Блог Липучая мышь

Головина учил тренер, который сам создал клуб в Кузбассе, обыграл ЦСКА и пишет стихи. Его школе тоже нужны 16 млн рублей

Евгений Марков поговорил с незаметным героем.

В 14 лет Александр Головин, начавший играть в городе без нормальных полей, уехал из семьи в Ленинск-Кузнецкий – это шахтерский городок в Кемеровской области на 100 тысяч жителей, где есть интернат и можно было тренироваться 5 дней в неделю, а в выходные гонять в Калтан, к родителям. В местной школе олимпийского резерва (УОР) Головин занимался с 2010-го по 2012-й.

На этой неделе такое уточнение годов стало очень важным. После случайного вопроса футбольного менеджера Ильи Штеблова вице-президенту «Монако» Вадиму Васильеву мы больше суток обсуждали солидарные выплаты, которые полагаются школам за талантливых игроков, меняющих команды. К сожалению, сами школы иногда не заполняют нужные бумаги и оказываются без заслуженных денег. Например, Калтанской школе полагаются 16 миллионов рублей, ленинск-кузнецкой – те же 16. 

На деньги от «Монако» претендуют еще Осинники и Новокузнецк. Мы пишем про Ленинск-Кузнецк не потому, что считаем, что получить их должны только там. Нет, мы просто хотим, чтобы тренеры, воспитавшие хорошего русского футболиста, получили внимание, их школы жили дольше и счастливее, поля и интернаты становились лучше, а новые пацаны, играющие там, тоже могли доучиться до уровня ЦСКА и сборной.

Но пока денег нет, потому что в нашем футболе не привыкли пользоваться своими правами: сибирские школы Головина не обращались в РФС с запросом на получение денег от «Монако», в РФС же отмечают, что систему можно улучшить. Например, сейчас в паспорте футболиста прописаны только школы и не указаны тренеры (которые вообще-то могут получить вознаграждение, когда игрок подписывает первый контракт), школа в Калтане в паспорте Головина вообще не значится, а к школе в Осинниках есть вопросы по ее официальному статусу. 

Денег нет, зато есть путаница, кому они достанутся и достанутся ли вообще – документы на компенсацию можно подать до 27 июля 2020-го. Тем временем тренеры продолжают работать и надеяться на футболки и мячи от Головина (игроки училища в Ленинске-Кузнецком устроили фотосессию в новых формах от Александра). 

«Стараемся, чтобы футбол не умирал. Один наш мальчик (фамилию не назову) сейчас на просмотре в «Рубине» у Слуцкого. Вот бы получилось», – говорит тренер Сергей Васютин, который работал с Головиным с 2010-го по 2012-й. А мы рассказываем его историю. 

Жизнь в шахтерском городке: без выходных, но с посиделками, озером и собственными стихами

Сергею Николаевичу 62 года. Родился в Кемерово. С 1987 года живет в Ленинске-Кузнецком, откуда почти не уезжает: «Уютный зеленый городок со скромным обаянием периферии: нет пробок, я больше сосредоточен на работе. Люди у нас прекрасные, а в Кемерово устаю от суеты большого города. 

Уже 20 лет работаю без отпуска. Утром – в училище, две тренировки, между ними разбираю бумаги, вечером – домой и очередные бумаги. Летом постоянные игры и поездки. Зимой иногда бывают выходные, но заболеть я не имею права, потому что не могу выпадать: я единственный тренер на футбольном отделении. 

Детей у меня нет, в редкие свободные дни выбираюсь с друзьями на озеро – жарим шашлык. 

Вне футбола я любитель общаться, посидеть и повспоминать прошлое с друзьями. До двух ночи смотрю Соловьева, переживаю за Украину. Увлекаюсь лирикой, сам пишу стихи. В общем, день заполнен». 

Васютин сам создал в Ленинске-Кузнецком клуб, который обыграл ЦСКА и дошел до 1/4 финала Кубка России. На деньги за Смертина провели целый сезон

В детстве Васютин был вратарем, играл в областных турнирах, вместе с ним детская команда Кемерово выиграла региональные турниры и дошла до финала «Кожаного мяча» в Вильнюсе, где заняла десятое место.   

«Я много чего перепробовал, – вспоминает Васютин. – Дошел до пятого курса педиатрического факультета, по ночам ассистировал на операциях: из-за тренировок пропускал лекции, и у нас было наказание – профессор Гаджиев заставлял отрабатывать ночными дежурствами. Впервые увидел газовую гангрену: бабушка лечила дедушку примочками и запустила ногу. 

После 10-го класса в Кемерово я создал дворовую команду «Заря», которая потом незаметно переросла в клуб. Мне предоставили зал, появился спонсор, о нас писали и снимали фильмы. На пятом курсе меня перетянул футбол, бросил медицину. Тренировки, клуб, мальчишки – мне этого хотелось! Мама проплакала не одну подушку:  в семье верили, что появится домашний врач. Но тут появился клуб, ко мне приезжали дети со всего Кузбасса, это было престижно. 

В 1987 году местный департамент спорта пригласили меня в спортивный интернат Ленинска-Кузнецкого. Забрал 15 воспитанников, и на базе УОР [там потом учился Головин] появился новый футбольный клуб «Заря», который первые два года назывался «Шахтер».    

C основания в 1989-м до 93-го «Шахтер» выступал в низших лигах СССР и России, с 1993-го по 1997-й – под названием «Заря» – в первой лиге, где у Васютина играли Сергей Кормильцев (153 матча за московское «Торпедо»), Алексей Смертин (который катается на «Харлее»), футболисты сборной Казахстана Андрей Морев и Олег Мусин, а также белорусский вратарь Геннадий Тумилович. 

«10 тысяч болельщиков приходили на переполненный стадион с горнами и так гудели, что тренер «Зенита» Садырин, которого мы дважды обыграли в первой лиге, сравнил шум с маленькой Италией, – вспоминает Васютин. – Мы встречались в местном ДК с болельщиками, выпускали газету «Футбольная Заря», а в 1997-м прошли ЦСКА в 1/8 финала Кубка России».  

На воротах «Зари» стоял как раз Тумилович, в полузащите бегал 22-летний Алексей Смертин, а за ЦСКА играли Гришин, Хомуха, Минько и Кулик, один из десяти матчей за клуб провел Игорь Семшов. 

Смертин играл в Ленинске-Кузнецком с 1994-го по 1997-й. Когда в 2003-м Алексея за 3,5 миллиона фунтов купил «Челси», он сам вспомнил о первых клубах: позвонил в Барнаул (где начинал) и в Ленинск-Кузнецкий, объяснил, какие нужны документы, чтобы доказать причастность к подготовке и получить деньги. 

Так училище получило 113 тысяч евро. 

– Куда пошли эти деньги? – вопрос Васютину. 

– В сезоне-2004/05 «Заря» вернулась во вторую лигу. В городе уже тогда были проблемы с финансированием, так что мы весь сезон отыграли на деньги от трансфера Смертина. Продлили болельщикам радость. 

***

С 2008 года «Заря» не играет в профессиональных лигах – только среди любителей. 

После разных попыток ожить команда – под новым названием «Заря-СУЭК» (финансируется угольным гигантом – Сибирской угольной энергетической компанией) – осела в чемпионате Кемеровской области, который и выиграла в 2019 году. 

«Мы спартанцы». Пацаны живут вместе круглый год, проводят концерты, монтируют видео и участвуют в олимпиаде по 15 видам спорта (Головин играл за Португалию)

Васютин – старший футбольный тренер в училище, занимается с парнями из 12 городов Кузбасса, где нет мощных школ, но есть таланты. Там они и живут, и учатся (полноценное школьное образование после 9-го класса). 

– Я набираю ребят 15-16 лет на четыре года: у нас тренируются 24 человека, мы выпускаем их 20-летними (до этого времени делаем армейскую бронь – когда им 18 лет, армия за ними не гоняется). Мы – спартанцы. Играем против академий из 100 человек и выдаем изумруды, как Головин. 

Тренируемся два раза в день, есть и поля, и залы, и тренажеры. Я работаю по авторской методике, где больше внимания уделяю технике. Сейчас у многих молодых игроков уже пухлая медицинская книжка, как у старичков – потому что их загоняли. А мы отталкиваемся от медицины, не даем им слишком больших нагрузок. Главное – довести здорового молодого футболиста до профессионального футбола. 

Наверное, из-за более сурового климата наши ребята в 16-17 лет физически уступают южным сверстникам, у которых лучше условия и больше игровой практики. Наши смотрятся юношами в сравнении с ними. Я всегда смеялся: «Солнце позволяет быстрее созревать». 

Но у нас нет подгонки результатов: я спокойно и вдумчиво работаю, даю шанс и время всем. К тому же у нас совместное проживание, круглый год ребята живут в училище по клубному принципу: учеба, спорт и досуг – вместе. Режим профессиональной команды, при котором они неделю работают, а на выходных (когда нет матчей) едут домой. Им потом легче в профессиональной команде. 

Я объясняю ребятам, что футболист формируется за футбольным полем. Игра – амфитеатр, там сидят 10-20 тысяч болельщиков, и человеческие недостатки будут отражаться в игре. В жизни мы можем казаться сильными, но в стрессовой обстановке футбола ничего не спрячешь. Поэтому я творчески развиваю мальчишек: они сами ведут наш сайт, раз в год делают часовой фильм, пишут сценарий с юмором, пародиями и лучшими голами сезона, сами монтируют. В таких общих сценах участвовал и Головин: он не был заводилой-артистом, но со временем его скромность изжили, поэтому сформировался характер лидера и бойца. Это было связано с нашей системой подготовки.

Лет десять назад у нас появилась традиция новогоднего концерта со сладостями и подарками. Как-то от спонсоров нам пришел комплект футбольной формы. До весны матчей не было, поэтому она лежала у меня в тренерской. И где-то перед Новым годом под дверь положили листок: «Письмо Деду Морозу в Великий Устюг: подарите нам уже новые формы, вручите куртки и шапочки, а мы будем учиться без двоек и не нарушать дисциплину». И все подписались. 

Я сделал письмо-ответ в красивом красном конверте: «Постараюсь выполнить, но и вы не забудьте порадовать Деда Мороза. Буду рад, если проведете концерт». Они сделали фильм и организовали концерт – так эта традиция и появилась, а мне пришлось выдать ребятам экипировку.

Зимой, когда нет матчей, я провожу ребятам олимпиаду по 15 видам спорта – от шахмат и шашек до лыжных гонок, виртуального футбола и настольного тенниса. Ребята разбиваются на три команды (сейчас у нас Голландия, Аргентина и Россия; жеребьевка – это целая церемония) и соревнуются. Головин играл за Португалию (тогда они заняли третье место), но был чемпионом по настольному теннису. Так зима пролетела быстрее». 

Помогут ли деньги за Головина? И что дальше? Зачем Васютину все это нужно? 

«Финансирования хватает в натяг, – говорит Васютин. – Училище не может организовать сборы, проплатить выездные турниры, поэтому разрешаем нашим игрокам усиливать областные команды для их же игровой практики. В чемпионате Кузбасса недостаточно матчей: участвуют всего 8-10 команд, это максимум 20 матчей в год, хотя в начале 90-х с первой «Зарей» играли по 30-40 раз.  

Хотели бы заложить свое искусственное поле, потому что зимой мы ездим на городской стадион, еще приобрести компьютеры – много чего нужно. 

– Вы не устали от футбола? Денег хватает не на все. Зарплата наверняка не такая, как в клубных академиях. 

– Мне 62 года, поздно что-то менять, да и меня все устраивает. 

Всегда хочется большего. По меркам училища зарплата у меня нормальная, хотя, конечно, ниже, чем у тренеров в академиях или у Галицкого. 

Хороший тренер у нас в области получает от 40 до 60 тысяч рублей. Заслуженный – 70 тысяч. На уровне детской школы рады и 30 тысячам. 

– Какая у вас мечта?

– Летом очень хочу провести матч по сюжету «Двух капитанов» Каверина: чтобы сыграла команда наших выпускников, в первом тайме с капитанской повязкой вышел Смертин и в перерыве передал ее Головину. С кем сыграть – еще подумаем. 

А вообще хочу, чтобы у всех моих мальчишек получилось. 

Я не замыкаюсь на тренировках. Доведение игрока до профессионального уровня гораздо интереснее получения результата».

Фото: lkuor.ru; sport-42.ru; lkuor; ru.wikipedia.org; kaleidoskop-f.ucoz.ru/

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья