Блог Блог редакции «БИЗНЕС Online»

Каким образом СКА забирает игроков из клубов

Прошлым летом Николай Прохоркин неожиданно покинул «Салават Юлаев» и стал игроком СКА, собравшего в своем составе мини-сборную России из лучших хоккеистов страны. Спортивная редакция «БИЗНЕС Online» раскрывает комбинацию, благодаря которой армейский клуб смог вытащить центрфорварда из Уфы, сначала задрав цену, а потом отказавшись от своих же обещаний. 

Два контракта за месяц

Как стало известно «БИЗНЕС Online», этим летом нападающий Николай Прохоркин подписал сразу два контракта со СКА. Изначальный договор, составленный по итогам торгов с «Салаватом Юлавым», был расторгнут, и теперь армейский клуб платит нападающему гораздо меньшую сумму. Об агрессивной трансферной политике петербургского клуба уже многое известно, и публика привыкла к тому, что звёзды и не очень уходят на большие зарплаты в Петербург, но на этот раз вся схема перехода выглядела настолько странно, что поставила под сомнение состоятельность КХЛ как регулятора рынка.

Практически сразу после перехода из «Салавата Юлаева» Прохоркин разорвал контракт со СКА, подписанный на основе контрактного предложения. Николаю 23 года, и летом он был ограниченно свободным агентом, то есть права на него были закреплены за уфимским клубом. Напомним, что в КХЛ хоккеист до 28 лет не может лично выбирать себе клуб, и переговоры о переходах должны вестись между командами. Сменить клуб можно либо через обмен, либо в момент окончания контракта через особую процедуру квалификационного предложения. Организация, владеющая правами на игрока, имеет возможность предложить условия нового соглашения, при этом своё предложение может сделать и другой клуб, но его условия должны качественно превышать условия «старого» клуба. Если команда хочет сохранить игрока, она обязана повторить условия конкурента в течение семи дней, после чего торги прекращаются.

Будущее «Салавата Юлаева»

Сохранение Прохоркина было приоритетной целью «Салавата Юлаева» в межсезонье. Главный тренер команды Игорь Захаркин весной выражал надежду, что переговоры всё же получится довести до конца. «Я очень хочу, чтобы он остался. Коля – будущее «Салавата Юлаева», – говорил специалист.

Приоритетом Прохоркина называли НХЛ, но против переезда за океан был ряд факторов, в том числе семейный – у Николая двое маленьких детей. Говорили и о том, что нападающий, вероятнее всего, продолжит карьеру в Уфе, подписав двухлетний контракт с клубом. И вдруг в начале лета СКА сделал уникальное предложение, которое уфимский клуб не был в состоянии повторить.

В Уфе у Прохоркина был 30-миллионный контракт с большой бонусной частью, благодаря которой общая зарплата могла вырасти до 88 млн. в год. К примеру, 20 млн. нападающий мог заработать, если бы набрал больше 50 очков за сезон (на счету игрока – 43 очка с учётом плей-офф), ещё 5 млн. добавились бы к контракту в случае, если показатель полезности будет равен +15 (было +10 в регулярке и -4 в плей-офф). Кроме того, контрактом были предусмотрены дополнительные вознаграждения за личные достижения. Максимально Прохоркин бонусами мог заработать 58 млн., но не выполнил все условия их получения.

СКА предложил форварду трёхлетнее соглашение, согласно которому хоккеист гарантированно получил бы 210 млн. рублей (65 – в первый год, 70 – во второй и 75 – в третий), плюс 20 млн. практически гарантированных бонусов в первый год. Прохоркину, будучи ограниченно свободным агентом, оставалось дожидаться истечения официальных сроков, когда клуб сможет отбить его у олигарха. Но «Салавату» оно было далеко не по карману.

«Когда он сообщил, что хочет играть у нас, пришлось ответить: «Коля, сейчас возможности изменились. Цифра вот такая». Говорил не потому, что знал – у Прохоркина нет выбора, просто у меня действительно не было денег», – рассказывал после сделки генеральный менеджер «Салавата Юлаева» Леонид Вайсфельд. Игрок явно не стоил той суммы, которую предлагал СКА, лишь формально ограниченный потолком зарплат и правилами трат в межсезонье. Казалось, что всё закончилось – супербогатые выиграли этот спор у просто богатых и увезли хоккеиста из Башкирии. Но потом стала раскрываться та самая интересная схема.

Кто дурак?

Перед самым стартом сезона история вдруг получила новую жизнь – изначальный контракт, с помощью которого СКА и забрал Прохоркина из «Салавата Юлаева», был расторгнут. По информации «БИЗНЕС Online», новые условия договора существенно отличались от прежних в меньшую сторону, иными словами, официально форвард будет получать меньше, чем обговаривалось ранее.

Самое удивительное здесь то, что игрок согласился на снижение зарплаты, что довольно странно. Питерский клуб официально по обоюдному согласию со второй стороной расторг тот контракт, который не смогли повторить уфимцы, и подписал новый, согласно которому игрок в первый сезон должен получить 55 млн. рублей. Прохоркин его подписал, о чём свидетельствует запись в ЦИБ (центральное информационное бюро, – ред.) КХЛ, к которому есть доступ у большого круга лиц, в том числе у руководителей всех клубов в лиге, агентов, хоккеистов, самой лиги и даже журналистов.

В КХЛ имеющуюся у нашего издания информацию об изменении условий контракта игрока подтвердили, заметив, что ни одна из сторон не предъявила никаких претензий.

«Контракт ХК СКА с Николаем Прохоркиным по соглашению сторон был подписан на условиях, отличных от изначально предложенных. Компенсация за игрока была выплачена согласно регламенту КХЛ, стороны не предъявляли претензий друг к другу. Таким образом, права клубов нарушены не были, поскольку все действия были осуществлены в строгом соответствии с регламентом», – заявили в лиге в ответ на запрос «БИЗНЕС Online».

Правовой регламент КХЛ говорит, что «по окончании «торговли» клуб и игрок имеют право в срок до 30 июня окончательно определить все существенные условия нового контракта, которые могут отличаться от условий сделанного ранее квалификационного/контрактного предложения, но при этом не могут быть ухудшены клубом в одностороннем порядке по сравнению с условиями квалификационного/контрактного предложения».

Но всё же странно представить ситуацию, когда к работнику приходит руководство и предлагает расторгнуть устраивающий его большой контракт и подписать новый, на худших условиях, что как раз и запрещено регламентом. И тем более странно, что работник в такой ситуации с радостью подписывает это соглашение. Тут либо в дураках остался Прохоркин, либо дураками выставили всех остальных, включая КХЛ.

Несогласных нет

В Уфе не могли не знать об изменении условий контракта игрока, а значит, наверняка опасались того, что компенсация за Прохоркина будет пересчитана по новому договору. Согласно правовому регламенту КХЛ, компенсация старому клубу при подписании ограниченно свободного агента, высчитывается по сложной математической формуле, учитывающей старый и новый контракт. «Салават Юлаев» по регламенту должен был получить выплату в размере 120 млн. рублей и, несмотря на изменение условий контракта нападающего в сторону понижения, столько и получил. СКА в этой ситуации не стал искать лазейки и добросовестно выплатил всю сумму, именно поэтому уфимский клуб не стал обращаться в лигу с претензией.

Однако, почему-то промолчал и профсоюз игроков, членом которого является НиколайПрохоркин и чьи права, по здравому смыслу, были ущемлены. Зафиксированное контрактное предложение по всем юридическим признаком является офертой, и клубы не могут отступать от этих условий. В тот момент, когда СКА обратился к хоккеисту с предложением пересмотреть условия договора, он мог запросто отказаться и сохранить все официально обещанные деньги. Как отмечают консультанты нашего издания из среды профессиональных спортивных юристов, имея грамотных представителей в суде и должную наглость, по завершению карьеры Прохоркин может выиграть финансовый спор у СКА, обратившись за защитой своих прав – игроку крайне сложно сказать «Нет» работодателю, который может просто лишить его способа заработка. В случае отказа Прохоркин мог сесть в запас и не играть целый год, не набрать свои бонусы даже за мизерные достижения и потерять деньги, поэтому можно говорить о давлении. Тем не менее, игрок согласился на пересмотр, и здесь раскрывается та самая схема.

Можно сделать несколько выводов о причинах подобного поведения СКА и игрока, но наиболее реальными выглядят две версии.

Запрещенный прием

Первая: это был лёгкий путь, чтобы увести игрока у клуба, которому принадлежат на него права. То, что «Салават» не повторит огромное предложение, было очевидно для руководства СКА, поэтому с Прохоркиным могли договориться заранее. Сам игрок искренне считает, что сделал шаг вперёд, хотя если в «Салавате» он проводил в прошлом плей-офф в среднем по 20 минут за матч, то сейчас – по 13 в регулярке. Питерский клуб мог согласовать эту схему с расторжением с агентом, а всё остальное было делом техники.

Эта версия просто неэтичная – некрасиво вот так выкручивать руки «Салавату Юлаеву», который вроде бы пытается хоть как-то жить по рынку. Со своими замашками олигарха, конечно, но пытается. Это всё равно, что идти ва-банк уже на третьей раздаче в покере, зная, что у соперников из средств остались только часы, и поддерживать ставку никто не будет.

Потолок на уровне плеч

Вторая версия вызывает уже больше вопросов. СКА мог умышленно снизить официальный контракт игрока, чтобы влезть в потолок, хотя сам Прохоркин может получить те деньги, которые предлагались изначально, только другими, неучтёнными способами. Это довольно распространённый метод – помимо бонусов, клубы КХЛ теперь предлагают своим игрокам и машины, и квартиры ценой до ста миллионов рублей. Так СКА пытался уговорить на переходДмитрия Кугрышева полтора года назад, но нападающий выбрал ЦСКА. Проблема в том, что по регламенту и недвижимость, и автомобили, и даже доходы родственников игроков, получаемые от клубов, должны быть учтены в потолке зарплат.

Отметим, что это лишь версии. Для чего СКА применил такую странную схему с переподписанием контракта, доподлинно неизвестно. Клуб не ответил на официальный запрос «БИЗНЕС Online» по этому поводу, а агент хоккеиста, бывший защитник Андрей Мухачев,отказался комментировать информацию, но сообщил, что сторонами выполнены все условия, обговорённые при переходе.

«Мы как перешли при контрактном предложении, на тех же условиях и работаем. Мы подписывали один контракт, вот и всё, я не понимаю, о чём речь идёт. Вы мне говорите на словах, я вам тоже отвечаю тоже на словах – у нас было предложение от СКА, мы его подписали, клуб его зарегистрировал», – заявил агент.

На вопрос, отрицает ли он информацию нашего издания, подтверждённую КХЛ, Мухачев ответил, что ничего не отрицает и не подтверждает, но комментировать не может.

Дыра в крыше

Вся эта история выглядит большей угрозой для КХЛ, ведь клубы уходят от рынка и возвращаются в 90-е. Тогда было в порядке вещей, например, устроить жену хоккеиста на предприятие, спонсирующее хоккейный клуб, и платить ей баснословные для работника деньги, которые не учитывались в зарплате игрока. Опять же, сейчас такое формально невозможно, но использование описываемых схем вызывает вопросы. Зачем клубам такие сложные пути выплат? Ведь когда речь идёт о СКА, обсуждать вопрос о потолке зарплат становится неловко.

Потолок зарплат в этом сезоне КХЛ составляет 950 млн. рублей, из которых у СКА 85 млн. должны были уйти только на Прохоркина. А ведь он далеко не самый дорогой игрок в этой команде, и сложно представить, сколько вынужден переплачивать армейский клуб за нарушение правил о потолке, учитывая, что 20 процентов от превышения клуб должен выплатить в КХЛ. Известно, что больше сотни миллионов на двоих будут получать в СКА СергейПлотников и Александр Хохлачёв, а Илья Ковальчук и Павел Дацюк – и вовсе 670. Итого, при грубом подсчёте, зарплата всего пяти хоккеистов СКА подводит клуб под потолок зарплат. Но является ли это проблемой для клуба?

Член совета директоров СКА, бывший президент КХЛ Александр Медведев с гордостью говорит о понижении потолка зарплат, ссылаясь на пресловутый налог на роскошь. Функционер считает, что если сделать потолок зарплат жёстким, то Александр Радулов, Илья Ковальчук, ЕвгенийДадонов, Вадим Шипачёв и многие другие уедут из России. Радулов, кстати, уехал, несмотря на предлагаемый в России контракт. Проблема не в том, что потолок низкий, а в том, что клубы-олигархи могут его превышать на любую цифру. И это полностью убивает принцип выравнивая команд, которого придерживаются в НХЛ, и к которому КХЛ делает вид, что стремится.

Звёзд в российской лиге практически нет. Точнее, они сосредоточились в одной команде. И случилось это как раз из-за того, что лига никак не следит за соблюдением своих же правил. Если норму не защищать, она становится бесполезной. В данной ситуации более честным по отношению к не самым богатым клубам выглядит путь полного запрета на превышение потолка зарплат и запрета на подобные уловки с переподписанием.

Проблема в том, что действия СКА в этом случае не противоречат регламенту, и питерский менеджмент в общем-то работает крайне грамотно, используя те возможности, что предоставляет лига. Свободу договора никто не отменял, если игрок согласен с условиями, то никто его не ограничит в правах. А клуб вправе разорвать контракт с игроком по обоюдному согласию и подписать с ним новый. Вся история показывает мастерство СКА в ведении переговоров. Игроки с этим согласны, а профсоюз никак не защищает хоккеистов в таком давлении и потворствует тому, что значимость подписанного договора падает.

Торговля питерская

Очевидная суть такого трюка с пересмотром условий контракта в том, чтобы «выдернуть» игрока из другой команды. Можно предложить какие угодно условия при переговорах, а потом просто от них отказаться. Вероятнее всего, СКА изначально не собирался платить Прохоркину те 85 млн. рублей, в клубе просто знали, что эту сумму «Салават Юлаев» не потянет. В итоге зарплата игрока составляет те же 55 млн., на которые, возможно, был готов и уфимский менеджмент.

Подобный подход полностью разрушает институт контрактного предложения, оно становится фикцией, раз клубы его не придерживаются. Если лига не запретит пересмотр контракта хотя бы в первый год после принятия предложения, пропасть между богатыми и бедными командами увеличится в разы. Вместе с ужесточением потолка это изменение поможет нормализовать рынок, ведь тогда клубы должны будут исполнять свои огромные предложения, либо ограничивать себя в торгах.

Конечно, конкретно эта ситуация могла возникнуть только среди лидеров рынка – некая «Кузня» никогда бы не дала своему игроку даже 40 миллионов, и СКА не стал бы предлагать сотню за такого форварда. Зачем, если «Металлург» и так не потянет повышение? Но ничто не мешает предложить 60, а в итоге платить ту же зарплату, что и в Новокузнецке. У команды, потерявшей хоккеиста есть утешение – компенсация, но иногда, как в случае с Прохоркиным, кадры важнее денег.

Задача лиги в этой ситуации – регулировать отношения, защищать себя и рынок, ведь для этого и вводился потолок зарплат.

Максим Никерин / «БИЗНЕС Online»

Фото: ska.ru (1,3,5), sport.business-gazeta.ru/Айрат Сайфутдинов (2,4,6)

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья