Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    А после гонки у них вечеринка

    Вячеслав Самбур, не побоявшись столичного дождя, внимательно смотрел, как биатлонисты развлекали себя и зрителей во время «Гонки чемпионов». Околевший Шипулин, настырный Ферри, шутки Губерниева, шарф ЦСКА и Большой шоколадный глобус в подарок Свенсену и семейство Резцовых в очереди за автографом Бо. Репортаж Sports.ru из «Лужников», где впервые гостил большой биатлон.

    А после гонки у них вечеринка
    А после гонки у них вечеринка

    — Назад! Товарищи, все сделайте два шага назад, — стюард без всяких опознавательных знаков пробовал командовать толпой.

    Толпа была неуправляема – во многом из-за резавших слух «товарищей».

    Капли утреннего дождя, кажется, никуда не падали, а просто мельтешили в воздухе. Антон Шипулин и Ольга Вилухина готовились к мини-забегу с болельщиками — авторами лучших стихов о «Гонке чемпионов» — как раз в сердцевине галдящей массы. Антон стоя на правой ноге (его болтало как в водовороте) пытался выводить автографы на всем, что видел. Опорой служило колено левой ноги. Попутно лидера нынешней сборной России просили попозировать для фото.

    Обоих бронзовых призеров ЧМ в Рупольдинге ждал пятиметровый забег до коврика и пальба из лазерных винтовок.

    — А стрелять-то откуда? Из пальца? — поинтересовалась Вилухина у ведущего и тут же сымитировала предполагаемую работу на рубеже. Винтовки поспешно принесли.

    Ольга Вилухина стреляет с победительницей конкурса

    До старта основной программы оставалось часа полтора. Ощущение, что отвратительный ливень не прекратится минимум до завтра, с каждой минутой только крепло.

    — Праздник-то классный, — каким-то извиняющимся тоном объяснял потом Шипулин. — Но с погодой нам всем не повезло. Мне очень холодно.

    Идея директора «Гонки чемпионов» Александра Пака приблизить условия к максимально естественным, не камерным, получила слегка гипертрофированную реализацию. Гонщики и журналисты, не замерзшие в январском Оберхофе или даже мартовском Ханты-Мансийске, нагнали полагавшийся холод в апрельской Москве. Бывает.

    — Реальный биатлон, ага? — шутил исполнительный директор СБР Сергей Кущенко за мгновения до шоу-стрельбы ветеранов биатлона. Его о чем-то спросил Президент IBU Андерс Бессеберг – и вместе они скрылись в вип-палатке.

    Когда Анфиса Резцова — при белой шубке и джинсах — занимает первый стрелковый коридор, Александр Привалов — десятый, а между ними умещается еще вереница многократных чемпионов всего подряд, отвлекаться на что-то другое трудно. Табло рябило великими именами: столько легенд одновременно не встретить даже на чемпионате мира.

    Центральная трибуна завороженно молчала. Самый титулованный отечественный тренер, кстати, в дебютной попытке вообще не закрыл мишеней, заставив рулящего процессом Дмитрия Губерниева наспех шутить, а Тарьея Бо (ставшего по жребию протеже Привалова) выходить на масс-старт из глубины пелотона.

    Александр Привалов не закрыл ни одну мишень и подвел Тарьея Бо

    Гостренер Владимир Барнашов, решавший судьбу Мартена Фуркада, с винтовкой выглядел куда убедительней. Попал все.

    Оба масс-старта — женский и мужской — с точки зрения результатов не значали фактически ничего. Их цель была — определить эстафетные пары, зафиксировать, как Свенсен с младшим Фуркадом доезжают дистанцию взявшись за руки, ну либо, если проще, свести в «гвоздевой» смешанке Шипулина и Кузьмину.

    Желающих подгадить родственникам не нашлось: Антон еще ради прикола попетлял между девушками, прежде чем развернуться к Насте.

    С каждой передачей в спортгородок мчали сервисмены, там «раздевали» подопечных и уносились в шатры — дорабатывать лыжи для очередного этапа. Парни улетали на круг, а их напарницы, вглядываясь в экраны, удерживали организм в тонусе через прыжки и приседания.

    Между центральной трибуной (которая у стрельбища) и северной был установлен полноценный медиамост — там зажигал собственный ведущий. Оригинальный «крючок» располагался прямо перед северным сектором.

    — Это был самый важный участок пути, — рассказывал на пресс-конференции Бьорн Ферри. — Там я подрезал Шипулина и больше не дал ему шансов.

    Швед и Кайса Мякяряйнен выиграли. Российско-словацкая пара финишировала второй.

    — Ферри — монстр! — Антон говорил доверительно, хотя никакой тайны в его признании не было.

    — Через год точно будем первыми, — подхватывала сестра. — Мы еще давно договорились об этом!

    Анастасия Кузьмина и Антон Шипулин

    Пока народ теребил их, Анфиса Резцова с ватагой дочек прорвалась к Тарьею Бо, чтобы устроить затяжную фотосессию. Иван Черезов, у которого не задались оба старта (впрочем, публике важнее было просто увидеть восстанавливаюещегося гонщика на трассе) рванул к барьеру, чтобы понянчить на руках сына. Спрашивать Ваню о неудачной стрельбе совсем не хотелось. Да и глупо как-то, не к месту.

    На топтавшегося рядом Свенсена надели шарф ЦСКА. Норвежец, поулыбавшись камерам, так и убежал к раздевалке в фанатской «розе». Вроде даже бросил, что так гораздо теплее. Чуть погодя ему подарили Большой глобус из белого шоколада — в натуральную величину.

    Обладатель настоящего хрустального — Мартен Фуркад, протолкнувшийся (на пару с Мари Абер) к бронзе, рассуждал о неудовлетворительном результате. Сохранять серьзный вид у него выходило недолго: расхохотавшись вскоре, герой сезона пообещал выбраться вечером на Красную площадь.

    А ближе к ночи у них еще и супервечеринка.

    Фото: Андрей Иванов, Москва.

    Текстовая трансляция и полные результаты «Гонки чемпионов»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы