Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Ядерный хоккей

Культура победы. Автобиография Уэйна Гретцки

Всякий раз, когда вы надеваете свитер сборной Канады, от вас ожидают, что вы выиграете золото. Но сделать это удается не всегда, и вообще это не совсем справедливо. Смешно думать, что вы выиграете все турниры, в которых участвуете. Иногда шайба отскакивает не туда, куда надо. А иногда вы просто сталкиваетесь с более сильной командой. Со мной это случалось не раз.

Но убежденность игроков в том, что они могут выиграть каждый раз, когда выходят на лед, важна для каждой команды. И также важно то, что от вас ожидают победы. Если вы не настроитесь на достижение максимально возможного результата, вы не сможете выложиться полностью, чтобы победить соперника. 

 

Постоянные победители не выигрывают случайно. Нужно просто заглянуть за кулисы, чтобы понять, почему они добились успеха. Это культура, которую они создали в раздевалке, культура, которую игроки передают следующему поколению. 

Если вы посмотрите на самые успешные клубы в каждом командном спорте (и я имею в виду не клубы, блеснувшие в течение одного года, а такие сильные организации, как «Нью-Ингленд Пэтриотс» или «Сент-Луис Кардиналз»1), вы увидите в них четко определенную культуру. Доверие, командная работа, ответственность, самоотверженность. Все это составляет культуру, которой они живут. 

Частью этой культуры является то, кого они берут к себе в качестве игроков и тренеров. Культура победы часто передается от ветеранов появляющимся новым игрокам. Они учат на собственном примере. Вы видите это в Детройте (Айзерман, Лидстрём, Дацюк и большая группа молодых игроков, которые у них сейчас есть). Командам, где много талантливых молодых игроков, но нет результатов, возможно, не хватает подобного лидерства. 

Что касается профессиональных команд, то лучшим примером команды с таким лидерством является баскетбольный клуб НБА «Сан-Антонио Спёрс». Все началось 17 мая 1987 года, когда «Спёрс» выиграли лотерею драфта НБА и выбрали центрового Дэвида Робинсона. Затем они позаботились о непрерывности управления. Питер Холт присоединился к группе владельцев в 1993 году и являлся генеральным директором в течение двадцати лет. Грэгг Попович работает главным тренером с 1996 г. 

 

Это создает доверие. Они знают, что команда не развалится, если у нее когда-нибудь будет неудачный сезон. Новые игроки, которые приходят в команду, продолжают в ней расти, и у них складывается долгая и очень успешная карьера. 

Думаю, что «Спёрс» задействовали интеллектуальный подход к определению культуры, которая им требовалась в клубе. Каждое принятое решение основывалось на всем этом: как они тренируются, как восстанавливаются их игроки, как обращаются с новичками, как обращаются с ветеранами, как ветераны обращаются с новичками (и так на каждом этапе и на всех уровнях). Все это осуществляется в соответствии с определенными принципами, и вполне можно ожидать, что и дальше все будет делаться должным образом. 

 

 

Когда Робинсон завершил карьеру, он успел передать свои убеждения Тиму Данкану, Ману Джинобили и Тони Паркеру. Они продолжили эту культуру, завоевав пять титулов. Затем в команду пришел Ленард Кавай — и можете не сомневаться в том, что все, что Ленард узнал от этих трех ветеранов, он как лидер передаст новым молодым игрокам. 

Когда Крэйг Патрик был генеральным менеджером в «Питтсбурге» в начале 90-х, он приобретал ребят, которые превращали хорошую команду в победителей Кубка Стэнли: Джо Маллена, Ульфа Самуэльссона и Ронни Фрэнсиса. Но он также совершил сделку с «Калгари» ради чешского форварда Иржи Грдины, чтобы помочь Яромиру Ягру. Ягр находился в команде первый год, тосковал по дому и был готов вернуться в Кладно. Можно не сомневаться, что, когда Ягр войдет в Зал славы, одним из первых парней, которому он выразит признательность, станет Грдина. 

Можно вспомнить и Дэррила Саттера, который стал тренером «Лос-Анджелес Кингз» в декабре 2011 года. При всём уважении к их бывшему тренеру Терри Мюррею нельзя не отметить, что они не были в плей-офф. Через год Дэррил привел их к победе в Кубке, а еще через два года, в 2014-м, к еще одной. Та же самая команда. Думаю, что приобретение Джеффа Картера и Майка Ричардса стало важнейшим шагом, но в чем же заключался секрет? Дэррил изменил культуру команды. Он повысил ожидания и добился того, чтобы каждый игрок проявлял свои лучшие качества. Недавно об этом лучше всего сказал Месс, когда мы были в Эдмонтоне на закрытии «Колизеума»: «Без всяких исключений ценен каждый игрок в вашей команде». Это верно. Все ваши игроки, от самых лучших до самых обычных, должны были объединить усилия и действовать вместе. Дэррил этого добивается. Он следит за тем, чтобы каждый знал свою роль. 

 

Как и Скотти Боумэн, Дэррил всегда тщательно готовится. Перед каждой игрой составлялся список. Игроки должны читать это, но они это никогда не делают. В раздевалке в день игры Дэррил называет имя нового парня, играющего этим вечером. Затем говорит кому-нибудь: «Эй, как насчет этого парня? Что ты о нем знаешь?» 

Игрок, к которому Дэррил обратился, ничего не знает об этом парне, но сам Дэррил может рассказать вам, что этот парень ел на завтрак, чем его папа и мама зарабатывают на жизнь, в какую школу он ходил и размер его обуви. Дэррил знает о нем все. 

Его тренировки по продолжительности не очень долгие, но проводятся в высоком темпе, и когда игроки выкладываются не полностью, он относится к этому без малейшей терпимости. Если вы напортачите, сделаете неудачный пас, он остановит игру и скажет вам об этом. Дэррил ожидает, что вы будете стараться изо всех сил, и выходит из себя, когда парни выкладываются не полностью в матчах и на тренировках. Он заставит вас повторить упражнение три или четыре раза, если понадобится, и скажет: «Сделай это правильно!» Несмотря на то что Дэррил суров с игроками, у его суровости есть причина. По-видимому, все лучшие тренеры — такие. С годами он немного смягчился. В те времена он был пожестче. 

Чтобы команда добилась успеха, ее руководство, тренеры, игроки и все остальные должны проникнуться тем, что делает главный тренер. И все прониклись подходом Дэррила. Что бы ни означало лидерство, семья Саттеров, похоже, это поняла. Дэррил — всего лишь один из шести братьев, который играл в НХЛ. (Остальные — Брент, Брайан, Дуэйн, Рич и Рон.) Четверо из них стали тренерами или генеральными менеджерами. Все вместе они выиграли Кубок Стэнли шесть раз и сыграли в НХЛ почти пять тысяч матчей. Теперь в лигу приходит следующее поколение Саттеров. Подобный успех не является случайностью. 

 

 

И это можно видеть и на примере хоккейных клубов. Некоторые уже кое-что поняли, а другие пока еще работают над этим. Может показаться, что та или иная команда наконец-то добилась успеха, потому что выбрала хороших игроков на драфте, но это лишь часть успешного подхода. В истории лиг много команд с хорошим составом, которые так и не осознали важность лидерства. А вот династии — это те, которые это поняли. 

Нельзя говорить о династиях, не упоминая «Монреаль Канадиенс». Сразу после Второй мировой войны до конца 1960-х годов каждой команде НХЛ разрешалось спонсировать клубы юниорских лиг «А» и «Б». В 1960-х годах у «Ка- надиенс» было две команды, которые выступали в юниор- ской лиге «А»: «Питерборо Питс» и «Монреаль Канадиенс Джуниор». Команды НХЛ также имели право устанавливать связи с профессиональными командами, играющими в низ- ших лигах, и эти команды, в свою очередь, могли спонсиро- вать те команды, которые выступали в юниорской лиге «А». Команды юниорской лиги «А» могли спонсировать команды юниорской лиги «Б», которые, в свою очередь, спонсировали детские и юношеские команды и т.д. Короче говоря, такие команды НХЛ, как «Монреаль», имели огромную сеть игроков и команд, в которых их можно было развивать. 

До драфта расширения 1967 года «Монреаль» тратил на развитие игроков в два раза больше, чем любая другая команда. В 1964 году в тренировочном лагере «Монреаля» было триста парней, которые тренировались на шести разных катках. «Канадиенс» отделяли этих игроков от основной команды, в которую входили Жан Беливо, Клод Прово, Анри Ришар, Джон Фергюсон, Бобби Руссо, Ральф Бэкстрем, Жак Лаперрьер и все остальные ребята, которым было гарантировано место в составе. Основные игроки тренировались на «Форуме», а затем тех, кто хорошо проявлял себя в тренировочном лагере на других катках, приводили на несколько тренировок на «Форум». В основном составе свободных мест было одно или два. Если вы не попадали в команду, вас отправляли обратно в Рочестер, Кливленд, Де-Мойн, Шарлотт или Хьюстон. В 60-е годы было так много отличных игроков, включая Ивана Курнуайе, Дэнни Гранта, Рогасьена Вашона и Микки Редмонда, которых отправили обратно. 

В случае с Жаном Беливо все получилось по-другому. Он играл в Старшей хоккейной лиге Квебека и не был заинтересован в переходе в НХЛ. Его несколько раз ненадолго вызывали в «Канадиенс», но он отказался от неоднократных предложений подписать с ними контракт. В 1953 году «Мон- реаль», наконец, приобрел всю лигу и превратил ее в про- фессиональную, только чтобы заполучить Беливо в свой состав. 

Когда мне в 1974 году было тринадцать лет, мы были в раздевалке примерно за полчаса до первого матча на Меж- дународном детском хоккейном турнире в Квебеке, и вдруг туда вошел Жан Беливо. Он был таким большим, что я глазам своим не верил. Жан посмотрел на меня и сказал: «Я слышал, ты очень хороший игрок, и решил зайти поздо- роваться». Всякий раз, когда я в детстве оказывался в таких ситуациях, у меня от волнения начинал заплетаться язык. Помню, как я просто уставился на него. Жан рассмеялся и сказал: «Не разочаруй меня сегодня». В тот вечер наша команда «Брэнтфорд Туркстра Ламбер» выиграла со счетом 25–0 у команды из Техаса. Я забил семь голов и сделал че- тыре результативных передачи. Когда я увидел своего отца после игры, то сказал: «Надеюсь, я не разочаровал мистера Беливо». 

Фрэнк Селке, который пришел из «Лифс» и был генеральным менеджером «Монреаль Канадиенс» с 1946 года, вложил сотни тысяч долларов в систему фарм-клубов «Монреаля» и развитие игроков. Селке также открыл Сэма Поллока, двадцатидвухлетнего тренера детской команды «Канадиенс». Поллок, который быстро учился и в будущем заменил Селке, когда тот ушел на пенсию в 1964 году, был генеральным менеджером в течение четырнадцати сезонов. Он был архитектором составов «Канадиенс», которые выиграли девять Кубков и семь чемпионатов регулярного сезона в 1960-х и 1970-х гг. Но он был также и прогрессив- ным мыслителем. Он стал первым генеральным менеджером, который отдавал ветеранов в новые команды в обмен на право выбора на драфте. В 1971 году Сэм Поллок хотел выбрать на драфте под первым номером Ги Лефлёра, но в последнюю минуту засомневался. Лефлёр играл за «Кве- бек Ремпартс» и завершил сезон, забив 130 голов и набрав 209 очков в 62 матчах. Но Марсель Дионн тоже был пер- спективным игроком, забив 62 гола и набрав 143 очка в 46 матчах за «Сент-Катаринс Блэк Хокс» из Хоккейной ассоциации Онтарио. В то время ХАО была сильнее, чем Квебекская лига. Сэму было действительно трудно принимать решение. Поллок остановил свой выбор на «Цветке» Леф- лёре, а «Детройт» получил Марселя, который позже перешел в «Лос-Анджелес» и стал частью знаменитого звена «Тройная корона». 

Многие годами сравнивали статистику Лафлёра и Дионна, задаваясь вопросом, правильное ли решение принял Поллок. Послушайте, я думаю, что они оба были великими игроками, оба вошли в Зал славы. Марсель сыграл 1348 матчей и набрал 1771 очко. Его показатель плюс/минус за карьеру составил 28. «Цветок» был в составах, которые пять раз завоевывали Кубок Стэнли. Он сыграл 1266 матчей и набрал 1353 очка. Его показатель плюс/минус за карьеру составляет 453. По этому показателю он занимает восьмое место. Но он играл в одной из величайших команд всех времен. «Канадиенс» 1970-х гг. изменили хоккей. Это была эпоха, когда быстрое расширение, от шести команд в сезоне 1966/67 гг. до тридцати двух в сезоне 1974/75 гг. (восемнадцать в НХЛ и четырнадцать в ВХА), уменьшило относительное число талантливых игроков. Пока еще не было русских хоккеистов и было очень мало американцев или европейцев. Именно нехваткой игроков, обладающих настоящим мастерством, объясняется столь высокий уровень насилия в ту эпоху. 

Больше, чем любой другой тренер, Сэм Поллок хотел заключать контракты с игроками, которые были жесткими, но при этом хорошо передвигались по льду и умели обращаться с шайбой. В 1971 году он взял в команду Ларри Робинсо- на во втором раунде. Он стал одним из лучших защитников «Монреаля» всех времен, но, когда Ларри начинал, его тренер в «Нова Скотия Вояджерз» Эл Макнил дал ему понять, что он может либо драться, либо играть в Международной хок- кейной лиге. Ларри был большим, сильным парнем, и с го- дами этот совет сослужил ему хорошую службу. Известно, что даже такие легендарные тяжеловесы, как Дейв Шульц, отклоняли приглашения от Ларри. Он мог сильно ударить и мог драться, но на самом деле он был не таким. Серж Савар как-то сказал мне, что Ларри в глубине души вовсе не был жестоким. Он был хорошим хоккеистом, играющим чисто. Даже не просто хорошим, а выдающимся. И поскольку с годами я хорошо узнал Ларри, я согласен с Сержем. Ларри — большой, высокий, добрый гигант. 

Скотти Боумэн, который пришел в команду в сезоне 1971/72 г., был тренером второй династии «Монреаля». В 1972 году в команду приняли Стива Шатта, выбранного на драфте под четвертым номером. В следующем году они взяли Боба Гейни, а еще через год — Дуга Рисебро. К сезону 1976/77 г. «Канадиенс» настолько доминировали, что вы- играли шестьдесят матчей, а проиграли всего восемь. Это по-прежнему является рекордом по наименьшему числу поражений за сезон из восьмидесяти матчей. От «Сент-Луиса» до «Монреаля», а затем и до «Буффало», «Питтсбурга» и «Детройта» каждая команда улучшилась, когда Скотти привносил значительные изменения в ее культуру или совершенствовал уже существующую. И в случае с «Монреалем» эта культура уже установилась еще во времена То Блэйка. У Скотти были твердые убеждения относительно того, как сплачивать команду. Хотя в звене три форварда, он всегда старался сначала думать о паре основных. К двум хорошо играющим игрокам вы добавляете третий компонент. (Когда я был в «Ойлерз», я почти все время играл с Яри Курри, а на левый фланг Глен Саттер периодически отправлял разных парней. Поскольку игра такая быстрая и жесткая, что у вас нет времени на раздумья, самое важное, на мой взгляд, — это ваше взаимопонимание с партнером по звену. Вам нужно знать, где он будет. Курри едва говорил по-английски, а я не говорил по-фински, но когда мы выходили на лед, мы играли в одну и ту же игру. Он видел игру точно так же, как я. Если кто-то приближался к нему, он знал, где я буду, что- бы передать мне шайбу. Подобное взаимопонимание у нас возникло с самого первого дня. И когда я сейчас смотрю на ребят, я вижу, что у некоторых игроков точно такое же взаимопонимание: Перри и Гетцлаф в «Анахайме», Овечкин и Бэкстрем в «Вашингтоне» и Бенн и Сегин в «Далласе».) 

Когда Скотти был в «Монреале», он ставил Ги Лефлёра со Стивом Шаттом, и с ними играло несколько разных цен- тральных нападающих. Третий игрок выбирался в зависи- мости от команды, против которой они играли. Временами требовалось усилить оборону, а иногда Скотти добавлял игрока атакующего плана. 

Это была формула той эпохи. Майк Босси и Брайан Троттье играли в «Айлендерз». Марк Мессье объединился с Гленном Андерсоном в «Ойлерз». Бобби Кларк и Реджи Лич из «Флайерз» были товарищами по звену еще со вре- мен юниорской команды «Флин Флон». Скотти делал то же самое с форвардами оборонительного плана. В «Монреале» ему нравились Дуг Джарвис с Бобом Гейни. В «Детройте» он ставил Криса Дрейпера с Кирком Молтби, и они являлись, возможно, лучшим тандемом, специализирующимся на отборе шайбы в лиге того времени. 

 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+