Блог Running up That Hill

«Ангел» Косторной – лучшая постановка в карьере Глейхенгауза. Эта программа – наша тайная фантазия

Кузнецов – о гениальном прокате Алены.

Чувствуете это? Даже не знаю, как объяснить. 

На ледовой арене в Турине сегодня было три очень хорошие программы и один шедевр. Так вышло, что шедевр был у Алены Косторной

Второй мировой рекорд за пару недель – это, конечно, отчасти эмоции.

Вам может казаться все это несправедливым.

Тем, кто болеет за Загитову – она выдала лучший прокат в сезоне, и это стоило почти на 6 баллов меньше, чем «Ангел». Алина сегодня прыгнула, возможно, самый красочный лутц-риттбергер в истории лутцев-риттбергеров. Такой высокий. Такой объемный.

Тем, кто болеет за Щербакову, тоже может быть обидно – она также выдала лучший перфоманс, и это стоило на 7 с лишним балла меньше «Ангела». Хотя все видели, кто самая гибкая фигуристка мира прямо сейчас.

Тем, кто за Трусову – она сегодня просто герой, у нее есть 5 квадов на завтра, но она заходит на тройной аксель. По всем раскаткам и со всех камер было видно, что она его не выучила. Это было видно даже из инстаграма Тутберидзе, на том самом видео, которое #такинтереснее. Она заходила на падение. Она знала, как далеко будет от «Ангела», поэтому сделала all-in. 

Вы, конечно, обижайтесь, но поймите остальных. Мы все очень долго ждали Алену Косторную. 

Под «мы» я имею в виду конкретную группу людей, объединенных желанием видеть женское катание не спортом, а самовыражением. 

Мы расстраивались, когда ушла Липницкая. Она рисовала сердечки на льду и поднимала этим залы. 

Мы расстраивались, когда старела Костнер. Мы видели эти бесшумные коньки под Клода Дебюсси и знали, что таких, возможно, больше не будет. 

Мы настолько отчаялись, что какая-то часть из нас следила за скольжением Эшли Вагнер и Сатоко Мияхары. 

Нам так не хватало эстетики. 

На Inside Skating вчера написали: Косторная должна получить золото Финала только за тройной аксель. Вы видели много тройных акселей. От Тони Хардинг до Елизаветы Туктамышевой. Известный блогер Джеки Вонг как-то собирал их все в твиттере

Знаете, я, наверное, озвучу кощунственную мысль для такого дня. Но мне плевать на тройной аксель Косторной. Это не лучший тройной аксель из всех тройных акселей, что я видел. Более того, этот тройной аксель – просто как прыжок в 3,5 оборота на беззвучной гифке, выполненный безымянным телом, не стоит ничего. Ну просто какой-то рандомный трюк – сложный, как и все трюки. 

Но это не просто тройной аксель. Это тройной аксель Алены Косторной. Она больше него. 

Год назад она заставила меня кликнуть на ссылку с адресом ютуба и сгорать 3,5 минуты. Не от стыда – от вот этого накатывающего чувства необъяснимого. Как часто хочется перемотать – сегодня, например, очень хотелось перемотать Рику Кихиру. Как часто хочется уснуть, когда уже знаешь результат. Как часто ждешь от прыжка до прыжка. 

Год назад Алена Косторная в финале Гран-при среди юниоров катала «Ангела». Этого же «Ангела». Без тройного акселя. Тройной аксель здесь не причем. Я не смог оторваться от этой программы. В конце меня почти трясло. Это был первый раз, когда я увидел «Ангела». В нем было нечто очень притягательное. 

Эта программа была, в отличие от всех других, включая композицию, постановку и коньки той, кто ее катал. Необъяснима. 

Дело в том, что «Ангел» – лучшая короткая в карьере Даниила Глейхенгауза. Даже в сравнении с хитами группы Тутберидзе. «Не отрекаются любя» ассоциировалась с известной песней. «Список Шиндлера» – сюжет, который каждый знает. «Жутко громко, запредельно близко» – потрясающе душещипательный роман Джонатана Сафрана Фоера об 11-летнем ребенке, потерявшем отца в трагедии 11 сентября. Это программы о сюжетах, о музыке, об образе.

«Ангел»? О чем он? Да ни о чем. Это программа о программе. Дразняще-нежная, издевательски неторопливая, с каждым элементом быстрее, быстрее, быстрее. На каскаде – взрыв. Еще быстрее. Не останавливайся. Финальное вращение. Аккорд. Трибуны ревут.

Вот оно, чувствуете? 

В ней нет мелодии, которую знают. В нее не заложен сюжет, под который плачут. Она не ассоциация. Она – просто фон, позволяющий Косторной творить с ним все, что ей вздумается. Это первичное творчество: смысл этой программе дает тот, кто ее исполняет. Эта программа об Алене Косторной. Потому что давайте честно: никто не смотрел сериал «Оставленные», откуда достали этот саундтрек. Ну правда. Не существует такого человека. Эта музыка не ассоциируется с композитором Максом Рихтером. Или с режиссером Виком Армстронгом. Она ассоциируется с одним человеком. Включите как-нибудь эту песню в наушниках и закройте глаза. Там будет Алена. 

В этом гений Глейхенгауза и «Ангела» – он создал в этой программе Косторную, которую мы знаем. Он создал образ, который мы так ждали. Образ победы фигурного катания над тем, что нам отчаянно не нравилось и чего мы очень сильно боялись. Образ победы над нашими страхами. Мы не знали, что так можно. Мы как обычно думали, что либо одно, либо другое.

Глейхенгауз создал эту программу для того, чтобы сказать нам: фигурное катание как творчество – живо. Фигурное катание, для которого вам не нужна табличка, отсчитывающая баллы.

Не скучайте по Липницкой и Костнер. Не вспоминайте Ю-На Ким и Кван. Не ломайте голову, как найти баланс между техникой и компонентами. Не грустите, если не нравятся все прыжки во второй половине программы. Не пишите, что технический прогресс уничтожает все прекрасное. Не думайте о том, способны ли малолетки играть в зрелое женское. Это все – потому что вы не видели эту программу, говорит нам Глейхенгауз. А вот сейчас.

Смотрите. 

И какая разница, есть ли в этой программе тройной аксель? 

Какая разница, как зовут человека, который ее исполняет? Какая разница, какой у нее флаг, сколько ей лет и кто ее тренер? 

Какая разница, сколько она завоюет медалей и какие титулы будут перечислены на ее страничке в Википедии?

Какая разница, кто проиграл?

Какая разница, что будет завтра? 

Какая разница, сколько и чего это стоит, если это абсолютно прекрасно?

Пересмотрите эту программу еще раз. Забудьте о том, что это Финал Гран-при. Выкиньте из головы протоколы, пять квадов Трусовой и нарезки падений с тренировок. Вставьте лучшие наушники в уши и включите звук. 

Теперь чувствуете? Даже не знаю, как объяснить. 

Будто вы видели все. 

Финал Гран-при по фигурному катанию

Турин, Италия

Короткая программа

1. Алена Косторная (Россия) – 85,45

2. Алина Загитова (Россия) – 79,60

3. Анна Щербакова (Россия) – 78,27

4. Брэди Теннелл (США) – 72,20

5. Александра Трусова (Россия) – 71,45

6. Рика Кихира (Япония) – 70,71 

Ягудин признался, что читает Кузнецова. Не отставайте!

Фото: РИА Новости/Владимир Песня

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья