Блог Newsweek-блог

Клятва на крови

В профессиональном велоспорте разразился самый масштабный за последние десятилетия скандал. Пойманного на допинге Флойда Лэндиса дисквалифицировали и отобрали победу в прошлогоднем «Тур де Франс» (это все равно что лишить сборную Бразилии титула чемпионов мира по футболу). После этого испуганные велогонщики (в основном бывшие) один за другим стали признаваться в употреблении допинга. А в преддверии нового «Тур де Франс» Федерация велоспорта предложила самое радикальное решение проблемы. Каждый из спортсменов перед началом соревнований обязан будет подписать унизительный договор: если вдруг в его крови обнаружат следы допинга, он должен будет отдать все свои спортивные доходы за год.

Любое спортивное соревнование, не имеющее фаворитов, становится только интереснее. Когда в велоспорте был Лэнс Армстронг, семь лет интриги вообще не было. Сейчас, после ухода Армстронга и дисквалифицкации из-за допинга прошлогоднего победителя гонок Флойда Лэндиса, интрига на «Тур де Франс» вновь возродилась. Перед нынешним туром 6-7 гонщиков претендуют на победу.

У меня четыре фаворита. Я расположил их по убыванию шансов: Александр Винокуров из Казахстана, испанец Алехандро Вальверде, наш Денис Меньшов и люксембуржец Франк Шлек. Только при одном условии – если организаторы допустят их до соревнований. В таком случае кто-то из этого квартета точно выиграет. Но кто точно будет участвовать в туре – лично для меня большой вопрос.

Велосипедисты – это люди-лошади

Виной тому допинг. В велоспорте не крутятся такие большие деньги, как в футболе или теннисе, поэтому каждый допинговый скандал раздувается. Хотя, я уверен, в велоспорте допинга не больше, чем в теннисе и в футболе, но в богатых видах спорта множество скандалов скрыто от общего внимания.

Вспомните знаменитую операцию «Пуэрто», которую проводили испанские власти. Эта акция стала разоблачением велоспорта. Но ведь тогда всем было известно: виновен не один вид спорта. Больше половины футболистов мадридского «Реала» принимали запрещенные препараты, но тогда этот скандал аккуратно замяли политики – болельщики королевского клуба. На карту были поставлены большие деньги, а в велоспорте их нет, поэтому от этой операции он больше всех и пострадал.

У действующего победителя «Тур де Франс» нашли искусственный тестостерон, который повышает выносливость, а она очень важна для велосипедиста. Я не был удивлен. Вообще все победители «Большой петли» всегда подозрительно быстро едут. Думаю, никто не удивился, узнав о допинге в нашем спорте: у нас же просто нечеловеческие нагрузки. Две недели ехать по горам, подниматься на 4000 м. Сейчас я сижу в офисе, и мой пульс – 70 ударов в минуту. А там пульс меньше 140 не бывает, чаще всего – 180. И так от 7 часов подряд.

Велосипедисты – это люди-лошади. По энергозатратам рядом стоит только марафон. Естественно, что допинг помогает эти нагрузки переносить. На мой взгляд, чтобы победить допинг, нужно сделать «Тур де Франс» менее продолжительным, уменьшить нагрузки. Конечно, одним этим шагом проблему не решить, нужно разработать целую программу для изменения формата соревнований. Тогда допинга будет меньше.

Спортсмены думают: я сейчас уколюсь – и полмиллиона заработаю

Организаторы помешаны на допинге и все силы направляют на его искоренение. Но на деле это игра в кошки-мышки. Медицина тоже не стоит на месте. Придумали новые методы контроля, а в ответ уже появляются новые виды допинга, которые не обнаружишь. Поэтому спортсмены рискуют. А ведь они в общем и велосипедисты в частности не самые умные люди. Они так размышляют: я сейчас уколюсь – и полмиллиона заработаю. А как с этим бороться?

Единственное препятствие не глотать таблетки для нынешних велосипедистов – их дороговизна. Допинг, который нельзя обнаружить, – это очень дорого. Это сотни тысяч долларов. Поэтому молодым спортсменам это не по карману, им даже годовой зарплаты не хватит на него. Только в борьбе за очень большие деньги его имеет смысл использовать. Тогда покупка дорогого допинга может окупиться, ведь за победу на «Большой петле» дают несколько миллионов долларов. Для победы нужны два условия – талант и уверенность, что тебя не поймают. Это своего рода маскировка: типа у нас проблемы с допингом – а с остальным все в порядке. Но это не так. В велоспорте – бардак. Новая система проведения велосоревнований, которая получила название «Протур», – это полный абсурд. В принципе идея хорошая – собрать все крупнейшие гонки и объединить их в единый чемпионат вроде Формулы-1. Но недоработанная.

Недавний пример – командная гонка «Протур» в последнее воскресенье июня. Наша команда «Тинькофф» заняла второе место, проиграв четыре сотых секунды самой сильной команде в мире Team CSC. Но даже несмотря на это, мы не попали на «Тур де Франс». У организаторов подход такой: берут только за размер бюджета. У французов всегда он есть, поэтому на «Петле» сейчас будет несколько «левых», дворовых команд, которых мы сильнее, – Boyugues Telecom, Cofidis. «Протур» обращался к «Тур де Франсу» за разъяснением. «Тур де Франс» их на фиг послал.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.