Липучая мышь
Блог

Роман Нойштедтер: «Слуцкий очень много шутит и смеется – в Германии я никогда такого не видел»

Российский игрок «Фенербахче» дает большое интервью Евгению Маркову.

Этим летом Роман Нойштедтер не только получил бордовый паспорт с двуглавым орлом, попал на Евро-2016 и быстро вылетел оттуда со сборной России, но еще и поменял клуб. Почти восемь лет он отыграл в Германии и после четырех полноценных сезонов в «Шальке 04» (161 матч и 8 голов во всех турнирах) переехал в чемпионат Турции. Роману в последнее время не очень везет с тренерами: он ушел из «Шальке», когда клуб возглавил Маркус Вайнцирль, и перешел в «Фенербахче», где Витора Перейру сразу же поменяли на Дика Адвоката. Поэтому сейчас у Нойштедтера гораздо меньше игровой практики, и его впервые не вызвали в сборную. Но это не мешает российскому защитнику пахать на тренировках, общаться с Федором Смоловым и наслаждаться прекрасным Стамбулом.  

— Как проходят ваши первые месяцы в Стамбуле? И чем жизнь в Турции отличается от жизни в Германии?

— Мне здесь все очень нравится, Стамбул — очень большой город, где есть на что посмотреть. Я уже начал учить турецкий язык, и если мне что-то надо, то люди в клубе или в городе всегда подскажут. Погода в Стамбуле точно лучше, чем в Германии, а также здесь, как в Москве, очень много пробок. Когда люди говорят, что приедут ко мне в два часа, обычно получается, что они приезжают только к четырем.

— Не удивляет такое большое количество турецких флагов на улице?

— Люди очень гордятся своей страной, и они это демонстрируют.

— И все же, где лучше готовят кебабы: в Германии или в Турции?

— Здесь готовят традиционные кебабы, и вкус у них совершенно другой, не похожий ни на один другой. Мне нравятся кебабы и в Турции, и в Германии, хотя я их сейчас почти не ем.

— А в самом Стамбуле что нравится больше всего?

— Это город с древнейшей историей, хотя у меня не было достаточно времени, чтобы насладиться им. До этого я был только в нескольких музеях, а в среду у нас будет выходной, и я наконец хочу посмотреть Голубую Мечеть. Говорят, она впечатляет.

— Это очень контрастный город?

— Здесь везде присутствует религиозный микс: в каждом ресторане можно увидеть женщин в парандже; также в городе есть европейские и китайские кварталы. Все это делает Стамбул невероятным местом.

— А как религия отражается на жизни мусульманских игроков «Фенербахче»?

— Мы слышим призывы на молитву прямо на базе, и некоторые футболисты молятся пять раз в день. Они часто встречаются до тренировки и идут на молитву, а по пятницам все вместе едут в мечеть.

— Несколько лет назад вы играли в Лиге чемпионов за «Шальке». «Фенербахче» — это шаг куда?

— Изначально хотелось попробовать себя в другом чемпионате, потому что в бундеслиге я отыграл почти семь лет. Там для меня уже не было ничего нового, я поиграл практически на всех стадионах. Так получилось, что с «Фенербахче» мы проиграли «Монако» и не попали в Лигу чемпионов. Но в прошлом сезоне я уже играл в Лиге Европы с «Шальке» и могу сказать, что там тоже есть хорошие команды. Если пройдем групповой этап, соперники станут еще сильнее. Следующая игра у нас против «Манчестер Юнайтед», а это команда уровня Лиги чемпионов. Так что будет непросто.

— А как болеют на турецких стадионах? Громче, чем в Германии?

— Стадион еще ни разу не заполнялся полностью, но фанаты здесь очень громкие. Так что на дерби, когда придут абсолютно все, будет настоящее безумие. Здесь люди в хорошем смысле больны футболом. Турки всех возрастов любят эту игру и во время знакомства первым делом спрашивают, за кого ты болеешь. Футбол занимает очень важное место в жизни Стамбула и Турции.

— «Фенер» сейчас на восемь очков отстает от первого места. Почему команда даже не в зоне еврокубков?

— В начале сезона нам поменяли тренера, и сейчас мы постепенно привыкаем к его требованиям. Ребята понимают, чего Дик Адвокат хочет от нас, поэтому скоро мы догоним лидеров, и мы уже выиграли несколько матчей. Так что будем работать и приближаться к первому месту.

— Почему вы так мало играете за «Фенербахче»: это сильные конкуренты или тренерское решение?

— Когда я переезжал в Турцию, команду тренировал Витор Перейра, и мы с ним очень много общались. Во многом благодаря ему я и выбрал «Фенербахче». Он играл с тремя центральными защитниками, а сейчас Адвокат использует другую схему. И получается, что один из нас выпадает из основы. С новым тренером я играл в первых матчах, делал это неплохо, и Адвокат хвалил меня. Конечно же, я не остановлюсь и буду доказывать тренеру, что я должен играть в основном составе.

— Вас впервые после получения паспорта не вызвали в сборную России. С чем это связываете?

— На первый сбор меня все же позвали, и я сыграл против Турции. У сборной новый главный тренер, и он хочет посмотреть на каждого. Ведь сейчас в России есть много хороших игроков, которые постоянно прогрессируют. Поэтому «Ростов» и попал в Лигу чемпионов, а «Краснодар» уверенно идет в Лиге Европы. Конечно, влияет и то, что я не играю в «Фенербахче». Для того, чтобы выходить на поле в каждом матче, работаю каждый день; и надеюсь, что скоро буду играть постоянно: как в клубе, так и в сборной.

— С ван Перси уже обсуждали матч Россия — Голландия на Евро-2008?

— Нет, ту игру пока не вспоминали, но мы с Робином много общаемся, так что успеем поговорить и об этом. Здорово, что у меня есть возможность тренироваться с таким сильным и опытным футболистом. Мы все понимаем, насколько он важен для команды.

— А Эменике рассказывал что-то про Россию?

— На базе мы живем с ним в одной комнате и постоянно хохочем. Он не рассказывал, что именно творил в Москве, но очень много говорил о российском этапе его карьеры, о «Спартаке» и о том, как его там полюбили болельщики. Эменике очень понравилось в России, хотя он там иногда сильно замерзал.

— Вы говорили, что хотите перейти в клуб, где вас «будут уважать как игрока и как человека». Вы нашли все это в «Фенербахче»?

— Мне понравился клуб, город, профессионализм руководства, база и красивый стадион. Иначе бы я сюда не перешел. Понимаю, что произошло в «Шальке», когда я оттуда уходил. Туда пришел новый тренер, и пока его назначали, ни у кого не было времени сесть и поговорить со мной. Я ни на кого не обиделся, но для себя решил, что хочу попробовать что-то новое. Это и стоит за моим решением перейти в «Фенербахче».

— Как изменилась ваша жизнь после получения паспорта РФ?

— Теперь мне приходится ставить визу, а больше ничего не поменялось. Я уже отдал паспорт на английскую визу, потому что мы скоро полетим в Манчестер.

— Решение играть в «Фенербахче» связано с тем, что у Турции безвизовый режим с Россией?

— Нет, это никак не связано.

— А это правда, что Андрей Воронин отговаривал вас получать российский паспорт?

— Когда-то мы встречались в Дюссельдорфе, где он живет со своей семьей. Конечно, мы обсуждали и эту тему, и он предупредил меня, что иногда будут сложности с получением визы. В остальном Андрей согласился, что это мое решение и принимать его буду только я. Так что никто меня не отговаривал.

— Летом писали, что вы могли оказаться в ЦСКА и «Рубине». Это так?

— С ЦСКА я не общался, поэтому не знаю, откуда эта информация появилась в СМИ. А вот «Рубин» выходил на меня, но я в итоге решил переехать в Турцию.

— Потому что турецкий чемпионат сильнее российского?

— Нет, я не могу их сравнивать, ведь в России никогда не играл. В «Фенербахче» я переходил, потому что клуб и тренер были во мне очень заинтересованы. То же самое было и в «Рубине», но у «Фенера» на тот момент были шансы попасть в Лигу чемпионов. Я хотел играть в еврокубках, а в Казани этой возможности у меня бы не было. «Рубин» не очень хорошо стартовал в чемпионате России, но дело не в этом. Хотя легко могу представить себя игроком российского клуба.

— Видно, что вы хорошо следите за нашим футболом.

— Если есть возможность, всегда смотрю за русскими командами в еврокубках. В сборной я пожелал игрокам «Ростова» удачи в матче с «Баварией». Конечно, у них не все получилось, но я знаю, как трудно бывает на «Альянц Арене». Возможность играть против «Баварии» и набирать полезный опыт в Лиге чемпионов — это очень здорово для ребят и всего русского футбола. Благодаря таким соперникам игроки будут развиваться.

— То есть больше всего друзей в сборной у вас из «Ростова»?

— Мы общались с Джанаевым и я лично желал ему удачи, потому что знаю, сколько «Бавария» бьет за один матч по воротам. Новосельцев уже не игрок «Ростова». Но больше всего я общаюсь со Смоловым. У нас с Федей очень хорошие отношения, и мы часто с ним переписываемся.

— Уже звали его в гости в Стамбул?

— Мы оба играем в клубах и обычно общаемся в сборной. Меня сейчас не вызвали, Федя получил травму, но мы с ним все равно на связи. Недавно спрашивал, как у него дела, что случилось с ногой и как его здоровье.

— Вы же с ним одни из самых татуированных игроков сборной?

— Думаю, что больше всего тату у Мамаева. Потом идет Федя, и только потом я. Мне, как и им, нравятся татуировки, и парочку точно себе еще набью. Пока не знаю, что именно, но, если будут интересные идеи, то обязательно сделаю.

— Вы говорили, что у вас по телу идут мурашки во время исполнения гимна. Как вас изменил Евро-2016?

— Помню, когда мы играли первый матч против Англии в Марселе, это было невероятно. Конечно, на турнире мы выступили не так, как этого хотели, но каждый смог сделать для себя важные выводы. На своих ошибках нам надо учиться и в будущем еще больше работать, чтобы их не повторять. Пока что Евро — один из лучших этапов у меня в карьере. Очень рад, что я стал частью сборной и у меня была возможность играть на чемпионате Европы. Сейчас моя цель с Россией — достойно сыграть на чемпионате мира.

— Как вас встретили в сборной России в первый раз?

— Меня все приняли хорошо, хотя мне было тяжело, ведь я не играл в чемпионате России и почти никого не знал. Зато когда меня вызвали в первый раз, я сразу оказался на Евро. Наверное, в команде были и те, кто не был рад моему приходу, но вслух об этом никогда не говорили. Так что с самого начала у меня сложились хорошие отношения с игроками, и со временем они будут только лучше.

— А как в команде отнеслись к вашей фотографии с российским паспортом?

— Все спрашивали, почему я сижу на ней на корточках. Раньше я так сидел с дедушкой на рыбалке, а сейчас, когда мы играли в Москве, кто-то из ребят так сидел в автобусе, когда мы ехали на тренировку. Вообще я немного удивился, что всех так заинтересовала фотография с паспортом. В Германии это называется «Russenhocke», что значит «сидеть по-русски».

— Во время Евро были какие-то конфликты внутри сборной?

— Нет, все было спокойно. Каждый хочет выигрывать и делать для команды лучше, но никаких конфликтных ситуаций у нас на турнире не было.

— Не знаете, откуда у Павла Мамаева появился синяк перед матчем с Уэльсом?

— Нет, этого я не знаю и не думаю, что это как-то важно. Тогда я спросил на тренировке, где Мамаев, и мне ответили, что ему накладывают швы на глаз. Видимо, он тогда где-то стукнулся.

— Вы работали со многими тренерами. Кто из них вам дал больше всего?

— У каждого тренера можно что-то подсмотреть, ведь у всех есть свои фишки. В моей карьере самым важным тренером был Люсьен Фавре в «Боруссии» Менхенгладбах. Именно у него я стал футболистом уровня бундеслиги, научился многим тактическим приемам и выходил в каждом матче.

— А что интересного было у Слуцкого?

— Он очень много шутит и смеется; в Германии я никогда такого не видел. В команде было очень весело, и все — в том числе и тренер — постоянно подкалывали друг друга. Но при этом у Слуцкого мы очень серьезно тренировались, и он всегда ждал от нас 100% концентрации на тренировках и в игре.

— После матча с Англией вы написали: «Пожалуйста, не допускайте насилия, оно разрушает наш спорт». Как на команду повлияли новости из Марселя до и после игры?

— Перед матчем мы это почти не обсуждали, но после игры сами видели, что происходило на трибунах. Никто никогда не узнает, где правда, кто кого начал провоцировать и почему все это произошло. Мы всегда хотим, чтобы болельщики сильно нас поддерживали и всегда стояли за нас. Никто не хочет видеть насилие в футболе, и об этом вам скажут все игроки. В том матче у нас были невероятные эмоции, мы забили на последней минуте, но важнее было, чтобы команду не дисквалифицировали.

— Вы правда боялись, что сборную из-за этого снимут с турнира?

— Мы знали, что этого не случится. Да и болельщики сами не хотели, чтобы их страна страдала из-за этого. Так что мы по этому поводу почти не волновались.

— После того матча в номере Слуцкого происходило собрание некоторых игроков сборной. Вы присутствовали на нем?

— Нет, потому что это не был командный сбор. Меня там не было, потому что я не знал, что ребята собираются к Слуцкому. Обо всем этом я прочитал уже после.

— Вы наверняка слышали про Кокорина и Мамаева. Общались с ними после этого?

— Нет, после Евро ребят не видел, а других футболистов я не обсуждаю. Пусть они сами решают, что им делать: это не мое дело.

— Сейчас обоих нет в сборной. Кокорин забивает за «Зенит», а его все равно нет в команде. Это нормально?

— Я еще не стал тренером и не знаю, как в таких ситуациях правильно поступать. Мы все знаем, что Кокорин и Мамаев очень хорошие игроки. Если они будут и дальше так играть, то обязательно вернутся в сборную. Мамаева к тому же сломали в игре за «Краснодар». Думаю, у них еще обязательно будет шанс, но это решит только тренер.

— На последнем сборе игроки сборной специально вам плохо пасовали и говорили, что «Россия — это не Германия». Это были все же шутки?

— Это обычные футбольные шутки, а люди, которые их не понимают, пишут всякие глупости. А понимают их только те, кто играл в футбол. Мы тогда отрабатывали квадрат 4x1 на маленьком поле, кто-то не очень хорошо принял мяч или же специально пнул его так, чтобы ты не смог его обработать. Ребята так шутили и поэтому сказали: «Это не Германия, здесь мы играем по-другому». Так шутят не только надо мной, а вообще над всеми игроками.

— Вы активно ведете социальные сети, у вас есть свой официальный сайт. Насколько это важно для современного футболиста? [для сравнения: сайт Романа Нойштедтера и сайт Алана Гатагова].

— Важно, что из этого я не делаю какое-то шоу, а просто хочу рассказать людям о себе: кто я, откуда я, что делаю и чем интересуюсь. Все аккаунты я веду сам и часто отвечаю фанатам. Всем, конечно, ответить не могу: для этого мне придется потратить на это несколько недель. Но сейчас, когда есть интернет и социальные сети, общаться с болельщиками надо обязательно. Они хотят побольше знать об их любимых спортсменах, но при этом важно не увлекаться. Нельзя каждый час писать, что ты сходил покушать, тебе было вкусно, а потом ты выпил стакан колы, которую тебе на самом деле нельзя. Так я как раз и не делаю, а просто хочу, чтобы люди поближе знали того, за кого они болеют.

— В инстаграме у вас какое-то невероятное количество фанатских страничек. Знаете об их существовании?

— Неделю назад залезал туда и заметил, что у меня появилось много новых подписчиков. Иногда смотрю, что они там выкладывают: фотографии, портреты и прочее творчество. Всегда заметно, когда болельщики что-то делают для тебя. Я очень благодарен, что меня так поддерживают. Для игроков очень важно, что за них болеет много людей.

— Самое интересное, что они делали для вас?

— Когда у меня были длинные волосы, мне часто дарили резинки и хотели, чтобы я с ними выходил на поле. Мне часто приходят подарки из Японии: разные сладости, шоколадки, рисунки. А зимой они мне иногда дарят теплые носки и варежки. В «Шальке» один раз даже подарили куклу на веревочках в виде меня: с моим лицом, номером и в моей игровой форме.

— А почему именно из Японии?

— Так получилось, что за «Шальке» болеет много японцев. Сейчас там играет Ацуто Утида, и я как-то приезжал к нему в гости. В Японии узнали, что я к ним ездил, и там у меня появилось много фанатов. Это очень красивая страна, а Токио — потрясающий город.

— Вы очень любите путешествовать.

— Этим летом у меня не получилось поехать в отпуск, потому что я решал вопросы с контрактом. В моих планах увидеть весь мир. До этого я уже был в Индии, Австралии, Америке и Европе. Теперь хочу в Африку и в следующий раз постараюсь поехать именно туда.

— А как же путешествие по России?

— Конечно, я хочу посмотреть всю Россию и уже давно мечтаю проехать по Транссибирской магистрали.

— В Стамбуле вы чувствуете себя в безопасности?

— Да, мне здесь хорошо, и я ничего не боюсь. В городе сейчас все нормально.

— Летом в Турции произошла попытка государственного переворота. Как это отразилось лично на вас?

— Об этом я не хочу говорить, но со мной ничего не случилось, все было хорошо.

— Напоследок посоветуйте самые вкусные турецкие блюда.

— У них есть очень вкусный фасолевой суп, и много мяса в самых разных вариациях. Ребята из команды мне постоянно говорят: «Иди туда, там отличный кебаб, а в этом месте попробуй лахмаджун и турецкую пиццу». В Турции готовят очень вкусно.

— Но точно не вкуснее, чем ваша мама?

— Я русский, и русская еда мне нравится гораздо больше. Поэтому было очень здорово, когда в сборной России нас кормили борщом, пельменями и варениками. Русские блюда всегда будут лучше остальных.  

Фото: facebook.com/roman.neustaedter (1,8); globallookpress.com/imageBROKER/Egon Boemsch, imago/Seskim Photo; instagram.com/emenike_9, romainnewton(5,7,9); РИА Новости/Владимир Песня

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные