Блог EST.1947

Тень не спрячешь. Как «Трактор» превратился в «зону комфорта» для узкого круга лиц

В первом раунде плей-офф «Трактор» был раскрепощен и сыграл хорошо. По большому счету у команды не было задачи пройти лидера конференции, это освободило тренера и хоккеистов — они выжали из себя максимум. Но «Автомобилист» в четырех матчах закрыл серию, а также — сезон для «Трактора». 

Впрочем, эта мини-история не имеет особого значения — она добавляет в картину жизни/работы клуба лишь небольшой дополнительный штрих, это поражение не должно вызывать серьезных эмоций, так как является прямым, но всего лишь следствием тех процессов, которые протекают в челябинском хоккее. Нужно понимать причины. 

Дело не в поражении от «Автомобилиста», не в том, что «Трактор» проиграл на финише регулярного чемпионата девять матчей из двенадцати, но все же забрался в топ-8 своей конференции благодаря удивительным победам над «Ак Барсом», «Металлургом» и московским «Динамо», а также разнообразным внутренним проблемам конкурентов. Дело не в худшей (на пару со «Слованом») атаке всей КХЛ, не в 18 матчах без заброшенных шайб и еще 17 — с одной заброшенной, не в испарившейся игре в большинстве, не в том, что на решающем матче серии с «Автомобилистом» в Челябинске нет аншлага, а фан-сектор гостей слышно лучше, чем всю арену.

Это всё — только следствия той модели управления организацией, которую сформировали в «Тракторе» директор клуба Иван Сеничев и генеральный менеджер Евгений Губарев. Модели/матрицы, которая уже самостоятельно регулярно генерирует самые разнообразные скандалы и профессиональные провалы, разрушающие «Трактор» во всех возможных смыслах. Это «целый мирок, надвинутый на глаза, чтобы спрятать правду». 

***

Сеничев и Губарев создали в «Тракторе» уютный для себя и некоторых близких (в том числе — ментально) людей социум, где в ходу правила, по которым эти клубные менеджеры живут в обычной жизни. Все их прекрасно знают: телефонные звонки с угрозами людям с мнением, отличающимся от привычного и нужного Сеничеву и Губареву (звонок Ивана Сеничева инвалиду-колясочнику, который попросил проверить финансирование клуба), перевирание фактов и истории, отсутствие коммуникации с аудиторией, потребляющей продукт, который производит их организация (закрытые комментарии в соцсетях, «Трактор» — единственный клуб КХЛ, где такое возможно в 2019 году), либо проплаченные статьи и интервью в свою честь. А еще — попытки манипулировать общественным мнением через подручных маркетологов, представителей СМИ и карманных фанатов, распускание слухов, откровенное хамство в адрес собственных болельщиков, регулярный самоPR в локальном глянце (за деньги), а также PR по конспектам 70-х, который делают экс-сотрудники Министерств спорта Челябинской области и Челябинска, не имеющие никакого представления о том, как работают медиа в современном мире и абсолютно серьезно считающие, что условный поход в зоопарк к белым медведям может закрыть в информационном поле трехлетний односторонний контракт условного зятя директора клуба. 

Большая часть нынешнего офиса клуба соответствует системе ценностей Сеничева и Губарева. Это такой мир, где членам семьи отдают проект по созданию дизайна кофейни в арене, пристраивают родственников и друзей на работу, уезжают на концерты или море в разгар сезона, сотрудники плохо знакомы с корпоративной этикой и историк клуба в собственных соцсетях может призывать подписать петицию против руководства КХЛ, а заместитель директора — оскорблять тренера другой команды в собственном Instagram. Это такой мир, где плюют на команду и коллектив, плюют на собственные принципы и свое революционное прошлое — и пишут заказные письма в поддержку руководства, которое и платит им деньги, плюют в целом на работу, стараясь любой ценой удержаться на теплых местах. О «Тракторе» и профессионализме там думают в последнюю очередь, если думают вообще. 

С некоторыми периодами затишья эта история в клубе продолжается уже пять лет — с тех пор, как Сеничев начал иметь отношение к «Трактору»: сначала как курирующий клуб вице-губернатор Дубровского, затем — после скандала с «ё…й областью» (в 2015 году опубликовали запись разговора, когда Сеничев, будучи вице-губернатором, заявил директору охранного агентства, что чиновникам правительства нужны служебные автомобили Range Rover, чтобы передвигаться «по этой ё...ой области». — Прим. ред.) — уже как директор на операционном управлении.

За это время «Трактор» так и не выстроил никакой стратегии развития — как в организации, так и в построении команды, в нем сменилось пять тренеров и, если инсайды верны, — скоро сменится и шестой, были уволены два генеральных менеджера, а в сезоне 2018/2019 все основные качества Сеничева и Губарева, утративших чувство реальности и забывших, что они просто наемные менеджеры организации, живущей на серьезные бюджетные деньги, вышли на новый уровень. Именно эти люди создали вокруг главного спортивного достояния Челябинска атмосферу ненависти. Это был непрекращающийся треш-ток. 

Начиная с весны 2018 руководители «Трактора» собственноручно раз за разом вовлекали клуб в глобальные имиджевые скандалы. Матрица Сеничева и Губарева продюсировала их на постоянной основе. 

Из «Трактора» выжили главного творца прошлогодней бронзы Анвара Гатиятулина, который очень хотел остаться в Челябинске еще как минимум на два сезона и с которым в клубе могли выстроить команду-династию на годы вперед. Детали этого процесса (выживания главного тренера) сообщают абсолютно всё о директоре клуба Сеничеве. Он распоряжался убрать из YouTube превью к финалу конференции против «Ак Барса», в котором были задействованы звезды серебряного «Трактора» 2012/2013, а Анвар Гатиятулин сравнивался с Валерием Белоусовым. Он заставлял ставить на официальный сайт клуба новости о поражении сборной России на этапе Евротура, так как в ней уже работал Анвар Гатиятулин. А в итоге руководство «Трактора» публично не сказало ни слова благодарности своему главному тренеру за два с половиной сезона работы. 

Дальше были многочисленные интервью, в которых менеджеры клуба оскорбляли собственных болельщиков и приписывали себе заслуги бронзового сезона, расторжение контракта с защитником Данилом Мамаевым, который расстался с дочкой директора, подписание абсолютно не готового к работе с таким составом «Трактора» и в Челябинске тренера Германа Титова и его быстрое увольнение, новый контракт Сергея Сентюрина, стоматчевая безголевая серия сына генерального менеджера, а также эпический звонок с угрозами активисту Николаю Ольховскому, который попросил соответствующие органы проверить финансовую деятельность руководства клуба (впоследствии за звонок Сеничева публично извинился губернатор Борис Дубровский. — Прим. ред.). 

Всё это не прекращается и сейчас. 

*** 

В оценке вообще всей деятельности Сеничева и Губарева нужно четко понимать, что эти люди не работают на клуб, они работают только на себя, а то, что происходит сейчас: вся эта болтовня, разговоры о сумасшедшей конкуренции на Востоке (которой и в помине не было), о череде травм, о причинах которых они только сейчас начинают думать, невезении, врагах вокруг, желающих зла «Трактору», — только для того, чтобы вложить нужные смыслы в сознание своего шефа — губернатора Бориса Дубровского. И продолжить работать в организации с десятым бюджетом в КХЛ (это очень и очень хороший бюджет). «Трактор» для этих людей — ничто, способ реализовать свои сомнительные идеи. 

Сеничев время от времени пытается казаться этаким защитником «Трактора», но это еще один слой обмана. К «Трактору» как к организации, как к хоккейному клубу вопросов у болельщиков и общественности нет. Есть именно к Сеничеву — по поводу хамства, отсутствия коммуникации, сомнительных или наглых контрактов, один из которых с зятем; и к Губареву — по поводу построения команды в постбронзовый сезон и контракта с сыном. В Челябинске очень круто разбираются в хоккее, никого этим своим мирком Сеничев и Губарев обмануть не могут и не смогут. Черное не станет белым.

Никого в Челябинске не обмануть и билбордами «Мы в плей-офф», призванными показать, что работа Сеничева и Губарева — не провал, а достижение. О каких достижениях может идти речь, если задачей сезона от губернатора Дубровского были медали? Никого в Челябинске не обмануть риторикой в духе «Выход в плей-офф с золотым отливом» или «Мы — бронзовые чемпионы». Или финансово подогретой мыслью одного челябинского политолога о том, что «при Дубровском и Сеничеве "Трактор" показывает в высшей степени успешный хоккей, лучшие результаты в истории». 

Их репутацию не исправит ничего. В российском хоккее она имеет определенный окрас. В среде болельщиков «Трактора» — тем более. 

*** 

В идеальном мире Сеничев давно должен был быть уволен (про отставку по собственному желанию мы же промолчим, да?). Еще и потому, что помимо бесконечных скандалов при нем «Трактор» не показывает никаких выдающихся результатов. Бронза-2018 — заслуга исключительно Анвара Гатиятулина и состава, который по большому счету собирал еще Сергей Гомоляко, а в остальные сезоны «Трактор» либо ограничивался выходом в плей-офф и поражением в первом раунде (2015, 2017, 2019), либо просто не попадал в плей-офф (2016).

Все же отчеты про высокую посещаемость и высокий процент заполняемости домашней арены «Трактора» требуют серьезной корректировки, поскольку все в Челябинске знают, что клуб раздает немало бесплатных билетов, теряя деньги и получая репутационные риски, так как вряд ли такие истории нравятся тем, кто покупает абонементы на сезон. Считать нужно не количество зрителей на матче, а прибыль от продажи билетов. 

С этими людьми, с Сеничевым и Губаревым, клубу совершенно не по пути. Зачем они работают в «Тракторе», при том, что объективная оценка их деятельности крайне низка, а хоккейной общественности они так неприятны?! Что они хотят получить от этой работы на выходе? Сейчас очевидно, что ничего реально выдающегося. Эти люди делают существование «Трактора» как хоккейной вертикали в известной мере бессмысленным. Их работа в «Тракторе» — бессмысленное освоение миллиардного бюджета сезон за сезоном, напрасная трата действительно больших денег на непонятные цели типа пробиться в плей-офф. 

Вот что нужно понять всем вообще: на фоне цели выиграть последний матч в сезоне цель занять место не ниже такого-то, побиться с тем-то или выглядеть достойно совершенно абсурдна. В этом случае не имеет значения, какая зарплатная ведомость у команды: на 800–850 миллионов (как в сезоне 2018/2019 у «Трактора») или на 200 миллионов (как у «Адмирала»). И тогда урбанист Лев Владов прав. 

У «Трактора» нет ни одного главного трофея за 71 год истории. Поэтому единственный путь для клуба на 72-й год существования — это начало создания организации/команды, заточенной на одну цель — Кубок. Это создание стратегии развития, философии/принципов, по которым живет и работает организация вне зависимости от того, какой там директор или генеральный менеджер, это адекватный и современный PR, это развитие по всем направлениям и офис, который составят профессионалы с кардинально новым сознанием, это реальная работа, а не ее подмена коммерческими интервью. Это подбор людей под систему, а не наоборот. 

Челябинску нужен свой Андрей Козицын и «УГМК» или свой Александр Крылов и «Газпром нефть». С людьми мыслящими категориями Сеничева или Губарева ничего подобного не построить.

И в Челябинске есть несколько гораздо более сильных управленцев, глубоко и серьезно разбирающихся в хоккее, знающих «Трактор» и современные реалии спорта/хоккея и понимающих, как написать новую большую историю. Время пришло.

Фото Moma.org

Оригинал на 74.ru

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья