аргентины. Кстати говоря, Эзекиль с 10 до 17 лет обучался в академии «Боки», но так и не сыграл за нее ни одного матча. Говорят, Диего Армандо до сих пор не может поверить, что его любимый клуб проморгал столь выдающийся талант. 173-сантиметровый игрок одинаково хорош и в поддержке атаки, и собственно в завершающей стадии. Ему всего 22 года и он намерен оставить след в итальянском футболе. Начало положено.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы