Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview
Блог Ваша Вторая Любимая Команда

Серийный убийца. Как КХЛ взялась менять наш хоккей, Часть 1

Исключение Новокузнецка из КХЛ вызвало шквал критики – как тех, кто это решение принял, так и тех, кто его отстаивает. Беда в том, что всё сводится к спору на банальном уровне «умрёт/не умрёт школа» или «ходили/не ходили болельщики на трибуны». Но с исключением «Кузни» всё немного сложнее.

Bobrovsky

Бобровский в воротах Кузни, сезон 2007-2008

Тут важно вспомнить, что до 2008 года такой проблемы, как неучастие команды в высшем дивизионе, не существовало. В Суперлиге работала система «обмена» с Высшей Лигой, через которую прошли и многие нынешние «успешные» участники КХЛ – так, «Торпедо» только в сезоне 2007/2008 вышло в Суперлигу, еще не зная, что по итогам сезона все команды сохраняют прописку и автоматически «переходят» в новую лигу, КХЛ. Много времени провёл во втором дивизионе и «Трактор», что не мешало ему продолжать воспитывать игроков вроде Кузнецова, Войнова и Глинкина – никто их в Омск или Магнитогорск не перетащил, хотя там, конечно, была своя сильная школа, а тот же Омск Евгения переманить пытался. В общем, при работавшем спортивном обмене, выступление во втором эшелоне большим горем не было, с двумя, правда, оговорками. Во-первых, это была совсем другая Высшая Лига, без толпы фарм-клубов с отсутствующим спортивным интересом, во-вторых – иначе работали и сами команды Суперлиги, у которых была задача не только в плей-офф попасть, но и последнее место не занять.

К сезону 2007/2008 сложилось как общее недовольство «деятельностью» ФХР, так и понимание того, что нужно строить Лигу по другому принципу, не похожему на европейский – это касалось не только «закрытого» статуса турнира, где никто не вылетал, но и, например, игровые дни каждый день, а не «по турам». Впрочем, КХЛ тоже создавалась не так просто – Третьяк терять влияние не хотел, и, судя по архивам Шевченко на Спортс.ру, даже к Путину ходил жаловаться на «заговорщиков», где получил вежливый ответ «новой Лиге мешать не стоит». Но и с клубами была соответствующая работа – КХЛ создавалась только при условии, что все команды Суперлиги остаются «довольными», читай – все переходят в новый турнир, без исключений. А ведь, по-большому счёту, проводись всё в нормальном режиме подготовки (от озвучивания идеи о создании КХЛ до первых матчей прошло примерно полгода), можно было и клубам Суперлиги выставить требования по участию в новом турнире – но тогда, конечно, Третьяк не с пустыми руками к Путину ходил бы. В общем, решили дело начать, а разбираться потом. Так взяли в Суперлигу и «Кузню» с «Витязем», и ХК МВД с «Ладой».

Перро

Натан Перро как символ Витязя в эпоху ранней КХЛ

С появлением КХЛ же российский хоккейный «ландшафт» сильно изменился. Теперь откровенно слабый «Витязь» никак не мог по-спортивному принципу перейти в ВХЛ (тогда она еще называлась Высшая Лига), потому что это уже был вопрос не спорта, а престижа – если уж мы создаем новую, «закрытую» лигу, то должны гарантировать контракты, держать марку и так далее. При этом, изменились правила «вхождения» в главную лигу для команд второго эшелона – теперь недостаточно было просто выиграть турнир, вводился такой инструмент, как «заявка», где должны были быть также указаны какие-то гарантии по бюджету, стадиону и так далее, что, с одной стороны, упрощало задачу для команд ВХЛ – найди крупного спонсора и иди играй в КХЛ («Югра»), но, с другой стороны, делало выполнение этой задачи невозможной – без ясной перспективы покровительства какой-нибудь госмонополией твои спортивные успехи абсолютно «локальны» («Рубин»). Собственно, к этому и пришли – КХЛ сначала «выгребла» из Вышки «Югру» и «Автомобилист», потом вышка стала трамплином для «Донбасса» (который даже не выиграл ВХЛ) и «Лады» (в непонятном финансово статусе жила в ВХЛ, пока не пришёл «спортивный» губернатор Меркушин и своей «хотелкой» не вернул «Ладу» в КХЛ), но уровень её без лидеров снизился, появились полностью зависимые от клубов КХЛ «фармы», а другие команды заключили с командами КХЛ договоры, по которым стали давать практику игрокам – а по сути, отдавали места в составе молодёжи чужой вместо своей.

Вот именно здесь основная проблема «Кузни» и кроется. Исключение из КХЛ не является напрямую «смертным приговором» школе «Металлурга» - вовсе нет, у выступаюших в ВХЛ «Рубина», «Молота» и «Дизеля» есть местные игроки в составе, юниорские команды и так далее, тем более что «Кузне» обещают даже команду МХЛ сохранить. Весь вопрос в том, кого эта школа будет воспитывать. Топ-клубы КХЛ, при создании лиги немного «поделившиеся» в «мелочью» властью, сейчас возвращают власть к рукам – в том числе и по объективной причине более высокой финансовой стабильности. В их составах и академиях сконцентрированы лучшие кадры, которыми они активно делятся с другими командами, но выступающими в той же Лиге – проще говоря, сдают в аренду клубам КХЛ. Вот и в прошлом году, тот же «Металлург» не обошёлся силами только лишь «кровинушек» Мусина, Дюрягина, Разумова и Подъяпольского, но и приютила казанского центра Михеева, который после сезона был обменян на денежную компенсацию обратно в Казань, ведь в КХЛ, как вы помните, аренды нет.

При этом, ВХЛ не является «трамплином» для игроков. Лучшие молодые таланты быстро проскакивают эту «ступень», чтобы скорее объявиться в КХЛ. Андрей Василевский и Владислав Гавриков никогда не играли в ВХЛ, Валерию Ничушкину там хватило 15 матчей. У Максима Мамина и Андрея Светлакова на двоих за два сезона – только 10 матчей в ВХЛ в «хоккейной организации», где в ВХЛ прямой фарм-клуб, для этих целей и созданный. Да чего говорить – когда ЦСКА не нашёл места в составе Никите Гусеву, он держал его в ВХЛ ровно до тех пор, пока не нашёл вариант с арендой в КХЛ.

Или другой пример. Максим Карпов, Евгений Туник, Александр Шибаев – это воспитанники школ команд не из КХЛ, «отжигавшие» на уровне ВХЛ в «сочном» возрасте. Для кого из них ВХЛ стала «русской АХЛ»? 

Телегин Кицын

Слы, Пелагея есть? А если найду?

Именно поэтому, школа игроков готовить продолжит, и это может быть крепкий уровень, но у Бобровских-Телегиных-Орловых, по которым столько пролито слёз, будет другой сценарий развития карьеры. Либо их будут в раннем возрасте «вылавливать» и перевозить в другие академии (учитывая, как у нас в стране построен юниорский скаутинг, это могут себе позволить только ЦСКА, «Локомотив» и «Ак Барс»), так как тому же «Ак Барсу» интереснее, чтобы «новый Бобровский» был своим воспитанником, которого дали в аренду «Ладе», чем ждать, пока он сверкнёт в ВХЛ в «Кузне», после чего сражаться за него с ЦСКА и СКА. Второй вариант – ранний отъезд в Северную Америку, что уже особенно заметно по набирающим силу американским юниорским лигам. В обоих случаях, экономическая модель не предусматривает, что «воспитавшей» будущих звезд «Кузне» кто-то даст много денег – максимум агент наличными единоразово, ведь никакого законодательства, регулирующего переходы детей в спорте в России нет – ни компенсацией, ни карантина, просто пришёл, написал заявление, а через неделю всплыл в Москве. Потому Новокузнецку даже физически нет выгоды содержать передовую школу, выступая в ВХЛ – также, как и «Дизелю», который нет-нет, да выпустит игрока вроде Андронова, Слепышева, Костина, Пайгина, но у всех у них судьба схожая: Андронов переехал в систему клуба КХЛ в 16 лет, Пайгин и Костин – и того раньше, и внезапно оказывается, что единственным игроком, за которого «Дизель» легально получил серьезную сумму – это Слепышев, которого на драфте КХЛ выбрала первым номером (с полагающейся компенсацией)… «Кузня»!

Впрочем, а нужна ли эта экономическая модель самому «Металлургу»? Мы столько восхищаемся выросшими там хоккеистами, что совсем не обращаем внимание на то, в каких условиях они готовятся. У «Металлурга» чёткой схемы развития не было никогда: вроде и молодым играть дают, но легионерские позиции заполняют игроками вроде Бомэрсбека и Ника Энджелла, попутно продлевая хоккейную жизнь Хасаншину, Дудареву или Таратухину.  Одной из основ операционной деятельности в клубах КХЛ, в отличие от Суперлиги, стали обмены, но серьезно пользоваться ими «Металлург» стал только в эпоху Вайсфельда. На его же правление приходится и светлый отрезок «Металлурга» в плане легионеров и скаутинга – Мегалинского брали из безнадёжного «Витязя», Кагарлицкого – из Высшей Лиги с 9 шайбами за сезон. Зато в новые времена, в «эпоху обменов на денежную компенсацию», не смогли удержать тренера вратарей Мишина, который подготовил Кузне и Сорокина с Налимовым, и Кареева. Мишин перебрался в «Амур», где в игрока КХЛ превратился Андрюхов, а с этого сезона вошёл в штаб Андрея Скабелки в «Авангарде». Я не говорю о том, что Мишин столь талантлив, что берёт мальчишек прямо с улиц Новокузнецка и превращает их в основных вратарей ЦСКА, но это направление в клубе даже не посчитали перспективным, в результате чего у «Кузни» продажи носят локальный характер, а не регулярный, как у «Медвешчака», у которого, вообще-то, бизнес модель неплохая, и единственная проблема – отсутствие своей сильной школы, из-за чего в 2 пятерки играть и приходится (если распродажу устраивает Слован или Рига, они найдут, кого поставить в состав).

Aaron Fox

Спортивный директор "Медвешчака" Эрон Фокс - он почти смог придумать бизнес в КХЛ

Вообще, плохое управление – один из главных бичей не только в спорте в нашем государстве, но и в целом по стране. Оно имеет множество форм и выражений – где-то беда от безденежья, где-то – от слишком больших денег и людей, которые хотят ими «заниматься». Та же «Кузня» в своих проблемах не одинока – «Сибирь» регулярно испытывает проблемы с финансированием, но не ограничивается тем, чтобы играть молодежью да арендованными игроками. При этом, пока в Новокузнецке меняются руководители, стратегии, а стержневых игроков нет просто, господин Фастовский в соседнем регионе кое-какой план, видимо, имеет. Несмотря на то, что именно он является самым главным «торговцем» игроками в КХЛ – схема, при которой Шалунов и Шумаков принадлежат именно «Сибири», а потом продаются в другие клубы, более жизнеспособна, чем когда лучшие игроки «Кузни» Казаков и Семёнов принадлежат «Авангарду», и бесплатно возвращаются обратно, сверкнув сезон-другой. Менеджерских сил и скаутского таланта подписать Казакова на полноценный контракт у «Кузни» нет. Или история с Коскиненом – безусловно, «Сибирь» могла обменять его на солидную денежную компенсацию и закрыть вопрос бюджета на один сезон, но получила взамен игрока основы и лидера на годы вперед в лице Салака, да еще и Верещагина в придачу. Могла ли «Кузня» в своё время обменять Сорокина на Галимова или Лаланда? Мы не узнаем никогда. Но Подъяпольский в воротах был забавным.

Рассмотрев две стороны исключения «Кузни» из КХЛ, можно прийти к следующим выводам. Насколько бессовестно прикрываться именами «бывших» и «воспитанников», настолько же глупо Новокузнецку предъявлять за посещаемость: во-первых, она отражает и социально-экономическую ситуацию в регионе (а у «Металлурга» 300 рублей стоят самые дешевые билеты), а во-вторых, при удачном стечении обстоятельств и внезапных результатах на «Металлург» могут ходить полные трибуны и без шоу всякого, и потому этот критерий не эффективен. Если в прошлом КХЛ влияла на изменения в руководстве отдельных клубов – вспомним «Витязь», «Автомобилист», даже «Лев» Попрад – то в случае с Новокузнецком всё было пущено «на самотёк» обеими сторонами, и насколько «Металлургу» ничего не надо было в КХЛ, настолько и КХЛ долгое время ничего не надо было от «Металлурга». То, что КХЛ хочет создать некий стандарт Лиги – это хорошо. Он, правда, должен касаться не только пресловутого рейтинга, но и включать в себя вопрос аэропортов и гостиниц, но КХЛ на городскую инфраструктуру влиять не может, а в Череповце и Нижнекамске готовы тратиться на Юлиуса Гудачека и Чеда Ро, но не на аэропорт. Но при этом, у клубов должна быть альтернатива выступлению в КХЛ, которой нынешняя ВХЛ ну никак не является – выше было объяснено почему, её уровень не пойдёт резко вверх из-за перевода туда 5-6 худших команд КХЛ. Чтобы перевести «Металлург» в ВХЛ, ему нужно создать там условия, иначе он моментально «деградирует» до уровня все тех же «Дизеля» и «Ижстали». Этим же КХЛ заниматься не захотела, хотя рычаги, в отличии от истории про аэропорты, имела – это и продуманный регламент перехода игроков из КХЛ в ВХЛ, и принятие через Минспорта закона по статусу переходов игроков-учащихся спортивных школ.

Но этим КХЛ заниматься некогда. Она считает, что строит хоккейный бизнес. Правда, с каждым новым шагом возникают сомнения, а в своих ли интересах этот бизнес Лигой ведётся?

О том, как и кем управляются наши самые богаты клубы - во второй части. Подпишитесь, чтобы не пропустить!

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы