Блог Вторая подача

Наш театр

Взято с tennis.com. За перевод не ручаюсь, поэтому советую прочитать оригинал.

Телевизионная постановка про теннисные реалии, которую Мария Шарапова планирует помогать продюсировать, — это пока что только идея. Но если бы авторы приступили к съемкам уже сейчас, то первая сцена была бы, наверное, такая.

Раздевалка в Мадриде. Внутри семь теннисисток. Входит Шарапова.

Шарапова: Всем привет! Я это сделала!

Серена (смеется): Ага. Винус говорит «С Рождеством».

Шарапова: Надо же, я попала сюда восьмой, и это при том, что в последнее время еле играла.

Иванович: Это здорово, Мария, но Даниэла попала сюда первой, потому что сыграла больше турниров.

Шарапова: Это не имеет значения. Если я подошла к Мадриду с таким же количеством очков, сыграв меньше турниров, разве это не говорит о том, что я играла лучше? Если ты играешь много, это еще ничего не доказывает.

Янкович (негодующе): А что плохого в том, чтобы много играть?

Гантухова: Кстати, я выиграла два турнира в сезоне, а Мария только один.

Кузнецова: А что плохого в том, чтобы выиграть только один турнир?

Чакветадзе: Я выиграла четыре, значит, я вторая? Жюстин выиграла девять. У меня четыре. У Елены четыре. Ана, у тебя сколько? Три?

Иванович: А еще финал Ролан Гарроса. Это было так здорово. А как тогда рассудить вас с Еленой?

Чакветадзе: Я думаю, Елене надо отдать преимущество – я не сыграла так много, как она.

Кузнецова: Никто не сыграл так много, как Елена. Кстати, почему ты так много играешь?

Янкович: В прошлом году я на всех турнирах проигрывала в первом круге, поэтому в этом сезоне решила играть каждую неделю, чтобы хоть как-то набирать очки. А потом я начала выигрывать, и мне всегда доставалась такая трудная сетка, что у меня просто не оставалось сил на то, чтобы сниматься. Все эти вызовы, штрафы, я уже не говорю про Ларри, который все время звонит, рыдает и уговаривает. В общем, не люблю я сниматься.

Серена: А что плохого в том, чтобы сниматься? If we hadn’t given Larry all that practice, he never would have been to get all those millions out of Sony Ericsson.

Шарапова: А вы что, поднимаете трубку, когда звонит Ларри? Он мне один раз позвонил зимой, как раз когда я ходила по магазинам, так после этого я переадресовала все его звонки на Макса. Ну сколько раз я должна ему повторять: «No, I won’t change my cell phone carrier».

Кузнецова: Жюстин, ты как-то тихо сидишь.

Энен: Болтовня мешает мне сосредотачиваться на победах. К тому же я занята, мне надо прочитать еще 264 страницы замечаний от Карлоса.

Кузнецова: Да ладно тебе, можешь поговорить со мной, я очень дружелюбная. Я даже была очень мила с Марией, когда она приезжала на Кубок Федерации. В конце концов, где эта новая, сердечная Жюстин, о которой мы постоянно слышим?

Энен: (свирепый взгляд)

Серена: Кстати, о наболевшем. Что насчет Мартины?

Все: (express shocked agreement)

Янкович: О, да. Когда она начала встречаться с Радеком, я еще тогда подумала: «На чем она сидит?» Но я даже не думала, что получу ответ на этот вопрос на самом деле.

Гантухова: Я играла с ней пару на US Open, вроде она выглядела нормально. Я думаю, она тогда еще не знала. Странно все это. А в Цюрихе она была с новым бойфрендом.

Иванович: А кто это?

Гантухова: Украинец. Любит лошадей, как и она. Очень богат.

Серена: Надеюсь, он застрахован на крупную сумму.

Чакветадзе: Кстати, здесь можно будет вызывать тренера на корт?

Гантухова: А даже если б было можно. Твой бывший тренер не сможет выйти на корт и пнуть мою бутылку с водой.

Чакветадзе: Я знаю — все ценные советы он приберег для своей жены. Все, что он мне насоветовал, – это «не надо плакать так сильно, а то тушь потечет».

Янкович: Я тоже думаю, что все это неважно. Посмотрите на нас. У Аны тренер из Адидаса. Мария продолжает говорить, что у нее вместо тренера спарринг-партнер. Анна даже не в курсе, кто тренирует ее на этой неделе. Серена работает только с родителями, а Жюстин как будто получает указания по почте прямо на корт. А меня даже никто не спрашивал, кто мой тренер.

Серена: Да, роль тренеров явно переоценена. (Шепотом) Как и Мария.

Шарапова: Что-что?

Серена: Ничего.

Шарапова: Я не пойму, что вы тут обсуждаете. После того как я потеряла подачу, мне пришлось одолжить запасную у Дементьевой. Но не только у меня, у остальных тоже я бы не сказала, что все замечательно. Серена выигрывает что-то, только если до этого не играла полгода. Елена не может больше ничего выиграть, потому что не может остановиться и не играть. Ana stopped winning halfway through the summer, Anna only won halfway through the summer. Света не может выиграть ни одного финала, пока все соперницы не поснимаются. Даниэла не в состоянии выиграть ни одного турнира кроме Индиан-Уэллса, если это не может остановить меня на пути в Мадрид. А все мы дружно проигрываем Жюстин.

Янкович: Жюстин выигрывает, потому что играет как мужчины, с подкрутками и разнообразно. Это вообще разрешено? Нам стоит поговорить об этом с Ларри.

Энен: Это разрешено, потому что я среди вас самая маленькая.

Иванович: Кстати, почему Винус решила не приезжать?

Серена: Она будет здесь по делам ЮНЕСКО. Вообще, говорит, что у нее голова кружится на погоду. Но лично я думаю, что это из-за махания клюшкой для гольфа.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.