Блог Simply a sport lover

Мартен Фуркад: «Я всё пережил»

Будучи на карантине у себя дома,  Мартен Фуркад назначил встречу по скайпу на утро среды. Он расслаблен и улыбается. Несколько дней спустя после ухода из большого спорта, он наслаждается драгоценными минутами в кругу семьи. Маленькие дочери - Манон (4 года) и Инес (2 года) - постоянно отвлекают папу, который обещает им сыграть в игру, когда интервью закончится. Каталонец посвятил нам полчаса, возвращаясь мыслями к двенадцати годам своей великолепной карьеры.

Как проходят первые дни после "ухода на пенсию"? 

Всё хорошо. Я наслаждаюсь этими моментами с дочками, очень редкими в последние годы. Мы много времени проводим вместе, много всего делаем. Конечно, сейчас необычная ситуация [с карантином]. Когда я вернулся во Францию, я испытал шок, потому что в Финляндии ситуация с вирусом немного запаздывает по сравнению с Францией. В последние дни серьезность положения стала для меня более очевидной. 

Уже получилось сказать себе: "Ну вот, всё кончено"?

Да. Потому что решение вызревало давно, хотя всё было очень эмоционально в последние дни и недели. И все-таки я чувствую себя странно, потому что я вернулся домой так же, как и в конце каждого сезона. Думаю, это решение будет постепенно проникать в мою  жизнь, и в некоторой степени это будет странно для меня. Я оставил позади двадцать лет жизни. Такие привычки не меняются по щелчку пальцев и без всякой ностальгии. Но я этого не боюсь.

Многие удивлены вашим уходом из спорта всего лишь в 31 год. Можете это объяснить?

Причин несколько. В Ванкувере я был убежден, что закончу после Сочи, в Сочи - что уйду после Пхенчхана. В итоге шок от этого решения оказался смягченным, потому что я никогда не планировал продолжать так долго. Если бы меня спросили 10 лет назад, я бы не подумал, что закончу в 2020-м.  При этом я чувствую себя странно, потому что это не рациональное решение: я по-прежнему люблю спорт, я все еще успешен, люблю путешествовать...

Но я действительно чувствую, что настал момент перевернуть страницу. Я завершил свой путь в  большом спорте. Я выиграл больше, чем мог надеяться. Я всё пережил. Многолетняя слава, падение, возвращение на вершину...

Мне нужно испытать новые способы внести вклад в развитие спорта. Использовать тропинки, которые обозначились в последние годы и занимают все больше места в моей жизни. И потом, мне нужно больше времени проводить с семьёй и дочками, мне стало этого не хватать. Это не основная причина моего ухода, но одна из причин.

Чем вы больше гордитесь: своими регалиями или тем, что привнесли в биатлон?

Думаю, моей самой большой гордостью останется то, чего удалось добиться на трассе. Все-таки ради этого мы приходим в спорт. Я пришел в биатлон не для того, чтобы сделать его лучше, а чтобы стать чемпионом мира и олимпийским чемпионом. Это была детская мечта. Но если оглянуться назад, для меня также большая гордость, что я способствовал росту своего вида спорта и его популярности.

Последние два года вы боролись сами с собой. Это самый большой вызов в вашей карьере?

Трудности прошлого сезона и возвращение на вершину -  это, пожалуй, одна из самых красивых страниц романа. Прошлая зима была очень трудной. Я потерял все ориентиры, я больше не мог делать то, что делал последние десять лет. Это было невероятно трудно. Было много накопившейся усталости, и моё тело сказало "стоп". Мне потребовалось время, чтобы восстановить силы и вернуться на свой лучший уровень. Для меня огромная гордость, что удалось закончить карьеру таким образом: в желтой майке, с титулом чемпиона мира и победив в последней гонке. Я не мог бы мечтать о лучшем завершении, это позволяет мне уйти совершенно спокойным, без сожаления о моем выборе. Если бы я ушел в конце прошлого сезона, у меня бы  остался горький привкус во рту. Но теперь эта горечь превратилась в чрезвычайно богатый жизненный опыт.

Биатлон - очень требовательная дисциплина. Как он вписывался в вашу повседневную жизнь на протяжении более 10 лет?

Это также сподвигло меня завершить карьеру. Я всегда мог с гордостью говорить себе, что выкладывался по максимуму последние десять лет. Когда я смотрел в зеркало прошлой зимой, я говорил себе: "Да, сейчас ты страдаешь. Но в то же время ты себя не обманывал, ты тяжело работал и не шел на компромиссы". Профессионализм, о котором так много говорят, - это ежедневный выбор. Не хотел бы называть это жертвой, не люблю это слово, но это выбор. Выбор иногда сложный и неудобный для нас и тех, кого мы любим. Особенно сильно на мне сказывалось давление, которое я испытывал каждый день. И теперь оно начало понемногу уходить, возможно, это главное ощущение после окончания карьеры, а не то, что ты больше не спортсмен или нехватка соревнований. 

Что можно теперь вам пожелать? 

Можно мне пожелать, чтобы я продолжил себя реализовывать, внес вклад в спорт и в биатлон в частности, теперь уже по другую сторону трассы. Я не волнуюсь о будущем, потому что, как я уже говорил, я любопытен. Ни разу я себе не говорил: "Что я буду делать?" Наоборот, я еще не определился, что делать. У меня много проектов и много желаний. Следующие месяцы, даже годы, понадобятся мне, чтобы спланировать будущее. Одно могу сказать наверняка: не представляю себя тренером. Я был слишком требователен к себе, и у меня не получится быть таким же с другими. Во мне нет этого таланта.

Источник: L'Independant

Симон и Мартен, прежде всего братья...

"Я бы никогда не смог полностью отблагодарить его за то, что он был моим спутником в этом путешествии и благодаря ему оно началось. Если я сейчас здесь, это потому, что я хотел идти по следу, который он начал прокладывать". 

Кто может показать путь лучше, чем старший брат? Нельзя рассказать о богатой карьере Мартена, не упоминая его старшего брата Симона, их отношения, иногда болезненные, но неизменно наполненные любовью. В своем неутолимом стремлении быть первым Мартен Фуркад не имел другого выбора, кроме как превзойти того, кто был для него примером. По словам их отца Марселя, "переворот" случился после масс-старта Ванкувера. Во время медальной церемонии Мартен нашел глазами своих близких... "Симон на моем плече выплакивал все слезы своего тела... Он был на дне ямы, и это продолжалось несколько лет", - рассказывает Марсель. 

"Нелегко пережить то, что по твоей вине страдает любимый человек, хоть ты этого и не хотел. Но я очень рад, что нам удалось это преодолеть", - признается со своей стороны Мартен. После нескольких лет натянутых отношений, братья снова обрели друг друга. "Я первый болельщик моего брата", - заявил Симон на Олимпиаде в Сочи, а потом в течение несколько лет громко выражал гордость успехами Мартена. 

"Прости и спасибо" - пишет Симон в трогательном послании, посвященном окончанию карьеры младшего брата.

Источник:   L'Independant 

А теперь можно полюбоваться нашим "пенсионером" (ыыыыыы)

"Ожидания от окончания карьеры"

"Реальность"

А также милое видео с дочками (и Очками) для Julbo!

А еще можно посмотреть передачу с Мартеном (по скайпу), где он предстает в немного неожиданном образе - в трусах :))

Плюс очень интересный лайв в Фейсбуке, где Мартен говорит о том, что никогда не ел ничего съедобного, что ему дарили (ыыы).

https://www.facebook.com/Paris2024/videos/213841653015620/

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья