Блог streets of philadelphia

Fair pay, или как я перестал жалеть и ненавидеть футболистов

Почему русских футболистов нужно жалеть или ненавидеть? Такой вопрос возник после прочтения нашумевшей статьи Юрия Дудя в блоге “как обустроить Россию” на прошлой неделе . Мне кажется, обе эмоции по меньшей мере неконструктивны. Во-первых, у меня решительно не получается их жалеть: тут нужен дорогостоящий психологический тренинг. Я даже ввёл вопрос в гугл: “как не завидовать богатым?” и получил чудесный ответ Архиепископа Иоанна  - “лишь в мыслях своих миллионер обладает своими миллионами” (и далее пассажи про вынужденность иметь вокруг себя искательство, ложь, зависть и подобострастие, что есть сущая каторга) - короче, та же самая статья в переводе с православного. Ненавидеть у меня тоже не получается толком - это столь драгоценная, дефицитная эмоция, упаси бог ее расходовать так неэкономно! Однако ж никакого равнодушия изобразить тоже не выходит. Скорость 250000 рублей/день волнует моё воображение, и какое-то отношение хочется выработать. Как, мол, научиться смотреть на эти факты так, чтобы не впадать в дурацкие, и главное, безнадежные эмоции? Я попробую разобраться в этом.

Англия, Англия 

Итак, перенесемся во всеми-любимую, всегда-справедливую Англию. До 1960 года там действовал лимит на максимальную зарплату футболиста, что-то вроде 20 фунтов в неделю. Футболисты объединились в профсоюз (Professional Footballer’s Association) и потребовали увеличения зарплаты. Брайан Клаф, например, сказал: “я хочу иметь право вести переговоры о моем контракте, как любой человек в любой другой профессии”. Действительно, что это такое? Доходы от матчей растут, посещаемость огромная, а до игроков и инфраструктуры деньги не доходят. “Требование игроков абсурдно. Платить даже 30 фунтов в неделю - просто немыслимо” - отвечал президент Сток Сити. В декабре 1960-ого года было решающее собрание профсоюза, на котором анонимным голосованием абсолютным большинством победило “устроить стачку". По воспоминаниям участников тех событий, кем-то было сказано: “это несправедливо требовать более 20 фунтов в неделю, когда шахтеры в нашей стране получают меньше”. Тогда Томми Бэнкс, футболист Болтона, который сам работал на угольной шахте когда-то, сказал, что он очень уважает труд шахтеров, но едва ли кто-то из них сможет справиться с феноменальным Стэнли Мэтьюсом в эту субботу. Забастовка победила не только на голосовании, но и воплощенная в жизнь - и феодализму был нанесен сокрушительный удар. Футболисты получили право на капитализацию их special ability, и, конечно, в этот же момент подписались под несжигаемой бумагой об изъятии морального права играть хуже суммы у них в контракте. 

Что произошло дальше? Думаю, нагляднее всего можно это посмотреть на картинке слева. Там были еще некоторые важные точки, вроде снятие лимита на легионеров (он в Англии был тотальный, 11+0, а не либеральные 6+5), дело Босмана (последний бастион средневековья), и так далее - это отдельная тема. Важно то, к чему пришли - вся команда Ливерпуль Билла Шэнкли стоила 517 фунтов в неделю в 1960 году, 86 тысяч фунтов в неделю получает в среднем игрок Манчестер Сити сейчас.  

Как относятся к этому в Англии? Не так давно было проведено социологическое исследование, которое показало желаемое у населения распределение доходов разных профессий. Премьер-министр, например, должен получать 135 тысяч фунтов (в год), ведущий футболист премьер-лиги - 62 тысяч фунтов, а работник фаст-фуда или супермаркета - 14-15 тысяч. То есть хорошо бы футболист зарабатывал в десятки раз меньше, чем сейчас, но пусть в пять раз больше, чем низкооплачиваемый рабочий. Ах, Англия - ни за что бы в подобном соцопросе у нас в стране не было бы вообще графы “футболист”. Это конечно другая культура - сколько зарабатывает тот или иной спортсмен является важнейшей темой для прессы и обсуждения в обществе. А ещё одно исследование показало, что такие люди, как работники общепита, уборщики и стюарды абсолютно всех клубов английской премье-лиги имеют зарплату, которая у нас в законе называется мерзким, безучастным словечком “мрот" - в английском варианте это £5.52 в час. Это мало кому понравилось. Разница между богатыми и бедными - существенный для общества вопрос. Футбол - вопрос для английского общества не менее существенный. Too many average footballers are millionaires - такие заголовки у сегодняшних статей.

Единственный, кто его понимал и кого понимал он, — это был Корейко. И это печально. 

Кстати, о миллионерах. Мне стало интересно, а сколько получали звезды кино в те годы. Как-то легко найти мне это не удалось, но на одном сайте я нашел информацию про джеймс бондов.  Например, Шон Коннери в 1962 году получил за роль в “Доктор Нет" (1962) 100 тысяч фунтов. В следующем фильме - “из России с любовью” (1963) - уже 250 тысяч. В последнем "Скайфолл" Дэниэл Крейг имел 17 миллионов. Получается, что в 60-ые годы футболисты - это все-таки что-то не далеко ушедшее от рабочего пролетариата, своего зрителя, но в наши дни принципиальной разницы между Криштиану Роналду и Джеймсом Бондом уже нет. Дети, желающие когда вырастут стать богатыми и известными, имеют большой выбор профессий нынче для школьного сочинения. Криштиану, конечно, весь матч старается более или менее выглядеть презентабельно, не щадя при этом своем костюма, но на стадионах чемпионата России (по осени и весне) близость актера и футболиста становится отчетливее - весьма обеспеченные люди на время наряжаются в недорогую одежду, девяноста минут работают в грязи с мячом, после чего благодарят зрителей, греются в лучах славы, и возвращаются в свою сухую и сытую жизнь.   

простите, я не удержался:  не мог не вставить Кантона (простите, я не удержался:  не смог не вставить эту фотографию Кантона)

Свалившийся на тебя в столь нежном возрасте миллионный контракт - это тяжелейшее испытание. Бедные мальчики совершенно не умеют распоряжаться подарком судьбы в виде их special ability. Они начинают плохо себя вести и иногда даже плохо кончают. В благополучных странах бьют тревогу. В Англии есть, например, специальная клиника для реабилитации потерявшихся в бурных водах жизни спортменов - Sporting Chance, с возвышенной вывеской - Physio for the Mind Body and Soul. Грустно и понимающе смотрит на нас Тони Адамс, ее основатель. Мягкие, успокаивающие слова для зашедшего на сайт заблудившегося анонимного спортсмена мне не хочется переводить - я попробовал, по-русски это всё совершенно не звучит: Based on his experience, and what he felt was lacking, Tony saw the need for a safe, dedicated environment, where sportsmen and women could receive support and counselling for the kinds of destructive behaviour patterns that exist in the world of competitive sport, but that are often denied. В разделе “обучение и тренинги” есть специальные секции - “алкоголь", “другие наркотики”, "азартные игры".

  

Вы представляете подобную клинику у нас? Что-нибудь вроде санатория Сосны, по Можайскому шоссе,  - экологически чистая лесопарковая зона Подмосковья открывает свои двери для восстановления душевного равновесия и оказания психологической помощи мастерам и кандидатам в мастера спорта, и так далее. «Когда у него выходной, он едет в деревню собирать грибы, – рассказывает Гвардиола о Хави – А тот, кто любит собирать грибы, просто не может быть плохим парнем». Хави можно сделать почетным директором подмосковной здравницы.

Это, конечно, смешно, но там к таким вещам относятся серьезно. Готовя материалы к этой статье, я прочитал порядочно об идиотских выходках разнузданных, отъехавших умом физкультурников разных весовых категорий, по меткому и абсолютно неполиткорректному выражению в одном блоге - "чьё происхождение обычно южнее источника их доходов”. Мне совершенно не хочется их цитировать - наше “подрался с ментом” выглядит на этом фоне легкой статьёй ювенальной юстиции. Но поскольку спорт у нас часть так называемой глобальной экономики, то и решают эти проблемы в общем-то всем миром. Прежде всего, о них говорят. То, что недостает этим спортсменам, называется элегантно - life skills. Как сделать так, чтобы спортсмены сумели самоидентифицироваться (через расовые, гендерные, социальные коды, как любят говорить), найти себя, задаются вопросом журналисты в статьях и авторы ученых книг. Негативный бэкграунд (Сан-Дедовск), показной консьюмеризм (по-русски - "понты дороже денег”), привилегированное положение (в том числе, например, судят спортсменов обычно мягче, и за то, за что другие попадают за решетку, отделываются штрафами) - ко всему этому привлекается внимание. В каком-то смысле, если ты - молод, горяч, дерзок и спортсмен - то твое желание показать себя будет залито холодным светом прожекторов медиа. Своеобразный челлендж, надо заметить, - спросите у Марио Баллотелли.

Обычного русского футболиста ударил прерафаэлит

Итак, картина получается довольно сложная. Футболисты имеют такие зарплаты в результате объективных и вполне справедливых исторических процессов, а русский футбол вполне интегрирован в глобальный рынок. Там, где футболисты ведут себя худо, они так или иначе обычно получают разной степени мощности обструкцию. Российские футболисты не выделяются со знаком “минус” на мировом фоне, и уж точно ведут себя не хуже муравьиной армии зарвавшейся в своей вседозволенности властной элиты. С другой стороны, безнравственная привилегированность наших отечественных футболистов (“да вы же наши, корневые!”) гораздо острее, чем живущих не во христе далеких зарубежных звезд. Мне стыдно, что интеграция в глобальную деревню произведена прежде всего в том, чему мы лучше всего научились - роспил, откат, занос; зато редко кто из футболистов знает английский язык. Что в 2008 году в преддверии евро на одном сайте сделали рейтинг стран “за кого болеть” по некой обобщенной социальной справедливости, в которую входили расходы на армию и здравоохранение, коррупцию, неравенство доходов и всё в этом духе - и Россия уверенно заняла последнее место. Что причина длинных нулей в контрактах футболистов - никакая не посещаемость/продажа атрибутики, а чертов либидональный аппарат нескольких рептилий в пиджаках, захвативших власть, имеющих то, что они называют “амбиции". Что спортсмен, как всегда, голосует “за”, его обычно устраивает весь существующий порядок вещей, и, кстати, его успех как спортсмена, вкупе с полной аффирмацией курса лидера страны - это "виза голд” для депутатского мандата, "а почему бы и нет"? Никто из футболистов обычно не высказывается ни по одному из поводов, происходящих в стране. И.К. Роднина и Н. Валуев с самоотверженностью, удивительной по своей храбрости, защитили российских детей-сирот от мясников с запада - не сидящих в госдуме футболистов эти вопросы просто не касаются. У них тренировки. 

Like gentlemen

Слуцкий когда-то в посте на этом сайте писал, что в наших ДЮСШ ребят нашпиговывают футболом так, что в 17 лет они им уже сыты, при этом всё это идет в ущерб обыкновенного образования. Я переводил статью про французского тренера в Африке, Жана-Марка Гийу , школа которого выпустила многих известных футболистов, и меня удивила строгость внефутбольных, этических правил, которые были в этих интернатах. Например, за плохие оценки или прогулы классов ребенка просто отчисляют. В Ла Масии, барселонской кантере, тоже очень сильный акцент на этом. Координатор молодежной программы в клубе Альберт Капеллас говорит о том, что им очень важно, чтобы мальчики росли в уважении к другим людям. They have to be good people, like gentlemen - добавляет он.

Очаровательного мальчика на этой фотографии зовут Андрес, вы его знаете, а сзади сэра Бобби Робсона  - Рейна. Мне это картинка по своему антуражу очень знакома - я ездил в католический детский дом. Мессы, на которых я бывал, выглядят точно так же, точно так же стоят мальчики, поют, а потом надевают футболки (в том числе с Иньестой на спине) и идут играть в футбол. Там работал отец Густаво, католический священник из Аргентины, мы с ним сдружились, а он  был знаком с другим аргентинцем, живущем в Москве - Эктором Бракомонте. И вот однажды Эктор приехал туда, в гости, подарил ребятам шарфики ФК Москва, за который он тогда играл и поиграл с ними в футбол, хотя, между прочим, делать это ему по контракту категорически нельзя - не дай бог травма. Там асфальтовая площадка, так что я сам не раз запросто разбивал коленки в кровь, но Эктор не постеснялся и погонял с ребятами так же, как вот мы с друзьями. Стоит ли говорить, что все дети были в полном восторге и начали тогда болеть за ФК Москву.

К сожалению, чем с Москвой история кончилась, вы знаете, а еще страшнее было то, что буквально через короткое время после этого Бракомонте ухитрился оказаться в Тереке, чего дети совершенно понять не смогли. Это было разовое событие, но Эктор Бракомонте, например, будучи католиком, прекрасно знает понятие “каритатива” в католичестве. Каритатива - это предоставление собственного свободного времени другим, такой жест чистого бескорыстия. Католики обычно выбирают себе какое-то занятие, которое они с регулярностью делают, а потом вместе (с друзьями) проверяют прожитый опыт. Это очень хорошая практика, в которой совершенно необязательно быть религиозным человеком (я, например, им точно не являюсь), но она многому учит - прежде всего - эмпатии, равенству между людьми, которые могут и которые не могут, дает эмоции высокого порядка - милосердие и сострадание.  

Так вот, думаю, что мое личное отношение к нашим, российским футболистам можно охарактеризовать одним словом - ожидание

Попробую пояснить на следующем близком мне примере. Все предыдущие годы из Арсенала уходили косяками капитаны и лучшие игроки - в составе их организмов обнаруживались сине-гранатовые соединения, маленькие мальчики и пр. Поскольку это все-таки не Анжи, то возникала своего рода ниша, которая требовала заполнения. Кто-то наконец должен был занять этическую лакуну игрока, сформировавшегося в Арсенале, который не бросит клуб в трудное время. Поэтому главным событием прошлого сезона для меня был переподписанный контракт Уолкотта.  И вот сейчас, когда во всем белом свете спортсмены развращены большими деньгами, когда в нашей стране власть старается изо всех сил какать простым людям на головы, когда никто в общем-то не может с футболиста ничего спросить, кроме того, почему он не забил грекам, вот тут и возникает та самая прекрасная ниша для нормального футболиста. На самом деле  - ничего не надо особенного. Надо иметь элементарную порядочность, некую учтивость по отношению к людям вообще, и, как это ни банально звучит - обыкновенное мужское благородство. Перестать быть нуворишами и парвеню, но возыметь этическую ответственность богатого и публичного человека по отношению к обществу. 

Немножко Иммануила Канта

Что такое достойный человек? Как-то раз я сформулировал это так (у каждого могут быть любые свои варианты). 

Во-первых, это широкая зона личного комфорта, в которую входит не только он сам и его семья, но и другие люди, и пространство вокруг тоже воспринимается как дом, в котором должно быть чисто и убрано. Мотоциклисты, с диким ревом проносящиеся ночью по Ленинскому проспекту, где я живу, плохо это еще понимают. Многих наших футболистов тоже нельзя обвинить в чуткости и деликатности.

Во-вторых, это не заискивание перед сильным, а внимание к тем, кто слабее или кто нуждается в твоем внимании. Сюда же входит в том числе и благотворительность.

В-третьих, это умение выражать свою гражданскую и этическую позицию вне категорий результата. Выразить власти свой протест по отношению закона о сиротах, не думая о результате, о том, приведет или не приведет этот голос к успеху, является, на мой взгляд, определяюще важным. Широков, выходящий к толпе или явно критикующий всё, что ему не нравится - то есть выражающий открыто свою позицию - в этом мне, конечно близок. Увы, но, пожалуй, только в этом. 

Ну и вот эти три категорические императива должны в достойном человеке составлять три независимых департамента, как в какой-нибудь благополучной Швеции хорошо и независимо работают судебная система, полиция и сми. Есть ли здесь что-то, для чего нужно аристократическое происхождение, или богатство семьи, или даже университетское образование? Конечно, нет. Вообще достаточно, может быть, хорошо прочитанной в детстве "Капитанской дочки”. Я не вижу никаких причин, чтобы российскому футболисту, как то было раньше, десятилетия назад, не стать тем самым примером для подражания, тем самым джентльменом, достойным человеком. Ведь он по определению имеет возможность быть услышанным. 

акция “эксмо” с читающими футболистами 

Другие возможности

А этот прекрасный ролик вы видели ? Всё очень просто, только нужно продолжать. Но Леонид Федун, как здесь написано, основавший фонд по борьбе с ксенофобией, расизмом и антисемитизмом, должен не забывать, что на официальном сайте Фратрии продается вот такой шарфик “ирония” : "один четыре восемь восемь победу в матче нам приносят”. На сайте Спартака есть раздел “благотворительный фонд поддержки ветеранов и молодежи” . Все хорошо (у Зенита, к примеру такого раздела вообще нет, только в рамках новостей). Но сравним с аналогичным разделом у Арсенала. Чувствуете разницу? Создается впечатление, что в Спартаке этими вещами занимаются какие-то сотрудники клуба, причастность же футболистов - неясна. У Арсенала первые, кого видишь - Подольски, Пирес и Венгер. Хочется, чтобы футболисты тоже участвовали, чувствовали на себе взгляд других людей не только на футбольном поле. Прекрасно, что Спартак это делает, но не надо бояться быть громче. И главное, включить в благотворительные программы (не разовые мероприятия!) футболистов, чтобы они попробовали и приобрели к этому вкус. Я думаю, что то внимание, с которым Бракомонте слушали дети, автоматически накладывает ответственность - ибо твои слова и поступки как губкой впитываются у этих ребят.

Нужно понимать, что почти все структурные изменения в жизни не происходили за счёт разовых действий. Недостаточно один или десять раз что-то сделать. Только длительность, только терпение, только репутация, которая зарабатывается временем и систематическими усилиями. Это еще предстоит, видимо, понять, как некоторым нашим клубам, так и многим футболистам, когда им надоест жить в свое удовольствие и они откроют для себя другие возможности. Я уверен, что это не так сложно и никак не невозможно прямо сейчас в нашей стране. Дурацкие фотки в твиттере и пьяные приключения забудутся, а хорошее запомнится, таково свойство человеческой памяти, но только это хорошее не должно перемешиваться с дурным, ибо смесь известно из чего будет состоять. Я воспринимаю все эти суммы в зарплатах футболистов как некоторый аванс. Я ожидаю, что пройдет какое-то время, и эти длинные нули смогут работать по-другому, и что для этого необязательна смена власти, или иное стихийное явление. Просто надо повернуться к людям и увидеть, что от этого всем станет лучше.

   

Огромное спасибо Тане lamerrica, которая не только произвела редактуру текста, но и мужественно избавила утомленного читателя от еще одного огромного смыслового раздела про твиттеры футболистов с заходом в теорию новых медиа. 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья