Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Pittsburgh Penguins

Байки из раздевалки - часть 5. It's a Great Day for Hockey

На этом видео (можно включить с 00:50) запечатлен момент, когда Роб Браун устанавливает счет 9-2 в пользу Пингвинов в 5й игре серии плей-офф против Филадельфии, чем очень расстроил вратаря Летчиков Рона Хекстолла.

«Я никогда не забуду выражение лица Денни Куинна, когда я покатился прочь от него, когда он хотел меня обнять. Оно говорило: ну куда же ты. Наверное, это было самое быстрое катание в моей жизни», - вспоминает Браун.

..............................................................................................................................................................................

Ален Лемье, старший брат Марио, однажды сыграл один матч за Питтсбург, в сезоне 1986-1987. Менеджер по экипировке Джон Дулан в шутку предложил ему взять номер 33.

"Я подкалывал его, что он хорош лишь на половину своего брата", - говорит Дулан.

Ален Лемье играл под номером 11, а Марио в тот вечер был травмирован и в матче участия не принимал.

..............................................................................................................................................................................

До того, как рок захватил хоккейные арены, музыканты заполняли перерывы, импровизируя. Музыкант Пингвинов Винс Лашед был одним из лучших. Его песни постоянно заводили фанатов, а порой и судей и разъяренных соперников.

Когда судьи выходили на лед перед игрой, он мог включить песенку про трех слепых мышат. НХЛ восприняла это как оскорбление и запретила ему включать ее, но он все равно это периодически делал, просто чтобы посмотреть, что будет.

Однажды, рефери Пол Стюарт даже звонил в пресс-ложу, чтобы пожаловаться.

..............................................................................................................................................................................

В середине 80х дом защитника Мо Манты был самым популярным в команде, у него был шаффлборд, дорожка для боулинга и джакузи на заднем дворе.

Молодняк в лице Марио Лемье, Дуга Боджера и Роджера Беланжера - три топ-драфт пика команды 1984 года - частенько заходили к нему посидеть в джакузи и покурить сигары.

"Мелкие 19-летние новички курят сигары в горячей ванне. У меня есть фотографии. - смеется Манта. - Если мне когда-то будут нужны деньги, я позвоню Марио и буду его шантажировать, какой он был дохлый."

..............................................................................................................................................................................

Роб Браун, который часто писал на клюшке послания для соперников в юниорах, был не прочь пошутить и над своим тренером.

Однажды Браун и его друг Марк Рекки, еще один будущий Пингвин, взяли брюки 230-килограммового Кена Хичкока, пролезли каждый в одну штанину и заявились так на одно из командных собраний в 1986 году. Пиджак они тоже прихватили.

В конце концов, Хичкок сбросил вес и стал полноценным тренером в НХЛ.

..............................................................................................................................................................................

Крейг Патрик был на прицеле у Пингвинов целый год перед тем, как был ими нанят.

"Я пытался заполучить его раньше, - говорит бывший президент команды Пол Марта. - Я встречался с ним два раза".

Патрик был уволен из Рейнджерс, но в апреле 1988 года Пингвины наняли Тони Эспозито по настоянию владельца Эдварда ДеБартоло. В декабре 1989 Эспозито был уволен и Марта знал, кому звонить.

"Я сделал свою работу. - говорит он. - Многие чувствовали, что Крейг Патрик будет у нас. Мне удалось убедить ДеБартоло, что он именно тот, кто нам нужен".

..............................................................................................................................................................................

Когда Яромир Ягр впервые приехал в Питтсбург, сразу после драфта-1990, ГМ Пингвинов Крейг Патрик устроил вечеринку у себя дома, куда пригласил несколько местных чехов, чтобы Ягр мог выбрать семью, у которой он будет жить.

В своей автобиографии Ягр вспоминает, как позже туда приехал Лемье:

"Марио подошел ко мне, протянул руку и сказал: "Если тебе что-то будет нужно, ты всегда можешь ко мне прийти. Я был в такой же ситуации, как ты сейчас, когда только приехал в Питтсбург и говорил только по-французски, и я до сих пор помню, как было трудно. Так что я знаю, что ты чувствуешь и всегда буду рад тебе помочь." У меня осталась фотография с ним с того вечера и я всегда буду помнить его слова".

Позже выяснилось, что из имени Яромир можно составить анаграмму Mario Jr (Марио-младший).

..............................................................................................................................................................................

Милые неудачники, по большей части, за свои 24 года существования, 12 июня 1990 года Пингвины вдруг заимели определенное уважение, когда был нанят главный тренер Боб Джонсон и Скотти Боумэн в качестве директора по развитию игроков.

Внезапно, у Пингвинов собрались три самых уважаемых имени в хоккее.

Безудержный оптимизм Джонсона помог изменить саму культуру хоккея в Питтсбурге, а Боумэн был самым выигрывающим тренером в истории НХЛ. Он работал аналитиком в Hockey Night in Canada, но согласился прийти в Питтсбург из-за Крейга Патрика, который называл своих новых коллег "лучшим руководством в НХЛ".

..............................................................................................................................................................................

Одним из первых решений Джонсона было провести тренировочный лагерь в Вейле, Колорадо. Поначалу игроки были разочарованы. Там было некуда пойти развеяться и высотная болезнь осложняла тренировки (Вейл - это горнолыжный курорт - прим.). Это было частью плана Джонсона.

"Первые несколько дней нас постоянно тошнило из-за высотной болезни", - говорит Фил Бурк. "Мы просто умирали. Но когда мы привыкли к атмосфере и всему остальному, это определенно помогло нам прийти в форму."

Игроки стали ближе, потому что они были вынуждены проводить время вместе. Они ездили кататься на горных велосипедах, ходили в походы, отдыхали по вечерам.

Восемь месяцев спустя они все еще были вместе - с воплями празднуя победу в Кубке Стэнли в Met Center в Миннеаполисе, том самом месте, откуда Крейг Патрик звонил Бобу Джонсону, чтобы предложить ему работу.

..............................................................................................................................................................................

Хоккеисты любили Джонсона, потому что он всегда учитывал их интересы. Это никогда не было более верно, чем во время последней игры сезона 1990-1991, когда Рейнджерс никак не могли понять, почему у игроков Пенс столько энтузиазма, если они проигрывали 6-3 в ничего не значащей игре?

Пингвины обеспечили себе место в плей-офф и для команды эта игра в Madison Square Garden была бесполезна. Но у некоторых игроков, все-таки, были на кону бонусы к контракту.

В конце игры Джонсон прокричал своим игрокам: "У кого-то есть бонусы за очки или голы?"

Рэнди Гилхену нужен был гол, чтобы получить бонус в 20 тысяч долларов, так что Джонсон отправлял его на лед снова и снова. На последней минуте Гилхен вышел в большинстве и забил.

"Это был первый раз, когда я играл там в большинстве", - вспоминает Гилхен. "Самое классное в Бобе было то, что он вселял столько уверенности в парней. Он давал тебе чувство, что ты можешь сделать все."

..............................................................................................................................................................................

Вся надежда, которую Пингвины имели перед началом сезона 1990-1991, казалось, исчезла, когда во время предсезонного выезда боль в спине подкосила Марио Лемье.

Лемье восстанавливался после удаления межпозвоночной грыжи, когда выяснилось, что у него началась редкая инфекция в междисковом пространстве. Следующие три месяца он пролежал на спине и пропустил 50 игр.

Он начал кататься в начале января и его возвращение как бы стало символом того, как Пингвины добывали победу из поражений. Они проигрывали первые игры во всех четырех сериях плей-офф, чтобы в итоге выиграть их все.

..............................................................................................................................................................................

Перед шестым матчем финальной серии Кубка Стэнли-1991 Боб Джонсон позвал менеджера по экипировке Стива Латина в тренерскую.

Пингвины вели в серии 3-2 и имели шанс выиграть свой первый за 24-летнюю историю Кубок.

Джонсон потер лицо и спросил Латина, что он думает. Тот ответил: "Боб, если выключить в раздевалке свет, там все равно будет светло, электричество прямо в воздухе."

Игроки не могли сидеть на месте, они зашнуровывали коньки быстрее и ходили туда-сюда. Кевин Стивенс говорил и не мог закрыть рот (не то, чтобы это было что-то новое). Марио Лемье молча засел в углу.

Ульф Самуэльссон открыл счет и после двух периодов Питтсбург вел 6-0.

Латин вспоминает, что во время второго периода некоторые игроки плакали. Латин как обычно пошел напомнить Джонсону, что период начинается через пять минут и увидел, что тот еле жив.

Стивенс вспоминает, как игроки пытались сохранить спокойствие: "Даже Томми Баррассо, который разговаривал примерно раз в месяц, что-то произнес. Был полный бедлам, а потом вдруг стало тихо, и все осознали, что происходит. 6-0, что тут говорить".

Джонсон начал давать обычные инструкции - контроль шайбы, форчек и так далее. Он редко ругался, но тогда он сказал: "Парни, просто помните одну вещь - через 20 минут мы должны стать чемпионами. Не про**ите это."

Хоккеситы с трудом пролезли в дверь, в третьем периоде они забили еще два гола и победили со счетом 8-0.

..............................................................................................................................................................................

Если в тот вечер Пингвины рассчитывали приехать домой в роскоши - они жестоко ошиблись.

Нет, перелет от Миннеаполиса до Питтсбурга был в порядке, но вот позднее координаторы не учли 20-титысячную толпу фанатов, которая оккупировала аэропорт и окружила автобусы с командой, которые из-за спешки были школьными автобусами.

Игроки хотели просто попасть к своим машинам, но автобусы не могли двигаться среди обступивших их людей. Наконец, автобус с Кубком пробился на запасную дорогу, чтобы хотя бы выехать с аэропорта. В нем были директор по маркетингу Тинси Лэбри, Марио Лемье, Том Баррассо, Пол Коффи и Скотти Боумэн.

"Я помню, как Томми Баррассо наконец предложил поехать переждать к нему домой", - вспоминает Лэбри. "Так мы и сидели на траве во дворе у Тома, с Кубком под боком, и встречали рассвет".

Дальше больше. Потом они решили вернуться в автобус и поехать обратно в аэропорт, чтобы забрать машины. Посреди моста у автобуса кончился бензин. И чемпионы Кубка Стэнли были вынуждены ловить попутки в лучах рассвета.

Вскоре рядом с ними остановились двое мужчин, которые ехали играть в гольф, и предложили помощь, и узнали игроков и подбросили их.

Лэбри пришла в тот день в свой офис, чтобы начать планировать чемпионский парад, и сказала одному из коллег: "Знаешь, может, мы теперь и чемпионы, но мы все равно остаемся Пингвинами."

..............................................................................................................................................................................

Фил Бурк решил, что вечеринка у Марио Лемье недостаточно живая, поэтому он влез на небольшой водопад с подсветкой, который был у Марио в бассейне, и сбросил туда Кубок. Естественно, Кубок наполнился водой и утонул, и поднять его со дна бассейна они смогли только вчетвером.

Настоящее празднество состоялось на следующий день, когда весь город вышел на парад, чтобы приветствовать чемпионов. И если игроки были не в лучшей форме утром, то Кубку пришлось намного хуже.

"Было ясно, что ему нужна полировка, он был весь в потеках от хлора из бассейна и чуть ли не коричневого цвета", - вспоминает Бурк.

Больше того, верхняя часть была отбита. Поэтому на всех фотографиях с того дня игроки держат Кубок за дно или бока перед 40 тысячами фанатов.

"Чаша была отбита, и в ней лежала записка "Не хватать за верх!"", - говорит Боб Эрри.

..............................................................................................................................................................................

Во время поездки из аэропорта в ночь победы, когда все праздновали прямо в автобусе, один человек был необычно тих.

"Я помню, как Боб тихо сидел впереди, было видно, что он не в себе." - говорит радиоведущий Майк Ланж.

Как оказалось, Джонсон был смертельно болен.

Три месяца спустя, 29 августа 1991 года Марта Джонсон привезла мужа в больницу с симптомами инсульта. Срочная операция должна была удалить опухоль, но еще одна, неоперабельная, осталась.

У Боба Джонсона был рак мозга, который развился очень быстро. Он умер 26 ноября, выжав все до единой минуты из своей жизни. При всей своей болезни, он помог своей команде США добыть серебро в Кубке Канады, посылая им инструкции с больничной койки.

Пингвины навестили его во время предсезонного выезда в Денвер. Боб уже не мог говорить и писал своим игрокам записки.

"Нам всем выпал шанс в последний раз заглянуть ему в глаза", - вспоминает центр Брайан Тротье. "Он был огромной частью нашего успеха, главной силой, изменившей саму атмосферу в Питтсбурге. Его любимая фраза говорит сама за себя: "Прекрасный день для хоккея (It's a Great Day for Hockey)".

Учитывая, сколько Боб Джонсон сделал для команды, сложно поверить, что он был с ней всего лишь 17 месяцев.

..............................................................................................................................................................................

Автор
  • justmary

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+