Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Джек Сикма: «Соникс» обязательно вернутся»

Одним из участников тренерского семинара, организованного РФБ, стал легендарный центровой «Сиэтла» и «Милуоки» Джек Сикма. В интервью Sports.ru специалист, последние годы работавший с Яо Мином, отметил вклад китайца в развитие спорта, сравнил современную НБА и лигу эпохи 80-х и подчеркнул, что в американском и европейском баскетболе не так много различий.

Джек Сикма: «Соникс» обязательно вернутся»
Джек Сикма: «Соникс» обязательно вернутся»

– Вы здесь уже третий день. Какие в целом впечатления?

– Нас здесь очень здорово встретили. На тренерских клиниках очень важно то, как тебя воспринимают. Я не во многих таких проектах участвовал, так что для меня это был очень хороший опыт. Тут важно обоюдное уважение – все мы занимаемся развитием баскетбола, его продвижением, и здесь мы для того, чтобы поделиться мыслями, чтобы прогрессировать как тренеры и применять эти идеи на практике.

– Несмотря на то, что вы работаете в НБА, большинство вопросов на семинаре затрагивало тему детско-юношеского баскетбола. Знаете ли вы что-нибудь о системе подготовки юных баскетболистов в России, и можно ли сравнить ее с американской?

– Меня действительно поразило, что большинство акцентировало внимание на раннем развитии игроков, на первых ступенях баскетбольной системы. Мне кажется, что с организационной фундаментальной точки зрения система, которая существует здесь, дает больше возможностей и более плодотворна для развития игроков, чем в США. Просто, думаю, в Штатах мы предоставляем нашим молодым людям больше свободы выбора, и это дает свои результаты с точки зрения спорта, когда они решают посвятить свою жизнь спорту, баскетболу, когда они решают для себя, что хотят заниматься этим профессионально. Но опять же очевидно, что все понимают, что хорошее начало в правильном окружении помогает вырастить лучшего баскетболиста.

«С организационной фундаментальной точки зрения российская система более плодотворна для развития игроков, чем в США»

– И все же есть большое различие между российской лигой, Евролигой и НБА. Почему молодые россияне уступают своим сверстникам?

– Баскетбол – один из трех основных видов спорта в Америке. Так что, прежде всего, он гораздо популярнее, чем в России. Элементарно больше молодых людей занимаются спортом. Во-вторых, думаю, наша система студенческого баскетбола помогает лучше развивать игроков, дает лучшие возможности для молодых спортсменов, как мужчин, так и женщин. Во всех университетах есть спортивные стипендии, так что у них есть стимул расти и развиваться уже с ранних лет. Но главное, мне кажется, в Америке просто больше возможностей для занятий спортом – будь-то в школе, во дворе, в университете, везде.

– Считается, что российская школа очень отстает. Вы заметили это? И что вас поразило больше всего?

– Знаете, я вот этого не вижу. Мне кажется, что во всем мире баскетбол и тренерская методика развиваются семимильными шагами. Разница в правилах заставляет смотреть на некоторые вещи иначе: прежде всего, в защите, мы смотрим на то, что можно делать, что нельзя, по сравнению с Европой. Но в целом уровень игры, уровень спортсменов, игроков НБА продолжает расти. Я выступал 25 лет назад и последние 10 лет работал тренером – я вижу, как развивается игра, как прогрессирует тренерская мысль, наука, которая помогает лучше готовить тело, увеличивается физический аспект игры. И то же самое я вижу и на международном уровне. Любой, кто смотрит матчи европейских команд, понимает, что они становятся более атлетичными, растет уровень игроков.

– То есть же разница, прежде всего, в физике…

– Европейцам кажется, что так оно и есть. В США действительно на этом делается акцент: ведь сами подумайте, сколько матчей мы проводим, эффективность машины – спортсмена – и поддержание этой эффективности – первостепенны. Когда в тренировочном лагере вы определитесь с тем, как именно будет играть ваша команда, на чем будет сделан упор, самая большая проблема заключается в том, чтобы ваши игроки смогли продолжить выступать на этом высочайшем уровне. Чтобы они оставались здоровыми, быстро восстанавливались, отдыхали.

– Сейчас в лиге локаут, и многие игроки приедут выступать в Европу. Вам интересен европейский баскетбол? Сможет ли он привнести что-то новое в НБА, когда приехавшие сюда отправятся обратно?

– Сложно что-то говорить о локауте, но в Европе это должен быть довольно интересный период, если приедут американские игроки. Не уверен, что поднимется уровень игры, и понятия не имею, кто сумеет воспользоваться такой ситуацией, но совершенно точно на это стоит посмотреть.

«Я играл в эпоху великих центровых. Каждый матч превращался в бой, но зато это делало меня лучше»

– Что вам, прежде всего, вспоминается, когда вы задумываетесь о своей игроцкой карьере?

– Когда я выступал, уровень борьбы в лиге был запредельный. Было много очень хороших команд: это была эпоха «шоу-тайм», противостояния «Лейкерс» и «Селтикс», присутствовало огромное внимание к игре, и мы все развивались в этой борьбе. Особенно это было заметно на позиции, на которой выступал я. Мне приходилось выходить против Джаббара, Моузеса Мэлоуна, Роберта Пэриша, Боба Ланье, Артиса Гилмора – всех тех, кто сейчас оказался в Зале славы баскетбола. Я играл в эпоху великих центровых. Каждый матч превращался в бой, но зато это делало меня лучше. И это прекрасно.

– Что же происходит с лигой сейчас? Совсем не осталось сильных пятых номеров…

– Все просто. Лига решила изменить правила, главным образом, против Шака – потому что он был слишком сильным, он просто выдавливал всех из-под кольца. Лига пришла к тому, что решила усложнить «большим» парням игру в «посте», поняв, что это приводит к дабл-тимам, трайпл-тимам. Теперь уже недостаточно просто быть «большим», сидеть под кольцом и забивать оттуда, нужно уметь делать что-то еще.

– Кто, на ваш взгляд, сильнейший пятый номер сегодняшней лиги?

– Очевидно, что после ухода Яо Мина это Дуайт Ховард.

– Яо Мин будет в Зале славы?

– Уверен, что да. Он изменил лицо лиги, привел баскетбол в Китай. Это многое поменяло.

– С тех пор как вы выступали в лиге, значительно изменились правила. Как вы относитесь к этим изменениям?

– Некоторые базовые вещи – особенно, на слабой стороне, где ты должен занять позицию и играть один на один – остались. Конечно, правила изменились, «большие» теперь играют иначе, теперь у них есть только три секунды на игру в «краске», так что игра стала более открытой. Но в целом «зона» поменяла лишь одну вещь – вы должны быть готовы к тому, что вам придется против нее атаковать, и готовы к тому, что сами можете ее использовать. Это та возможность выбора, которая появилась.

– Но вы-то сами всегда предпочитали игру один в один?

– Один в один – это часть моей игры. Мне также всегда нравилось, когда работает все нападение – будь-то скидка на дугу, наброс на кольцо, пас под забегание, приятно, когда игрок видит возможности для развития атаки и пользуется этим. Умеет отдать скрытую передачу – это очень большая часть баскетбола. Мы играли в эпоху «шоу-тайм», когда Мэджик Джонсон устраивал феерию с передачами и всегда находил человека под кольцом.

– Вы были также и одним из лучших бросающих центровых, в одном сезоне даже лидировали в лиге по проценту штрафных. Считаете ли вы, что можно подготовить любого к системе «ран-н-ган» Дона Нельсона?

– Не уверен, что можно подготовить прямо-таки любого. Считаю, что все же нужно подстраивать систему игры под тех, кто имеется в распоряжении у тренера. Часть работы тренера заключается в том, чтобы понять возможности тех игроков, которые у тебя есть. Например, последние четыре года я работал с Яо Мином – и мы действовали совершенно иначе с ним и без него. Эта лига тренеров, и здесь нет никаких сомнений. В большинстве случаев те, кто принимает решение, должны смотреть, какого тренера они хотят, чем знаменит тот или иной специалист, и потом стараться подобрать тренера под команду.

– Когда вы выиграли титул в 79-м, чего в этой победе было больше – мастерства Ленни Уилкенса, командной игры или просто удачи?

– У нас в команде не было суперзвезд, мы играли как команда. Даже Денниса Джонсона ввели в Зал славы лишь в прошлом году. (Понятно, что Ленни Уилкенс был в Зале славы сразу три раза – как игрок, тренер и олимпиец). Мы были настоящей командой, стояли друг за друга, шесть-семь парней могли взять ответственность на себя и забить. В мой первый сезон мы оступились в шаге до титула, но взяли свое в следующем сезоне. Это были два моих лучших года в карьере, и они остались в моей памяти навсегда.

– Когда мы снова увидим «Соникс» в НБА?

– Надеюсь, что очень скоро, но какое-то время для этого потребуется. Конечно, когда команде переехала, это стало большим разочарованием для всех. Это был великий клуб, у меня там было много друзей, мне очень жаль болельщиков. Надеюсь, в ближайшем будущем стадион все же будет построен, и это станет решающим моментом. Как только у города будет новый стадион, команда вернется в НБА. Возможно, это будет новая команда. Возможно, кто-то переедет из-за неблагоприятной финансовой ситуации, но сначала нам нужен стадион. Мы должны всем показать, что мы хотим вернуть команду обратно в Сиэтл. Мы стоим за это изо все сил.

– Что вас заставило встать на тренерскую стезю. По завершении карьеры вы взяли паузу и занимались своими детьми…

– Я действительно решил отдохнуть и посвятить какое-то время моим сыновьям, но я всегда хотел вернуться в НБА. И когда появилась возможность поработать в «Соникс», в городе, где я живу, это было здорово. Мне очень понравилось. Я прибавил как тренер и, надеюсь, буду продолжать работу на этом поприще еще долгое время. Мне нравится баскетбол, мне нравится уровень борьбы в НБА.

Что же касается моих сыновей, то Люк завершил в этом сезоне учебу в «Портленде» и в следующем году попробует себя на международной арене – поедет играть в Испанию. Еще один мой сын играет за университетскую команду Хартфорда. Так что в жизни моей семьи очень много баскетбола. Мою жену уже, наверное, тошнит от всего того баскетбола, что ей приходится смотреть.

«Все же провел в лиге 14 лет, и это дает мне понимание того, как управляется команда и что нужно игрокам»

– Вы видите себя именно на месте помощника, того, кто занимается развитием игроков, или планируете замахнуться на позицию главного тренера?

– К счастью, за последние четыре года у меня было гораздо больше обязанностей, чем просто развитие игроков. Каждый третий матч я отвечал за подготовку плана на игру, главный тренер советовался со мной по вопросам нападения. Так что с точки зрения профессионального роста это был прекрасный шанс для меня. И конечно, однажды я хотел бы себя попробовать на месте главного тренера. Главное, чтобы подвернулся удобный для меня вариант. Конечно, очень многие специалисты провели в НБА гораздо больше времени, но я чувствую, что у меня бы получилось. Не только потому, что я поработал ассистентом, у меня же есть и игроцкий опыт. Я все же провел в лиге 14 лет, и это дает мне прекрасное понимание того, как управляется команда и что нужно игрокам.

– Вы бы сказали, что Деннис Родман – второй лучший блондин в НБА после вас?

– Ха-ха. Он третий. Не забывайте, что и Дирк Новицки тоже блондин. В любом случае я очень рад за Денниса, за то, что его ввели в Зал славы баскетбола. Против него было чертовски сложно играть, под щитом он был просто настоящий кошмар. Он уникальный баскетболист. Надеюсь, с ним все будет в порядке.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы