Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Время Уле тает

    Уле Эйнар Бьорндален хочет выступить на Олимпиаде в Сочи, но время безвозвратно уходит. Привычного Короля больше нет и, возможно, уже никогда не будет. К почтению примешалось липкое чувство жалости, почти сострадания. Вячеслав Самбур в колонке на Sports.ru просит великого норвежца уйти и не повторять ошибок Тайсона и Шумахера.

    Время Уле тает
    Время Уле тает

    Декабрь-2010. Старт Кубка мира в Эстерсунде. Спринт. Уле Эйнар Бьорндален только что отстрелялся «в ноль» и помчал на финальный круг – обрывать, наконец, затянувшуюся серию без побед. Не вышло: заключительный вираж, нераспознанный в сумерках островок льда, секундное балансирование, драматичный «крэш» – и золото отскочило к Свенсену.

    Бьорндален, предсказуемо пометав бисер в финишном городке, проанонсировал срочную реабилитацию. На следующий день в пасьюте его тяжелый взгляд до четвертого рубежа буравил спину Эмиля. Эмиль, не выдержав пытки, сначала упустил контроль над бывшим учителем, а еще чуть погодя – над собой.

    Время не работает на Бьорндалена – время от него уходит

    Тот досадливый спич лишь добавил победе Уле веса, а давешний кикс на спуске уже окутался флером киношности – получилось что-то вроде красивого камбэка с преодолением.

    Март-2011. Последняя кубковая гонка – масс-старт в Холменколлене. С завершающей стойки Бьорндален выехал лидером: ходящие ходуном трибуны его окрыляли, а серьезный зазор перед ближайшим преследователем – успокаивал. Случившееся дальше сам норвежец охарактеризовал хлестким «мрак!». Увлеченные друг другом Свенсен с Устюговым проглотили 16 секунд отставания и раскрошили Короля так небрежно, будто под их лопасти случайно угодил возникший на пути турок. Смотрелось и впечатляюще, и грустно одновременно. Грустно понятно за кого.

    Между двумя полюсами Уле нет прямой связи, к тому же для него пока более привычен пример Эстерсунда, а не Холменколлена. По крайней мере, так заставляют считать характер и собственно заслуги норвежца. Вопрос в том, долго ли эта привычность проживет? Время не работает на Бьорндалена – время от него уходит, утекает, улетает. Тает.

    Уле – фанат по натуре. Это качество духовное – ему не поставишь преграду, его не вышибешь какими-то сторонними помехами и не вытравишь измором. А вот физическая мощь – она рано или поздно иссякнет сама. Очевидная, в общем, мысль, но Бьорндален настолько пропитан спортом, что отказывается применить ее, мысль, по отношению к себе.

    Тревожный симптом: он излишне часто по собственным меркам принялся сетовать на усталость. Позапрошлой зимой жалобы прорезались к Ванкуверу, а нынешней Король не дотерпел и до экватора. Притом что ни год с лишним назад, ни сейчас репутация «прогульщика» его не смущала. Норвежец участвовал далеко не в каждой гонке – однако все равно устал. Устал быть сильным. Точнее – быть сильным устал его организм.

    Уле устал быть сильным. Точнее – быть сильным устал его организм

    Король уверен, что приходящий с возрастом регресс может напасть на кого угодно: Ханеволда, Сикору, Зуманна – но только не на него. Король не любит, когда заглядывают в его королевский паспорт. Король так боится недоработать на тренировках, что регулярно перерабатывает сверх всякой меры, в чем потом откровенно признается. Типичная фраза Уле образца двух последних лет: «Я не форме, но я знаю, где была допущена ошибка, поэтому скоро стану лучше».

    Но лучше он не становится и не станет, потому что нельзя совершенствоваться бесконечно. Даже у могучего норвежского организма есть свой порог – не качественный, а возрастной. На этот раз у 37-летнего Бьорндалена просто нет времени исполнить обещание и стать лучше.

    Для любого другого биатлониста в мире освежающий эффект вполне могла бы придать, допустим, смена тренера. Для Уле всякая такая перестановка будет локальной реформой: за свою жизнь он повидал десятки спецов разных культур и взглядов – но при каждом одинаково держал запредельный уровень. Дело тут не во внешних факторах, а в самом спортсмене.

    Нет, называть его рыхлым все еще нельзя – даже порядком сдавший норвежец по-прежнему недостижим для многих недавних конкурентов и с ним по-прежнему считаются. Другое дело, что кубковая дистанция подчеркнула: считаются далеко не все – а отдельно взятая холменколленская порка эту истину окончательно утвердила.

    Слабеющего Бьорндалена, безусловно, чтят. Подвох в том, что к почтению примешалось липкое чувство жалости, почти сострадания. Его больше не страшатся – он великий, но уже точно не ужасный. Не уникальная единица пелотона – «есть я и все остальные», а лишь его составной элемент – «я среди остальных». Только безумная одержимость биатлоном не позволила ему попрощаться после Ванкувера (было бы логично) или Ханты-Мансийска (было бы еще логичнее, а главное – своевременно).

    Его больше не страшатся – он великий, но уже точно не ужасный

    И не позволит попрощаться до Сочи – трудно предположить, кто и что может разубедить норвежца. Туда его ведет священная идея реванша. Но за что брать реванш спортсмену, выигравшему все возможные трофеи миллион раз?

    Извечная мотивация, которая год за годом двигала Бьорндалена к титулам, теперь работает на разрушение – во вред. За всеми этими реваншами, обещаниями и поисками ошибок Уле обыкновенно обманывается, рискуя заляпать финал карьеры кляксами, как это сделал в свое время, к примеру, Майк Тайсон или сейчас делает Михаэль Шумахер. У них ведь, несмотря на разность типажей и темпераментов, с Бьорндаленом общая проблема – неумение уйти вовремя.

    А уйти вовремя необходимо – иначе время «уйдет» Короля самостоятельно.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы