Блог овечкин и седины

Новый стиль русской молодежки: контроль шайбы, здоровый пофигизм и бросковая активность. Разобрали Евротур с помощником Ларионова

Важное о шикарном турнире.

Молодежка на Евротуре – возможно, главное событие ноября, случившееся не в спальне Артема Дзюбы. Вы наверняка следили за лентой: эти четыре дня мы прожили в эйфории. На турнир мужиков сборная России отвезла 18-19 летних пацанов, которые:

1. Разобрали Финляндию – 6:2.

2. Выстояли против крепких шведов – 2:1Б.

3. Засушили стильных чехов – 3:0.

Но главная эмоция все равно не результат, а стиль сборной. Команда сыграла в свежий, смелый и талантливый хоккей, в котором хочется рассматривать одновременно и советские корни (кажется, никогда словосочетание «советский хоккей» не звучало так часто, как в эти дни), и современные тенденции (вы удивитесь, как много общего можно найти у молодежной сборной и, например, «Тампы»-2020). 

Все произойдет – или уже произошло – наперекор старому спортивному штампу: результат забудут, а игра (Игра!) останется. И нынешнюю команду во время МЧМ-2021, и несколько последующих составов сборной будут примерять к этой структуре хоккея: контролируемым выходам из зоны, прямым атакам с ходу, чрезвычайной вере в себя.

Никита Петухов, который по нескольку раз пересмотрел все матчи молодежки на Кубке «Карьялы» (и который по-прежнему пишет о хоккее в своем телеграм-канале), подготовил подробный путеводитель по стилю команды с эксклюзивными комментариями старшего тренера молодежки и главного тренера сборной России U17 Владимира Потапова. 

Владимир Потапов справа на втором плане

Больше о Кубке «Карьялы»-2020 можно уже ничего не читать – что бы вам ни говорили.

***

Друзья, это Никитка. В принципе, сейчас речь пойдет примерно о том же, о чем шла в четвергсубботу и воскресенье – но вы не думайте, будто это то, что в интервью Вадиму Лукомскому Майкл Кокс назвал термином «ленивая аналитика»: просто молодежная сборная, при всей легкости своего стиля, была на удивление стабильна.

От матча к матчу, от соперника к сопернику, от тяжеловатых финнов через упорных шведов к классическим чехам мы были верны стилю, меняли совсем тонкие настройки, но сохраняли основные и оставались на своей волне. Эта стабильность подарила всем нам – людям, у которых шевелятся волосы в подмышках от классного выхода из своей зоны – надежду на то, что этот хоккей не мираж, что так теперь будет какое-то время и что примерно такой молодежка появится в эдмонтоновском пузыре на МЧМ-2021. 

Эта удивительная стабильность позволила выделить несколько основных тактических – и не только тактических – решений, которые сделали команду не похожей на весь окружающий хоккейный фон: вот правда, так не играет ни один наш клуб, и сложно вспомнить состав сборной (взрослой и любого возраста), который играл бы так оптимистично.

Что интересно, старший тренер команды Владимир Потапов многое подтвердил – и, что намного важнее, дополнил разбор фактурными деталями. Пойдем от обороны и двинемся к чужим воротам.

Отбор с места потери + уверенные 1-2-2 в средней зоне

Начнем с самого простого – с построения в средней зоне и агрессии в чужой. На уровне слов ФХР уже давно декларирует «продвинутый, современный» хоккей в исполнении молодежки – и в эту заявку всегда включается «высокое, агрессивное давление», которое в последнее время стало таким штампом; форчекинг первым вспоминают в разговоре про современные тренды. 

В этом смысле молодежная сборная показала очень умный хоккей. Интеллект вообще яркая черта этой команды тренеров и игроков. Ведь высокое давление эффективно до определенного предела, а потом начинает приносить, скорее, вред – когда один-два нападающих неправильно читают игру и проваливаются в чужой зоне. Плюс наша команда четко осознавала, в чем ее главное оружие – это были атаки с ходу. Их удобнее проводить, когда отобрал шайбу в средней зоне, поэтому главной задачей пятерки было обеспечение четкой, жесткой и, на самом деле, достаточно глубокой структуры 1-2-2.

Но отбор с места потери – это очень здорово, поэтому нападающие никогда не откатывались слепо. Как рассказал Потапов, первая задача была – оценить ситуацию и, если она позволяла, включиться в давление:

«Индикатор [того, давим мы или откатываемся в среднюю зону] – насколько надежно соперник контролирует шайбу и как располагается в своей зоне. Если шайба прыгает на крюке клюшки соперника, если соперник один, если он развернут лицом в сторону своих ворот, если наш нападающий на скорости и чувствует, что зацепится за эту шайбу – мы играем агрессивно и идем двумя нападающими со страхующим третьим. 

Защитник – лицом к воротам, Россия включает давление

Если уже соперник зряче развернул атаку, а мы только вышли с лавки и не успеваем навязать давление, тогда мы играем 1-2-2: первый нападающий направляет атаку на один из бортов, а там ее встречает еще один игрок тройки нападения. Защитники страхуют сзади – не откатываясь глубоко, играя плотно и активно в средней зоне».

1-2-2 в средней зоне: атака соперника валится на фланг и прерывается одним из нападающих

Давление по эпизодам работало неплохо, но даже на этом фоне эффективность структуры в средней зоне – одна из самых впечатляющих вещей у этой сборной. Пересмотрите хотя бы первый гол Амирова на турнире.

Позиционная оборона: классический бокс и стратегическая роль Аскарова

Очень важная фишка хоккея сборной на Кубке «Карьялы», о которой, кажется, говорили меньше всего – это позиционная оборона. Предположить, что Россия забьет 10 шайб в трех матчах еще можно было – но то, что пропустит всего 3, предсказать было просто невозможно. Три шайбы от трех взрослых команд за три матча – это что-то.

Рецепт достаточно прост: элитное взаимодействие Аскарова и защитников. Ярославу, похоже, поэтому и доверили все три матча: он буквально часть плана по игре в защите. Его задача – сыграть по первому броску (что он довольно успешно и делал), задача защитников – смахнуть с пятака все, что туда упадет. Поэтому в позиционной обороне полевые игроки действовали достаточно компактно.

«На самом деле это современное построение, – рассказывает Владимир Потапов. – Оборонительный бокс, который сжимается и разжимается в зависимости от ситуации. Если шайба поднимается на синюю линию, то бокс надо разжимать – тогда на защитников соперника выкатывались наши крайние нападающие. Если игра шла ближе к нашим воротам, то крайние нападающие спускались, помогая защитникам и заставляя тройку соперников играть против нашей пятерки. 

Работа бокса, сэйв Аскарова, работа на пятаке

И финны, и чехи, и шведы пытались играть так же – может быть, на конкретном турнире нам это лучше удалось.

Улучшать нам есть что, но взаимодействием Аскарова с защитниками в целом довольны. Сборная имела не так много времени на подготовку к турниру, но получилось уделить внимание общению вратаря и защитников. Защитники короткими, четкими командами подсказывали вратарю, и наоборот».

Смелый контроль шайбы в своей и средней зоне

Ну вот мы и подошли к самому интересному. Сильнейшим впечатлением – не только моим, а, кажется, реально общим – в игре сборной стало то, как неотразимо она выходила из обороны. Как много в этой игре было коротких и средних передач. Как спокойно игроки – защитники и нападающие – не найдя варианта для развития атаки, делали вираж назад, дожидались партнеров и запускали новую попытку. 

Из всех компонентов стиля именно этот, пожалуй, реально напоминал миф о Красной машине и сборной СССР – образца тех лет, когда за нее играл сам Игорь Ларионов. 

В какой-то момент появилось ощущение, что команде дали установку, популярную в детских школах – никаких выбросов из своей зоны, все через пас.

«Да, на самом деле такая установка была, – объясняет старший тренер сборной. – Постоянно и как можно дольше держать шайбу на контроле. Ни в коем случае не выбрасывать ее из зоны, открываться друг под друга, играть в короткий и средний пас. 

Мы требовали от нападающих быстрого возврата в оборону, чтобы держать шайбу на контроле. Все возвращаются в свою зону и просят шайбу. Центральный нападающий должен был вернуться первым в свою зону, играть ближе к защитникам и потом раскидывать на края».

Контроль не заканчивался в своей зоне, а продолжался в целом по всей площадке – по крайней мере, там, где хватало пространства. Парни разыгрались так, что в какие-то моменты выдавали просто топ-уровень контроля.

Но – на фоне этой, четко просматриваемой установки короткие и средние передачи не были самоцелью. Одной из опций постоянно был длинный пас под чужую синюю линию, что, во-первых, держало в напряжении пятерку соперника, а во-вторых – позволяло генерить шикарные и неожиданные моменты. 

«Длинные передачи – одна из наработок тренерского штаба, – продолжает Потапов. – Их использовали в зависимости от соперника, в зависимости от периода. И под синей не всегда оставался один игрок, иногда их было двое».

Отдельно – отношение команды к ошибкам

В какой-то момент – где-то в третьем периоде игры с финнами – стало заметно, что игроки сборной на удивление легко относятся к ошибкам. Короткий пас в своей зоне вообще рискованное занятие, которое на длинных отрезках матча неминуемо заканчивается ошибками. И у защитников были неточные передачи – но, отбирая шайбу, они снова были готовы к риску. Снова, снова и снова. 

Одна из таких рискованных передач закончилась голом в наши ворота в игре со шведами.

Но уже в следующем эпизоде и весь следующий матч защитники продолжили играть в этом стиле, будто только что ничего не было. Для нашей школы – и, например, для молодежки версии прошлых лет – это прям уникальная штука.

«В детском хоккее за любую ошибку сажают на лавку, – объясняет Владимир Потапов, – потому что тренер российской ДЮСШ часто зависит от результата. Это плохо: если боишься ошибиться – ошибка произойдет. А Игорь Николаевич раскрепостил ребят: они могли где-то ошибиться, и никаких санкций за это не было. В результате – ошибок стало в разы меньше. 

Мы не давили на морально-психологическую сторону ошибки, а старались объяснить техническую. То есть на лавке рассказывали игрокам, почему эта ошибка произошла и что сделать для того, чтобы ее впредь избежать. Где-то коньки не развернул, где-то с неудобной отдал – а надо было с удобной. Такие детали».

Прямые атаки с ходу: нападение начинается с броска

Деталь, которая разнообразит тактический портрет сборной – игра в чужой зоне. Окей, мы уже выяснили, что сборная Ларионова уважает и даже любит игру в пас – на этом фоне кажется логичным, что мы и в чужой зоне выбирали длинный и долгий контроль с множеством перемещений и скрытых передач.

На самом деле – не совсем так. В части завершения молодежка выдала такой микс нашего классического подхода и, условно, североамериканского: позиционной атаке мы предпочитали атаку с ходу, и начинать любую атаку предпочитали не с паса, а с броска. Поэтому нападающие, набрав скорость, нагло смещались в центр, ставили корпус – и резали на чужие ворота. В зоне атаки Россия была агрессивной.

«Это отрабатывалось на тренировках, – комментирует Потапов. – Просили комбинационно проходить среднюю зону и любую атаку с ходу заканчивать броском. А после него уже развивать позиционную атаку: быть первыми на подборе, подключать защитников. Это получалось, хотя впереди еще много работы.

Кроме того, всех нападающих мы стремимся развивать индивидуально. В ситуации с первым голом Амиров хорошо сыграл: пошел на правый фланг, резко поменял направление атаки, ушел в центр – и вратарь уже не видел броска. Мы хотим, чтобы любая атака начиналась с броска по воротам».

Эффективное большинство почти без праворуких игроков

В этом составе практически нет праворуких игроков; их двое – вратарь Ярослав Аскаров и нападающий Егор Спиридонов. Это не то чтобы большая проблема – но может сказаться в большинстве, где на некоторые позиции лучше бы поставить игрока с правым хватом. Об этом говорил и сам Игорь Ларионов: 

«Мы обсуждали с тренерским штабом проблему недостатка игроков с правым хватом. В России, в отличие от Чехии и других стран, праворуких всегда было мало. В наше время это не мешало побеждать. Важен не хват, а отдача и мастерство».

У сборной случился один провал в большинстве, но он не был связан с количеством игроков с правым хватом: шведы во втором матче задавили наши идеи по выходу из зоны активностью. За пределами этих двух минут большинство работало отлично – особенно в той бригаде, где играли пять леворуких хоккеистов.

Владимир Потапов объясняет и тут: «Помогли не наши решения, а техническое оснащение леворуких игроков. Которым на данном турнире не составляло труда отыграть на точке, где в основном используется праворукий игрок. Ребята техничные, быстро двигают шайбу, выводят партнера на завершающий бросок. Более техничный леворукий переиграет праворукого, который уступает ему в технике».

Мне эта схема немного напомнила большинство «Эдмонтона»: тоже иногда выходили пять леворуких, и там используются сильные стороны игроков, быстрые перемещения и ширина площадки. Нападающий на правом борту становится разыгрывающим, нападающий у левого борта – ищет пространство для рывка, игрок на пятаке – закрывает вратаря; все роли четко прописаны, игроки понимают что делать, и схема становится успешной.

***

На самом деле, в том, как молодежка играла на Евротуре, не так уж и много прорывной тактики. По сути, это такой здоровый современный микс нескольких общепринятых и известных решений. Уникальным хоккей этой команды сделали несколько штрихов – например, отношение к ошибкам, которое расслабило игроков и позволило им выдать уровень чуть выше того, что мы видели у них в КХЛ.

Произошло самое важное: тактика раскрыла сильные стороны игроков сборной – и вне зависимости от того, во что штаб Ларионова будет играть на МЧМ, очень хотелось бы сохранить эту ключевую установку.

Ох, наша молодежка уничтожила еще и чехов. Не хочется раздувать до МЧМ, но это было легендарно

Главный герой Евротура – Родион Амиров. Забил в трех матчах, максимально раскрылся у Ларионова

Фото: REUTERS/Vesa Moilanen/Lehtikuva; globallookpress.com/Tomi Hänninen/Newspix24, Kalle Parkkinen/Newspix24, Vesa Moilanen via www.imago-imag/www.imago-images.de

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья