android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог История русского футбола

История русского футбола. Португальцы в «Динамо»

Роман Абрамович купил «Челси» после просмотра сумасшедшего матча Лиги чемпионов. Алексей Федорычев, очевидно, вдохновлялся тягучим финалом Евро-2004. Следующей весной владелец «Динамо» привез в Москву одного грека и семерых португальцев, и вскоре его команда впервые в истории чемпионатов России выпустила в стартовом составе 11 иностранцев. Обилие легионеров спровоцировало проблемы в раздевалке, вице-чемпионы Европы один за другим потянулись на выход, через год «Динамо» едва не вылетело в первый дивизион, а единственной пользой от эксцентричной выходки Федорычева стало приобретение Мигеля Данни, в будущем самого дорогого игрока чемпионата России.

Фото: Fotobank/Getty Images/Pressphotos/Stringer

Юрий Заварзин, генеральный директор «Динамо» в 2002-2006 годах

Впервые мы с Федорычевым познакомились в 2004 году, тогда «Локомотив» играл в 1/8 финала Лиги Чемпионов с «Монако». Я тогда прочитал интервью с Алексеем Михайловичем как со спонсором «Монако», ему там задали вопрос, за кого вы будете болеть в этом противостоянии. Он сказал, что за «Монако», все-таки это мой клуб. «Ну а если из российских?» – спросили его. Федорычев сказал, что в свое время он играл за дубль «Динамо», и потому сердце его принадлежит этому клубу. Ну а я тогда уже работал гендиректором «Динамо» и, как и у каждого руководителя футбольного клуба, утро начиналось с вопроса «где бы взять денег на содержание команды». Я срочно пишу письмо в Монако с просьбой рассмотреть возможность принять в проекте «Динамо», как в спонсировании и клуба, так и реконструкции Петровского парка и стадиона «Динамо». Спустя какое-то время раздался звонок из Монако и на прекрасном русском языке Федорычев нас пригласил, в том числе меня, приехать к нему для более плодотворной беседы.

Федорычев – очень порядочный, очень приличный человек, я с ним дружу по сей день, до сих пор у нас с ним осуществляются совместные проекты, не связанные с футболом. Кроме положительных слов о таком знающем свое дело профессионале, как Федорычев, я не могу сказать. Он сам себя сделал и сам добился того, что у него есть, без всяких приватизаций.

Думаю, не получилось у Федорычева потому, что не до конца он был понят в тот момент, когда разговор шел о больших инвестициях, в частности о финансировании ремонта Петровского парка. Тогда это должно было обойтись в 600-700 млн долларов, а сейчас, насколько я слышал, речь идет до 2 миллиардах. Наверное, к просчету этих расходов Федорычев подошел недостаточно внимательно. Отмечу, что никаких антагонистических отношениях между руководителем центрального совета «Динамо» и Федорычевым не было. Собственно в футбольный клуб он до определенного момента инвестировал вполне успешно, тратил большие суммы на покупку футболистов.

И да, платил он за них из своего кармана. Но любой игрок, который мог появиться в «Динамо», проходил просмотр, его трансфер в обязательном порядке согласовывался с тренером. Свою инициативу Федорычев никому не навязывал: все-таки за результат отвечает главный тренер, а не он. Когда в команду пришел Романцев, часть португальцев уже была в команде, и потом с каждым из них заключался контракт, нарушать его условия было нельзя – ну как бы мы их взяли и распустили? В моем архиве до сих пор лежит список игроков, которых просил Романцев, там были в основной массе футболисты российские, в том числе и Семшов, который потом в «Динамо» перешел.

«Не получилось у Федорычева потому, что не до конца он был понят в тот момент, когда разговор шел о больших инвестициях»

С Тьяго Силвой было расставаться обидно, но мы сохранили его здоровье.Мы были на каких-то зимних сборах, и видим – у Тьяго Силвы не хватает дыхания. Васильков был в то время врач, говорит: надо его проверить. У Силвы оказался обычный банальный туберкулез. Мы его уложили в больницу, там он пролежал около полугода, более того, стоял вопрос об операции. В Московской городской больнице его полностью вылечили, и в рамках реабилитации он уехал в Бразилию, там он себя почувствовал прекрасно и быстро восстановился. И с помощью наших врачей нам удалось не потерять игрока – сейчас он играет в «Милане».

Все португальцы были прекрасными футболистами: и Данни, и Манише, и Дерлей. Но как мы могли убедиться на примере Даниэла Карвальо из ЦСКА, у многих футболистов, когда они приезжают в Москву, просто сносит крышу. Футбол отходит на второй план, головы заняты дискотеками, девочками и прочим. Вот это порой игрокам мешает – и этому же были подвержены португальцы. Ну и потом, одно дело, когда легионеров два-три, а когда их под десяток – другое. Когда многие футболистов из одной стороны, диссонанс определенный возникает. Но никакого разлада в команде не было, были просто игроки с определенным складом характера Проблемы португальцев в «Динамо» были связаны по большей частью с работой главного тренера. Ну вот история с бутсами Коштиньи: что он просил лишнего-то? В каждой команде должен быть специалист по обуви, а уж когда сегодня условному Это’О платят 20 миллионов долларов в год и ему кто-то почистит бутсы или постирает бутсы – что тут такого? Сейчас это нормальная вещь, а тогда что?

Это нормальный процесс, когда игроки из одной языковой группы общаются друг с другом больше, чем с остальными. Рассуждать о разделении на какие-то кланы внутри клуба как-то неправильно. Конфликта среди игроков «Динамо», как все себе представляют, не было. Организовывать команду должен главный тренер, это его искусство и профессия. Моя вина (и, наверное, Федорычева) в том, что была такая частая смена тренеров. Стабильность – это залог успеха, возьмите хоть «Манчестер Юнайтед», хоть «Рубин». Жаль, что в «Динамо» такого не было. Федорычев вел переговоры со Сколари, он должен был к нам приехать к нам после ЧМ-2006. А пока он порекомендовал нам Иво Вортманна, он и остался – и вокруг него была создана португальская группа.

Потом Федорычев понял, что проект, связанный с Петровским парком, ему не достанется. Чтобы совместный проект Федорычева и «Динамо» принес успех, не хватило, я полагаю, времени и терпения. Но сейчас, боюсь, такой проект не был бы состоятелен, сейчас совершенно другой футбол и другие реалии. Нужно иметь не менее 2 миллиардов свободных денег, чтобы содержать футбольный клуб. Уже и разница в бюджетах смотрите какая: тогда было 15-20 миллионов евро, сейчас уже около ста. Расходную же часть клубов можно увеличить только за счет трансферов и за счет зарплатной ведомости. При этом, что за эти годы-то поменялось? Города одни и те же, перелеты, стадионы, базы… Бюджеты дикие просто неимоверно. Только 3-4 клуба могут сегодня существовать на индивидуальные средства. Есть Керимов, есть Федун, есть РЖД и есть Газпром – других нет команд. Все остальные ведут полунищенское существование. Гинер и ЦСКА? Неизвестно еще, чем это закончится.

Владимир Бесчастных, игрок «Динамо» в 2004-2005 годах

На финише сезона-2005 Федорычев улыбался, говорил, что все хорошо. При всех заявлял, что я буду в команде, что я буду играть в основном составе, что он благодарен, что я забил гол в последнем туре в игре со «Спартаком», что спас команду от вылета в первый дивизион. А потом меня спокойненько попросили уйти из команды. Когда Олег Иванович ушел, Заварзин меня к себе вызвал и сказал, что мной интересуется «Орел», а у нас ты играть точно не будешь. Ну, я человек такой – раз не нужен, значит не нужен. Правда, и зарплата у меня была небольшая. Но Заварзин лично мне обещал, что пока я буду играть в «Орле», «Динамо» будет доплачивать и я буду получать столько, сколько у меня прописано в контракте с «Динамо». Ну два месяца так было, а потом ничего. Нагло меня кинул, получается. И никакого Федорычева в этот момент не существовало.

«Из привезенных Федорычевым португальцев заиграл один Данни»

По большому счету, из привезенных Федорычевым португальцев заиграл один Данни – но тогда он на фоне остальных еще особо не выделялся. Романцев, насколько я помню, говорил: не нужно мне столько португальцев, оставьте мне одного Данни. Было, конечно, видно, что Дерлей неплохой игрок, но по-моему он приехал скорее не как футболист, а как руководитель: все рассказывал партнерам, кому, куда и как бежать, а сам играть забывал. В команде была такая ситуация: португальцам можно все, а мы должны были подстраиваться под них.

Когда в «Динамо» пришел Олег Романцев, я очень надеялся, что команда поборется за золотые медали. В конце 2004-го, когда он только пришел, мы неплохо сыграли пару игр – и это были еще не португальцы, а просто неплохие ребята, которым надо было только поставить игру. Я рассчитывал на новой виток в своей карьере при Романцеве, но ничего такого не получилось.

Дмитрий Булыкин, игрок «Динамо» в 2001-2007 годах

Познакомился я с Федорычевым еще когда был капитаном в «Динамо», и впечатления были тогда совсем неплохие. Лично я его особо не знал, но пара негативных моментов в нашем общении позже были – это факт. Связано это было в первую очередь с тем, что я хотел уйти из «Динамо», больше ничего раскрывать не хочу.

Уходил я очень тяжело, не мог найти взаимопонимания с руководством, пришлось обращаться к Николаю Толстых в КДК и отстаивать свои права уже там. И только после этого «Динамо» стал сговорчивей и я бесплатно уехал в «Байер». Ну и плюс из-за Федорычева я выглядел в команде центральной негативной фигурой. Вот у него был конфликт с Романцевым, Федорычев и прочее руководство было настроено против Романцева, так как он с ними не разговаривал, а тренировки, по их мнению, были старомодными. А когда уволили Романцева, то перевели все стрелки на меня.

В «Динамо» было много руководителей и советчков, и каждый из них хотел подтянуть в команду футболистов по своему выбору – и всегда возникала конфликтная ситуация, когда становилось непонятно, кто кого должен слушать и как должен каждый себя вести. Вот Федорычев привез чуть ли не десяток португальских футболистов, которых он хотел видеть в «Динамо» – хотя некоторые были против этого. С португальцами постоянно были конфликты, и не находилось тренера, который мог бы привести это в порядок и наладить климат внутри команды. Вроде бы Романцев хотел что-то сделать, но Федорычев ему ничего не разрешал, не хотел знать, кто прав, кто неправ и что нужно «Динамо».

«В «Динамо» было много руководителей и советчков, и каждый из них хотел подтянуть в команду футболистов по своему выбору»

Причем поначалу все вроде бы было в порядке, но потом в команде начались разлады, и все посыпалось. Каждый день возникали какие-то конфликты, Сергей Овчинников вот тогда был в команде, он постоянно с португальцами ругался, хотел с ними чуть ли не выяснять отношения. Но они всегда бегали к Федорычеву, тот всегда за них заступался, даже когда они перед игрой сидели в казино практически до утра. Все им сходило с рук и когда они не присутствовали на базе перед сборами – ну словом, всегда они себя чувствовали очень вольготно. А русских наоборот прижимали, и именно вот эта ситуация разделения, когда португальцев ставили гораздо выше остальных, и привела к кризису и катастрофе «Динамо».

Федорычеву не хватало заинтересованности в этом проекте, потому что вроде как он хотел принимать в этом участие (у него был первостепенный план – бизнес-проект Петровский парк). Но в то же время казалось, что сама команда у него была только как игрушка. Как он с ней игрался, так она и играла. Федорычев не особо вникал в это дело и не слишком горел желанием заниматься всем этим.

«История русского футбола» – совместный проект Sports.ru и «Афиши».

История русского футбола. «Ротор»

Евгений Гинер: «Мне жаль,что Рома Широков всю свою карьеру не провел в ЦСКА»

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы