Блог Выкса — Кузница Футбола

Владимир Зиновьев: «Косоногов напоминал Стрельцова»

В этом году исполняется ровно пятнадцать лет, как нижегородская «Электроника», являвшаяся прообразом нынешней «Волги», вышла в профессиональную футбольную лигу. Воспоминаниями о той молодой команде поделился ее отец-основатель Владимир Анатольевич ЗИНОВЬЕВ.

 

Мы жили футболом

 

- Владимир Анатольевич, на дворе был 1998 год, запомнившийся всем россиянам августвовским дефолтом, а в нижегородском футболе — пора расцвета. «Локомотив» вернулся в высшую лигу, «Торпедо-Виктория» поднялась в первую. Среди лидеров второго дивизиона финишировали павловское «Торпедо» и уренский «Энергетик». А ведь были еще ФК «Арзамас», дзержинский «Химик», выксунский «Металлург». Наконец, в третью лигу из юношеского футбола поднялась «Электроника». Как объяснить этот парадокс?

 

— Наверное, тогда все больше думали о футболе как об игре. В Павлове, Урене, Арзамасе и многих других городах нашей области был самый настоящий культ вида спорта номер один. И везде были приличные команды. Так что нет никакого парадокса. Мы жили футболом, вот и все.

 

 

- Чем был лично для вас выход в третий дивизион?

 

— Еще одним шагом наверх. Я каждый год открывал для себя что-то новое в плане тренерской методы. На душе и у меня, и у ребят, конечно же, был праздник.

 

 

- А это не байки, что футболисты из других коллективов первенства МФС «Приволжье» получали в десятки раз больше, чем ваши подопечные?

 

— В 1999 году играем на нашем стадионе «Труд» с альметьевским «Девоном». И вот после матча футболисты из Татарстана спросили у наших ребят — Игоря Здорова и Евгения Кузнецова — об их зарплатах. Игорь и Женя честно ответили: «Три тысячи». На что услышали очередной недоуменный вопрос соперников: «Долларов?».

 

 

Вскоре после этого заслуженный работник физической культуры Вячеслав Максимович Пенкин приезжал инспектировать наш клуб, заглянул в зарплатную ведомость и озадачил нас точно таким же вопросом. Так что никаких баек — в «Электронике», действительно, все было очень скромно.

 

 

- В первых двух сезонах (1999 и 2000 годов) нападающий «Электроники» Евгений Николаевич Кузнецов забил 35 мячей, а ведь ему еще не было и семнадцати. Он действительно обладал большим потенциалом?

 

— За Кузнецовым уже тогда многие «охотились». Недаром московское «Динамо» в итоге купило его у «Электроники» за приличную сумму. Помню, еще по юношам сыграли мы товарищеский матч в Москве на поле уменьшенных размеров, в манеже, с «Трудовыми резервами» — 5:5. После матча директор «Трудовых резервов» Олег Николаевич Юзвинский подошел ко мне и сказал: «Хорошая у вас команда, а Кузнецов уже сейчас — звездочка».

 

Как Айдов астму победил

- Были еще звездочки в вашей команде?

 

— У Коли Георгиева в те годы техника владения мячом на скорости была просто потрясающая. Он делал вираж с мячом, касаясь рукой земли. Гибкости и координации Николы могли даже гимнасты позавидовать.

 

Дима Айдов в те годы, напротив, звезд с неба не хватал. Да, парень он был работящий, но на поле ему порой мешал авантюризм. Помню, играем мы в Новочебоксарске с ТД «Ельниково». Дима на фланге получил мяч и решил сделать самостоятельный рейд. Захотел перекинуть мяч через подкатившегося под него нападающего хозяев. В итоге сам перепрыгнул через соперника, а вот мяч остался у оппонента. Тот убежал, сделал прострел, и нам забили гол. В итоге мы проиграли тогда — 2:3. Но за счет характера, а также приобретенного опыта и мастерства Айдов дорос до уровня футболиста премьер-лиги.

 

- А, правда, что Дмитрий Айдов еще каким-то чудесным образом излечился от астмы?

 

— Приехали мы на турнир в Новочеркасск, а ребятам тогда лет по двенадцать было. И играли мы там на поле, основой которого была… угольная крошка. Прошел дождь — крошка превратилась в черную жижу. У Димы началось обострение его болезни. А спортивные костюмы ребятишек стали от этого угля черными. Вот я и решил постирать их, все восемнадцать штук (улыбается). За этим делом случайно познакомился с… иглорефлексотерапевтом. А ко мне как раз мальчишки бегут: «Айдову плохо!». Этот доктор пошел со мной к Диме, поставил иголки и сказал еще подойти на следующее утро. Мы поехали на игру, а Айдов пошел к врачу. А к перерыву Димка прибежал на футбольное поле. Говорит: «Можно я играть буду!».

 

Потом мне этот доктор еще целый список рекомендаций вручил по Айдову, и по приезду в Нижний я передал его Диминой маме. Не знаю, использовал ли Дима советы того доктора, но астма, действительно, чудесным образом ушла, и функционально парень здорово подтянулся за достаточно короткий промежуток времени.

 

Косоногов напоминал Стрельцова

 

- Еще одной звездой, поигравшей даже за французский клуб «Бордо», был Алексей Косоногов?

 

— Алексей класса с седьмого приезжал к нам, принимая участие в составе «Электроники» в различных турнирах. На одном из них Косоногова заметил тренер сборной России 1982 года рождения Александр Михайлович Пискарев. Поехал Алексей со сборной в Бронницы — получил там очень сильно по ноге, но терпел, играл на уколах. А на турнире в Италии Косоногова признали лучшим нападающим российской команды.

 

Потом Косоногов поехал в литовскую «Кареду», сыграл за нее три матча и сломал руку. В «Электронику» вернулся с пластиной в руке. Но успел сыграть за нашу команду в сезоне-1999 десять матчей, забив в них 4 мяча.

 

Помню, поехали мы на турнир во Владимир, уверенно заняли там первое место, и после этого Леша отправился в школу «Спартака», а вскоре оказался в «Бордо». Но европейская карьера Косоногова, увы, по большому счету, не сложилась.

 

- Владимир Анатольевич, вы ведь при встрече до сих пор с Алексеем тепло общаетесь?

 

— Так я ведь знаю его с детства. Он учился в нашем спецклассе, в 88 школе. Четыре месяца жил у Жуковых, два — у Румянцевых, а еще два месяца у меня. Спал с моим сыном на одном диване.

 

И еще я хочу сказать, что Косоногов (в прошлом сезоне он завершил профессиональную карьеру — авт.) был футболист от бога. Он мне чем-то Стрельцова напоминал, которого помню по выступлениям за московское «Торпедо».

 

Ох уж эти «люди в черном»!

 

- Почему «Электронике» удалось выйти во второй дивизион лишь с третьего места?

 

— Из-за отсутствия опыта. Но не забывайте, что по третьей лиге мы играли 16-18-летними пацанами против взрослых мужиков. А порой и против «людей в черном».

 

Последний матч в первенстве МФС «Приволжье» мы играли в Альметьевске с безоговорочным лидером — «Алнасом». А судил ту встречу Кутлубердин из Чебоксар. Его земляки вместе с нами боролись за второе место. Причем получилось так, что нас в Альметьевске устраивала ничья. Вот он и «прибил» конкурентов, назначив пенальти на 85 минуте. А Андрейчиков не фолил тогда в штрафной — была обычная борьба за мяч…

 

- Вы являетесь автором нескольких крылатых фраз. Например, после одного из матчей с «Энергетиком» сказали: «В Урене настоящие только медведи!»…

— Вспомню лишь два эпизода одного из матчей в Урене. Первый — на Жукове фолят, разбивая ему щиток и нанося травму, в нашей штрафной и нам же ставят пенальти. А потом Царенко берется исполнить «стандарт». Арбитр Александр Козлов из Дзержинска показывает бить по свистку. Но Царенко ударил до свистка, и гол был засчитан. Мы впервые тогда после матча подали протест на судейство. Потом Козлов скажет, что «тренеры «Электроники» телевизор кому надо отвезли, чтобы меня дисквалифицировали». Это ложь, конечно же. На судейском комитете и без телевизора во всем справедливо разобрались, вот только очков нам это не прибавило. А в другом матче Сыропятов в каком-то безумном подкате сломал ногу все тому же Жене Жукову. Вот тогда после игры я и сказал эту фразу.

 

Но потом ребята немного повзрослели, и мы научились играть с «Энергетиком». Побеждали уренцев не раз, даже в день рождения Виктора Федоровича Павлюкова (улыбается).

 

- А как получилось, что родным стадионом «Электроники» стал «Полет»?

 

— Мы еще играли по третьей лиге, а стадион «Труд» уже начали ломать, чтобы сделать из него арену для конькобежного спорта и хоккея с мячом. Вот мы и стали задумываться о новом «доме». Многие предприятия сбрасывали в то время социальные активы. Но вариантов с футбольными стадионами было немного. В итоге я вышел на руководство «Полета» (тем более что сам живу неподалеку), договорился обо всем, и вскоре братья Кузнецовы стали владельцами этой арены. А «Электроника» перебралась из Сормовского в Московский район.

 

Зона «Урал-Поволжье» стала для нас кошмаром

 

- А почему, на ваш взгляд, молодая и задорная команда стала в итоге «обрастать» ветеранами?

 

— «Электронике» не хватило преемственности поколений. У нас был договор с сормовской командой, ведомой Андреем Борисовичем Реутовым. Они играли за «Электронику» во всех обязательных соревнованиях, а на подходе была группа Валерия Юрьевича Мочалова. Однако Реутов трагически погиб, а на его место пришел Павел Николаевич Жигалов, которому помогали Василий Афанасьевич Рындов и Георгий Николаевич Князев. Команду стал финансировать «Авиатехмас», но в итоге несколько человек потом отправились в павловское «Торпедо», и все.

 

Следующим нашим возрастом была команда Валерия Мочалова, из которой вышли Андрей Буйволов, Егор Тараканов, Павел Лачугин, Юрий Солнцев, Сергей Поляков. Но между 1982 и 1987 годами рождения образовался разрыв, который надо было кем-то заполнять…

 

А еще самой настоящей трагедией стал для нас перевод в зону «Урал-Поволжье». В ней в то время играли самые богатые клубы второго дивизиона. Это был явно не наш уровень. В некоторых командах зарплата одного игрока была, как бюджет «Электроники». И тогда после постоянного движения вперед мы сделали несколько шагов назад.

 

- А самым тяжелым получился сезон 2003 года?

 

— Это был просто кошмар какой-то. Даже моему 42-летнему помощнику Олегу Константиновичу Максимову пришлось снова вернуться на футбольное поле — такие были проблемы с составом. Вот мы вспоминали 1998 год. А в 2003-м было много уже нефутбольных дел, особенно в таких зонах, как «Урал-Поволжье».

 

Приведу только один пример. Приезжает «Торпедо» из Волжского, которое идет на вылет. Предлагают эти ребята договориться. Но мы сказали: «Будем играть в футбол». А в воротах у нас стоял опытный вратарь Андрей Никитин, приехавший в «Электронику» из Волгограда. Пропускает он такой (!) гол. Мы тогда Никитина заменили после первого тайма, и больше он у нас не играл. В перерыве поговорили с ребятами на повышенных тонах. И в итоге мы одержали победу — 2:1, причем победный гол на последней минуте матча забил еще один ветеран — Сергей Головня.

 

Коняшин подхватил знамя

 

- В 2004 году в «Электронике» произошла смена собственника, а вскоре у клуба сменилось и название…

— Мы очень благодарны братьям Александру и Сергею Кузнецовым за всё и до сих пор с ними в прекрасных отношениях. Но, как я уже говорил, с преемственностью поколений у нас было туго (а именно на такой путь наши хозяева рассчитывали), да и финансировать клуб в зоне «Урал-Поволжье» оказалось очень тяжело.

 

Тогда из Ярославля после нескольких месяцев работы в «Шиннике» вернулся нижегородский бизнесмен Александр Викторович Коняшин. Они с Игорем Егоровым «замутили» какую-то команду с длинным названием, игравшую на область. Ее тренировал Алексей Малайчук. Я позвонил Коняшину, а вскоре свел его с Кузнецовыми. И он согласился взять нашу команду под свою опеку.

 

Как сейчас помню, нам предстоял непростой выезд по маршруту Ульяновск — Казань. И в районе остановки «Улица Ларина» за виадуком меня ждет автобус с командой. А я как раз ехал со встречи Кузнецовых с Коняшиным. Вхожу в автобус и говорю: «Играем дальше». Кстати, тогда мы впервые отобрали очки у ульяновской «Волги» (сыграли вничью — 0:0) и со счетом 3:0 разгромили в Казани «Рубин-2».

 

- У Коняшина, насколько нам известно, недолгое время был еще проект под названием ФК «Ижевск».

 

— Да, и он привез оттуда нескольких ребят, но заиграл из них впоследствии только Егор Тараканов. Считаю, что мог его превзойти Антон Колесников, но другой протеже Коняшина — Вячеслав Рафиков — сломал Антону ногу на тренировке, грубейшим образом подкатившись сзади. Потом Колесников приезжал в «Волгу» в 2006-м, но это уже был не тот Колесников…

 

- Уход ведущих игроков — Николы Георгиева и Андрея Подолянчика — в сезоне-2004 сильно ослабил команду?

 

— Конечно, ослабил. Эти ребята набрали тогда приличную форму, и Коняшин решил отдать их в аренду, в казахстанский «Женис», который тогда тренировал Александр Заваров. Однако вскоре Заваров покинул клуб, и Георгиев вернулся уже в «Волгу», а Подолянчик оказался в сезоне-2005 в новотроицкой «Носте».

 

- Владимир Анатольевич, вам снится футбол?

 

— Мне не раз снился гол, который мы пропустили на стадионе «Локомотив» в сезоне-2004. На 90 минуте Шкилев сравнял счет со штрафного, и команда бурно праздновала этот забитый мяч. Но впереди было еще добавленное время. И вот по нашей правой бровке парень убежал от Жукова, который радовался больше всех, сделал навес, и Саша Семенов принес победу «Локомотиву». Я после этой игры так расстроился, что из Канавина пошел домой — на улицу Чаадаева — пешком.

 

- Помнится, все тот же Дмитрий Айдов как-то рассказывал, что никогда столько не бегал на сборах, сколько у Владимира Анатольевича Зиновьева…

— Думаю, Дима слукавил. Да, мы, тренеры, тогда понимали, что команда 17-18-летних пацанов, безусловно, должна работать над техникой, психологией и тактикой, но сможет играть во второй лиге только за счет отменной функциональной подготовки и, конечно же, «поднимали планку» на сборах. Но с Сергеем Петренко в 2008 и в 2009 годах Айдов и К бегали куда больше, чем с Зиновьевым. В 2009-м Петренко заложил такой фундамент физической подготовки, что во втором круге, когда команду возглавил Сергей Передня, то она выдала беспроигрышную серию из 16 матчей подряд. Думаю, эта команда, которую комплектовали мы со Станиславом Павловичем Ядровым, вполне могла выйти в премьер-лигу. Но в итоге было принято решение выходить в 2010-м с другой, обновленной командой, другим руководством и другими тренерами. Но это, как говорится, уже совсем другая история.

 

 

Беседовали Сергей КОЗУНОВ и Григорий ГУСЕВ

 

http://металлургвыкса.рф/2015-04-10-2

 

 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья