Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Пара сил

Великие немецкие биатлонисты – Марк Кирхнер и Рикко Гросс – сделали первые шаги, чтобы стать великими немецкими тренерами. Два ровесника, два харизматика – один пропадает в лесу, а другой пижонит на бирже, два темперамента и два непохожих пути к успеху. Вячеслав Самбур в колонке на Sports.ru собирает паззлы, возможно, самых перспективных зимних коучей мира.

Пара сил
Пара сил

Марк

Поведение Марка Кирхнера на тренерской бирже – из тех событий, за которыми можно наблюдать бесконечно. Чего вроде бы проще? Стоит и стоит, смотрит в окуляр, выводит цифры на планшете – все тренеры делают примерно так же.

Но он стоит по-другому: абсолютно расслабленно, «отпустив» осанку, чуть подавшись назад, засунув руки в карманы штанов. Ему не холодно, шевелюра открыта, только из-под повязки, согревающей уши, вдоль виска свисает карандаш. Кирхнер одинаково сойдет и за великого чемпиона, и за районного электрика, и за героя-любовника из голливудских боевиков, и за лидера пестрой провинциальной шпаны. Глядя на него, сразу понимаешь, кто самый крутой – примерно в радиусе километра.

Он не высок, но смотрит на окружающих словно сверху вниз. Кажется, единственный человек, кого Кирхнер не способен испепелить взглядом, – Фритц Фишер. Их тандем первый год управлял мужской сборной Германии.

***

«Фишер создает в коллективе настроение. Марк излучает спокойствие. Он руководит как бы отстраненно, замечает детали и затем вносит коррективы», – восхищается новым подчиненным главный бундестренер Уве Мюссигганг. Новый подчиненный, несмотря на возраст и сравнительное отсутствие опыта, держится хладнокровно. Его эмоциональный максимум: короткая ухмылка либо мимолетный жест кулаком.

Когда Михаэль Грайс в ханты-мансийской эстафете сочинил три штрафных круга, лишив Германию медалей – его шеф на мгновение скривился и тут же забурчал что-то в рацию. Рация не полетела на снег, а самого Кирхнера не согнуло пополам. Не к лицу.

***

«У нас огромный потенциал», – фраза-визитка Марка, в прошлом декабре ставшая универсальным ответом на любой вопрос журналистов. Тогда за три кубковых этапа его орлы раздобыли жалкую бронзу – и то усилиями Грайса, на чей потенциал рассчитывать было бы не слишком дальновидно.

Но он, потенциал, действительно есть. Вскоре к ветеранским подвигам Михи присоединился будущий чемпион мира Арнд Пайффер – вместе они финишировали в топ-6 тотала, а на флажке сезона счет размочили возвращенный к жизни Вольф и по-прежнему талантливый Бирнбахер.

Первый крупный успех при Кирхнере, однако, пришел раньше: когда тренер порядком наскучил рассказами про потенциал, его команда выиграла чумовую оберхофскую эстафету и прервала почти пятилетнюю серию без золота. До того немцы побеждали в Турине – с Решом, Гроссом и Фишером на старте и Франком Ульрихом за рулем.

***

Марк охотно признает профессиональное влияние Уллера (так Франка Ульриха часто называют немецкие газеты – прим. Sports.ru). Они знакомы двадцать лет, Кирхнер копирует многое из его методик, но без подражания. Важно создать новый стиль.

Сейчас Кирхнеру 41, он закончил совсем рано – в 1998-м, успев завоевать десяток титулов и репутацию ведущего скоростника своего поколения.

В штаб его позвали весной 2007-го – тогда Фритц Фишер был вынужден взять бессрочный отпуск ради семьи. Марка определили к молодежи: он работал с отдельными группами, но успевал заниматься индивидуально. Пайффер, Штефан, Вольф и даже Свен Фишер прочувствовали тренировки Кирхнера.

Как тренер он многогранен: технарь, базовик, психолог и мотиватор, который никогда не опускает руки и не позволяет опустить их другим. Часть заданий подопечные до сих пор выполняют наравне с боссом.

***

Али Вольф вспоминает подготовку к пасьюту на ЧМ в Эстерсунде: «Марк разложил мне тактику на гонку, объяснил каждую мелочь, я знал всю трассу до сантиметра. Мы готовились к прорыву».

День спустя Вольф стартовал девятнадцатым и взял бронзу, убежав на последнем круге от Симона Фуркада с Дмитрием Ярошенко.

«Как это получилось? Я просто последовал совету Марка – и расслабился».

Рикко

Рикко Гросса нет на бирже – он в лесу, с охапкой лыжных палок и еще какого-то оборудования – ждет своих. Когда свои вылетают из-за поворота – тридцать метров несется параллельным курсом, передавая инструкции.

«Случается, когда Нойнер промажет, моя рация шумит: «Небрежность!». Но на спортсменку нельзя давить сверх меры, поэтому кричу Лене, что все о’кей, что она в порядке. Мне легко поставить себя на ее место, я ведь сам недавно занимался биатлоном. Не важно, на каком уровне».

***

Некоторое время Гросс и Нойнер были коллегами – первый полноценный сезон Магдалены совпал с финальными гонками Рикко. Три года спустя их роли в команде изменились: выиграв все, что угодно, Нойнер попала под начало Гросса, чтобы выигрывать еще.

Девушки восприняли неожиданное назначение если не с удивлением, то точно с настороженностью. Уве Мюссиганг отправился на повышение, его место по цепочке занял экс-помощник Геральд Хениг, чьим помощником, в свою очередь, оказался телекомментатор, никогда толком не тренировавший.

Выглядело так, будто Рикко снял наушники, отложил микрофон, вышел из студии канала ARD и приехал на стадион. На самом деле его не выудили из прямого эфира – Гросс не дилетант, а реальный специалист с корочками Кельнского университета, в который поступил сразу по окончании карьеры.

При этом полученный статус профи его, кажется, до сих пор немного смущает. Рикко отказывается слыть догматиком, для которого правы только учебники: «Я много чего узнал на тренерских курсах, но далеко не все собираюсь использовать на практике. Порой чистая интуиция полезнее».

***

Немки привыкли к нему буквально за несколько недель. Гросс разыграл карту обаяния – с каждой из воспитанниц он контактирует индивидуально, в зависимости от темперамента и текущего настроения. Теперь воспитанницы хором заверяют, что он принес с собой новую атмосферу и новые методы. Особенно по части стрельбы, техники и психологии.

Рикко готов изменить установку прямо по ходу занятия, если понимает, что упражнение не нравится кому-то из девушек. «Я не хочу и не могу постоянно держаться в стороне, политика невмешательства не приведет к успеху. Нужно делать поправки здесь и сейчас, не дожидаясь утреннего анализа, иначе мы потеряем время».

***

Восемь лет назад Гросс приехал в Ханты-Мансийск ветераном и увез четыре медали чемпионата мира.

Полгода назад, делясь ожиданиями по новому турниру в России, он (уже в новой роли) осторожно запланировал две награды, намекнув попутно, что вообще-то их может набраться больше.

Ханты-Мансийск – счастливое место для Рикко. Во всех женских гонках (включая наполовину женский микст) немки попадали на пьедестал, а отдельно взятая Нойнер организовала сразу три золота (два – для себя, одно – для подруг).

Феерическую женскую эстафету для канала ARD комментировала Кати Вильхельм. Рикко Гросс бесновался в лесу: именно от него Магдалена узнавала, что еще нужно сделать для победы.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы