Блог Старый хоккей

№1: Журнал «Кругозор» №12 1971. Анатолий Тарасов о хоккее игрокам во время игры и болельщикам после.

Документальные киноленты первых послевоенных лет трогательно берегут облик тогдашнего нашего хоккея. Мягкие шапочки с помпоном, длинные «лыжные» брю­ки. И на ледяном поле, ограниченном не пластиковым бортом, а низким барьерчиком, мечется от клюшки к клюшке черная тугая «пластинка» — так называли в те времена ныне всемирно известную шайбу. Многие, между прочим, считали, что каучуковая «пла­стинка» не сможет достойно конкурировать с плетеным мячиком и «хоккею канадскому» не суждена долгая жизнь на нашем льду. А новичок взял да и опрокинул прогнозы скептиков. Корреспондент «Кругозора» встретился с одним из ма­стеров старшего поколения, с человеком, для которого начало биографии советского хоккея было и началом спортивной биографии. Это Анатолий Владимирович Та­расов. Кандидат педагогических наук. Один из наставни­ков нашей сборной. Старший тренер клубной команды ЦСКА.

« Кр у г о з о р ». Ваше первое знакомство с хоккеем, Ана­толий Владимирович?

Т а р а с о в. Знакомился дважды. Впервые — в феврале 1938 года. Я учился в высшей школе тренеров и прохо­дил курс футбольно-хоккейных наук у выдающегося пе­дагога Михаила Давыдовича Товаровского. Магическое воздействие этого человека и помогло запомнить первую встречу, хоть была она мимолетной — всего лишь вось­мичасовой урок хоккея. Со дня второго знакомства прошло ровно 25 лет. Да, 22 декабря 1946 года руководители нашего спорта окон­чательно решили, что хоккей способен и достоин стать массовой спортивной игрой в стране. Мы в те дни про­сто играли, не думая о том, станем ли когда-то трене­рами. Знали, что готовимся к Олимпиаде, желали поехать туда, чтобы драться за очки, доказать силу нашей страны.

«К р у г о з о р». Как хоккеист, могли бы вы назвать са­мый памятный для вас день?

Т а р а с о в. Мне повезло, что я играл в великолепном коллективе московских армейцев. Что я этот коллектив тренировал. Что жизнь сводила меня с очень интерес­ными людьми в различных ситуациях, в том числе и игровых. Мне повезло быть рядом с выдающимися спортсменами Всеволодом Бобровым, с Евгением Баби­чем, с Владимиром Никаноровым, Григорием Мкртычаном, Николаем Сологубовым. Какой из этих дней должен был стать самым памятным? Пусть не подумает читатель, что вся жизнь хоккеиста Тарасова и тренера Тарасова — дорожка, усыпанная ро­зами. Самое сложное не в том, чтобы отыграть игру, провести важный матч. Самое сложное в том, чтобы каждый день тренировать команду по-новому, приходить на площадку обязательно с отменным настроением, с материалом, над которым ты долго думал, и получать удо­вольствие от того, что твои воспитанники не щадят себя, растут у тебя на глазах — и не только как хоккеисты... Но раз вы настаиваете — вот самое памятное; февраль 1948 года. Первый между­народный матч сборной Москвы (я был играющий тренер) с чехословацкой командой ЛТЦ, с лучшей европейской командой того времени. И первая побе­да — 6 : 3!

«К р у г о з о р». А самый радостный тренерский день, Анатолий Владимирович?

Т а р а с о в. Ну, конечно, нет у нас, тренеров, большейрадости, чем в те дни, когда побеждает наша сборная. Тем более в последние годы, когда победы наших хоккеистов следуют одна за другой... И все-таки даже в большой праздник я не позволяю себе забыть год 1946-й и скромную на общем фоне побе­ду не хоккеистов, а футбольной команды ВВС, которая опередив коллег по второй лиге, перешла в лигу высшую. Первая большая победа молодого спортивного коллектива и молодого тогда еще футбольного тренера.

 

Интервью вел А. МАЛЯВИН

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья