Блог С миру по Нитке

Великая Французская революция началась на (почти) теннисном корте. Там буржуазия бросила вызов королю

Минутка истории.

Великая Французская революция 1789-1799 годов – пожалуй, одна из самых важных в мировой истории. Она стимулировала продвижение прогрессивных идей демократии и гуманизма и во многом определила дальнейшее развитие политических и общественных идей.

Началом революции считается 14 июля 1789 года, когда противники абсолютной монархии взяли Бастилию – исторически самую важную политическую тюрьму в Париже. Но один из ключевых эпизодов предшествовавшего этому политического кризиса произошел чуть раньше, 20 июня.

Революционный художник Жак-Луи Давид изобразил его на картине, которая по-русски называется «Клятва в зале для игры в мяч». Но на английский ее название переведено более конкретно – Tennis Court Oath, клятва на теннисном корте. Истина, конечно же, кроется в оригинальном наименовании: Le Serment du jeu de paume, клятва на же-де-пом.

В 1789 году современного тенниса еще не существовало, он появится почти на 100 лет позже. Зато во Франции был популярен его прообраз – же-де-пом, который в Англии называли реальным теннисом. У этой игры многовековая история.

Же-де-пом начался как аристократическая забава. По самой распространенной версии, французские монархи узнали об игре еще в Х веке от бродячих певцов. Тогда в нее еще играли руками – отсюда и название. Jeu – игра, paume – ладонь. Чуть позже появились ракетки, но переименовывать развлечение никто не стал.

У же-де-пом очень сложные правила. Игра ведется в помещениях, поэтому можно использовать стены, на которых сделаны специальные изгибы, чтобы отскоки были еще более непредсказуемыми (в этом плане же-де-пом – предшественник сквоша). При этом на одной из задних стен корта есть «галерея победителя», и если попасть в нее, то автоматически выигрываешь очко.

В целом мяч может бесконечно отскакивать от стен, но от пола – всего один раз, как в теннисе. При этом в же-де-пом есть такое понятие, как чейз. На корте расчерчены линии, и если мяч после удара одного из игроков дважды отскакивает в определенной зоне, то матч останавливается и его соперник должен пробить так, чтобы его второй отскок был ближе к задней стенке. Так он может выиграть очко, даже если допустил два отскока.

При этом на одной стороне корта зона чейза меньше, чем на другой, потому что подают всегда с одной половины, а на другой размечен квадрат, куда мяч обязательно должен попасть после подачи. Если этого мало, то нужно еще учитывать, что все залы немного отличаются габаритами и имеют индивидуальные особенности.

Инвентарь тоже усложняет жизнь. Играют деревянными ракетками с асимметричной и маленькой головкой в форме слезы (формой и размерами она должна напоминать открытую ладонь) – поэтому контролировать мяч очень трудно. Сам мяч тоже не для слабаков: его до сих пор делают вручную, обматывая пробковую основу войлоком, и в итоге он весит 70 граммов и плохо отскакивает. Поэтому удары, которых в же-де-пом насчитывают больше 50 вариантов, сравнивают с рубкой дерева в приседе.

Выглядит игра примерно так.

Зато система ведения счета для любителей тенниса будет совершенно понятной – потому что теннис просто скопировал ее с же-де-пом.

Поскольку для игры в же-де-пом нужно разобраться в сложных правилах и найти много времени, в первое время она была развлечением праздной аристократии, для которой матчи были светским событием. В XIV веке король Франции Карл V вообще указом запретил буржуазии и простолюдинам играть в же-де-пом и установил за это строгие наказания.

Однако следить за соблюдением этого указа было невозможно, и к XVI веку же-де-пом стал национальным видом спорта, которым занимались почти все. Католическая церковь даже осуждала же-де-пом, потому что он стимулировал азартные игры, привлекал проституток и прочие нежелательные элементы.

Один из британских гостей вспоминал, что в конце XVI века «площадок было больше, чем церквей, а игроков больше, чем пьяниц в Англии». Историки утверждают, что тогда во Франции находилось больше 500 кортов, из которых около 250 располагались в Париже.

Но к XVII веку мода прошла. Самым популярным развлечением стал театр, и многие залы для же-де-пом преобразовали под сцены. К 1650-м в Париже осталось чуть больше 100 площадок, а к 1789-му – всего 12.

Людовик XVI

Одна из них находилась в Версале, и именно там 20 июня 1789 года буржуазия принесла клятву. К тому моменту во Франции уже несколько лет продолжался финансовый кризис, на фоне которого буржуазия требовала больших политических прав. Бюджетные меры Людовика XVI не получили поддержки дворянства. В итоге королю пришлось впервые с 1614 года созвать Генеральные штаты – собрание представителей всех сословий, которое должно было принять или отклонить его предложения.

Штаты начали работу 5 июня и сразу же не оправдали желаний буржуазии. Она ждала разговора о политических реформах, но речь шла только о финансовых. Кроме того, ей не понравился порядок голосования, по которому учитывались не индивидуальные голоса, а мнения всего сословия: один голос у духовенства, один – у дворянства, один – у буржуазии, несмотря на то, что она была самым широко представленным классом.

17 июня недовольная буржуазия и некоторые представители духовенства сформировали Национальное собрание – по сути, парламент. Когда через три дня они пришли в зал заседаний, он оказался закрыт. Причины называются разные. Кто-то считает, что Людовик XVI соблюдал траур по умершему от туберкулеза сыну и считал общественные собрания неуместными. Другие утверждают, что никто не ожидал заседания 20 июня, потому что на 23-е Национальному собранию была назначена аудиенция у короля, который предполагал, что депутаты перед ней соберутся только 22 июня.

Жан Сильвен Байи – лидер восставшей буржуазии

Как бы там ни было, буржуазия восприняла закрытые двери как попытку разгона Национального собрания. Депутаты решили ответить и перенесли заседание в версальский зал для же-де-пом, где поклялись не расходиться, пока во Франции не появится конституция. В итоге они ежедневно собирались, пока Людовик XVI не приказал духовенству и дворянству к ним присоединиться.

Так было сформировано Учредительное собрание, которое на фоне революции позже изменило политический строй государства.

Вскоре площадки для же-де-пом – вроде той, на которой представители буржуазии впервые открыто бросили вызов абсолютной монархии – стали считаться пережитком прошлого, а игра – увлечением тех, кто тоскует по тем временам или хочет казаться аристократом. В итоге ведущие позиции в же-де-пом заняли британцы и американцы.

В 1908-м, когда этот спорт входил в олимпийскую программу, золото выиграл Джей Гулд из США, названный в честь своего деда, который когда-то контролировал 15% американской железнодорожной сети. А сейчас большинство игроков живет в Британии. Главным же-де-помером мира вообще считается младший сын Елизаветы II – принц Эдвард.

В России же-де-пом никогда не был особо популярен, но в Зимнем дворце был зал для игры, а в конце XVIII века в Петербурге на Васильевском острове для нее построили отдельный корпус, который был первым крытым спортивным сооружением в стране. Сейчас там расположена кафедра физкультуры СПбГУ. 

Кафедра физкультуры СПбГУ

А в версальском зале, где депутаты принесли свою клятву, теперь расположен музей.

Мы привыкли к странному счету в теннисе. Но почему он такой?

В 70-е Нью-Йорк был страшным: около US Open стреляли и ловили маньяка, на корты летел мусор

Фото: wikipedia (1, 5); globallookpress.com/BAO/http://imagebroker.com/#/search/; Gettyimages.ru/Hulton Archive; citywalls.ru

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья