Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Семен Антонов: «Я за стабильность»

Форвард «Нижнего Новгорода» и сборной России Семен Антонов – главный пример для подражания в российском баскетболе. Детство в Нижневартовске, увлечения нижегородских баскетболистов, штрафы за отсутствие данков, проблемы юношеского баскетбола и идеалы – в интервью того самого Саймона, который сделал себя сам.

Семен Антонов: «Я за стабильность»
Семен Антонов: «Я за стабильность»

Оправдать авансы, а не задирать нос

– Тренер Бурин назвал сезон «Нижнего Новгорода» сплошной драмой. Лично для вас прошедший сезон каким получился?

– В целом, я доволен. Можно занести сезон в актив. Конечно, были какие-то перепады, когда несколько игр подряд не мог себя найти, провальные матчи. Но это, скорее, на фоне усталости. Главное, что не было никаких травм: только один раз подвернул ногу, но тренер Бурин меня поставил на ноги за четыре дня.

А так в этом сезоне у нас было много травм. Не знаю, с чем это связано.

– В команде не было ощущения катастрофы? Ведь «Нижний» после прошлогоднего взлета стал едва ли не главным разочарованием чемпионата.

– Не сказать, что мы были в какой-то панике, перестали работать и тренироваться. Все было так же, как обычно. Конечно, когда ты тренируешься, тренируешься, а идут одни поражения, у тебя это не то что отбивает желание – просто совершенно другое настроение. Все время в этой яме. Но были и хорошие моменты: мы дважды обыграли «Жальгирис», с «Химками» раза три зарубались, УНИКС победили. Просто в целом сезон не удался. Не знаю, с чем это связано. На самый главный турнир – чемпионат России – нам не хватало сил.

«Есть желание крутить мельницу, но я слишком деревянный»

– Когда команда начала раздавать игроков – ушли Бремер, Игнерски, Яковенко – не было ощущения слива сезона?

– Да нет, ведь ребята уходили в хорошие команды. Бремер и Яковенко ушли в Евролигу, «Локомотив» вышел в Финал четырех лиги ВТБ. Конечно, не я принимал эти решения, но мне кажется, что команду это только сильнее сплачивало. Мы понимали, что нас стало еще меньше, что с уходом этих игроков у других появился шанс себя проявить.

– Как воспринималось игроками существование двух лиг?

– Не сказать, что напрягало. Просто никогда не знаешь, в каком турнире ты сейчас играешь. Встречаешься с УНИКСом и «Химками» по четыре раза за сезон, а понимаешь, что за турнир, только когда тебе выдают форму.

– А разные мячи?

– В начале сезона это очень раздражало, потому что матчи ВТБ шли за ПБЛ. Когда ты играешь в ВТБ, привыкаешь к Molten’у, а потом нужно играть Spalding’ом – бросок пропадает. Но после Нового года как-то привыкли, адаптировались.

– Самая забавная история сезона?

– Да таких было очень много, особенно когда в команду вернулся Дима Головин. Вообще у нас дружеская атмосфера в команде. Все друг над другом подшучивают. Причем практикуется в основном черный юмор. Но никто не обижается. Головин вот, например, отправил зарплатную карточку домой и договорился с одним, что тот будет ему одалживать деньги, а Дима ему вернет все в конце года. Проходит какое-то время. Головин к нему подходит и начинает допытываться: «Слушай, а вот, если я умру, ты что – поедешь ко мне домой, будешь у моих родителей требовать эти деньги? Да?».

– Сергей Панов часто говорит, что ваша команда пытается заразить город баскетболом. Считаете, это вообще реально?

– Если сравнить с началом прошлого сезона – сколько людей тогда ходило на баскетбол, и тем, что есть сейчас – то, конечно, рост есть. С «Жальгирисом» были полные трибуны – любят посмотреть на грандов. Всегда 2,5-3 тысячи приходит. Это много с учетом того, что в городе есть и хоккейная, и две футбольные команды, и волейбольная.

Конечно, не так много народу ходит на баскетбол – но это проблема всей России. Нужно организовать шоу, готовить инфраструктуру, чтобы на баскетбол было интересно приходить. Тогда, пожалуй, больше народу удастся заманить.

– Сами смотрите баскетбол по телевизору?

– Честно говоря, нет. Не интересно. Все результаты слишком предсказуемы.

– В НБА данк – это всегда праздник, а для российских баскетболистов – просто часть скучной работы. Это так?

– Да не. Когда забиваешь сверху, это всегда эмоции. Трибуны заводишь. Любому игроку приятно, когда это происходит. И если есть возможность, нужно забивать сверху. Если нет возможности, то можно и так забить – от щита. Быть может, это не так приятно и ярко будет смотреться, но, если в конце команда победит, а разница будет два очка, то болельщикам все равно, был ли это бросок сверху или от щита.

– На тренировках работаете над вариативностью своих данков?

– У меня два варианта – с одной ноги или с двух. Если честно, до тренировки тебе не хочется, потому что ты не размят, а после не хочется, потому что устал и не можешь. Конечно, есть желание крутить мельницу, но я слишком деревянный. Если понесу из-под ноги, упаду, мяч потеряю, еще не дай бог, сломаю себе что-нибудь. Лучше так положить просто и бежать обратно.

– В команде были случаи, чтобы кого-то штрафовали за желание сыграть на публику?

– Такого не было. Зато в прошлом году у нас с тренером Буриным был такой договор: если я из полукруга бросаю (крюком или иначе), то я ему должен определенную сумму денег, а, если забиваю сверху, то он мне. Причем в мою сторону было существенно больше: я за каждый бросок должен был платить 500 рублей, а за каждый данк получал всего 100. Правда, в итоге, когда мы заняли пятое место, решили, что никто никому ничего не должен.

«В этом году у Вадика Панина дочка заболела, но он поехал с нами на выезд. Думаю, это большой мужской поступок»

– А как считаете, то, что все баскетболисты довольно закрытые – только Головин ведет увлекательный Твиттер – этот играет какую-то роль в отсутствии интереса к баскетболу?

– Да не знаю. Если мне кто-то напишет из болельщиков вконтакте, я обязательно ему отвечу. Если человек задает какие-то вопросы, значит, ему интересно пообщаться. А если какой-нибудь фанатик напишет, то вряд ли… Критику, конечно, нужно нормально воспринимать, но когда тебя поливают грязью.

– А что есть критика? Вас же все любят.

– Ну да, ни со стороны болельщиков, ни со стороны журналистов критики особенной нет. Только тренеры. Мой первый тренер практически после каждой игры звонит мне и разбирает мою игру, ведь фактически он смотрит только за мной, за моими действиями. Частенько получаю от него. Где-то не помог, где-то не отдал пас. Вообще к критике нужно относиться нормально. Просто бывали случаи, когда журналисты мочили какого-то игрока. Не приехал в сборную – все, предатель. У каждого человека свои обстоятельства. Так ведь тоже нельзя.

– Вы готовы к тому, что, когда сделаете шаг наверх, то столкнетесь с более жестким отношением к себе?

– Да морально готов. Конечно, будет тяжело. Но думаю, со всем можно справиться. Близкие люди – родители, друзья, партнеры по команде – всегда помогут. Через все надо пройти, как мне кажется.

– А для вас есть что-то важнее победы?

– Баскетбол – моя жизнь, моя профессия, я в нее столько вложил, но, думаю, у каждого нормального человека родители, семья на первом плане. Если что-то случится, то, конечно, лучше если не завязать, то уехать домой, побыть дома. Так сложно сказать сейчас. У многих игроков разные ситуации бывают – в этом году у Вадика Панина дочка заболела, но он поехал с нами на выезд. Думаю, это большой мужской поступок. Его не заставлял никто ехать. Но он захотел помочь команде. Пока я не был на его месте.

– Сергей Панов вот как-то сказал, что из молодых игроков он видит себя, прежде всего, в тебе. Льстит?

– Да он просто пиарит меня… Конечно, это приятно, но я особенно не зазнаюсь. У Сергея Панова 13 титулов чемпиона России, у меня – ни одного. Если со следующего года начать, то может и обгоню. Если у меня будет хотя бы парочку, то можно сравнивать. А так это пока просто авансы. Нужно их оправдывать, а не задирать нос.

Родина

– Какие планы на лето?

– Сейчас планы отдохнуть, съездить на родину. Потом на море – чуть погреться на солнышке, а затем с середины мая начинать уже готовиться к сборной, потихонечку втягиваться, чтобы приехать в форме, а не опухшим.

– А что такое идеальный отдых?

– Любимая девушка, друзья, море, теплая погода, безалкогольные напитки, все включено. Что еще надо?! Вообще запоминаются такие моменты, когда все свои собираются. Почаще бы так, но возможности нет.

– Когда приезжаете домой, как вас встречают?

– Обычно пару дней сижу дома, никуда не выхожу, никому не звоню. Потом друзья как-то сами узнают – мама с папой меня сдают, чтобы я дома не торчал. Ну и все. Дальше как обычно – дача, шашлыки. Город очень маленький, особенно развлечений таких нет. Встречаемся, сидим, болтаем.

Всегда захожу в свою первую школу, где я занимался. Встречаюсь с первым тренером. Вот так проходит отдых дома.

– Школа изменилась?

– Сейчас все, конечно, уже по-другому стало. Какие-то деньги начали вкладывать в спорт, отремонтировали зал, поставили пластиковые щиты, кольца с амортизаторами. Появился автобус, который возит детей, а то раньше приходилось в «-40» ехать на рейсовом автобусе. Появились люди, которые моют полы – не сами игроки перед матчем. Все развивается. Построили несколько спортивных сооружений, в том числе и для баскетбола.

– Как считаете, игроки, когда чего-то добиваются, должны помогать своим школам, первым тренерам?

– Считаю, что да. В первую очередь нужно помогать своим – спортшколе, тренерам. Причем не только материально, но и проводить мастер-классы. Поддерживаю тех игроков, которые занимаются благотворительностью. В будущем тоже обязательно займусь этим. У нас уже запланированы мастер-классы и в Новгороде, и в Нижневартовске. Детишки ждут, трудно отказать.

– Футболисты часто с первой зарплаты покупают машину родителям. Как вы потратили свою первую зарплату?

– Да никак. У меня нет ни машины, ни квартиры. Особенно ничего не накопил. Я помогаю родителям, ни в чем себе не отказываю.

«Появились люди, которые моют полы – не сами игроки перед матчем»

– Машины нет, потому что нет возможности, или потому что не хочется?

– Возможность есть, но, если я куплю машину, то придется не ездить отдыхать на море. Мне дали служебную, и я пока на ней учусь.

– Нет планов перевезти родителей куда-то?

– Конечно, есть. Но пока родители еще не доработали до пенсии, они будут там, еще годика три-четыре. Потом, когда выйдут на пенсию, будут отдыхать, жить в свое удовольствие. Это необязательно будет Нижний, возможно, Московская область, возможно, где-то на море. А то всю жизнь прожили на севере.

– Деньги портят людей?

– Большие, наверное, да. Хотя, честно говоря, нет. Большой спорт должен хорошо оплачиваться. Не встречал людей, которых деньги могут испортить. Сколько я знаю ребят, никакие они не зазнайки, всего добились сами, своим потом и кровью.

– Родители чем занимаются?

– Обычные рабочие. Папа работает в банке водителем, мама – в магазине.

– То есть со спортом никак не связаны?

– Да там случайно получилось. Мой первый тренер пришел в школу. Был набор. Все мальчики встали, а я на последней парте сидел. Он мне говорит: «Мальчик, слезь со стула». Я ему: «Так я не на стуле стою» – уже тогда был самым высоким. Ну и стал заниматься, втянулся. Город маленький, развлечений для молодежи нет, ничем не избалованы – ни клубов, ни аквапарков. Если ты занимаешься спортом, то все – занимаешься.

– Вообще какая там была жизнь?

– Утром тренировка, школа, после школы тренировка, домой. Может, уроки чуть-чуть. Хотя у нас спортивный класс, никого особенно не трогали. И все. В основном там живут нефтяники, трудяги, добывают нефть для страны.

– Когда возвращаетесь, какие истории из детства вспоминаются?

– Наверное, вспоминаются лагеря, где мы были на сборах детьми. У нас были приколы, шутки. В 10 часов был отбой, а мы бегали на дискотеки – вылезали через потайной вход. Конечно, тренер не дурак, все это видел, почти каждый раз нас ловили с поличным.

Проблем с мотивацией нет, но идеалом я себя не считаю

– У вас образ самого положительного баскетболиста России. Сами это ощущаете?

– Да я просто честный, наверное. Все нарушали. Когда были в лагерях, все бегали в ларек за пивом. Детство. Переходный образ. Гормоны. Ничего в этом такого нет.

– После прошлого чемпионата Европы и выступления за сборную вас же ставят всем в пример. Как Блатт сказал, «Саймон это человек, который сделал себя сам»…

– Да я не считаю себя примером для подражания. На моем месте мог оказаться любой, кто хочет работать, у кого есть какая-то цель. Человек из небогатой семьи, который хочет пробиться. Из небольшого города, который он хочет как-то прославить. Таких ребят очень много, просто мне где-то повезло, что я попал на сбор, тренер мне начал немного доверять, и я оправдал доверие. Может, сыграл роль какой-то талант, который был изначально. Но у нас много талантливой молодежи. Надо просто внимательнее следить за ней.

– Ну то есть вы не чувствуете себя идеалом?

– Да не, ну что вы говорите. Я еще зазнаюсь потом.

Надо просто понимать, за счет чего ты достигаешь каких-то целей, а не думать, что вот попал раз в сборную и можно закуривать и ни о чем не думать. Наоборот хочу доказать, что не просто взяли 12-м, а выйти порадовать людей. Хочется попасть и на Олимпиаду. Чтобы это был не единственный год в сборной. Проблем с мотивацией нету, но идеалом я себя не считаю.

– Вы как-то сказали, что ваш любимый баскетболист Деннис Родман. Не было желания сменить имидж под стать ему?

– По детству было такое. Когда я у себя там еще играл – что-то выбривал. Но это было давно. Хочется сделать татуировку, но к этому я еще пока не готов. Хотя, может, в 40 лет потом будешь думать, зачем ты это сделал?

А если сделать такую прическу, как у Родмана – в России другой народ, могут не так понять…Тем более на автозаводе в Нижнем Новгороде или на районе в моем городе. Если сделаешь себе прическу в желтый горошек, без шапки там лучше не появляться.

– Нижний прославился своими клубами в прошлом году…

– Нижний прославился, или кто-то прославил?

– Ну это как сказать…

– Я скажу просто, что это было «стечение обстоятельств».

– Как игроки проводят свободное время?

– Я, честно говоря, по клубам не хожу. Мы можем сходить всей командой куда-то в ресторан поужинать. Посмеяться. В неформальной обстановке. Но вообще это бывает довольно редко. Все так надоедают друг другу, что в выходные стараются друг от друга отдыхать, небольшими группами ходят кто-то в одно место, кто-то в другое. Кто-то ходит и в клуб, но это бывает перед выходным, и не сказать, что мы там напиваемся в зюзю так, что нас тащат домой, потому что мы сами не можем идти. Просто пару коктейлей, пару пива. И все.

«Я себя не связываю с образом кубинского наркобарона. Но не с золушкой же себя ассоциировать»

– Расскажите про увлечения.

– Компьютерные игры – можем с ребятами поиграть в футбол на PlayStation, посидеть допоздна. Когда у тебя всего один выходной, какого-то хобби ты себе не заведешь: можно сходить в кино или посмотреть что-то. Не могу сказать, что я вышиваю крестиком или собираю марки.

– С каким киногероем себя ассоциируете?

– Не сказал бы прямо, что ассоциирую. У меня есть любимый актер – Аль Пачино. Люблю все его фильмы. Самый любимый – «Лицо со шрамом». Хотя я себя не связываю с образом кубинского наркобарона. Но не с золушкой же себя ассоциировать.

– При этом вы часто говорите, что вам нравятся «Жмурки», «Бригада», «Брат».

– Ну да, люблю пацанские фильмы. Я же из Нижневартовска. Тем более у меня тоже есть старший брат, который меня держал в ежовых руковицах. Да и не только такие мне фильмы нравятся. Люблю и старые комедии – «Служебный роман», «Иван Васильевич меняет профессию». Можно посидеть, посмеяться.

– С книгами как?

– Читать не очень люблю. Я лучше фильм посмотрю. Когда начинаю читать, сразу засыпаю.

– Кириленко об этом не рассказывайте.

– Не только Кириленко, в сборной много ребят, которые перед тренировками читают, настраиваются. В сборной читают почти все. Перед тренировками – Быков, Мозг. Наверное, я где-то им завидую. Хочется что-то интересное иногда почитать, а когда начинаешь, думаешь: «Лучше я фильм посмотрю».

– В социальных сетях много времени проводите?

– Да не сказал бы что много. Между тренировками полчасика и вечером около часа. Да и то если мне кто-то пишет и надо отвечать. А если заходишь, и никто не написал, то чего там сидеть?

Сначала нужно поднять всем зарплату

– Кто из тренеров на вас оказал наибольшее влияние?

– Наверное, весь тренерский штаб «Нижнего Новгорода», с которым работал последние два года. В прошлом сезоне было не так много игр, и оставалось время на индивидуальную работу – на отработку баскетбольных элементов, и на подготовку физических данных. В том сезоне у меня был рабочий вес 96-97 килограммов, и мы с Евгением Анатольевичем со всеми баскетбольными техниками подняли его на пять килограммов. И в том году я попал в сборную – думаю, это показатель работы всего клуба, всего тренерского штаба. Причем дело тут не только во мне: Артем Яковенко стал прогрессом года и всех месил, Головин и Савельев попали на Универсиаду, и потом Головин ушел в команду Евролиги.

– Можете вспомнить забавные случаи с Лукичем?

– В том году мы не только занимались баскетболом, но и в футбол играть выходили, зимой. Одна команда состояла из русских, другая – из легионеров, не только игроков, но и тренеров. И понятно, что когда идешь в подкат против тренера, это чревато. Но все нормально к этому относились. Кто-то даже пытался наоборот пожестче против него сыграть.

– Вы совсем недавно были молодым игроком. У нас все время говорят, что молодым что-то мешает пробиваться. Почему вам ничего не помешало?

– Наверное, мне повезло, что получился вариант с «Нижним Новгородом», где делают ставку на молодых игроков. Это и инициатива Сергея Панова, и то, что тренер такой попался, который доверяет молодым игрокам. В каждой команде ПБЛ есть молодые игроки, но не все они получают то время, какое бы хотелось. Лишь две команды – «Триумф» и мы – делают ставку на молодых. В этом сезоне «Триумф» показал, что можно и молодыми ребятами при помощи двух-трех иностранцев показывать неплохой результат. Если будет доверие, то думаю, будет и быстрый рост.

– Как вы относитесь к мнению, что российским игрокам не хватает школы.

– Конечно, не хватает. Нужно учиться. Сейчас стало намного полегче: много семинаров, детские тренеры ездят даже в Москву, в «Тринту». Конечно, сравнивать с Литвой, Испанией и другими баскетбольными странами нельзя. Например, мой первый тренер не знал много нюансов, но, что знал, постарался мне все дать. Я в 17-18 лет начал узнавать вещи, которым детей в Испании учат в 12-13 лет. Поэтому у них ударная молодежь идет по всем возрастам.

«Главное, чтобы войны никакой не было. Страна вроде развивается, развивают спорт, детский спорт. Думаю, менять ничего не надо»

– Что-то можно изменить?

– Сначала всем нужно поднять зарплату. Чтобы у людей была мотивация работать, чтобы был какой-то стимул. Нужно проводить больше соревнований, чтобы дети не просто приходили на тренировки, потому что в школу не хочется ходить, а чтобы они играли, за что-то боролись. За медали, еще за что-то. Нужно больше семинаров: в центрах – Москве, Питере, Казани – детские тренеры знают больше, чем где-нибудь еще.

– Вы прославились после фразы: «Если я сыграю за сборную 10 секунд, то стану мэром Нижневартовска». Есть политические амбиции?

– Сейчас вот приеду домой, займусь предвыборной компанией. Пока, наверное, нет. Это я, конечно, от радости сказал. Но, может, меня там подарок какой-нибудь ждет.

– Политикой интересуетесь?

– Вообще нет. Разве что какими-то смешными моментами. Вот сейчас были дебаты: кто-то кого-то поливает грязью, можно посмотреть, посмеяться. А так не могу сказать, что я особенно вникаю в суть – что обещает один, что другой. Приходишь с тренировки, нет времени грузиться какими-то проблемами. Поболтаешь по скайпу, поиграешь в компьютер или приставку.

– На выборы не ходили?

– Нет. Думаю, мой голос ничего бы там не решил.

– Слышали, что вот люди выходили на улицы после выборов?

– Да, конечно, но я спокойный – никуда не ходил. Наверное, кому-то это надо было.

– Вообще задумываетесь, что в стране происходит? В Нижневартовске?

– У нас все стабильно. Все же спокойно. Главное, чтобы войны никакой не было. Страна вроде развивается, развивают спорт, детский спорт. Думаю, менять ничего не надо.

– То есть вы за стабильность?

– Да, я за стабильность, а не за эксперименты.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы