Блог Голос Барселоны

Лионель Месси: «В «Барселоне» у меня есть абсолютно всё»

Интервью Лионеля Месси для Catalunya Radio:

 — Наша программа называется «Все сложно». Есть ли что-то, что тебе до сих пор тяжело делать? 

— Да, мне все еще трудно делать это [публично выступать], но постепенно привык и уже более расслаблен. 

— Говорить с прессой сложно, но у тебя не возникло проблем, выступая с капитанской речью перед 80 тысячами болельщиков. Ты выразился четко и кратко. Подготовился? 

— Нет, но был готов говорить перед болельщиками, и знал, что должен это сделать. Сама речь была тем, что я чувствовал в тот момент, и думаю, что кулес ощущали то же самое. 

— Задумывался о своей новой роли капитана? 

— Я очень горжусь тем, что являюсь капитаном этой команды в этом клубе. Однако, это не значит, что как-то изменюсь на поле или за его пределами. Я был одним из капитанов несколько лет, так что ничего не изменится. 

— Что ты возьмешь от предыдущих капитанов? 

— Я отожествляю себя с каждым из них. Мы все здесь выросли, здесь живем и одинаково понимаем этот клуб. Возможно, я больше похож на Андреса, чем на Пуйи или Чави, но знаю о клубе столько же, сколько и они. Очевидно, что для меня они примеры подражания. 

— Когда Пуйоль что-то говорил, то это было в строгой и сдержанной манере, не давая поводов для заголовков в прессе. Но в своей первой капитанской речи ты сделал обратное и заявил о намерении выиграть лигу чемпионов. 

— Думаю, пришло время снова выиграть кубок ЛЧ. Прошлые три года мы проигрывали в четвертьфиналах и последнее поражение было самым болезненным. Потому что после первого матча у нас был хороший результат, и что потом произошло. Считаю, что это должна быть наша цель – для команды, клуба и раздевалки. У нас впечатляющий состав, и когда мы говорим, что можем это сделать, то только потому, что считаем, что можем конкурировать и бороться в этом турнире.

— Вы не выигрывали ЛЧ в нескольких сезонах, хотя были явными фаворитами. Думаю, что в последнее время вы более менее стабилизировались. Не знаю, есть ли у вас такое же ощущение или же вы считаете, что превосходите остальных. 

— Мы проиграли в паре сезонов, когда могли бы выиграть. Например, как те с Гвардиолой… Полуфиналы с «Челси», «Интером». Думаю, что тогда мы были лучше и считались фаворитами, но из-за некоторых мелких деталей это не получилось. И да, теперь мы более уравновешены. 

Сейчас намного больше команд, у которых много денег, и игроки больше думают об экономическом аспекте, чем о самом клубе. Игрок выбирает самое высокое предложение, а раньше все хотели играть только за «Барсу» и «Реал» из-за статуса и целей. Появились конкурентоспособные клубы с внушительными финансами. 

— До «Ромы» были «ПСЖ» и «Ювентус». Считаешь ли ты, что у этих поражений есть что-то общее и тяжело ли команда реагирует на неприятности? 

— В определенные моменты, когда дела шли против нас, мы не знали, как реагировать. В начале матча с «Ромой» у нас было несколько моментов, и казалось, что игра пойдет по-другому, но потом они забили 2 гола. Во время игры у нас не было на это никакой реакции. 

— Спал после такого поражения? 

— С тех пор как Тьяго родился, я пытался измениться, чтобы это все не задевало его, но я тяжело переживаю подобное и нужно время, чтобы снова встать на ноги, как и всей раздевалке, потому что мы привыкли к победам. 

— С тобой можно говорить с утра или подождать несколько дней? 

— Несколько дней (смеется). Тьяго теперь понимает футбол и начал его любить, и знает, что после неудачной игры «Барселоны» или сборной лучше молчать. Он не поднимает эту тему. Иногда он забывается, но затем исправляется: «Я не должен был об этом говорить». Поэтому они знают, что мы сильно переживаем. 

— Вне поля ты так же конкурентоспособен, как и на нем? 

— О да. Мне нравится побеждать во всем и так же злюсь. 

— Но ты позволяешь детям выигрывать. 

— Да, иногда. 

— Какое летнее подписание поразило тебя больше всего? 

— Они все очень хороши, но если выбирать одного, то это Артур. Он очень меня удивил. Я практически ничего не знал о нем до подписания и не делал каких-либо сравнений, но его стиль похож на Чави. 

— Словно он вырос в Ла Масии, верно? 

— Да, у него как раз тот стиль, который мы всегда здесь ищем. Он сразу адаптировался к тренировкам, хотя обычно у новичков привыкание занимает больше времени. Артур быстро учится.

— Этим летом Рики Пуч произвел довольно сильное впечатление. Очевидно, что он еще молод, но он один из этих маленьких игроков, которые очень талантливы, но не развиты физически. Не знаю, сравниваешь ли ты его с собой. 

— Мы познакомились в прошлом сезоне, когда он несколько раз с нами тренировался. Это правда, летом Рики был впечатляющим, и периодически он тренируется с первой командой. Здоровоо, что клуб возвращает доверительное отношение к академии и привлекает этого парня, который в последнее время был в подвешенном состоянии. В этом плане мы многое потеряли.

— Когда они заходят в раздевалку, вы замечаете это уважение и что они держатся на дистанции, как, возможно, было у тебя с Роналдиньо в юные годы? 

— Дело в том, что сейчас все по-другому. И когда эти дети заходят в раздевалку, то чувствуют себя более уверенно. 

— Но ты был очень застенчив. 

— Это зависит от характера каждого. Конечно, мы чувствуем уважение, но они ведут себя иначе, нежели мы в их годы. 

— Артуро Видаль – самый опытный из новичков. Он может заменить Паулиньо, хотя они разные игроки. Это тот тип игрока, которого ценит больше команда, чем болельщики?

— Кулес привыкли к игрокам с хорошим владением. Мы все время стараемся владеть мячом, но считаю, что сейчас команде очень важно иметь такого футболиста, как Видаль – он много работает с мячом и помогает в обороне. Думаю, что футбол становится все более тактическим и физическим; сложнее создавать моменты, игры более скучные, особенно когда мы играем на выезде или в ЛЧ наблюдаем атлетичность соперников. Мы никогда не было накаченной командой, так что хорошо иметь игроков вроде Артуро.

— Но тебе не надоедает? 

— Нет, я имел ввиду скуку в том, как построены команды с двумя линиями защиты и глубоко сидящими в обороне, не давая свободного места. Вы же видели это на ЧМ, большинство сборных играло именно так. С точки зрения зрелищности прошедший мундиаль не был самым лучшим. И думаю, что такой стиль будет продолжать развиваться, а выигрывать станет все труднее. 

— Если Видаль стал неожиданным трансфером, другим сюрпризом стало то, что Гризманн не перешел после того, когда все говорили, что он это сделает. Что было хуже: то, что Антуан остался в «Атлетико» или шоу, которое он устроил? 

— О том, как он объявил о своем решении, я узнал не сразу, потому что мы готовились к ЧМ, и я ни на что не обращал внимания, поэтому на момент выхода фильма ничего не испытывал. Каждый ищет для себя выгодные условия в спортивном и экономическом аспекте, и если он решил остаться в своем клубе и объявить это таким образом, это его решение. Все уже произошло, и мы должны думать о тех игроках, которые перешли сюда и думают о наших целях. Мы не можем вернуться назад и думать, что бы произошло при ином раскладе. 

— «Реал Мадрид» не сделал громких подписаний, даже не смотря на уход Роналду. Думаешь, без него они уже не будут такой сильной командой? 

— «Реал» одна из лучших команд в мире, и у них все еще отличный состав. Но думаю, отсутствие Роналду сделает их немного слабее. А «Ювентус» становится очевидным фаворитом в борьбе за кубок ЛЧ. У них итак был сильный состав, а теперь еще присоединился Криштиану. 

— Тебя удивило его решение? 

— Честно говоря, да. Никогда не мог представить Роналду вне «Реала» и не думал, что он перейдет в «Юве». Всегда было много клубов с предложениями, но почти не слышал о «Ювентусе». Я и правда очень удивился, но он выбрал отличный клуб. 

— Наверняка каждое лето ты получаешь отличные предложения, что заставляет остаться? 

— Здесь у меня есть абсолютно все. Я приехал сюда в 13 лет, здесь вся моя жизнь, я играю за лучшую команду в мире, этот город является одним из лучших в мире, мои дети родились в Каталонии. Мне не нужно никуда уходить ни по каким причинам. 

— Ты повзрослел как человек и как игрок. Несколько месяцев назад ты сказал, что стал менее эгоистичным перед воротами. Был ли ты когда-нибудь одержим количеством голов? 

— Нет, никогда не был одержим, но мне очень нравилось забивать, и я до сих пор это делаю. Раньше я выходил на поле, уже думая, что хочу забить. Теперь все по-другому. Я предпочитаю отдавать пас и чтобы кто-то другой забивал. Хотя я тоже не против забить лично (смеется). 

— Недавно ты забил 6000-й гол «Барсы» в рамках лиги, также ты забивал 5000-й гол. Забьешь и 7000-й? Это занимает примерно девять лет. 

— Нет, это очень долго. Не думаю, что все еще буду здесь играть, когда мне исполнится 40 лет. 

— Задумывался о том, чем будешь занят после завершения карьеры? 

— Мы говорим об этом дома или в раздевалке с парнями того же возраста. Честно говоря, я не знаю, что произойдет или когда я уйду на пенсию. Я думаю о том, где мы находимся, сколько лет я еще могу играть, когда заканчивается мой контракт, что будет потом… Уверен, что найду какое-нибудь занятие, чтобы заполнить пустоту, когда повешу бутсы. Это может занять неопределенное время, но я все узнаю, когда придет пора. 

— Не знаю, чем ты займешься, но после каждой твоей превосходной игры, все болельщики «Барселоны» задаются вопросом, что же мы будем без тебя делать. 

— Думаю, клубу не стоит переживать, потому что он всегда сможет привлечь молодых талантов из академии или подписать кого-то извне, как и было всегда.

— Как долго видишь себя на поле? 

— Буду играть до тех пор, пока не закончится контракт. Тогда посмотрим, буду ли я достаточно хорош, чтобы продолжать защищать цвета «Барсы». Мы обо всем поговорим с руководством клуба. В моей карьере это никогда не было проблемой.

— После ухода на пенсию, останешься жить в этом городе? 

— Еще одна вещь, которую нужно будет решить, но сейчас думаю, что мы останемся. Дети будут старше, у них будут друзья, школа, и мы сосредоточены на этом больше всего на свете. 

— Твои сыновья говорят на каталанском языке? 

— Да. Матео лучше, чем Тьяго, но они оба говорят. 

— Иногда родители следят за этим, но я не в курсе, говорите ли вы с детьми на каталане наедине. 

— Согласен с ними. Я тоже могу говорить на публике, но предпочитаю делать это в узком кругу. 

— Очевидно, что тебе нравится играть, но мне говорили, что ты также любишь смотреть футбол. Что выбираешь? 

— Стараюсь следить за тем, чем могу. Больше сосредоточен на нашей лиге, но я стараюсь следить за футболом и в Аргентине, за Либертадорес. И хотя из-за разницы во времени не всегда получается, все равно смотрю то, что показывают по телевизору. 

— Смотришь свои старые игры? 

— Нет. Ни старые, ни недавние. Не люблю смотреть на себя и вспоминать вещи из прошлого. Я предпочитаю смотреть вперед. 

— Несомненно, ты эволюционировал. Когда оглядываешься назад со всей своей зрелостью и думаешь о том Месси, который только начинал играть за первую команду, что всплывает в памяти? По-твоему, ты изменился? 

— Думаю, что это естественный процесс. Я дебютировал в 17 лет, играл на другой позиции, в другом стиле. Футбол меняется, и моя игра поменялась – как я двигаюсь на поле, как играет команда, – это все способствовало изменениям и развитию. 

— Скажи одну вещь, которой ты особенно гордишься в своей улучшенной игре? 

— Думаю, в последние годы, я сильно вырос в замыкающем плане. Отдавал пасы, некоторые были успешными, а некоторые нет, но считаю, что прибавил в этом аспекте. 

— А я ждал, что скажешь, что используешь правую ногу или про штрафные. Есть столько всего, что ты узнал и улучшил. 

— Да, и в этом я тоже развился. Чувствую, что рос всегда. Всегда стараюсь учиться и совершенствоваться. 

— Есть ли что-то, что еще хотелось бы развить? 

— Пенальти. Я хотел бы быть более эффективным. 

— Но ведь их трудно тренировать из-за эмоциональной составляющей? 

— Да, это очень сложно. Пробивать на тренировках и в матчах не одно и то же. Во время игры есть много других факторов. У тебя может быть план, но когда наступает момент, сделать это намного труднее, чем кажется. Голкипер также играет роль. Сейчас вратари постоянно изучают манеру исполнения пенальти каждым форвардом и ловят такие мячи, которые раньше бы ни за что не поймали. 

— В прошлом году ты играл ближе к Суаресу с идеей о том, что правый фланг будет занят вингером или полузащитником, а в этом году команда вернулась к 4-3-3 с левым вингером. Это не сильно меняет вашу игру, просто немного изменяет твою отправную точку. 

— Да, мне даже больше нравится, потому что, как я уже говорил, команды собирают много защитников в центре, так что легче получить мяч на фланге, а затем попытаться пройти. Труднее получить его в центре, где меньше времени и пространства. На фланге я тоже получаю пасы от крайних защитников Роберто или Семеду, которые перекрываются и заставляют защитника больше путаться в том, за кем следовать, и мы можем воспользоваться этими секундами колебания. 

— Знаешь, что дебаты о стиле «Барсы» до сих пор продолжаются? Ты в первой команде уже 13 лет. Когда-нибудь чувствовали, что команда уходит от того, что ты узнал в академии, или это были просто небольшие изменения? Если бы не футболка «Барсы», думаешь, вы бы были узнаваемым все эти годы?

— Да. Дело в том, что мы привыкли к полузащите Бускетс-Чави-Иньеста и к тому, что мяч все время у нас. Чави и Андреса больше нет, и хоть в команде сейчас есть хорошие игроки, они были уникальны. Но думаю, что идея и стиль клуба не изменились.

— С Райкардом ты начинал на фланге, при Гвардиоле и Виланове переместился в центр, а затем пришел Луис Суарес и стал девяткой. Что он принес в игру? Потому что вы привыкли играть без девятки, и его приход все изменил. 

— Он многое дал мне и команде. Он всегда движется и создает пасы, постоянно напрягает оборонительную линию тем, что спускается ниже, чтобы заполучить мяч. Он всегда предоставляет выбор или делает пробег, чтобы у другого товарища по команде было больше места. 

Когда у нас нет мяча, он первый, кто начинает прессинговать, и это заставляет других игроков позади тоже прессинговать, чтобы поддержать его. Он дает нам многое, и для меня лично наличие его в качестве 9-ки позволило мне вернуться к тому, чтобы быть «ложным» вингером, что мне нравится. 

— Объясни, как начался ваш коннект с Жорди Альбой. Потому что с твоей скоростью мысли это может быть проблемой для парня на другом конце поля. Ты видишь пространство и возможность для пасов, но если защитник не видит того же и не бежит, ничего не выйдет. 

— Честно говоря, без понятия, как это началось, но то, что у меня есть Жорди, просто волшебно. Понимаю, что даже не глядя могу пасовать, и Альба уже будет на месте, потому что он отлично меня знает. Добавьте к этому его контроль и принятие решений, что тоже непросто. 

— На днях он был один на один с вратарем. 

— Я постоянно ему говорю, что он должен завершать дело сам, но он продолжает ассистировать. Но это правда, что у меня с ним особые отношения из-за его навыков, физической и умственной скорости. 

— Всегда думал, что от остальных тебя отделяет время. Момент, когда пробиваешь мяч между ног соперника; момент, когда пробиваешь через прыгающую стенку; время твоих забегов. Однажды Пеп сказал мне, что в 95% случаев, когда ты в зоне офсайда, боковой судья не прав. Я это проверил, и это правда. Ты почти никогда не бываешь в офсайде. В чем важность этих моментов, когда речь идет о техническом исполнении? 

— Это очень важно, то же самое происходит с моими пасами партнерам. Они знают, когда я буду пасовать, особенно Суарес и Альба. Правильный момент очень важен.

— Но это врожденное. Ты не мог так натренироваться. 

— В команде мы узнаем друг друга, и знаем, когда это произойдет. 

— Знаю, что у вас там очень много сотрудников, которые готовят все подробности о сопернике. Тебе нравится владеть информацией перед матчами или же предпочитаешь анализировать на лету? 

— Не люблю изучать соперника перед матчами. Я знаю, большинство футболистов, если не всех, потому что видел, как они играют и что делают. Но предпочитаю думать во время игр. Вы можете заранее все это проанализировать, а затем они делают что-то совершенно иное. 

 

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.