4 мин.

23-4-8

Клуб уже запланировал на следующие выходные (ближайший свой домашний матч) серию мероприятий, посвященных возвращению Карлоса Гурпеги. В 35-м туре баски будут принимать «Мальорку», и можно не сомневаться, что как минимум половина из тех, кто придет на «Сан Мамес», наденет красно-белую футболку с 18-м номером. В центре поля будет выложено полотно с надписью Ongi Etorri («Добро пожаловать») и игровым номером полузащитника. А после встречи местные вспомнят, как это было.

Сезон-2002/03 «львы» начали неудачно: в дерби уступили «Реалу Сосьедад» – 2:4. Оба гола в составе проигравших забил Карлос Гурпеги. После матча в Сан-Себастьяне состоялся традиционный допинг-контроль, в результате которого в крови Гурпеги обнаружили норандостерон – запрещенный анаболический стероид, производный от нандралона.

«Атлетик» попытался оспорить результаты анализов и потребовал еще одной проверки игрока. Однако данные, полученные после встречи 14-го тура с «Вальядолидом», вновь оказались не в пользу футболиста… «Исследование показало, что до игры нандролон не был обнаружен, а вот после матча его уровень достигал 7,15 нанограмм на миллиметр, в то время как максимально допустимая норма – 2 нанограмма на миллиметр», – сообщил врач команды.

31 декабря Гурпеги прошел тест на искусственную стимуляцию, чтобы доказать: при максимальном напряжении его тело само производит норандостерон. Результаты отдали на расшифровку независимым экспертам –Университету Эстремадуры. Однако через неделю Комитет по соревнованиям, не дожидаясь новых медицинских выводов, отозвал у Гурпеги лицензию спортсмена, а еще неделю спустя Апелляционный комитет подтвердил дисквалификацию игрока.

27 января представитель Университета, что изучал анализы, заявил, что футболист не принимал запрещенный препарат, а появление норандостерона в данном случае имеет эндогенную (то есть внутреннюю) природу. «Атлетик» послал факс во все возможные инстанции, однако ответ последовал лишь сутки спустя. Наказание оставили в силе…

То, что в «деле Гурпеги» с самого начала было не все так просто, говорит хотя бы тот факт, что в ходе расследования последовали увольнения трех членов Комитета по соревнованиям, а сами инстанции меняли свои же решения по несколько раз. То в пользу игрока, то против него. Футболист же, пользуясь известным правилом «невиновен, пока не доказано обратное», продолжал выступать за «Атлетик», периодически отвлекаясь на слушания. Дело дошло до Гражданского суда и даже Верховного суда страны. Испанское правительство явно намеревалось покончить с допинговыми скандалами в спорте, и незадолго до происшествия приняло специальный закон, направленный против спортсменов, употребляющих допинг или связанных с употреблением запрещенных препаратов. Наказание Гурпеги должно было стать показательным и образцовым, но обернулось худшим примером бюрократической волокиты и конъюнктуры.

Лишь в середине 2006 было вынесено окончательно решение: двухлетняя дисквалификация, которая вызвала бурю возмущения в Бильбао. Вы, наверное, помните, игроки «Атлетика» в прошлом сезоне выступали с зелеными браслетами на запястьях. Так вот, всего было выпущено около 30 тысяч таких браслетов, на которых можно было прочитать всего два слова «Гурпеги» и «Суд». В сентябре в Бильбао состоялась массовая манифестация, а перед матчем с «Вильярреалом» болельщики выложили огромную мозаику «Aupa Gurpegi, aupa Athletic». Вскоре ходовым товаром стали и майки с надписью, состоящей из четырех цифр «23-4-8» – датой «освобождения» Гурпеги.

Время прошло.

Главный тренер «Атлетика» Хоакин Капаррос подключил полузащитника к тренировкам сразу после победы над «Валенсией» – последнего матча «львов». На возвращение любимца пришли посмотреть десятки людей. Когда Гурпеги касался мяча, раздавались овации, а завершил междусобойчик устроенный кем-то из фанатов фейерверк. От греха подальше Гурпеги не стал появляться на пресс-конференции 23 числа, сразу после тренировки. Формально его дисквалификация заканчивалась лишь в полночь со среды на четверг.

Зато на следующий день он собрал полный конференц-зал и под вспышки камер спокойно произнес: «Я надеюсь, те, от кого все это время доносилась критика, заткнутся, когда увидят меня на поле».

Возможность кому-то заткнуться, а кому-то, напротив, встать и поаплодировать мужеству футболиста, вопреки элементарной логике запертого сначала в кабинеты, а затем – «под домашний арест» (а чем, скажите, заниматься спортсмену в самом расцвете сил?), представится уже сегодня. Гурпеги попал в заявку на матч с «Реалом» вместе с Тико. И вместо Устарица и Йесте.

В матче, в котором одни могут оформить чемпионство, других будет интересовать своем другое. Это окажется совсем небольшая группа людей, и часть из них выйдет на поле в полосатых, красно-белых майках. И для них это будет тоже особенный матч…