Блог Сид Лоу (Sid Lowe)

Интервью с Сидом Лоу от интернет-ресурса Albaespana (часть I)

sid

В марте этого года представитель интернет-ресурса Albaespana, бывший футболист, а ныне футбольный комментатор Терри Гибсон побеседовал за чашечкой кофе с Сидом Лоу и расспросил его футболе, работе и жизни.

Терри Гибсон: Здравствуйте, Сид! Спасибо за согласие дать интервью. Как дела?

Сид Лоу: Неплохо, хотя немного устал. Частичка меня всегда мечтает (пусть это и прозвучит не совсем красиво), чтобы к заключительной части сезона все испанские клубы вылетели из еврокубков (смеется). Тогда я бы мог слегка расслабиться.

Т.Р.: За последнее время Вам удалось посмотреть какие-либо матчи исключительно в качестве зрителя, а не журналиста?

С.Л.: Должен признать, я получил настоящее удовольствие от просмотра матча «Манчестер Юнайтед» – «Реал» в том числе потому, что впервые за последнее время мог совершенно спокойно смотреть игру.

Т.Р.: Вы говорите «спокойно»... А какое давление Вы испытываете во время просмотра матча, когда должны написать отчет о нем?

С.Л.: Думаю, что люди не знакомы с механизмом подготовки отчетов о матчах, и, полагаю, им это не так уж важно. Дело в том, что большинство любителей футбола хотело бы видеть результаты матчей вроде 3:3 или 4:3 с голом на последней минуте. Для меня же это наихудшее, что может случиться!

Т.Р.: Понятно. Это похоже на чувство, которое когда-то описал Ян Макинтош [известный британский спортивный журналист] словами: «Мне просто хочется выбросить свой ноутбук в окно».

С.Л.: Честно говоря, он прав. В это время я чувствую почти то же самое. Также имейте в виду, что на большинстве игр вы должны потратить уйму времени на подключение ноутбука к Wi-Fi. Иногда проще записать отчет на телефон, чем мучиться с Wi-Fi.

Т.Р.: Ясно, теперь давайте перейдем к более серьезным вопросам... Ваше настоящее имя, как известно, Саймон Лоу. Так почему Сид?

С.Л.: (смеется) Я стал использовать имя «Сид» в качестве псевдонима в Испании, при этом в шутку говорил всем, что это уменьшительная форма от «Саймона». Сейчас я получаю всю почту и авиабилеты как Сид. Единственный человек в мире, который называет меня Саймоном, моя бабушка.

Т.Р.: Пусть будет Сид. Сид, а почему журналистика?

С.Л.: Ммм, боюсь, что моя история будет не такой красивой, как у других журналистов. Понимаете, я впервые приехал в Испанию исключительно с целью написать диссертацию для PhD [западный аналог кандидата наук], после чего планировал получить академическую степень по истории.

Через некоторое время я начал писать кое-что о футболе, в основном (и это схоже с большинством других журналистов), из-за увлечения футболом. Это наша страсть, мы любим футбол. Итак, я начал писать, когда переехал в Овьедо, а затем меня позвали вести колонку в The Guardian. Вначале для меня это не было основной целью в жизни, я все еще планировал сосредоточиться на PhD.

Думаю, что ключевым моментом стал переход Дэвида Бекхэма в мадридский «Реал». Это событие вызвало небывалый ажиотаж в британской прессе и огромный спрос на мою работу, в результате чего я сосредоточился на журналистике, которая и стала моей основной деятельностью. Диссертация ушла на второй план, но спустя 4 или 5 лет я все-таки получил степень PhD.

Т.Р.: Вы обмолвились о Бекхэме. Сид, правда, что Вы какое-то время выступали переводчиком для него, а также Томаса Гравесена и Майкла Оуэна?

С.Л.: Правда, но тут следует объяснить, что в данном случае означает «переводчик»: переводчик только во время эксклюзивных интервью для прессы. Я не следовал за ними постоянно. Только во время определенных интервью переводил вопросы и ответы для испанских СМИ и, соответственно, для игроков.

Т.Р.: Итак, Вы сейчас живете в Испании. Но Вы когда-нибудь задумывались о возвращении в Англию?

С.Л.: Как и у любого англичанина в Испании, у меня бывают моменты, когда я задумываюсь о том, что хорошо было бы вернуться домой... Но... Заодно отвечаю на вопрос «почему испанский футбол?». Хотя мне кажется, тут дело больше в самой Испании, чем в испанском футболе... Просто я всегда интересовался Испанией, получил ученую степень по истории Испании. Некоторые мои знакомые говорят, что Испания стала для меня навязчивой идеей. Причем подчеркну, что тут речь идет скорее не о «Реале» или «Барселоне», а об Испании в целом.

Т.Р.: Значит, Вы живете в Испании и пишете для TheGuardian. Вам говорят, о чем писать, или Вы сами все решаете? Как это происходит?

С.Л.: Как некоторые уже знают, у меня колонка по понедельникам, в которой я пишу на разные темы по своему выбору. Понятно, что когда в рамках Лиги чемпионов встречаются «Барселона» и «Арсенал» или «Манчестер Юнайтед» и «Реал», накануне матчей я пишу именно об этом. При этом, я не знаю точных цифр, но мне кажется, что больше половины моих статей посвящено не только двум испанским грандам, но и другим командам из Испании. Да, иногда бывают ситуации, когда руководство просит меня написать на актуальные темы о двух самых популярных испанских клубах, но по большей части, я сам выбираю тему.

Т.Р.: Согласен. Всегда интересно узнать кое-что о других командах, нежели только об испанских грандах.

С.Л.: Ну да, я люблю писать о других командах, ведь Ла Лига состоит из 20 команд. Так что я с удовольствием пишу о разных клубах, но странная вещь: хотя люди и говорят, что хотят слышать о других командах, статистика показывает, что, на самом деле, это не совсем так.

Т.Р.: Обычно все говорят о Сиде Лоу из TheGuardian, но ведь Вы пишете для сотен других сайтов, журналов, газет. Кажется, Вы представлены везде.

С.Л.: Знаете, я считаю, что быть независимым журналистом – это огромная привилегия. Но при этом одной из моих главных проблем является то, что я не всегда могу сказать «нет». Часто возникают ситуации, когда у меня просто нет времени или возможности для чего-то, но я все же соглашаюсь сделать это. В итоге я сам создал себе такую репутацию, что когда людям нужен какой-либо материал о «Реал» или «Барселоне», они сразу обращаются ко мне.

А самой интересной формой общения для меня является радио. Мне кажется, тут надо быть более конкретным, чем в других видах СМИ; все, что вы скажете, любое ваше слово имеет большее значение, чем обычно. Мне также нравится просто общаться с людьми, с которыми я работаю.

Т.Р.: Сид, а есть ли у Вас любимый материал, который Вы когда-либо написали?

С.Л.: Действительно, есть статьи, которые мне особенно понравились, но, честно говоря, в памяти чаще откладываются материалы, которые вышли не очень удачными для меня.

Ну а самые приятные воспоминания о моих статьях связаны не с тем, что получается в итоге, и то, что люди читают в СМИ, а с тем, что происходило вокруг написания материала.

Например, представим, что я пишу статью об условном «Эспаньоле». При этом на неделе у меня не получилось пообщаться с игроками и тренерами команды. Тогда я черпаю информацию у журналистов или в интернете со своего домашнего компьютера. А когда статья выходит в свет, читатели считают ее неплохой, достаточно подробно описывающей текущую ситуацию в команде.

В следующий раз, например, мне надо написать о «Реале Сосьедад», но мне удается поговорить с игроками, я общаюсь с тренером. Тогда я пишу статью, которая для большинства читателей не сильно отличается от статьи об «Эспаньоле», но лично я получаю от нее гораздо большее удовольствие.

Но, отвечая на ваш вопрос, сходу могу назвать два-три самых запоминающихся материала для меня. Мне очень понравилось писать о «Райо Вальекано» и Хосе Рамоне Сандовале. Дело в том, я провел около 3-4 часов вместе с ним на тренировке команды. Мне удалось посмотреть за всеми этапами тренировочного процесса: электронные таблицы, статистика, все. И в итоге у меня сложилась реальная картина того, как он работал.

Материал, который меня особенно «зацепил», был сделан в 2003 году для Four-Four-Two о «галактикос». Помните, какая это была команда! Она только что выиграла Лигу чемпионов, в ее составе блистали Зидан, Фигу, Роналдо, и все стали называть их непобедимыми. Именно тогда я написал статью для FFT о том, что все, возможно, будет складываться не так радужно. И доводы в ней основывались не только на моих ощущениях, но и на словах сотрудников самого клуба.

Конечно, я не получил удовольствия от краха такой великой команды, но с журналистской точки зрения было приятно, что я предугадал предстоящие события, когда другие говорили об обратном.

Еще один материал, который мне запомнился, я подготовил сразу после взрывов в мадридских поездах 11 марта 2004 года. Я не знал, как люди воспримут данную статью, но многие посчитали ее хорошей, а некоторые просто сказали: «Спасибо».

Т.Р.: Как насчет интервью с Хави?

С.Л.: Да, Хави был просто великолепен. Помню, The Guardian поручили мне взять большое интервью у Хави и узнать как можно больше информации от него на самые разные темы. И общение с Хави получилось невероятно интересным. Должен сказать, что у меня нет необходимости соглашаться с мнением собеседника, чтобы считать его высказывания интересными. Да, была пара вещей, с которыми я был не согласен с Хави, но у него было так много идей, и он так интересно объяснял их.

Это интервью с Хави было очень хорошо принято почти всеми, и, надо быть справедливым, в этом была целиком заслуга самого Хави; он был так превосходен в тот день, что мне и Питу Дженсону не пришлось ничего особо делать.

Мне запомнился один момент из того интервью, когда мы спросили Хави, смотрел ли он какой-либо футбольный матч в последнее время. И он сказал, что накануне вечером смотрел игру из итальянского второго дивизиона. Мы с Питом удивленно переглянулись, но прежде, чем мы успели что-то сказать, Хави добавил, что сидел у телевизора один и что, так сказать, просто некому было выключить телевизор.

Продолжение следует...

Оригинал

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья