Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Тает лед

Бесподобный Мистер Икс. Собираем идеального фигуриста

 

В мире спорта нет ничего абсолютно безупречного: течение времени со спокойной неумолимостью смывает все «вечные» рекорды, на каждый уникальный талант находится еще более уникальный, а на каждого великого чемпиона тот, кто готов это величие оспорить…

Нам же, зрителям, остается лишь ловить моменты триумфов своих любимцев, в очередной раз находя подтверждение их неоспоримого царствования. Тем не менее, подспудно каждый из нас осознает, что кумиру не мешало бы и прибавить в паре-тройке компонентов, а то ведь эти молодые да ранние могут догнать и перегнать, подлецы такие…

Конечно же, сами спортсмены тоже это понимают: для чемпионов осмысление своего несовершенства – это очередная битва со своим телом, внешними обстоятельствами и психологическими барьерами.

С фанатскими переживаниями попроще – они  выплескиваются в многочисленных холиварах и перечислениях регалий (выученных наизусть, естественно). 

У поклонников командных видов спорта наличествует еще одна интересная опция в виде составления символических сборных – вполне себе способ если не воплотить, то хотя бы в теории приблизиться к тому самому идеалу. С индивидуальными видами, конечно, посложнее, но и тут особенно рьяные и предприимчивые фанаты-алхимики, производя хитрые манипуляции с многочисленными компонентами, выращивают в своих ретортах чемпиона-гомункула.

«Тэкс, чо тут у нас? Левая нога Месси, прыжок Роналду, интеллект Хави, наглость Марадоны. Атлична-атлична». Ну или форхенд Федерера, прием Джоковича и менталка Надаля… Смысл вы, конечно же, уловили: берем лучших спортсменов, выделяем самые сильные их стороны и получаем нечто безупречное, нереальное и всепобеждающее.

В  какой-то момент мне захотелось провернуть нечто подобное и в любимом всеми нами фигурном катании. Уж с таким-то обилием персоналий и с такой концентрацией уникальных навыков на квадратный метр выйти должно нечто невообразимое! Поэтому не стесняемся и хватаем все самое лучшее у всех самых лучших!

 

Две небольшие ремарки перед тем, как начать.

Во-первых, в материале будут представлены по преимуществу фигуристы нашего века – я отдаю себе отчет в том, насколько великим был, например, Толлер Крэнстон, но объективно оценивать столь далекие от меня в историческом контексте фигуры не решусь.

Во-вторых, данный материал носит сугубо развлекательный характер. Серьезной аналитики с состариванием лиц фигуристов и бдящими гаишниками здесь не будет. Идеальный фигурист – понятие донельзя абстрактное, посему и критерии отбора будут вопиюще субьективными.

Ну а теперь, вооружившись алхимическими формулами и всеми необходимыми ингредиентами, стартуем, товарищи! И начнем мы, пожалуй, с…

 

Способность показать максимум в самый нужный момент – Алексей Ягудин

Из обилия мальчиков, которые «на тренировках творят такие чудеса, вы бы видели!», в большой спорт пробиваются те немногие, которым удается перенести хотя бы толику этих самых чудес на соревновательный лед. И уж совсем особенная редкость – выход на пик формы аккурат к главному старту в жизни. Одной функциональной готовности здесь мало – таких же готовых будет несколько разминок. Главное на таком уровне – не задрожать, ибо второго шанса твое здоровье и твои соперники могут и не дать.

Ягудин, до того подверженный рефлексиям и восседаниям под вентиляционной трубой, явил миру лучшую версию самого себя аккурат к Олимпиаде-2002. По-хорошему «хитовые» и оттого чрезвычайно подходящие именно для Игр программы, непрошибаемая уверенность и первый за всю карьеру чистый каскад 4-3-2.

Очень может быть, что Алексей – единственный топ-фигурист в 21 веке, который продемонстрировал свой абсолютный максимум именно на Олимпиаде.

 

Умение оказываться в нужное время в нужном месте – Эван Лайсачек

Поначалу данный критерий кажется схожим по сути с предыдущим, но это заблуждение. Если победа Ягудина – это торжество таланта и характера над обстоятельствами, то триумф Лайсачека – это микс из поощряющих чистоту и отвергающих сложность правил со стечением тех самых пресловутых обстоятельств. Причем их «стеклось» столько, что за голову хватаешься!

Лайсачек – единственный олимпийский чемпион без четверного за последние 25 лет.

Эван – единственный в 21 веке олимпийский призер, который даже не пытался исполнить четверной в произвольной программе!

Впрочем, не Олимпиадой единой: Лайсачек – последний на данный момент чемпион мира, который не набрал 160 баллов за произвольную.

Вот таким вот образом человек, занявший на Играх в Турине самое обидное в мире спорта четвертое место, в дальнейшем сумел своим упорством и планомерной работой покорить ее величество фортуну и стать одним из самых удачливых фигуристов современной эпохи. Если «Черный квадрат» Малевича – это ноль искусства, то Лайсачек – это ноль мужского одиночного. И это отнюдь не оскорбление, просто Эван – идеальная точка отсчета, явственный показатель прогресса в фигурном катании. Фигурист, который абсолютно все умел делать на хорошем уровне, но ничего – на гениальном. Неоспоримый лидер по соотношению способности/регалии.

Полагаю, никто не будет спорить с тем, что удача – необходимая для нашего абстрактного фигуриста-эталона составляющая.

 

Успешность карьеры – Евгений Плющенко

От метафизических критериев к неоспоримым фактам: никто в 21 веке не выиграл больше Евгения. Четыре медали на четырех Олимпиадах, лишь два проигранных старта за четыре года (2003-2006), победы на главных стартах в трех (!!!) разных десятилетиях – все это будто создано для энциклопедии.

У главного в исторической перспективе преследователя Плющенко – Юдзуру Ханю – тоже есть весомый аргумент: он защитил Олимпийское золото. Но и проигрывал японец, конечно же, гораздо чаще (хотя сильных соперников у него, бесспорно, побольше).

Карьера же Евгения поражает беспрецедентной стабильностью, он на равных сражался с тремя поколениями фигуристов и никогда не выглядел в этих сражениях явным аутсайдером.

Разнообразность – Дайсуке Такахаши

Спустившись с лесенки неоспоримых фактов, автор ступает на тонкий-претонкий лед вкусовщины. По моему скромному мнению, именно Такахаши явил миру современного фигурного катания наиболее широкий спектр воплощаемых образов.

Если пристально взглянуть на список программ большинства «общепризнанно величайших», то можно заметить некое единообразие – они почти всегда одинаково хороши и похожи на самих себя. Плющенко после 2004 года – это сентиментальный мафиози, который покажет тебе, дорогой соперник, кузькину мать. Ягудин – это гладиатор в железной маске, сражающийся, конечно же, Зимой. Джонни Вейр – трагичный падший ангел с покерфейсом. Ханью и Жубер и вовсе делали из своих особенно удачных постановок нерадивых двоечников, оставляя их на второй (а иногда и на третий!) год.

А потом мы смотрим на программы Такахаши и замираем в благоговейном трепете: постмодернистское Лебединое озеро и шутливая La Strada, нарочито расслабленный блюз и глубоко трагичные «Паяцы». Пьяццола и Битлы, Коба (не Иосиф Виссарионович, другой) и Чайковский – каждого из них он пропустил сквозь себя, каждого по-своему интерпретировал. Его программы – это воплощенное самоощущение, по ним можно проследить его взросление, эволюцию его мировоззрения.

Заметно и то, что ближе к завершению карьеры постановки становились все более мрачными, что перекликается с депрессивными интервью великого японца. Что же, на то он и художник…

В одно время с Дайсуке выступал еще один великий артист, сопоставимый по части художественной мощи, но он и так отхватит в данном материале две номинации.

Что же до современных фигуристов, то по-настоящему разнообразным артистом вполне может стать один паренек, которого всего-то два года назад называли безыдейной попрыгушкой. Кудрявый такой…

 

Вращения –  Стефан Ламбьель

Если Дайсуке рассказал нам своими программами множество историй, то этому швейцарскому фрукту даже программы, в общем-то, избыточно много. Полноценный драматический этюд, с нервом и характером, он способен уместить в одном вращении. Тем, кому предыдущее утверждение кажется преувеличением, настоятельно рекомендую освежить в памяти его показательный номер 2008 года.

Если вам захочется похвалить за данный технический элемент какого-нибудь современного фигуриста, то вполне подойдет примерно такая фраза: «Вращается как Бог. А в хорошие дни – как Ламбьель».

 

Недосказанность – Томаш Вернер

Ни в коем случае не следует забывать, что про идеального фигуриста нужно будет снимать кино. А в любом хорошем фильме, помимо истории преодоления и кульминации, есть еще и терпкое, горьковатое многоточие с вопросительным знаком.

Томаш Вернер – главное «А что если» мужского одиночного катания этого века. Хороший четверной, ураганные дорожки, замечательный конек, интересные программы и… Вводящее в ступор неумение прокатать чисто две программы на одном старте. В итоге – чемпион и призер Чемпионатов Европы, дважды четвертый на мире. Крепкая, добротная, запоминающаяся карьера. Но что бы было, если бы…

Вот вообразите себе на минутку, что в нашей с вами реальности существовал бы Чемпионат мира по заниманию четвертых мест. Выиграл бы там, конечно же, соотечественник Томаша – Михал Бржезина. Второе место за собой застолбил бы Шома Уно – ну просто потому что. Третье место… Ну не знаю, кто бы там стал третьим – пускай интрига будет. А вот четвертое занял бы Томаш. И все бы размышляли: «А что бы было, если бы…».

 

Скольжение – Патрик Чан

Как и в случае с Ламбьелем, мне не вполне ясно, что тут можно добавить. Эталонное, мягчайшее, бесшумное – все это вы уже слышали, все это не является каким-то секретом. Неувязочка же в том, что скольжение и работа конька не являются, в отличие от вращений, костюмов и прыжков, тем, что может по достоинству оценить человек, который не слишком часто смотрит фигурное катание. Оттого вопрос «Чем именно крут Патрик Чан?» был одним из самых обсуждаемых на стыке десятилетий. Патрик же этим вопросом едва ли задавался – ему было некогда. Он в это время отрабатывал сверхъестественную дорожку-одноножку.

Дискуссии о переоцененности/недооцененности  Патрика и по сей день периодически нет-нет да вспыхивают. Но то, что его скольжение уникально – не является предметом спора. Ну, я надеюсь.

 

Костюмы – Стефан Ламбьель

Король вращений и любитель божьих коровок снова врывается в наш процесс создания идеального фигуриста.

И снова все спорно… По одежке встречают, да, но как именно одежка должна на встречающего воздействовать? Эпатировать? Тогда наш выбор должен пасть на Джонни Вейра. Или, быть может, она не должна мешать восприятию программы? Тогда вышеупомянутый Чан идеальный кандидат…

Так почему Ламбьель?

А потому, что в моем представлении именно он умеет, как никто другой, дополнять своим гардеробом воплощаемый художественный образ, а то и вовсе – наделять постановки новыми смыслами. Будь то классические наряды в Ванкувере-2010, абстракционизм из коллекции осень-весна-2008, или мой персональный фаворит – ставшая притчей во языцех, зебра, которая радостно скачет и не замечает, как сменяют друг друга времена года.

Ах, да. Если у вас все-таки есть сомнения в том, кто тут главный по костюмам, можете просто вбить в запросной строке на YouTube «Stephane Lambiel Red Cat». Впечатлительным и беременным, правда, лучше этого не делать. Я серьезно, развидеть обратно не получится.

 

Прогресс и работа над собой – Хавьер Фернандес

35,30,19,12,10. Нет, это не цифры из сериала Лост. Это места, которые Хави занимал на своих первых пяти Чемпионатах мира. Далеко от призов? Далеко. Виден ли неуклонный прогресс? Виден.

9,3,3,1,1 – это то, что было на пяти следующих. Была непрекращающаяся доминация в Европе, было «наращивание» харизмы, были выигрыши на главных стартах у друга-соперника Юдзуру. Как кульминация всего этого – бронза Олимпиады. Что случилось бы, проходи Игры в шестнадцатом году, когда Фернандес находился на пике, а дети-индиго с двадцатью квадами еще не сформировались, никто не узнает. Впрочем, «Что если бы» – это к Вернеру. Или, например, к Бржезине, который и на Олимпиаде в Ванкувере был выше Хави, и на Чемпионате мира того года был четвертым (испанец там занял почетное двенадцатое место).

А Хави эти «если бы» ни к чему. Его карьера – это несколько правильных решений, непрерывная работа над собой и, как итог, статус главного европейского фигуриста после ухода Плющенко.

 

Попадание в образ – Филипп Канделоро

Уважим старичков.

История фигурного катания знает множество удачных программ, а вот случаев, когда все сходятся во мнении, что фигурист родился для того, чтобы явить миру именно эту постановку, не так уж и много.

Юля Липницкая и ее «Девочка в красном пальто», ягудинская «Зима», «Нижинский» Евгения Плющенко, «Шопен» Ханю, «Малер» Тессы и Скотта – все это вещи редкие, уникальные. Такие программы заставляют задумываться о том, что музыку, на манер игровых номеров в НБА, нужно выводить из обращения, закреплять за фигуристами, которых она обессмертила. Ибо ничего более сильного с ней уже никто и никогда не сделает.

Попадание в образ – вещь обоюдная, ведь не только ты должен подстроить свои умения и свою харизму, но и образу нужно в тебя «попасть». Но бывает так, что и подстраивать ничего не надо. Ты, как было сказано выше, просто рождаешься для того, чтобы это прокатать.

Ярчайший пример подобного явления – Филипп Канделоро и его «Четыре мушкетера».

Немного отвлекусь от темы, поделюсь с вами своей мини-мечтой. Как мне кажется, в современном фигурном катании есть несколько человек, которые никак не «встретятся» с музыкой и образами, которые донельзя им подходят. Ну, во-первых, я считаю, что Пайпер Гиллес и Полю Пуарье, с их нетривиальностью и смелостью, очень бы подошла музыка из «Твин Пикса» Дэвида Линча. Я смотрю на Поля и вижу агента Купера. Я смотрю на Пайпер и вижу Лору Палмер.

Во-вторых, Артур Дмитриев… Вот что хотите делайте, но Артур – единственный фигурист в истории, которому бы подошла музыка из «Криминальной России». Полагаю, тут и объяснять ничего не нужно. Мастера альтернативок, ловите идею =)

 

Четверной прыжок – Нэтан Чен

Сильнейший фигурист планеты являет собой часть той силы, что вечно хочет прыгать четверные, но вечно совершает на льду что-то интересное и без них. Чен – символ поколения, не любящего выбирать что-то одно. Они стремятся к комплексному развитию и не хотят делиться на артистов и квадистов. Они отказываются выбирать какой-то конкретный сложный прыжок и штурмуют их все.

Но Нэтан, конечно, даже на их фоне выделяется, потому что он, помимо прочего, еще и не ставит перед собой вопрос о том, что круче: большое количество четверных или качество их исполнения. И то, и другое, конечно же! Только так и становятся лучшими.

Бонусом к юному североамериканцу – североамериканец винтажный. Тимоти Гейбл – первый фигурист, который исполнил три квада в произвольной. И трюк этот он проделал на Олимпийских играх. Когда именно тебя в самый разгар противостояния Плющенко-Ягудин  величают «Королем четверных», это многое значит.

 

 

Ментальная мощь – Евгений Плющенко

Примерно треть своих стартов Евгений выиграл до начала непосредственно прокатов – на разминках. Когда «Царь» выходил на лед, начинали дрожать и те, кто был перспективнее, и те, кто был, вроде бы, получше готов. Способность победить на голой психологии, залезть в голову соперника и заставить того думать о тебе – редчайшее качество, присущее лишь величайшим чемпионам, навроде Майкла Джордана, Лионеля Месси и Усейна Болта. Все они побеждали даже тогда, когда по тем или иным причинам побеждать должны были другие.

При всем при этом, Плющенко, конечно же, нельзя назвать «Человеком без нервов». И у него бывали сбои, и он ошибался. Но никто не умел так конвертировать свои страхи в панику соперников.

Выиграть у Евгения психологическую дуэль – это почти так же сложно, как произнести словосочетание «ворожея Туктамышева», не ошибившись в ударениях.

 

Стратегическое планирование – Нэтан Чен

Следить за тем, как Чен прыгает четверные – это интересно, но куда интереснее в грядущем сезоне будет подмечать те моменты, где он мог бы сигануть очередной квад, но не стал. Превратившись за пару сезонов в легитимно-компонентного фигуриста, Нэтан с успехом осваивает еще одно фундаментальное умение – энергосберегающий режим. Солнце еще высоко, Олимпиада далеко – до нее нужно докатить максимально здоровым. Примерно через это же в свое время проходили Ханю и Плющенко.

Глядя на то, насколько грамотно американец и его тренер распределяли силы по дистанции минувшего сезона, осознаешь, что Нэтан имеет все шансы на покорение Эвереста фигурного катания. Фонтанирование четверными в промышленных масштабах сменится их четким, эффективнейшим использованием, и смотреть на это, повторюсь, будет очень увлекательно.

Простая и действенная формула: работаем над компонентами, чередуем четверные – и вперед, за Родину! Последнее двусмысленно прозвучало, кажется, да? Против Родиной и за Отечество! Во, вот так лучше.

 

Пик формы – Юдзуру Ханю

Даже как-то странно, что фигурист, которого идеальным и безупречным называют (и небезосновательно) чаще всех остальных, заглянул к нам на огонек под самый занавес. Так или иначе, Юдзуру подпадает под большинство вышерозданных номинаций: тут вам и шикарные вращения, и ментальная мощь (прокат с пробитой головой и защита олимпийского золота), и запредельная харизма, и, вероятно, лучший тройной аксель в истории фигурного катания.

Но особенно мне захотелось отметить исторический отрезок ноябрь-декабрь-2015 в исполнении великого японца. Если Ягудин подвел свой пик к конкретному старту – Играм-2002, то Ханю на протяжении месяца выдавал идеальные прокаты и сокрушал вообще все, что попадалось на его самурайском пути. Гран-при Японии: 106 баллов в короткой и 216 в произвольной, финал Гран-при в Барселоне: 110 за короткую и 219 за произвольную… Астрономические суммы баллов и полное ощущение недосягаемости.

По моему скромному мнению, никогда еще один фигурист не возвышался над остальными настолько. Так, наверное, и должен выглядеть пик формы главного одиночника десятилетия.

 

Красивое завершение карьеры – Флоран Амодио

Не знаю, есть ли у Флорана ярко-желтые очки и сколько сердечек на его брелке, но ушел из любительского спорта он чрезвычайно красиво: уступив своему лучшему прокату в карьере меньше балла и заставив реветь Николая Морозова. Да что там Николая Морозова… Полагаю, многие тогда не сдержались.

Пожалуй, лучшего момента, чтобы завершить нашу сборку идеального фигуриста, может и не представиться. Ибо погоня за идеалом – занятие хоть и интересное, но по сути своей бесконечное…

Посему, большое спасибо за внимание.

И побольше идеальных прокатов нашим неидеальным кумирам!

P.S. Вам наверняка есть, что добавить к моим пятнадцати критериям. С  большим интересом прочитаю ваши находки и наблюдения в комментариях.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья