Блог RCC: MMA and Boxing
Трибуна

«За углом умер наркоман, вокруг него мамка скачет, ревет». Александр Шлеменко – про сухой закон, фильм «Брат» и жизнь в Омске

Мощное интервью.

От редакции: вы в блоге уральского промоушена Russian Cagefighting Championship (RCC), и здесь регулярно выходят качественные тексты и интервью. Подписывайтесь и ставьте плюсы!

Российский боец RCC Александр Шлеменко известен не только своей феноменальной карьерой, красивыми боями и победами, которые он вытаскивает на характере. Еще одна его особенность – это борьба с алкоголем и курением. Недавно Александр опубликовал в инстаграме видео, где толпа молодых людей (позже выяснилось, что они из Узбекистана) забила отца и сына в одном из дворов Москвы, и отметил, что в случае продолжения такого поведения гости России могут получить достойный отпор.

Александр Шлеменко в интервью блогу российского промоушена RCC: Russian Cagefighting Championship объяснил, почему реакция диаспоры доказывает, что в России нет межнациональной розни, рассказал, зачем показывал сыну фильмы Сергея Бодрова. И конечно, немного о профессиональной карьере.

«Мне интересно побоксировать с Конором»

– Читал, что вы пересматриваете свои бои на карантине. Какие именно?

– Пересматривал бои, где я проиграл. Только когда в твоей жизни происходит неудача, важно сделать выводы, что-то поменять, добавить, а затем реализовать в жизни. Рассматривал бой с Джорданом Радевом, который был в Хельсинки, и который я проиграл, несмотря на то, что полностью вел его и выигрывал. 

– Какие выводы?

– У меня есть такая черта, что мне легче настроиться на жесткого соперника, который, по мнению окружающих, должен меня прикончить. Тот бой был 11 лет назад, но ситуация не изменилась. Тогда я расслабился, прыгнул прямо на его руку. Я в принципе легко вел бой и мог его спокойно закончить. Но у меня такой настрой – нужно сносить соперника. А когда сильно хочешь нокаутировать, ничего не получится.

– В сентябре прошлого года вы проиграли на турнире во Владивостоке.

– Перед боем с Крисом Ханикаттом я провел неправильную сгонку веса. Это не оправдание, это как есть. Я впервые в жизни быстро устал, потому что не успел нормально восстановиться после взвешивания. Почему-то я решил, что легко сгоню, но тогда я весил как никогда много – 94 кг. Начал опускать вес водой и перенапряг почки, получил жесткое обезвоживание, что в итоге сказалось на моем функциональном состоянии.

– В апреле был запланирован бой с Тейлором, параллельно шли переговоры с UFC. Что было приоритетней?

– Уже был назначен бой в RCC. Даже если бы мне предложили контракт с UFC при условии отмены боя с Тейлором, я бы отказался от этого соглашения. Потому что я никогда не подводил и не подвожу организации, в которых у меня уже анонсированы бои. Есть такие бойцы, которые сбегают с поединков в UFC. Таких много. Но это не моя история. Сейчас очень сложная ситуация в мире, и новых бойцов в лигу пока не подписывают. 

– Обычно UFC подписывает российских бойцов под турнир в России. Я думаю, что ваше имя может привлечь зрителей не меньше, чем бой с Олейника. Раз переговоры подходили к концу, значит ли это, что UFC вновь планировали провести шоу у нас?

– Я отличаюсь от других российских бойцов. У меня большая часть фанатов остается в Америке, так как часть своей карьеры я сделал там. Именно поэтому меня не обязательно ставить драться только в России. Насколько я знаю, UFC не заморачивается тем, кого ставить в карды на турнирах в России. Если посмотреть их три ступени турниров, то в России проводится самая низшая их лига. Думаю, это ни для кого не секрет. UFC Fight Nights это как RCC Intro. Так что их особо не волнуют эти турниры. Если бы они реально заморачивались, то делали бы мероприятия по-другому.

– В RCC два отличных боя провел ваш бывший соперник Ясубей Эномото. Сейчас он высоко в рейтингах, идет на серии побед. Будет второй бой?

– Если честно, у нас с Ясубеем Эномото довольно дружеские отношения, какого-либо интереса от боя с ним я не вижу. Уверен, что второй бой пройдет так же, как первый. Я стал более разносторонним бойцом, он тоже поднялся, но все же исход, по моему мнению, очевиден. Если только из соображений отомстить за Ваню Штыркова и Мишу Рагозина, но, думаю, им самим будет интересно это сделать. Ваня вряд ли, конечно, спустится опять в эту категорию, но Миша-то остается, и, думаю, ему интересно будет реваншироваться. 

– Недавно вы говорили, что бой Басты и Тимати привлечет большое внимание. Плюс истории с вызовами Александра Емельяненко. Значит ли это, что индустрия единоборств в России выходит на бизнес-линию?

– В России ММА и бокс пока не превратились в прибыльный бизнес, а вот бои медийных личностей могут быть интересны, но не более.

– Сами бы хотели провести боксерский бой? Если да, то с кем?

– Побоксировать всегда было интересно. Боксировать сейчас интереснее всего с Макгрегором, потому что тот хайп, который ты получишь с ним, не получишь нигде. А как боксер он значительно менее подготовлен, чем профессиональные боксеры. 

«Я люблю свой город, свою страну, и я хочу быть максимально полезным в том месте, где я родился»

– Сколько сейчас профессиональных бойцов в вашей школе? Почему не проходят турниры в Омске?

– У меня сейчас тренируются порядка десяти профессиональных бойцов, которые смогли бы выступать на профессиональных турнирах. Но в Омске нет людей, которые бы могли вложиться в это. У нас есть хоккей, который существует за счет завода.

– На дне рождения школы «Шторм» я видел баннер, на котором был логотип «Газпрома». Им не интересно это?

– «Газпромнефть» не является нашим спонсором. Я посол социальных инвестиций «Родные города» компании «Газпромнефть». Наше сотрудничество направлено на наше будущее, на наших детей. Мы уже открыли восемь уличных тренировочных тренажерных площадок в городе. Делаем все, чтобы развивать спорт. Как профессионалов нас сейчас никто не поддерживает, спонсоров у профессиональной команды нет, ребята зарабатывают своими выступлениях на турнирах.

– Назовем эту работу наследием. Если ребенок хочет прийти к вам в клуб, сколько это будет стоить его родителям?

– Любой желающий ребенок может прийти в школу и тренироваться. У нас общественная организация, а не коммерческий проект. Вам не нужно иметь сумасшедший достаток и какие-то привилегии. Нужно просто прийти и записаться. Но сразу хочу сказать, если ребенок лентяй, тогда нет смысла приводить. А если есть желание, то вообще никаких проблем. Мы для этого и существуем, чтобы тренироваться, только имея большое желание.

– Как я понял, вы живете на окраине города. Никогда не было желания перебраться в центр Омска или уехать в США, как делают другие бойцы?

– Я бы хотел, чтобы мои дети видели ту жизнь, которую я прошел, и получили тот опыт, который есть у меня. Мне нравится мой район, поэтому мне комфортно там, где я живу. Я люблю свой город, свою страну, и я хочу быть максимально полезным в том месте, где я родился. Да, я зарабатываю деньги не в своем регионе. Может быть, было легче переехать в США, и мне было бы гораздо комфортней и выгодней с точки зрения финансов. Но я живу в Омске, привожу деньги сюда и трачу их на родине. И хоть немного, но инвестирую в свою страну.

«У нас везде были шприцы, это была эпидемия. Я не хочу, чтобы мои дети это видели»

– Недавно был принят закон о запрете продажи алкоголя после 19:00. Как считаете, есть в этом ваш личный вклад?

– К нам в область недавно приезжал Султан Хамзаев (основатель организации «Трезвая Россия»), мы собирались на пикет по этому вопросу. Я очень много лекций провел по поводу алкоголя в России. Даже в Екатеринбурге перед RCC 7. Использую свой минимальный медиаресурс, чтобы осветить эту проблему. Хочется верить, что эта работа не остается незамеченной. Недавно мы разговаривали с чеченцем, и он рассказал, что у них в республике алкоголь можно купить только в «Ленте» с 9–10 утра и только приезжим. На это приятно посмотреть. 

– Как вы относитесь к идее сухого закона?

– Бессмысленно что-то запрещать. Я бы сделал сухой закон на телевидении, ввел цензуру и убрал пропаганду. Во многих странах алкоголь можно употреблять с 21 года, почему у нас с 18? Вместо того чтобы учиться, многие подсаживаются на это. В России абсолютно сухой закон за рулем, и никто не против этого, потому что все понимают, если разрешить пить за рулем, то произойдет катастрофа. В некоторых областях жители сами договариваются и вводят определенные ограничения, и от этого мы видим только положительные эффекты. Все зависит от руководства. Например, президент нашей страны алкоголь не употребляет, а Рамзан Кадыров отчитывает людей за то, что они пьют вино.

– Откуда вообще это желание бороться с пьянством, это как-то коснулось лично вас?

– Я родился и вырос на окраине Омска. Окраины обычно известны своей преступностью, неблагополучными семьями, и я все это видел. На моих глазах умерло больше 50% парней. И у нас нет войны, это происходит в мирное время. Отсюда осознание того, что курить и пить – это ненормально. Вся наркомания прошла на моих глазах. Сначала все начали нюхать клей, и я не понимал, зачем вводить себя в такое состояние. Я всегда за этим наблюдал. У нас везде были шприцы, это была эпидемия. Я не хочу, чтобы мои дети это видели.

– Это была поголовная проблема, почему вы не попробовали тоже? Уверен, что предлагали?

– Мой отец всегда жил правильно, был мне примером. Он работал и делал все, чтобы прокормить свою семью. Последнее отдавал своим детям. Еще был у нас боец Магомед Мирзамагомедов, который привозил борцов-сборников к нам на район, и у меня была такая картина перед глазами: идут здоровые бойцы, а за углом умер наркоман, вокруг него мамка скачет, ревет. Или я мог выйти из квартиры, а на площадке повесился наркоман. Мы росли, и нам это казалось обыденным. Так что у меня никогда не возникало желания что-то в себя колоть и становиться слабым. К тому же я бы никогда не стал таскать что-то из дома, чтобы продать и купить что-то себе. Для меня это неприемлемо. Сейчас я не пью даже лишние лекарства.

– Сейчас ситуация гораздо лучше в этом плане. Каждый сам выбирает, что ему делать.

– Знаешь, зачем козла заводят к баранам? Он ведет их на бойню. И так же у нас. Есть свои специально обученные козлы, которые уводят наших пацанов за собой. Появляются умники, которые открывают пивнушки, рекламируют алкоголь, продают наркотики. Они выросли среди нас, они такие же, как мы. А я пытаюсь открыть людям глаза. Это очень сложно, потому что я продвигаю тему неинтересную, неденежную, у меня нет эфиров на федеральных каналах и прочих ресурсов, но я буду продолжать это делать.

– «Брат» и «Брат-2» идеально рассказывают про 90-е. Нравятся эти фильмы?

– Очень жалко, что Сергей Бодров умер, потому что сейчас я бы постарался провести с ним беседу, и, думаю, он бы переснял свои фильмы. Фильмы замечательные, но опять те же сцены, где он курил и пил. Я показывал сыну эти фильмы, и он спрашивал меня: «Папа, почему он курит? Он же нормальный человек». Я старался перематывать эти отрывки, но он задал вопросы. 

– Ваш ответ на вопрос: «В чем сила, брат?».

– Самое простое – сила в правде. Я никому не вру. Знаешь, рано или поздно наступит такая ситуация, когда человек всем наврал и сам забыл – как и кому. И когда тебя выведут на чистую воду, ты уже никогда не вернешь свою репутацию. Именно поэтому честь и достоинство важны. Еще сила в нашем общем. Если ты максимально жертвуешь для нашего общего блага, не тянешь на себя, то по итогу ты получишь больше. Нужно другим помогать больше, чем себе. Парадокс в том, что по итогу ты удивишься, что тебе это вернется. Мне даже в школе классная руководительница говорила снять розовые очки и подумать о себе. Бывали ситуации, когда мне не хватало времени подготовиться к своим поединкам, потому что помогал готовиться другим, забывая о себе.

– Вы опубликовали видео, где толпа забивает отца и сына ногами. В вашу сторону уже полетели обвинения, что это разжигание ненависти. Какой главный посыл?

– На видео человек уже лежит, а его добивают три парня. Зачем? Я выложил это видео, чтобы предостеречь обычных людей, которые не занимаются единоборствами, что на них могут напасть. Тем более, что сейчас время сложной экономической обстановки. А также хотел предостеречь тех, кто приехал в нашу страну и нападает на людей, что народный гнев очень страшен. Не дай бог, чтобы это перешло какую-то черту. Я не хочу, чтобы страдали нормальные узбеки, на которых будут смотреть с подозрением из-за таких ребят, как на видео. 

– Не было желания встретится с диаспорами?

– На самом деле представители диаспоры ответили мне в интернете и лишний раз подтвердили мои слова, что там совершенно нормальные и адекватные люди. Они полностью осудили этот поступок и предложили свою помощь пострадавшей стороне, как финансовую, так и моральную.  В принципе, это то, что я и ждал. Это лишний раз доказывает, что нет никакой межнациональной розни.

– Пару советов, как действовать в подобной ситуации. Бежать?

– Лучше самому создать толпу, чтобы обезопасить себя. Даже если это будет пять бабушек. Как правило, те, кто нападает на слабых, это не сильные люди. Даже если произошла стычка, главное – не упасть и не поворачиваться спиной. Пока вы не упали, вас нужно сбить. Еще важный момент – эффективно нападать могут только двое. Если нападает больше трех человек, то они будут мешать друг другу. Отходите назад, защищайте голову и никогда не закрывайте глаза. Ищите камни, палки, кричите, привлекая внимание. Все это действует отталкивающе. Но уж точно не надо геройствовать, особенно, если нет подготовки.

Друг Петра Яна научился делать удушающие в компьютерной игре, успешно дебютировал в MMA и мечтает о UFC

Боец ММА, который родился во время войны, строит больницу для инфицированных. И хочет подраться с Нурмагомедовым в UFC

Фото: instagram.com/alexandershlemenko; vk.com/rcc_mma

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья