Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «В данном случае Веллитон»

    По итогам заседания КДК форвард «Спартака» Веллитон, врезавшийся коленом в голову вратаря «Динамо» Габулова, остался с той самой желтой карточкой, которую получил собственно в матче – никаких дополнительных санкций ему решили не выносить. Корреспондент Sports.ru побывал в Доме футбола, увидел Владимира Каткова, объясняющего решение своего комитета – и через несколько часов все-таки придумал, что ему можно возразить.

    «В данном случае Веллитон»
    «В данном случае Веллитон»

    – А вдруг они через черный ход выйдут? – журналисты, ожидавшие официального оглашения решения КДК, немного волновались.

    Гендиректор «Динамо» Дмитрий Иванов уже успел пройти первым, рассказав о своем непонимании принятого решения.

    – Мне сложно сейчас спокойно комментировать эту ситуацию, но то, о чем мы просили, так и не было сделано. Мы так и не услышали оценку этого эпизода.

    Наверное, после прошлого громкого дела, отданного на разбор КДК, – с «Зенитом» и «Москвой» – у Игоря Дмитриева были похожие ощущения. Но с момента выхода Иванова прошло уже с полчаса, эти мысли успели давно отдуматься, а новые люди все не появлялись.

    «А у вас там что, тот кусок пола, который проваливается?»

    Наконец, в народ вышел глава КДК Владимир Катков. Он осторожно огляделся и приготовился к вопросам.

    – Извините, вы не могли бы встать вот сюда? – попросили его телевизионщики.

    – А у вас там что, тот кусок пола, который проваливается? – почти без улыбки переспросил он. Потом сделал шажок вперед, но все равно оказался метра на два в стороне от места, на которое ему показывали. Камеры послушно передвинулись к нему.

    С привычным автоматизмом Катков провел непродолжительную юридическую артподготовку и приступил к главной части:

    – Мы внимательно заслушали руководителя ФК «Динамо» Иванова, потом высказался руководитель ФК «Спартак» Карпин, потом мы основательно обсудили эпизод с представителем Коллегии футбольных арбитров и вынесли вердикт, что оснований для дополнительных дисциплинарных санкций по отношению к игроку Веллитону нет.

    Следующим проникновенным абзацем Катков втоптал в землю основной вопрос: возможность умысла в действиях Веллитона, которую предполагало руководство «Динамо». Вы только оцените стилистику работы его могучих подошв:

    – Безусловно, мы разобрались с тем, что имелось в виду под умыслом. Умысел и в футбольном, и в юридическом понимании – это когда лицо, в данном случае совершающее действие, – в данном случае Веллитон – знал, что он будет бежать, знал, как он будет бежать, знал, что он нанесет очень серьезную травму, знал, что тот, кому он нанесет травму, не будет играть длительное время и он также знал, что он будет однозначно дисквалифицирован за это на большое количество матчей. Вот это и есть умысел – когда лицо знает и предполагает всю ответственность, которая у него есть. Умысла по нанесению травмы, безусловно, не было.

    Но этот абзац не только вызывает стилистический оргазм, с ним еще и можно поспорить. Вот что, например, говорит «Википедия» по поводу косвенного умысла: «При косвенном умысле виновный предвидит не закономерную неизбежность, а лишь реальную возможность наступления последствий в данном конкретном случае. С точки зрения волевого элемента виновный не желает, но сознательно допускает их наступление или относится к ним безразлично. Наступление данного общественно опасного последствия является своего рода «побочным эффектом» действий виновного, наступление которого он готов допустить для достижения своей главной цели». Главную цель, кстати, Катков озвучил сам:

    – Сегодня ФК «Динамо» уточнил, что имел в виду умысел по назначению пенальти. Это уже более-менее что-то. Может быть, что-то и было, но кроме самого игрока, никто на этот вопрос не ответит.

    «Может быть, что-то и было, но кроме самого игрока, никто на этот вопрос не ответит»

    Потом Владимира Юрьевича спросили:

    – А кто был из специалистов КФА?

    – Был один из специалистов, это был ведущий методист КФА.

    Кто-то попытался приступить к следующему вопросу, но задавший прошлый не отступался:

    – А фамилия есть у него?

    – Конечно, конечно.

    – Назвать ее можно?

    – Можно, можно. – И перевел взгляд. – Я вас слушаю.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы