Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Родину продали?

Главной экономической новостью месяца в мире «королевских автогонок» стало намерение боссов «Уильямса» пустить в свободную продажу на бирже часть акций команды. Sports.ru вместе с британскими коллегами пытается разобраться в причинах, побудивших бизнесменов решиться на радикальный для конюшни шаг, а заодно определить пользу от сделки.

Родину продали?
Родину продали?

Для начала давайте расставим точки над «i» в самом процессе, ибо подобных случаев в «Формуле-1» еще не было. По факту превращение «синих» в акционерное общество началось еще зимой 2009 года, когда Патрик Хэд продал десять процентов своей доли австрийскому предпринимателю Кристиану Вольффу. Сейчас же совладелец команды вместе с ее основателем на паях готовы отдать в оборот биржи Франкфурта от 24 до 27,4 процентов акций. Причем Хэду в этом случае удастся обогатиться на сумму около 46,8 млн евро (с молотка уйдет 17,69 процента акции при стоимости одной ценной бумаги в 26,5 евро), тогда как сэр Фрэнк Уильямс обретет 16,7 млн. При этом контрольный пакет «Уильямса» все равно останется за ветераном «больших призов»: даже после всех маркетинговых операций за Уильямсом будет числиться 50,3 процента акций.

Казалось бы, зачем пускаться в финансовую авантюру, если прямого дохода в виде наличности команда не получит?

Три года назад прибыль «Уильямса» составила всего 9,2 млн фунтов стерлингов, а в 2009-м и того меньше — 8,9 млн

Во-первых, последние сезоны «Уильямс» терпел убытки. К примеру, три года назад прибыль составила всего 9,2 млн фунтов стерлингов, а в 2009-м и того меньше — 8,9 млн. Во-вторых, за последнее время дружина лишилась почти половины спонсорской помощи, что привело к самым большим потерям за последнее десятилетие — 21 млн фунтов стерлингов. В-третьих, «синие» потеряли кредит доверия в финансовой сфере среди многих бывших партнеров. А потому даже вынуждены были пойти на крайние меры в виде приглашения за руль боевой машины рента-драйвера. Отказ от услуг талантливого Нико Хюлькенберга в пользу Пастора Мальдонадо во многом продиктовала возможность пустить во внутренний оборот нефтяные миллионы венесуэльской корпорации PDVSA…

То есть, команде вроде как следовало бы приняться за разработку методов по привлечению непрофильных активов, а не пробовать рассовать доли «Уильямса» по частным карманам без прямой финансовой отдачи. Но на самом деле это слишком упрощенный взгляд на вещи. С долгосрочной стратегической точки зрения Хэд и Уильямс поступают очень разумно.

Начнем с того, что в кризисе как таковом команда не пребывает. «На нашем счету числятся 24 млн фунтов стерлингов наличными. Долгов нет ни перед одним из партнеров. Во владении «Уильямса» 33 гектара земельной площади. Наконец, каждый год мы хоть немного, но укрепляем денежную «подушку безопасности», — отметил в недавнем интервью Вольфф. При этом австриец подчеркнул, что спонсорский бюджет на сезон-2011 полностью сформирован и представлен к выполнению. А заодно намекнул на продления большей части существующих меценатских соглашений и на 2012 год.

При вступлении в реальную силу договора о сокращении расходов и подписании нового Договора согласия, где к соблюдению лимита на расходы отнеслись бы по всей строгости, безопасности команды ничего не будет угрожать еще несколько сезонов. Следовательно, есть смысл озаботиться стратегией долгосрочного развития. И вот здесь-то мы возвращаемся к выходу «Уильямса» на биржу.

Теперь каждый фанат команды может на полном серьезе стать пусть и миноритарным, но ее совладельцем

Во-первых, это очень грамотный маркетинговый ход. Ведь теперь каждый фанат команды может на полном серьезе стать пусть и миноритарным, но ее совладельцем, приобретя пару-тройку акций. Конюшне от таких частных взносов, разумеется, ни холодно, ни жарко, но пиар-эффект, согласитесь, значимый.

Во-вторых, это возможность привлечь под знамена в Гроуве высококлассных специалистов. Все помнят, как в 1996-м команда не смогла удержать Эдриана Ньюи в коллективе, после чего надолго впала в прострацию, из которой смогла выйти лишь на время сотрудничества с «БМВ». Стагнация продолжается по сей день, поскольку последнюю победу «синие» одержали в 2004-м (спасибо Хуану-Пабло Монтойе в Бразилии), а на чемпионский титул и вовсе не замахивались с сезона-2003. Корни проблемы находятся как раз в недостатке квалифицированных узких специалистов, которые помогли бы реализовать потенциал болида в области, к примеру, аэродинамики. Приглашать их из других команд ценой хэд-хантинга у руководства коллектива просто нет возможности — по нашим сведениям, зарплаты в «Уильямсе» и том же «Ред Булл» разнятся как небо и земля. Но! Теперь у британцев появляется шанс переманить специалистов на свою сторону, предложив им стать… совладельцами конюшни! На Ньюи, конечно, пока замахиваться рано. Но в свете тренда по сокращению персонала, политики оптимизации производства и кадровой миграции подобная «заманиловка» в виде бонуса к окладу вполне может сработать. Опять же, помним о неплохом техническом базисе, что создан в Гроуве.

В-третьих, это выход на магистральные рынки и возможность сотрудничества с крупными инвесторами. Скажем, после любой победы или попадания в очки акции команды справедливо пойдут в рост. Если учесть, что прямые финансовые вливания от потенциальных партнеров коллективу сейчас не нужны, то в перспективу сотрудничества вполне могут поверить компании, пока далекие от автоспорта. При этом пойдет в рост залоговая стоимость бренда как такового, что со временем вернет кредитное доверие «Уильямсу».

«Это уникальная возможность войти в контакт с профессиональными инвесторами. 80 процентов из тех, кто приобретет солидные акционерные доли (банки, страховые компании), наверняка в перспективе станут нашими серьезными партнерами», — вновь цитата из интервью Вольффа.

Кристиан Вольфф: «Неудачные выступления, разумеется, вызовут падение курса акций. Но для нас это не будет критичным»

При этом австриец подмечает очень тонкую деталь: «Фактически, мы ничем не рискуем. Неудачные выступления, разумеется, вызовут падение курса акций. Но для нас это не будет критичным. Хотя бы потому, что бюджету на ближайшие годы ничего не грозит. Да и колебания в случае неудач вряд ли составят большой процент — от команды, занявшей шестое место в чемпионате, сложно ждать революции. Зато наш прорыв в Топ-3, к примеру, вызовет очень внушительный финансовый прирост».

В-четвертых, это отличная возможность заложить фундамент будущего успеха. Вольфф определяет 2015 год как время прорыва «Уильямса». Прогноз основывается на том, что к названному сроку все гранды постепенно снизят расходы до уровня 100-140 млн долларов в год. Конюшня из Гроува же к тому времени надеется превратиться в стабильно приносящую прибыль компанию, что позволит встать с конкурентами в один ряд.

Почему мы так тщательно разбираем этот момент зимой 2011-го? Дело в том, что, на наш взгляд, скоро подобные финансовые трансформации станут трендом мира «Ф-1». Кто-то обратит взгляд на биржу с целью финансового обогащения за счет продажи части акций. Другие рассмотрят этот вариант как возможность промоушна своей торговой марки. Но как бы там ни было, народная тропа, которую нынче торит «Уильямс», в ближайшие годы не просто не зарастет, но превратится в бульвар, а то и вовсе в автобан.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы