Реклама 18+
Реклама 18+
Блог ВАСЯ TV

Огромное интервью Луи ван Гала. О Гвардиоле, Клоппе, Барселоне, Аяксе и важности работы с молодежью

Знаменитый голландский тренер Луи ван Гал в большом интервью для France Football рассказал, что думает об игровой философии Пепа Гвардиолы и Юргена Клоппа, объяснил, почему Аякс не попал в финал Лиги чемпионов, почему Зинедину Зидану будет сложно повторить свой успех в мадридском Реале, а также напомнил, почему в команде должны играть не только опытные футболисты, но и молодежь.

"НА ПЕНСИЮ МЕНЯ ОТПРАВИЛИ ЖУРНАЛИСТЫ" 

- Как вы проводите время после выхода пенсию?

- Неплохо. Я ценю это время, даже очень. Это совершенно другой способ получения удовольствия от жизни. Никто до конца этого не понимает. Некоторые думают, что я абсолютный трудоголик, но это совершенно не так. Когда я был активен, в работе, я никогда не заморачивался на футболе дома, всегда проводил время с женой, с детьми. Многие тренеры не могут отделять работу от личной жизни, у меня же с этим никогда не было проблем. Я очень любил годы, когда у меня был перерыв в работе, это были значимые моменты в моей карьере. У меня никогда не было проблем с тем, чтобы остаться дома с внуками, детьми, женой, тем более, что мы всегда вели очень активный образ жизни, всегда общались с друзьями. 

- У вас нет ощущения, что вам не хватает футбола?

- Ну, немножко, конечно, не хватает, все-таки это невероятный вид спорта. И особенно мне не достает общения с молодежью, которая меня всегда окружала и вдохновляла. Ну а сейчас большую часть времени я провожу с людьми моего возраста. Это менее стимулирующий фактор. Общение с молодыми не позволяет тебе стареть, в том числе интеллектуально. Мне не хватает их присутствия. В современном футболе есть много вещей, которые мне не нравятся.

- Можете назвать последнее на данный момент предложение о работе?

- Я получаю предложения, различные  варианты появляются еженедельно, но я предпочитаю о них не говорить из уважения к тренерам, которые в итоге займут эти места.

- Вы же два месяца назад сказали, что завершили тренерскую карьеру.

- Это ложь, типичные выдумки журналистов. Они решили, что я уже на пенсии! А я всего лишь сказал, что "у меня впечатление, что я на пенсии", это же абсолютно разные вещи! Но кто может предвидеть будущее? Я ведь не бог. Представьте себе, что моя жена завтра умирает, это повлекло бы за собой большие изменения в жизни. В 1997 году она решила бросить свою работу, чтобы все время быть рядом со мной. И я тогда сказал, что завершу тренерскую карьеру в 55 лет. А в итоге это произошло на десять лет позже, когда мне было 65, и это несправедливо по отношению к ней. Но я настаиваю: никогда нельзя заявлять, что ты на пенсии, когда у тебя такое количество предложений. Но, конечно, теперь я их получаю гораздо меньше после неверных сообщений в СМИ о том, что я уже на пенсии...(смеется). 

"СМОТРЮ ФУТБОЛ ИЗ-ЗА ГВАРДИОЛЫ И КЛОППА" 

- Часто сейчас смотрите футбол?

- По мнению моей жены, слишком часто. В основном, я смотрю матчи АПЛ, это лучший чемпионат, самый насыщенный, увлекательный. Регулярно слежу за Аяксом, который демонстрировал очень приятный футбол в прошлом сезоне. Смотрю матчи Манчестер Сити из-за Гвардиолы, а также Ливерпуля, потому что там Клопп. Ну а все остальное уже по желанию. 

- В чем разница между просмотром матча по ТВ и с тренерской скамьи?

- Когда ты тренер, ты больше сконцентрирован, больше анализируешь. Сейчас, даже когда мне не нужно смотреть видео, я все равно продолжаю анализировать, это уже профессиональное. Мне всегда любопытно знать, что в тактическом плане применяют Клопп, Гвардиола, тен Хаг. Я часто ставлю себя на их место, чтобы понять, как бы я реагировал в тех или иных ситуациях. 

- Ощущение пространства, скорости, интенсивности, атмфосферы на стадионе - это совсем не то, что по телевизору.

- Если у вас нет картинки в 3D, вы действительно не сможете выделить, четко увидеть пространство между линиями, равно как и между игроками и линиями (жестикулирует, показывает руками). В моем тренерском штабе с 2005 года был помощник, Макс Рекерс, который прицельно занимался именно этой стороной игры. Он очень помогал мне доносить правильный месседж до игроков. Благодаря ему все знали, какая должна быть дистанция между защитниками и игроками средней линии. Понятие правильного движения, дистанции - все это является фундаментальным для построения игры. У Сакки была привычка использовать ленты, чтобы это было наглядно. Я же для этого использовал специальные технологии. Потом  я показывал игрокам и при этом говорил: "Вот там вы были не на верном расстоянии, поэтому в данной ситуации у вас не было конкретного решения. Вы должны быть на этой, конкретной дистанции от партнера, чтобы в итоге помочь ему". Технологическая эволюция позволила показывать футболистам эти нюансы и вносить важные поправки в их игру.

"ГВАРДИОЛА, КЛОПП И ТЕН ХАГ ПОВЕРНУТЫ НА АТАКЕ" 

- В Нидерландах этому аспекту всегда уделяли много внимания...

- (перебивает) Это одна из важнейших сторон в спорте. Творчество требует пространства. И, разумеется, в этом плане никак не обойтись без креативных игроков. Но если дать им слишком много пространства, в итоге теряется баланс в командной игре. Искусство тренерского подхода как раз и состоит в поиске и в гармонизации баланса между защитой и нападением. Гвардиола, Клопп и тен Хаг не могут всегда выигрывать, поскольку их команды оставляют слишком много свободных зон позади. Выиграть Лигу чемпионов, делая упор только на атакующий футбол, очень сложно. Именно по этой причине многие команды, в первую очередь, отталкиваются от своей игры в защите. В наше время на первом месте всегда результат, десять или двадцать лет назад все было иначе.

- Получается, футболисты должны хорошо понимать геометрию футбольного поля?

- Я называю это "ориентацией в пространстве". Мне нравятся игроки, у которых повсеместный взгляд на поле, которые видят, что происходит и впереди, и позади. Именно с учетом всего этого, защитник может оценить глубину, откорректировать по ходу свои действия и правильно выбрать момент для своевременной передачи. Это и есть ориентация в пространстве - понимать, где ты находишься на футбольном поле. По моему убеждению, это врожденный талант.  

- Кого бы вы могли выделить в этом плане? 

- Сложно так сразу сказать, тут еще надо учитывать, что футболист должен обладать не только отличным видением поля, но и скоростью. Но я бы сказал, что природно самый одаренный в этом плане Дэйли Блинд. Проблема только в том, что он медлительный. Без умения классно ориентироваться в пространстве, он бы никогда не сделал карьеру на самом высоком уровне. Невозможно быть лучшим защитником, отвечая только за свою позиции. Для этого нужны еще и другие качества. 

- У Ливерпуля и Тоттенхэма, финалистов Лиги чемпионов, нет звезд... 

- (перебивает) Я верю только в команду, а не в отдельные личности. Когда в твоей команде есть очень одаренные игроки, ты должен подстраивать себя под уровень их таланта и возможностей. И в такой ситуации становится сложно строить команду, если работать только на звезд. Месси феноменальный игрок. Но сколько раз он выигрывал Лигу чемпионов? Не так уж и много...(в 2006, 2009, 2011 и 2015). Кройфф в свое время был лучшим игроком мира. И тем не менее он был очень далек от регулярных побед в Барселоне, и это я вспоминаю только чемпионат Испании. И в данном случае я говорю о великих игроках. Сейчас команда это 35 человек. И вы хотите сказать, что 34 человека должны подстраиваться под кого-то одного? 

Представьте себе ту трудность, которую испытывает тренер, когда он создает структуру и командный механизм. В этом плане, кстати, я могу выделить Зидана. 

"РИВАЛДО И РИБЕРИ ДУМАЛИ О СЕБЕ, А НЕ О КОМАНДЕ"

- А как вообще тренер подстраивается под звездных игроков? 

- У звезды есть статус и в клубе, и в команде. И на этом фоне приходит тренер с концепцией командной игры...Многие из ваших коллег писали, что я плохо управлял процессом, когда сталкивался со звездными игроками, но это не так. Все зависит от того, способен ли человек вписаться в рамки командной игры, которую я хочу создать. Я тренировал Фигу и Райкард, когда им было приблизительно 30 лет. 

Райкард в 34 года спокойно воспринимал мои идеи. Он использовал свой статус только в коллективных целях, а не в личных. От таких игроков намного больше пользы, чем от тех, которые позиционируют себя как звезды. Фигу был у меня звездой. А вот Рибери - нет. Он думал больше о себе, чем о команде. 

- Как и Ривалдо в Барселоне. 

- Однозначно! С Ривалдо все стало сложно после того, как France Football вручил ему Золотой мяч. 

- Значит, в этом есть и наша вина.

- Ну, могу сказать, что до этого проблем не было. А после он делал все, что хотел, предоставил себе свободу на футбольном поле. Его поведение изменилось. А я стал дьяволом для болельщиков, чего вообще не было до всего этого. 

- Как вы можете объяснить то, что ПСЖ с такими игроками, как Мбаппе, Неймар и Кавани, не может достойно заявить о себе на европейской арене? 

- В позапрошлом сезоне я был экспертом на матче ПСЖ против Баварии в Париже. ПСЖ тогда выиграл со счетом 3:0, но я все равно сказал, что Бавария была лучше как команда, даже несмотря на поражение. Неймар играл только на себя. Мбаппе на тот момент только пришел в команду, Кавани это тоже не присуще, это не в его стиле. Обожаю Ковани, мне нравится его трудолюбие.

Я тогда увидел во взгляде других игроков, что им не нравится манера поведения Неймара. Но это звезда. В футбольном мире непозволительно говорить подобное о статусном игроке.

- Вам нравится смотреть Манчестер Сити, Ливерпуль, Аякс...Получается, на первом месте атакующий футбол?

- Я так не думаю, иначе я не оставался бы настолько критично настроенным. Я в своей работе всегда отдавал предпочтение атаке. Но, как я уже сказал, упор только на нападение - это слишком сложный путь, чтобы стать первым. Когда вы атакуете, вы постоянно находитесь в зоне соперника, оставляете за своей спиной много пространства, которое надо контролировать. Поэтому многие тренеры так любят использовать прессинг. Есть знаменитое правило пяти секунд, время, когда вы должны вернуть себе мяч, ну или сорвать чужую атаку с помощью нарушения. Но это все сложно, игроки часто на эмоциях, забывают прессинговать. Это действительно требует настоящей дисциплины. Когда игрок не прессингует, а вашей команде противостоят Салах, Мане и Фирмино, которые тут же используют любое пространство, это становится большой проблемой. 

- Плюс Александер-Арнолд и Робертсон.

- Я думаю, Клопп понял, что надо делать, шесть или восемь месяцев назад. В игре Ливерпуля больше нет четко выраженного акцента на атаку или прессинг, и, к тому же, они стали отлично приспосабливаться к действиям соперника. В Аяксе я, в основном, делал упор на атаку. Но в АЗ Алкмар, мне пришлось поменять стратегию. И мне удалось приспособиться к этим изменениям. Я создал новую тактическую схему с учетом качеств футболистов, которые были не такими индивидуально сильными, как игроки Аякса, ПСВ и Фейенорда. Тренер должен уметь создавать пространство перед  плотной защитой...И это как раз то, в чем должны участвовать игроки вроде Рибери и Неймара. Нельзя играть только на себя.

- Нынешний Аякс чем-то напоминает вам ту команду, которая играла в тотальный футбол под вашим руководством в 90-е годы?

- Не совсем так. Философия Аякса: нападение, нападение и еще раз нападение. И прессинг, с помощью которого можно быстро отобрать мяч и начать новую атаку. Для такого футбола, разумеется, нужны креативные игроки, причем желательно как можно больше. И в прошлом сезоне в Аяксе их хватало. И это не только Зиеш, Нерес и Тадич, но и Френки де Йонг, Дэйли Блинд (это вообще ключевой игрок), и даже де Лигт. Не говоря уже о ван де Беке. С точки зрения нападения, это просто невероятный материал. Но понадобилось время, чтобы они поняли, что нужно не забывать и про защиту, что часто было в начале сезона. Тен Хагу удалось достучаться до них. Когда у тебя это получается, это просто фантастика. За исключением того случая, когда Тоттенхэм сделал изменения по ходу обоих матчей в полуфинале Лиге чемпионов: тен Хаг не смог ни предвидеть этого, ни приспособиться, хотя предпосылки к этому были.

- Чего не хватило Аяксу для выхода в финал ЛЧ? Каких-то мелочей?

- Нет, не хватило всего, а не просто каких-то отдельных мелочей. Абсолютно все забирает только победитель. Неважно, как ты уступаешь, в какой манере, в конце концов, у проигравшего ничего нет. Когда вы проигрываете в финале Лиге чемпионов, нет никакой гарантии, что вы сыграете там в следующем сезоне. В финале ты либо побеждаешь, либо проигрываешь. Я проиграл финал Интеру в 2010-м, и в итоге ничего не добился, вообще ничего. Нет ничего хуже - выйти в финал и проиграть там. 

"МЕССИ НАДО ЗАДУМАТЬСЯ, ПОЧЕМУ ОН НЕ МОЖЕТ ВЫИГРАТЬ ЛЧ"  

- Что вы думаете о Барселоне? 

- Барселона изменилась еще со времен Луиса Энрике. Это больше не атакующая команда как раньше. Теперь они больше уделяют внимание защите, плотности и компактности на своей половине поля. Барселона чаще стала играть по схеме 4-4-2, а не 4-3-3. Коутиньо играет преимущественно в полузащите. Барселона по-прежнему прекрасная команда, чемпион Испании. Но Месси все равно должен задуматься, почему ему не удается выиграть Лигу чемпионов. 

- Согласны с тем, что Гвардиола, которого вы в свое время сделали капитаном Барселоны, занимает слишком резкую позицию со своей тренерской философией?

- Не только Гвардиола, это же касается и тен Хага. Именно по этой причине они не попали в финал Лиги чемпионов. Это просто фантастика, дважды кряду выиграть чемпионат Англии. Гвардиола выиграл в Англии все, что только можно. Но высший уровень, настоящий критерий, это Лига чемпионов. И он ее не выиграл ни с Манчестер Сити, ни с Баварией. И это как раз следствие той крайней тренерской позиции, озабоченности игрой только своей команды. В этом вопросе, конечно же, должен быть баланс.

То же самое могу сказать про тен Хага, который должен учесть опыт, который бы получен после поражения от Тоттенхэма. Гвардиола уже пришлось все это пережить, но он по-прежнему все делает по-своему. Я тоже любил делать все на свой манер, но при этом всегда бросая взгляд на то, как играет соперник. Это очень крепко сидит в менталитете голландцев обращать внимание и учитывать только свои сильные стороны и качества, не замечая противника. Но лично меня такой подход не устраивает. Первое - ты должен с уважением относиться к сопернику. Второе - совсем не разумно действовать настолько однобоко. У Гвардиолы и тен Хага лучшие команды в их чемпионатах. Но это не применимо по отношению к Лиге чемпионов. Я совершил аналогичную ошибку в Баварии в 2010-м. Это как раз тот опыт, который позволяет учиться. 

- В этом как раз и заключается разница между Гвардиолой и Моуринью, который был вашим помощником в Барселоне?

- Да, это так. Моуринью очень сосредоточен на тактике. Гвардиола тоже, но на атакующей. У Моуринью же в приоритете игра в обороне. 

- Чему вы научили их, когда работали в Барселоне?

- Атаковать. Всегда только атаковать. У меня у самого подобное воспитание в футболе, всегда атаковать. Я усвоил это, будучи и футболистом, и тренером. Но мои команды при этом не всегда были чрезмерно атакующими. В Аяксе этой схеме меня и Кройффа обучил Михелс. Вся разница между моим тренерским подходом, Михелса и Кройффа заключалась именно в обороне. В плане атаки у нас не было различий.

- Когда мы встречались с Михелсом в 2000-м, он сказал, что вы лучше анализировали игру, чем Кройфф.

- Кройфф был больше игроком, чем тренером. Одно из фундаментальных отличий в наших тренерских концепциях заключается в том, что я предоставлял свободу центральным защитникам. Михелс обожал мощных, больших защитников: Хюльсхофф, Бланкенбург, Васович. А Кройфф, например, сделал из Рональда Кумана футболиста, который выстраивал игру команды. Но рядом с ним были Надали или Алексанко, игроки с ростом 1,85 м или более. А что касается меня, то я думал: "Когда у тебя есть такой игрок, как Куман, которому ты не можешь помешать идти вперед с мячом, тем более что у Надаля и Алексанко такой способности нет, что остается делать сопернику, если только не поставить против Кумана игрока, чтобы поломать игру Барселоны, во всяком случае, создать хотя бы трудности". В то время я уже думал о том, что центральные защитники могут быть ведущими и влиять ход игры. Я попробовал это в Аяксе с Данни Блиндом и Вимом Йонком. Это было трудно, потому что нужно было еще и обороняться. Но, с другой стороны, как раз благодаря этому мы выиграли Кубок УЕФА в 1992 году.

- То же самое вы сделали в случае с Райкардом.

- Когда Йонк и Бергкамп были ушли, мы подписали Райкарда. На тот момент это позволило сбалансировать состав команды. Сначала он отказывался играть в центре защиты, а хотел остаться шестым номером как в Милане. Но в конце концов, мне удалось убедить его, что он должен играть с Блиндом в центре обороны. В его лице я сразу получил футболиста, который помогает выстраивать игру, а также внушительного центрального защитника. Райкард и Блинд были безукоризненны в этой роли. В 1995 году вместе с Райкардом и Литманеном у Аякса была идеальная вертикаль. Плюс Бергкамп, который прекрасно действовал в атаке, и Йонк, который был отличным распасовщиком, но который не помогал в защите. Эти два нюанса поменяли ситуация, стали отличительными, и в сезоне 1994/1995 мы проиграли только один матч, Фейенорду в Кубке Нидерландов.  

- Вы дали путевку в большой футбол Хави, Иньесте, Томасу Мюллеру, Маркусу Рэшфорду. Что вы получаете от общения с молодежью?

- Прежде всего, я хочу знать идеи, мысли и планы молодежи, как это всегда бывает в случае со старым человеком. Я хочу, чтобы они меня научили понимать тот мир, который существует сейчас. Ну и потом, я скажу, когда у тебя есть опытные  футболисты, почти ветераны, выстраивать игру команды будет трудно. У этих парней уже есть опыт, и они часто думают, что знают, как им нужно играть. Но очень часто они рассуждают только в рамках собственной персоны, а не в масштабе команды. То есть играют на автопилоте, механически.

Молодой игрок это некое вдохновение для команды, в том числе для тех, кто постарше. Молодой следует за целью. Самый идеальный вариант, когда есть правильный баланс между опытом и молодостью, то, что у меня было в Аяксе, и чего не было в Манчестер, где мне не дали времени. На ходу такие вещи не делаются. Именно по этой причине я люблю работать с ограниченным составом, это дает шанс молодым. Один из моих критериев при выборе клуба заключается как раз в том, чтобы иметь возможность готовить молодежь. Везде, где я работал, у меня был помощник, который был одновременно тренером и резервной команды, и первой. В Аяксе это был Герард ван дер Лем. В Барселоне на эту должность я назначил Рональда Кумана, а в Баварии Германна Герланда.  

- Социальные сети, заоблачные контракты: трудно работать с современной молодежью?

- Нет. Изменения, которые происходят в обществе, не объясняют всего. Тренер должен действовать с учетом правил общества. Общество - это все, что находится за пределами клуба. Тенденция повернута в сторону индивидуализма и эгоцентризма, из-за всех этих компьютеров, где так легко нажать на кнопку в любой момент. Когда я был мальчишкой, моими основными ориентирами были родители, священник и школа. Это был мой мир. Сейчас границы мирового пространства намного шире, но отдельная личность все больше и больше замыкается на себе, каждый думает, что уже все видел. Такой тренер, как я, должен быть противоядием общества. С моим воспитанием, усвоенными правилами и принципами, манерой подходить к людям, я должен применяться к законам общества. У меня нет выбора. Это все то, чего я придерживался своей карьере, при этом всегда сохраняя свои взгляды на футбол. И на них никогда не влияли изменения в обществе, если мы говорим о футболе. 

"ЗИДАНУ БУДЕТ СЛОЖНО"

- Зинедин Зидан вернулся в мадридский Реал. Как вообще происходят подобные возвращения в клуб, где уже был достигнут большой успех? Вы были в подобной ситуации в Барселоне. 

- Все зависит от ситуации, а она всегда изменчива. Сначала Зинедин Зидан ушел, потом вернулся. И в момент возвращения ситуация уже другая, атмосфера отличается от той, которая была раньше, статус игроков за полем либо радикально изменился, либо меняется. И чтобы нормализовать эту ситуацию нужны месяца, а иногда даже год или два. С момента твоего ухода многое изменилось. Тренер, который пришел после тебя, возможно, захотел игроков другого плана. Как бы там ни было, после всегда труднее, чем в начале, когда тебя еще никто толком не знает. А вот уже во второй раз тебя уже все знают и ждут того же успеха и тех же результатов. Но все уже происходит по-другому, не так, как прежде, все уже сложнее, это я вам могу точно сказать. 

- Вас всегда характеризовали как авторитарного тренера, уделяющего большое внимание дисциплине...

- (Перебивает) Нет, нет и еще раз нет. Я абсолютно не такой. Вот как раз таким меня представляют СМИ. Может быть, все из-за моей эмоциональности, которая указывает на мою склонность оберегать футболистов. СМИ любят громкие заголовки. И я, в принципе, мог бы примениться даже к этому, но не хочу. 

- Получается, что вы придумали себе роль и пытаетесь таким образом защитить самого себя? 

- Это не так. Я не исполняю никаких ролей, и никогда этим не занимался. В человеческих отношениях всегда важно иметь хороший подход. У каждого своя индивидуальность, свой характер, и с этим надо жить и работать. Тренер должен применяться к обстоятельствам и действовать в интересах команды. И если что-то идет не так, все это не работает, кто-то должен уйти.

Что касается СМИ, у тебя нет возможности выбирать их. Интересы журналистов отличаются от твоих, они, в первую очередь, гонятся за заголовками. А в мои обязанности входит защита игроков и интересов клуба. Я всегда так поступал. Возможно, я был чересчур прямолинейным и резким в своих высказываниях. Но в результате, мой имидж был создан СМИ. 

- Умение общаться - важное качество для тренера?

- Это самая важная сторона в нашей профессии. Прежде всего, она помогает изложить вашу философию, передать ее игрокам. Ты должен их убедить. Если вы не взаимодействуете с игроками, ничего не получится, их нужно убедить. Свою философию надо продвигать по мере выстраивания команды, игры. И ежесекундно в течение дня решать для себя, что делать - вмешиваться, контролировать себя, наказывать или вознаграждать. Я всегда пытался объяснять каждый этап процесса создания команды. Каждый игрок лично от меня узнает, что у него так и что у него не получается. А уже потом я общаюсь с прессой. Я всегда буду бороться за игрока, которого полоскают в прессе.

- Вы работали в Аяксе, Барселоне, Баварии, Манчестер Юнайтед...В чем заключается культура большого клуба?

- Всегда существует две культуры: культура общества, в котором ты работаешь, и культура клуба. Культура, которую вы можете создать или преобразовать, и еще одна, к условиям которой ты должен адаптироваться. В Нидерландах мне этого не пришлось делать, все-таки я там жил. Когда я приехал в Испанию, мне надо было приспосабливаться к двум культурам, но это не касалось философии игры Барселоны, потому что до меня там уже были Михелс и Кройфф. Зато, мне пришлось подстраиваться к физическим и тактическим особенностям футболистов, работать с латиноамериканцами, у которых заметно отличается культурное измерение, если их сравнивать с голландцами. В начале я навязывал им свои идеи. А уже в следующем сезоне я начал приспосабливаться к новым реалиям, у меня было время, чтобы все это отследить и применить. Но, например, в случае с Ривалдо это не помогло. 

Через десять лет, в Баварии, я пришел и сказал: "Все будет на основе моих идей и философии!". Схемы, по которым они играли, 3-5-2, иногда 4-4-2, не соответствовали моей концепции. И тут я снова должен был адаптироваться, потому что клуб купил двух нападающих, Ивицу Олича и Марио Гомеса, плюс у нас уже были Лука Тони и Мирослав Клозе, не считая Томаса Мюллера и другой молодежи, которую я пригласил. У меня было пять супер нападающих, и я не мог всем предоставить игровое время, даже если я ставил Олича на левый фланг. И я снова пошел на компромиссы, я ценил структуру Баварии и хорошее отношение людей в Германии, хотя в руководстве клуба много великих футболистов, у которых всегда есть право сказать свое слово и которые постоянно вмешиваются в работу главного тренера. Но тем не менее, в Баварии есть настоящая спортивная культура, в отличие от Манчестер Юнайтед, у которого теперь осталась только бизнес-модель.  

- Что вы сделали со своими знаменитыми записками?

- У меня еще остались дневники с той поры, когда я был преподавателем. Я сохранил абсолютно все записи, сделанные во время работы в Аяксе. А потом уже наступила компьютерная эра. Все, что было после 1997 года, теперь хранится в компьютере.

- Просматриваете их иногда? 

- Нет. Может быть, когда я состарюсь и мне захочется вернуться в прошлое... 

Перевод Василисы Гусевой, оригинал интервью здесь.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья