Блог Наивно. Супер

Елена Вяльбе: «Все меня боятся. Наверное, потому что я злая»

Президент Федерации лыжных гонок России – о Путине, допинге, астме, Клэбо и многом другом.

– Владимир Путин? Нет, он не приедет. К счастью. А то бы лыжники слишком занервничали.

Елена Вяльбе широко улыбается. На ее майке – огромный портрет президента Путина и надпись «Putin no. 1 Russia». Фото Путина также стоит у нее заставкой на мобильном телефоне.

– Вы слышали что-нибудь от Путина?

– Да, он нас поздравил! Наша подготовка финансируется Министерством спорта. Это практически старая советская система. Как я считаю, самая лучшая. Ты знаешь, что у тебя есть в распоряжении. Не приходится все время заниматься поисками спонсоров, – говорит президент Федерации лыжных гонок России и главный тренер сборной. Вся власть сосредоточена в руках Елены Вяльбе. К этому мы вернемся…

VG встречается с Вяльбе в Виерумяки в отеле Scandic, в котором финский спорт предлагает несомненно хорошие условия элитным спортсменам. Это, пожалуй, немного напоминает то, что русские называют базой, – тренировочный центр, но суперсовременный. Елена Вяльбе чувствует себя комфортно. Пока что лыжный чемпионат мира был для России мечтой. Сергей Устюгов выиграл скиатлон, взял золото вместе с Никитой Крюковым в командном спринте и стал вторым в индивидуальном вслед за Федерико Пеллегрино.

«Хорошо подготовились»

– Почему вы так успешно выступаете здесь, в Лахти?

– Сейчас мы сильны… Мы хорошо подготовились.

Елена Вяльбе была королевой чемпионата мира в Тронхейме 20 лет назад. После того, как ее подруга по команде Любовь Егорова была поймана на допинге, она взяла золото на всех пяти дистанциях турнира. Сейчас, на чемпионате мира в Лахти, русские опять недосчитались своих лыжников – пятеро гонщиков отстранены на основании доклада Макларена.

– Медальный улов в Лахти особенно важен для российского спорта в сложившейся ситуации?

– Успех важен для всех, в том числе и для Норвегии. У вас два золота, не так ли? Нет, три… Все равно, это хорошо. Все хотят вкусить такой жизни. У нас тоже есть проявившие себя молодые лыжники. Александр Большунов хорошо смотрелся в скиатлоне, а Юлия Белорукова отлично выступила в командном спринте. У этих двоих я вижу большие перспективы.

– Как вы отреагировали, когда стало известно, что CAS отказал Александру Легкову, Максиму Вылегжанину, Алексею Петухову и другим в возможности выступить на чемпионате мира?

– В первую очередь, для нас это стало трагедией. В такой же степени, как дисквалификация Йохауг наверняка была для Норвегии. Мы были расстроены. Но такова жизнь. Что мы можем сделать? Я рада, что WADA признало недостаточность доказательств применения допинга в докладе Макларена. Но мы, разумеется, очень разочарованы. Устюгов тоже выступал на Играх-2014 в Сочи, но, к счастью, только в спринте. Надеюсь, что в следующем году все эти лыжники будут готовиться к Олимпиаде. Это меня бы очень порадовало.

– Вы можете гарантировать, что Россия выставила чистую команду здесь, на чемпионате мира?

– Могу! И в Сочи команда была чиста. Помните, что мы взяли только одно золото – Александра Легкова.

– Вы слышали о норвежском докладе по астме?

– Нет, я никогда не читаю интернет! Лишь то, что является необходимостью. Я же знаю, что Бьорген и Сундбю да и другие очень много тренируются. Но было очень жаль слышать слова Нортуга о Матвеевой, – говорит Вяльбе, ловя наши вгляды.

«Все ошибаются»

Она говорит о высказывании Нортуга после столкновения между Стиной Нильссон и ранее отбывшей дисквалификацию за допинг Натальи Матвеевой в полуфинале спринта. Нортуг сказал, что ЭПО – это «мошенничество на высоком уровне» и что Матвеевой, пойманной на эритропоэтине, не следует позволять выступать на соревнованиях высокого ранга.  

– Она отбыла наказание. Все ошибаются. Я очень ценю Нортуга, он мне симпатичен. Но я не люблю воевать. Вопросы можно решать спокойно. Мне не нравится, когда спорт превращается в войну. У всех есть проблемы – как у Норвегии дела Сундбю и Йохауг.

– Что вы думаете об использовании норвежцами препаратов от астмы?

– Это делают не только норвежцы.

– Вы тоже?

– Да, у нас есть один-два спортсмена. И в других странах тоже – в Швейцарии и Франции.

Елена Вяльбе распаляется.

– Я считаю, что было бы лучше, если бы перестали выдавать терапевтические исключения на запрещенные препараты. Тогда бы спорт был чистым. Терапевтические исключения легализуют допинг. Я вижу, что такие люди как Майкл Феплс и Серена Уильямс имеют справки… Это нехорошо.

– Вы можете объяснить свою точку зрения?

– Выступать в спорте следует здоровым людям. Больные сначала должны поправиться.

– То есть, ваше мнение совпадает с мнением Владимира Путина, заявившего однажды, что если ты болен, то должен выступать на Паралимпиаде?

– Да, я полностью с этим согласна! Когда наши лыжники заболевают, я говорю, что мы не больница, выступать будут только здоровые.

Жаль Йохауг

– К счастью, у меня самой нет астмы. И я считаю, что Юстина Ковальчик была права, задавшись вопросом, почему в Норвегии – стране со здоровым образом жизни, так много лыжников страдают астмой. Я не знаю. Тут я не специалист. И нет никаких доказательств, что они быстрее бегут на лыжах.

– Что вы думаете о деле Йохауг?

– Мне ее жаль. Это ужасно. Я искренне ей сочувствую. Я думала, что нечто подобное можем сотворить только мы, русские… К сожалению, не только мы.

Мы начинаем говорить о немецком тренере Маркусе Крамере, который принял на себя ответственность за подготовку Устюгова после того, как тот попрощался с тренерским дуэтом Рето Бургермайстера и Изабель Кауте.

– Устюгов говорит, что роль Крамера очень велика…

– Пожалуй, одного сезона недостаточно для того, чтобы вывести лыжника на такой уровень. Так что часть заслуги принадлежит бывшим тренерам, хотя Крамер проделал очень хорошую работу перед чемпионатом мира.

– Но Устюгов утверждает, что Крамер лучше его понимает…

– Взаимопонимание тренера и лыжника дает хорошие результаты. Спортсмены тоже люди, а не роботы или солдаты. Я полностью согласна с Сергеем.

– Как бы вы описали Сергея Устюгова?

– У него есть все: характер, сила, мотивация, голова. Последняя очень важна. Кстати, я вижу, что в Норвегии появился новый топ-лыжник.

– Йоханнес Хесфлот Клэбо?

– Да, он будет очень хорош.

– Вы – главный тренер…

– В ваших устах это звучит так ужасно…

– Ужасно?

– Да. Я знаю, что меня все боятся.

– Боятся?

– Да, вся команда меня боится.

– Почему?

– Вероятно, потому что я злая.

Мы быстро закругляемся и благодарим за интервью. На прощание Вяльбе с искоркой в глазах говорит нам:

– Надеюсь, теперь вы представите меня в хорошем свете!

ФОТО: BJØRN S. DELEBEKK, VG

Перевод с норвежского, VG

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья