Блог Russian revolution

ЧХБ. Черная шапка

I

Это был один из тех дней, которые за редким исключением повторялись в моей жизни постоянно. В девять утра многие уже делают деньги, а я только встаю, чтобы пойти на работу. Трясу головой, тру глаза. Тело отказывается просыпаться. Но, может, именно сегодняшний день станет другим? Это заставляет начать движение.

Наверное, мне было бы скучно бродить по магазину, избегая всякой работы. Ноябрь – не самый рыбный месяц. Единственный стимул работать появится позже. Когда наступит декабрь, всем понадобятся подарки и просто вещи для занятия зимними видами спорта. И появится куча продаж. И не дай Бог я не буду первым по итогам месяца. Мое самолюбие этого не потерпит.

Ну, а пока можно слоняться по магазину, мерить вещи, играть с клюшкой и мячом. Поговорить с коллегами о футболе, снова взглянуть на спиннинг за семнадцать тысяч. И мы знаем ещё много способов, как рабочее время превратить в пустышку. Девять часов жизни нам никто не вернет. И я не знаю, зачем проводил это время именно в этом месте, именно с этими людьми.

Почти конец рабочего дня. Вся команда консультантов посматривает на часы. Я прохожу мимо кассы, и Макс кидает мне шапку.

-На обратном пути выставь, пожалуйста. Отказались, нехорошие люди.

Классическая спортивная шапка. Черная, плотно облегает голову. С маленьким помпоном. Я тут же ее примерил. Белым шрифтом было написано название крупного бренда. Есть вещи, которые нельзя не купить. Особенно, если некуда тратить деньги.

- Макс, пробей мне,- с улыбкой сказал я. – Будет традиция каждый год покупать по шапке Salomon.

С работы я ушел в обновке. Помпон мне безумно нравился. Я собирался пойти в шапке на следующее массовое катание. Хоть как-то поднял себе настроение. Всего за пятьсот рублей.

II

Мое настроение редко бывает выше нуля. Иногда возникало ощущение, что я уже ничему не могу радоваться. Без семьи, без близких друзей, без любимого человека. Мне только казалось, что я умею обходиться без людей. На самом деле это сеет чудовищную пустоту внутри и отсутствие всяких чувств. Жизнь просто останавливается.

Однако, бывали моменты, когда у меня рождались эмоции. По обыкновению это было на выходных, когда я возвращался к прошлому. Когда-то я занимался хоккеем. И забросил его так же, как и все остальные занятия в жизни. Да, у меня были проблемы с легкими. Какие детские отговорки. Нужно было продолжать двигаться, работать. А сейчас я только переставляю ноги среди прочих катающихся.

Когда наматывать круги слегка надоедает, можно посмотреть футбол. Рядом со льдом за огромной сеткой есть зал, на котором одновременно с катанием парни гоняют мяч. Случаются даже интернациональные матчи, когда присоединяются приезжие студенты. Из самых неожиданных мест мира.

Я хотел было пойти на новый круг после просмотра довольно скучной в этот раз игры. Но в голову что-то ударило. Пока я разворачивался, в меня въехала девушка. Поняв, что она стоит на двух ногах и с ней все в порядке, я поднял большой палец вверх и покатил. И почему я ее не рассмотрел?

Спустя пару минут увидел забавную картину. На льду лежал мальчик лет шести. А на нем эта же девушка. Силовой прием удался. Я стал наблюдать за ней. Она удивительно хорошо каталась. И я не понимал, как она могла сбивать людей. Но главное я увидел позже.

Ее глаза, улыбка. Я хорошо читаю людей и чувствовал, что это должен быть интересный человек. Может, меня просто тянуло к жизнерадостным людям? Которые дарят незабываемые улыбки. И в придачу, имеют красивую внешность. Да, она была красива. И я даже не мог сказать, в чем заключается красота. В ней просто не было ничего лишнего.

Должен познакомиться. Эта фраза без конца крутилась в голове. Но девушка то и дело каталась с каким-то молодым человеком. Смелости так и не хватило. Но я был уверен, что увижу ее ещё. Так хорошо катающийся человек не может ходить на каток по большим праздникам. Мне хотелось в это верить.

Вечер в интернете. Написал комментарий в группе про каток. Беспорядочно катающихся детей и вправду было слишком много. И когда ты несешься, выскочивший из ниоткуда ребенок может стать большой неприятностью. Написав ещё несколько бесполезных сообщений, я отправился спать.

Утром не поверил своим глазам. Эта девушка написала, что согласна. Согласна с тем, что родители не должны оставлять без присмотра дитя на льду. Ее зовут Наташа Гончарова. Надо бежать на работу. Времени нет. Наудачу отправляю сообщение сходить сегодня на каток. С выдуманной страницы.

III

Есть плохая привычка. Едва приходя домой, включаю ноутбук. Даже раздеться не успеваю, как уже снова попадаю в интернет.

- Я бы с радостью, но немного приболела,- писала Наташа. – Может, на следующих выходных?

Я не верил, что можно ждать массового катания ещё сильнее, чем я обычно это делаю. Но встреча с Наташей приближалась слишком медленно. Часы на работе тянулись, особенно на фоне тухлых продаж. Попутно мы переписывались в интернете. Я просто теребил в руке телефон и даже не пытался вежливо обслуживать клиентов. Мои мысли были в сети, где сном был прерван очередной прекрасный разговор.

Сегодня Наташа отвечала медленно. Она готовила, и мы разговаривали о кухне. Мне пообещали настоящий английский пудинг, когда я найду время прийти на чай. Чтобы как-то убить время между ответами, я ползал по интернету, кликая на различные любимые сайты.

Уже просмотрел все, что связано с НХЛ, моя маленькая слабость. Игровой день был не очень богат на события. Но сайт преподнес другой сюрприз. Я смотрел на это чудо инженерного искусства от Bauer. И понимал, что лишаюсь здравого смысла. Канадский бренд выпустил новую модель коньков. Их рекламировал Александр Овечкин.

Прочитал длинный список достоинств. Не понял, для чего это пригодится мне, даже если я буду по шесть раз в неделю играть в хоккей. Но это самые технологичные коньки в мире. Ценник.. Господи, да это половина моих накоплений за всю сознательную юность. И это даже больше, чем новый супермодный iPhone 5. Разум отключился. Я знал, что буду делать завтра.

IV

Пятница. Первый из трех дней, когда в городе проводятся массовые катания. Я часто верю во всякую чепуху, которую придумал сам. И сегодня вдруг решил, что именно этот день станет хорошим. Собираясь во Дворец Спорта, я так и сказал себе: «Этот день будет хорошим!».

То желание, с которым Наташа общалась и искала новые темы для разговоров, поражало. Даже если захотеть, нельзя было замолчать. Я угадал с человеком. В ней находился неиссякаемый источник энергии жизни. В чертах лица, голосе. Та энергия, которой так не хватало мне. Я чувствовал, как в мировоззрении появляются светлые нотки. Ещё не все так плохо, жизнь продолжается.

Коньки ни разу не напомнили о себе: ни мозоли, ни малейшего дискомфорта. Этот вечер мог претендовать на звание «День года». Ну, или может, я, как обычно, впадаю в непонятную эйфорию.

Прогулка после катка. Разговоры. Мы прошли половину города. На большом мосту Наташа остановилась.

- Посмотри, как падает свет фонарей,- она показывала на речную гладь. – Кажется, что это большой водопад, не правда ли?

Я стоял в миллиметрах от нее и на ухо пробормотал что-то вроде «да, красиво». Это было невероятно. Так быстро я ещё не влюблялся. Честно, я хотел притормозить хоть немного. Унять эмоции. Наташа просто не дала и шанса. Начался другой разговор, и снова она своим голосом увлекала в новые темы.

- Классная шапка. Первое, что я увидела,- с заразительным смехом вспомнила Наташа. – Маленький помпон и какого-то бородатого парня. Я так и не поняла, как мы столкнулись. Ты веришь в судьбу?

После водопада от фонарей на реке я готов был поверить во что угодно.

- Осталось узнать, для чего ты на меня наехала,- загадочно сказал я.

- У меня появилась странная привычка знакомиться с теми, в кого врезаюсь. Помнишь того мальчика? Он ходит в местную школу, занимается хоккеем. Я с ним мило пообщалась. Люблю общаться с детьми.

- Никогда не знаешь, что они выкинут в очередной раз. Их речь так забавна и загадочна… Порой мне хочется вернуть детское мышление.

После того, как Наташа села в такси, у меня пропал дар речи. Я шел к дому и разговаривал сам с собой какими-то несвязанными репликами. Снимая дома черную шапку, я чувствовал, что удача не просто в дверь постучалась. Ворвалась, никого не спросив. Всего-то осталось решить, что теперь с ней такой хорошей делать.

V

Суббота. Воскресенье. Понедельник. Все эти дни прошли под общим именем Наташа Гончарова. Массовые катания сменил хоккей. Для меня пути назад уже не было. На выходных мы кормили друг друга шоколадками, она согревала мои постоянно мерзнущие руки. Я отбирал у нее сумку с коньками и насильно провожал до такси, когда Наташа хотела идти одна.

- Если ты пойдешь со мной, мы больше не будем общаться,- заявила она после сеанса в воскресенье.

Но я все равно шел. У меня не было другого варианта. Либо я буду с ней, либо пусть исчезает из жизни навсегда. Но мне все равно этот шантаж казался веселой шуткой. И уж совсем стало не до шуток, когда вечером она не ответила на несколько звонков. Возникало ощущение, что Наташа делает все по какому-то расчету. Благодаря ее действиям я четче понимал, что без нее становится сложнее.

Ближе к полуночи она ответила. Мы поговорили о семейных делах. Но беседа так или иначе прикатилась к нам. Пришлось признаться, как прекрасно проводить с ней время. Она извинилась за пропущенные. И пообещала больше не пропадать.

- Ты хороший,- сказала Наташа. – Но если не хочешь идти до конца.. пожалуйста, не делай то, что сейчас со мной делаешь.

- Что делаю?- на автомате спросил я.

- Не влюбляй меня в себя. Не так много людей в жизни встречаются, которые так могут беспокоиться и заботиться, как ты. Все понимать и принимать. Ты даже ничего не сказал мне о звонках.

- Я не в том качестве, чтобы высказывать. Да и к чему эти эмоции. Надеюсь, проведенное время было приятным.

- Я правда обещаю больше не пропадать.

- Я верю тебе, Наташа.

Никогда не был на стадионе с девушкой. Стоя на трибуне в одиночестве, ты всегда смотришь хоккей: движения игроков, следование плану на игру, тактические заготовки. Попутно пытаешься согреться хоть каким-то движением ног и рук. Ноябрь, конечности на открытом стадионе мороз схватывает быстро. И пока другие кричат все девяносто минут, ты сосредоточенно вглядываешься в происходящее. После матча послушаешь тренеров на пресс-конференции и, погруженный в мысли, едешь домой.

Нет, этот хоккей был другим. Внезапно я нашел, что матч – это способ встретиться с людьми, которых давно не видел. Что игра – не самое главное, для чего некоторые люди приходят на стадион. Что немногочисленные ультрас бьют в барабаны и скандируют складные кричалки. Что хоккей с мячом остался спортом рабочего класса, мужиков. На стадион приходят, чтобы выплеснуть эмоции. Наташа задавала так много вопросов, и в какой-то момент я перестал улавливать то, что происходит на льду. Кажется, «наши» отыгрались с 0:3, и матч закончился ничьей.

Ночью мы снова поговорили о нас. Девушкам нужно в разы больше фактов, чтобы понять, есть влюбленность или нет. И Наташа вслух рассуждала, готова ли она к отношениям. Я никого никуда не торопил. Я знал, что уже не могу без нее. Но у меня Гончарову никто и не отбирает. Просто видеть ее – все, что мне было нужно.

VI

Незаметно подплыл рыбный сезон. Я наслаждался полным залом и суммами продаж, которые поражали воображение. Гончарова рядом, пусть она и не дала внятного согласия на отношения. Скоро начнется хоккейный сезон, а я с первых дней захватил лидерство в гонке продаж. Готов был показать судьбе средний палец. Как бы ни было плохо раньше, сейчас все идет просто на ура.

Люди – прекрасные создания. Только если бы они умели в любом случае жизни оставаться людьми. Меня некрасиво подставили по работе с кассой. На следующее утро я был уволен. Не знаю, кто теперь будет втюхивать весь дорогущий хлам в магазине вроде спиннингов за десятку или эхолотов с пятизначным ценником. Но уже днем я прощался со своим дружным коллективом. По собственному желанию. Хорошо хоть так.

Я снова был на пороге эманации страдания. Все, что ещё вчера ночью во время разговора с Наташей казалось таким прекрасным, теперь опротивело донельзя. Но, черт возьми, что поделать. Жизнь продолжается, нужно двигаться. «Ушел первым» - ухмыльнулся я уже за порогом отдела кадров. И тут же я поехал к Гончаровой на работу.

Работать администратором в отделе своих же родителей – то ещё удовольствие. Гибкий график, огромный гардероб, безоглядное растрачивание средств. Все это радовало Гончарову, и она не особо спешила проститься с такой жизнью. Я ее понимал. Безработным я понимал ее ещё сильнее.

Наташа подбодрила улыбкой, словами, даже позволила себя обнять на рабочем месте. Мы снова мило общались. Гончарова сказала, что немного устала. Я отлучился минут на пять. Интересно, когда я научусь тратить деньги? Безработные не покупают букеты по две тысячи рублей. Похоже, я понимал, что другого шанса у меня не будет. Нужно делать все здесь и сейчас. Внезапная радость на лице Наташи была бесценна.

По радио шла викторина на лучший момент в 2013 году. Я спросил об этом Гончарову. Она задумалась, но потом сказала, что рада закончить университет с дипломом и развивать семейное дело. Для нее это очень важно. Закрыв отдел, мы пошли на прогулку. Поймав романтическую обстановку на берегу замерзающей Двины, я все-таки сказал, какой же лучший момент у меня случился в 2013 году.

Я вспоминал, как в начале года ушла из жизни бабушка. Как затем уехала из города первая любовь. Я вспоминал ничем не примечательное лето и такую же осень. Это время я провел, продавая товары активного отдыха. Сделал себе репутацию, поднял самооценку, но это не принесло счастья.

Счастливой была первая встреча с Гончаровой. И вторая, и все последующие. Глядя в ее глаза, я смело сказал, что именно встретить Наташу было для меня самым лучшим моментом 2013 года. Она смутилась и вряд ли поверила, но на лице читался легкий оттенок влюбленности.

Настроение мое поднялось, но его едва ли хватило до дома. В голове все четче вставал вопрос «где взять деньги». Я смотрел на стоящие рядом APX2, клюшку cover gold. Все это выражалось в двух моих зарплатах. У меня не укладывалось в голове, как можно кататься на «Роллс-Ройсе» и считать мелочь в кармане. А ее там осталось не так уж и много. И не так много времени оставалось, чтобы что-то изменить. Судьба решила подкинуть испытания в самый неподходящий момент.

Первые хоккейные выходные. Ребята подбадривают меня шутками о коньках. Они, конечно, не знают, какой ценой мне достались эти APX2. И чего могут на самом деле мне стоить. Ноги в раю, клюшка весит легче перышка. Что ещё нужно для счастья, не правда ли? Я выхожу на морозный лед. Боже, как я скучал! Теперь главное сосредоточиться на игре и хотя бы здесь не подпортить и без того худое настроение.

Игра была прекрасна. Тот особенный эпизод, когда я в напряженный момент сравнял счет по четыре, и Костян на весь каток орет «штука евро забивает!». Забывается абсолютно все. Лучше способа отвлечься для меня не существует. Шесть на четыре победа в итоге. Я все ещё живой, борьба продолжается.

Но сколько бы важных мячей я ни забил, работа не найдется. Мне предлагали абсолютно бредовые варианты, которые не соответствовали ни моим симпатиям, ни моим потребностям. И ещё я чувствовал кое-что. Наташа ускользает от меня. Время шло, а наши встречи становились все реже. Уже не пахло тем романтизмом и завораживающими беседами. Возникало ощущение, что я закончился, как человек.

Закончились эмоции, стремление добиваться. И Наташа чувствовала это. Мы стали все больше общаться по телефону, а не вживую. Я перестал приезжать к ней на работу. Все, на что хватало моего жизненного запала и денег в том числе, прийти на хоккей и показать лучшую игру, на которую я только способен. И на какое-то время этого хватало, чтобы не чувствовать сгущающейся тучи проблем. Коньки делали свое дело. Они продолжали забирать все, что у меня было.

Я сбился на частые звонки, стал раздражительным. Давил на Гончарову, буквально требовал отношений. Хотя в душе не понимал, как бы они исправили ситуацию. Наташа держалась, сколько могла. После одной из ссор даже отправила сообщение «люблю тебя», чтобы как-то меня остудить. Все было тщетно. Я катился вниз на своих коньках.

И в один прекрасный момент Гончарова заявила, что лучше перестать общаться. Взять паузу. Вдруг эта влюбленность пройдет. Я отнекивался как мог, но Наташа была непреклонна. Она твердо вознамерилась не видеть меня до февраля. Для меня это было начало конца.

В ближайшую пятницу пришел во Дворец. Расхлябанной походкой, словно делая кому-то одолжение, я прошелся по коридору и опустился на скамейку для переодевания. Достал коньки. И застыл. Серый композит уже не отдавал зеркальным блеском, когда-то инопланетные коньки стали частью обыденной жизни. В голове стоял вечный вопрос всей моей жизни: «а что, если?».

А что, если бы я не купил коньки, клюшку? Играл бы старой палкой весом с хороший кирпич. Зато ходил бы с Гончаровой везде и всюду. Жизнь бы била ключом. И не пришлось бы снова взрывать себе мозг поиском новой жизни. Слишком много «бы». Я продолжал неподвижно сидеть на скамейке, смотреть уже сквозь коньки, и не понимал, как можно было вполне человеческое счастье обменять на вещь. APX2 обошлись мне не бумажками, которые приходят и уходят. Я заплатил за них куда большую цену.

У меня была возможность изменить жизнь, но в решающий момент я вновь стал ребенком, не наигравшимся в игры. Разве судьба дает много таких шансов, чтобы растрачивать их на сомнительные удовольствия? Возможно, я слишком хотел во всем обвинить APX2, что так и не понял своей ошибки.

В подсознании мелькала мысль, которую я пытался отогнать. APX2 остались бы классными коньками, если только я смог бы проявить фантазию. Быстро найти работу, проявить больше усердия. Но не смог. И лишь поэтому сижу в непонятной фрустрации и даже не пытаюсь натянуть коньки и выйти на лед. Наташа достойна большего. Ну а мне снова предстояло искать мотивацию в жизни.

Хотя, почему бы нет. Гончарова или кто-то ещё. Пройдет время, снова случится та же ситуация. Я знаю свои принципы. Лучшее или ничего. И в следующий раз буду готов. Нового фиаско сердце просто не выдержит.

Мне было безразлично, встречу ли я там Наташу. Ну, конечно же, не встретил. Судьба давно решила поставить на мне крест. Но одно знакомое лицо все же увидел. Тот самый маленький мальчик, с которым меня на одном из сеансов познакомила Гончарова.

- Это ведь APX2?!- воскликнул он. – И как они? Тренер говорит, что нам ещё рано на таких кататься. А я все равно их буду у родителей просить!

- Не парься, Эльвир,- горько улыбнулся я. – Занимайся усердно, и никакой Овечкин в APX2 тебя не обыграет.

И я пошел на новый круг в коньках из серого композита. Где сейчас Наташа? APX2 – все, что у меня осталось. Я снял черную шапку и снова за сеткой начал смотреть футбол.

VII

Слава Богу, что у нас остаются друзья. Даже у такого одиночки как я все равно есть друзья. Я встречал Новый год, бомбил шампанское, видел салют. Катался с горок на ватрушке в Малых Карелах, сходил в баню с мужиками. Снова поиграл в хоккей. Было очень больно. Но главная жизненная мудрость все-таки прозвучала из уст царя Соломона. И это прошло. Прошло. Прошлое прошло.

Черная шапка лежала в гардеробе уже несколько дней. Я давно носил другую. Возможно, она выглядела более радостной и позитивной. Ярко-фиолетовая с оранжевыми полосками и таким же пушистым огромным помпоном. Шапка, которая так не нравилась Гончаровой. Но сегодня я решил надеть черную. В конце концов, нужно было в чем-то работать на морозе.

У меня не было больше времени ждать. И я ухватился за первую попавшуюся работу, которую предложили друзья. Подъем в шесть утра, работа в неотапливаемом помещении в чудовищный мороз. Полное отсутствие техники безопасности. Но я стал заведующим складом. Это определенное движение вверх, в материальном плане в том числе.

Мне повезло с подчиненными, хорошие ребята оказались. Мы пахали как черти, чтобы отгружать все вовремя. Пальцы через несколько минут в рабочих перчатках отмерзали по самое ни хочу. Временами казалось, что проходить службу на Новой Земле проще. Но мы пахали. С понедельника по пятницу. С понедельника по пятницу. Так проходила моя жизнь.

На выходных я играл в хоккей, получал эмоции радости, разочарования. Да какая разница. Я остался живым. Человеком. Казалось, я отработал на складе уже целую вечность, но прошел всего лишь месяц. Рабочая одежда превратилась в совершенный хлам. Знаменитая черная шапка была в пыли и грязи. На очередные выходные я увез робу домой постирать. В субботу я развесил все чистое сушиться.

Вскоре раздался звонок. Номер был в цифрах, но я онемел. И без имени на дисплее я знал, кто решил меня побеспокоить.

- Здравствуй, Гончарова,- тихо сказал я.

Кони

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.