Блог Свободное Мнение

Тренер, сумевший грамотно заменить отца «тотального футбола» и дважды подряд выиграть Кубок европейских чемпионов!

Практически всегда термин «тотальный футбол» связывают только с тренерским гением великого Ринуса Михелса. Насколько часто вспоминают, настолько же часто по безалаберности забывают упомянуть имя еще одного человека, тренера не менее талантливого, и многозначительного для амстердамского «Аякса» – Штефана Ковача. Человека, сумевшего грамотно внести свои тактические и инновационные положения и взгляды в казалось бы безупречную модель новорожденной тактики под названием «тотальный футбол».

Карьера игрока

Штефан Ковач родился 2 октября 1920 года на самом западе страны, в Тимишоаре, городе, отошедшем к Румынии после Первой мировой войны. Городок небольшой, гордящийся тем, что именно в Тимишоаре (вернее, в ее тогдашнем предместье - Фрайдорфе) родился Джонни Вайсмюллер — олимпийский чемпион по плаванию, да еще первым в Европе электрическим освещением улиц. Тимишоара — город интернациональный. На трех языках Ковач говорил с детства — на венгерском, немецком и румынском. Когда в самом конце 1930-х он играл в футбол в Бельгии, то выучил и французский. Владел Штефан и русским языком, который выучил, находясь на тренерских курсах в Москве, организованных Федерацией футбола СССР. Кстати, именно в Москве он досконально изучал лекции и концепции тренировочного процесса великого советского специалиста Бориса Аркадьева. Всего Ковач освоил шесть языков.

Футбол захватил его с детства. Ковач играл в различных румынских командах, играл в Бельгии — в «Шарлеруа». Он был незаурядным игроком, хотя имел как индивидуальную технику, так и тактические навыки. Он не вызывался в сборную Румынии в отличие от своего старшего брата Николае Ковача, который был одним из пяти игроков, которые участвовали во всех трёх чемпионатах мира до Второй мировой войны.

Начало тренерской карьеры

Завершив карьеру играющим тренером «Университати», он сразу принял ее в качестве главного наставника клуба. С ним команда семь лет барахталась в середине таблице, правда, однажды вылетела, но быстро вернулась. В период с 1962 по 1965 годы Ковач тренировал молодежную сборную Румынии, затем два года работал ассистентом главного тренера национальной румынской сборной и, наконец, в 1967 году возглавил клуб «Стяуа», самый успешный в Румынии.

Так что руководители «Стяуа» поставили не пойми на кого. Но в первом же сезоне с Ковачем клуб стал чемпионом страны. Атака единым фронтом, скорость, коллективные методы отбора мяча, мгновенная организация наступательных и контрнаступательных действий - это был тренерский стиль Штефана, легший в основу игровой модели управляемой им команды. 

В сезонах 1966/67, 1968/69, 1969/70 и 1970/71 команда выигрывала Кубок Румынии. Успехам способствовало, конечно, и то, что клуб был армейским и, следовательно, мог «призывать» лучших футболистов из других румынских клубов. Как бы то ни было, но работу Штефана Ковача в качестве тренера уже знали и оценили в Европе.

«Аякс»

В 1971 году, когда игроки амстердамского «Аякса» гордо держали над головой выигранный ими Кубок европейских чемпионов, никто кроме руководства клуба не знал, что главный создатель той победы великий Ринус Михелс уходит из команды. Это потом выяснилось, что президент «аяксидов» Йаап ван Прааг еще до лондонского триумфа искал замену Михелсу и перед началом финала уже знал, что вскоре в команду придет румынский специалист Штефан Ковач.

Такая ситуация возникла из-за того, что блистательному Ринусу показалось, что в футболе он добился всего, да и деньги, которые предлагала «Барселона» соблазняли.

Возглавив «Аякс», Ковач осознавал, на какой риск он идет. Если последуют победы, все будут понимать, что заслуга румына в них минимальна. Ведь ему оставили очень хорошее наследство, а если пойдут неудачи, то он первым попадет под раздачу, как разваливший великолепную команду. Опасения оказались напрасными. Во времена работы Штефана клубный музей только и делал, что пополнялся призами. Но это было впереди, а пока надо было с чего-то начинать.

И Ковач начал. Первое, что он сделал - обратил свой взор на защиту. Правда, взор был вынужденный. Ушла из команды харизматичная личность - Велибор Васович. Найти ему замену было нелегко. Но новый тренер решил ее и не искать. Он стал играть с либеро. Да и исполнитель этой роли в клубе имелся – немец Хорст Бланкенбург, которому на Родине прочили блестящее будущее, не хуже чем Беккенбауэру. Но, по иронии, тогдашние руководители Манншафт так на Блакенбурга внимание и не обратили. Выяснилось, что при этой схеме можно с успехом применять и искусственный офсайд.

Руководить вышколенными Михелсом игроками было не очень трудно, тем более что Ковач позволял не только Кройффу, если можно так выразиться, фантазировать на поле. Только выполнять все действия он требовал на еще большей скорости, чем Михелс, при обязательной гарантированной подстраховке в случае потери мяча.

Значит, и тренировки надо перестраивать. Ковач увеличил интенсивность тренировок, получал каждый день от врачей рапорты о состоянии игроков. Основной упор в тренировках делался на скорость и выносливость. 

«С голландцами можно работать. Они все приучены к труду с детства. Все игроки из семей с небольшим послевоенным достатком. Кроме того, есть и специфическая черта нации, которая создала страну, отвоевывая территорию у моря— коллективизм, спаянность, усердие»

Но Штефан, что даже важнее, был не только великолепным футбольным тактиком, чьи радикальные идеи кардинально видоизменили утрамбованные игровые представления. Он - великий психолог и коммуникатор, создавший прекрасный микроклимат в «Аяксе» - команде, укомплектованной грандиозными звездами, постоянно требовавших к себе особого отношения и подхода. В команде он стал едва ли не вторым отцом - ему доверяли, с ним советовались и говорили не только об игре, но и о жизни.

Когда действующий обладатель Кубка чемпионов «Аякс» пригласил его на смену Михелсу, Штефан был ошеломлен. Кто он вообще такой? Поэтому в Амстердаме он не стал давить авторитетом. Начитанный, полиглот, современный, он быстро стал для футболистов своим и после жестких рамок Ринуса предоставил им полную свободу.

«Только идиот может давать инструкции Кройффу, — рассуждал Ковач. — Я к таким не отношусь».

В ответ Йохан и команда выдали гениальный сезон, выиграв пять трофеев.

Уже на исходе первого для Амстердама сезона под руководством румынского специалиста состоялся один из лучших матчей команды. В финальной встрече Кубка европейских чемпионов «Аякс» буквально смял эшелонированную оборону миланского «Интера». Два мяча записал на свой счет бесподобный, вдохновлявший атаки первопроходцев «тотального футбола» Йохан Кройфф, признавшийся после игры, что никогда еще футбол не доставлял ему так много удовольствия, как в тот вечер.

Продолжил в тот год неудержимый «Аякс» победное шествие и в битвах за другие трофеи. В противоборстве за Межконтинентальный кубок амстердамцам в двух матчах пришлось скрестить шпаги с аргентинским «Индепендьенте». Три безответных мяча на «Де Меер» решили исход противостояния в пользу коллектива Штефана, который после очередного ошеломляющего триумфа получил более чем законное право считаться тренером лучшего клуба в мире! 

Взяли вверх подопечные румына и в дуэли за европейский Суперкубок, где атакующую мощь «красно-белых» пришлось испытать шотландскому «Рейнджерс». А ведь это была еще только половина отмеренного футбольным Богом амстердамского пути седовласого, 52-летнего специалиста, ставшего идолом и героем столичной торсиды.

30 мая 1973 года последовала третья подряд победа в Кубке европейских чемпионов. В Белграде «Аяксу», по странной иронии судьбы, вновь противостоял гранд из Италии - на сей раз туринский «Ювентус». И снова, чувствуя за собой тренерский наказ Штефана, игроки амстердамского клуба пошли вперед, продемонстрировав «черно-белым» «кто есть кто» уже на четвертой минуте игры. После блестящей атаки гол забил восходящая звезда «Аякса» Джонни Реп. Стуи, Крол, Бланкенбург, Хулсхофф, Неескенс... Непередаваемые минуты футбольного торжества, непередаваемая игра амстердамских виртуозов, чьи яркие и артистичные игровые действия не имели и не могли иметь аналогов для сопоставлений. Слишком оригинально, слишком самобытно, слишком нетривиально.

Ковач всегда досконально изучал всех соперников. После финала КЕЧ в Белграде Штефан сказал:

«Обратили ли вы внимание, по какой системе мы играли? Это не 4-4-2, не 4-2-4, это система 1-10! Наша игра приближается к баскетболу или хоккею. Мы атакуем и защищаемся всей командой. Конечно, для этого нужно тактическое разнообразие и высочайшие физические кондиции. А теперь конкретно. В игре с «Ювентусом» при потере мяча мы сразу же переходили к агрессивному перекрытию каждого из соперников, кроме одного — их лучшего нападающего Альтафини. Сила его в скорости и в ударе, а слабость в том, что он должен получать мяч в ноги. Мы могли бы приставить к нему двух человек и все равно рисковали бы, потому что с мячом он творит чудеса. И мы решили его не держать вообще, а перекрывать его партнеров, могущих дать ему пас. И нам это удалось. Альтафини раз тридцать открывался и занимал удобную позицию, но ни разу не получил мяч».

После того памятного белградского финала Штефан Ковач ушел из клуба. Для игроков это было неожиданностью. В частности, Йохан Кройфф после триумфа заявил:

«Мы выиграли эту штуку уже три раза подряд. Если все будет нормально, мы догоним мадридский «Реал». Нам не нужны новые игроки. Нам нужен такой тренер, как Ковач. А он уходит. И вот эта потеря практически невосполнима...». 

Годы, проведенные Ковачем в «Аяксе» были просто замечательными. Была абсолютная гармония в клубе. Футболисты безмерно уважали Штефана и доверяли ему. И все это было взаимно.

Остаток карьеры

Ковач решил, что добился с «Аяксом» всего, что только можно, и принял предложение возглавить сборную Франции. С ней, правда, он не снискал успехов, но «Аякс» без него сразу заметно сдал. Этому поспособствовал и переход в 1973 году Йохана Кройффа в «Барселону». И следующие три года подряд Кубок европейских чемпионов выигрывала мюнхенская «Бавария».

Позже, в конце 1970-х Штефан встал у руля национальной сборной своей страны, но она никуда не попала, ни на Евро-1976 и 1980, ни на мундиаль-1978. В Румынии не было еще той дружины, с которой чего-то можно было добиться.

Лишь в 1982 году Ковач вновь познал вкус победы, выиграв с греческим «Панатинаикосом» Кубок страны. А в сезоне 1986/87 с «Монако» завоевал уже Кубок Франции - последний трофей в своей жизни.

Рецепт успеха

Позже, когда Ковач завершил свою тренерскую карьеру в «Аяксе», он изложил свои шесть принципов работы с клубом в интервью «France Football»:

«1. Создание дружного коллектива, причем таким образом, чтобы не давать повода упрекать меня в компромиссах, когда речь идет о солистах. Тем более что я иностранец, критиковать которого можно и должно.

2. Каждому игроку было разъяснено, в чем заключаются его обязанности и в каких пределах он несет ответственность за выступление команды, причем было уточнено, каков для каждого лимит этой ответственности, что является абсолютно обязательным и в чем за ним оставляется свобода действий, право на выражение собственного «я» в рамках коллектива.

3. Удалось повысить гибкость и мобильность средней линии. Мне удалось добиться того, что полузащитники, вкусив прелесть некоторой свободы действий, превратились в полунападающих. Ранее, как утверждают специалисты, такой трансформации не наблюдалось, что отрицательно сказывалось на результативности, которая была принесена в жертву очкам.

4. Я не только превратил Бланкенбурга в либеро современного образца, то есть игрока, активно участвующего в атакующих действиях, но и включил в эти действия чистого стоппера Хулсхоффа. Ушедшего вперед подстраховывали Хаан или Неескенс, причем эта операция проводилась автоматически, так как на тренировках она входила в круг стандартных положений и тщательно разрабатывалась и оттачивалась в зависимости от тактического рисунка игры противника и с учетом его возможной реакции на этот ход...

5. Ставлю себе в заслугу то, что мне удалось перебороть создавшийся у игроков «Аякса» рефлекс своей неполноценности (или чрезмерного уважения) перед англичанами, немцами, итальянцами с их коварными западнями.

6. Я пытался добиться от «Аякса» более сознательной игры, научить его владеть своими нервами, но успех в этом начинании имел лишь частичный. Нервы и эмоции у хладнокровных по характеру нидерландцев в некотором смысле — их самое уязвимое место».

Факты

Забавный эпизод. Во время работы в «Аяксе» Ковач ввел с согласия совета директоров день критики, когда собравшиеся футболисты критиковали тренеров и руководство, высказывая тем всевозможные претензии. Самым скандальным оказался такой день в 1974 году, когда «Аяксом» руководил уже Кнобель. Игроки критиковали Кнобеля за то, что он дает футболистам поблажки, плохо следит за дисциплиной на тренировках, за то, что тренировки не интенсивные, нагрузки маленькие и, как следствие, недостаточная физическая готовность! Все-таки знал и умел что-то Штефан Ковач, чтобы за два года работы так изменить психологию своих подопечных.

В 1975 году Штефан написал книгу, назвав ее «Тотальным футболом», хотя никогда не относил себя к конструкторам сего нового направления.

***

Тезис Ковача – («незаменимых у нас нет») на 14 номер клуба не распространялся. Да, Ковач не придирался к прическам, не обнюхивал курцов, не гонял картежников. Но он усовершенствовал тренировочную программу, ставшую образцом для подражания и воспроизведенную в учебных пособиях. «Тотальный футбол» «Аякса» обязан ему новым витком развития. И, главное, Штефан сохранил в силе заповедь Михелса: не ломать игрока. Сам Ковач говорил так:

«Несчастье современного английского футбола в том, что он зачастую безумно прямолинеен. Отсюда ставка на беготню и стереотипы. Игроки выражают не себя, а то, что им задали тренеры… У нас же, в «Аяксе», каждый футболист — прежде всего личность, стремящаяся к самореализации и самовыражению».

Умер румынский специалист в мае 1995 года, не дожив несколько месяцев до своего 75-летия. В официальном релизе УЕФА сказано:

«Игра номер один потеряла великого тренера. Тренера продолжателя традиций «тотального футбола». Великого творца».

Достижения

Чемпион Румынии: 1967/68, обладатель Кубка Румынии: 1966/67, 1968/69, 1969/70, 1970/71, чемпион Голландии: 1971/72, 1972/73, обладатель Кубка Голландии: 1971/72, победитель Кубка европейских чемпионов: 1971/72, 1972/73, обладатель Суперкубка Европы: 1972, победитель Межконтинентального кубка: 1972, обладатель Кубка Греции: 1981/82, обладатель Кубка Франции: 1986/87.

На этом все. Предыдущий выпуск по данной теме: Билл Николсон («Первый английский тренер, сумевший выиграть два еврокубка с одной командой!»).

Спасибо за то, что были с нами!

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья