Блог Нескончаемый след коньков

«...мы лучше поспешим на бал!» Часть 2

Niech żyje bal! – пела польская певица Марыля Родович в своей известной песне на стихи Агнешки Осецкой, в которой жизнь уподобляется балу, где происходит все, что угодно, и пока ты танцуешь – ты живешь. И сегодня на нашем ледовом балу выступают спортивные пары.

Первая половина 1960-х гг. в парном катании ознаменовалась ледовой дуэлью западногерманского дуэта Марика Килиус – Ганс-Юрген Боймлер и советской пары Людмила Белоусова – Олег Протопопов. У каждого дуэта был не только свой стиль в фигурном катании, но и свои предпочтения в выборе костюмов.

килиус

Марика Килиус и Ганс-Юрген Боймлер. 1959 год

Немцы любили необычные, броские костюмы, которые бы подчеркнули на льду их ослепительную красоту. Так, в сезоне 1963 года они выступали в белых костюмах.  На платье Марики довольно простого покроя, с прозрачной вставкой от горловины до линии груди, по диагонали, начиная от правого плеча, располагались вышитые черной тесьмой скрипичный ключ и ноты.

На полуфрак Ганса-Юргена сверху был надет короткий пиджак à la болеро с шалевым воротником, на котором от правого плеча по диагонали также были вышиты скрипичный ключ и ноты, и такие же ноты продолжали эту диагональ на левой полочке пиджака. Дополняли ансамбль белая рубашка и черный галстук – разновидность галстука-бабочки.

боймлер

Марика Килиус и Ганс-Юрген Боймлер. 1963 год

Трудно сказать, насколько эти костюмы гармонировали с хореографическим и музыкальным наполнением программы немецких фигуристов, поскольку видео их катания в том сезоне, к сожалению, не сохранилось. Но если вспомнить слова Людмилы Пахомовой, приведенные мною в предыдущем посте, и принять во внимание тот факт, что костюмы фигуристов в то время были всего лишь своеобразной униформой, не стесняющей их движений и имеющей основной целью эстетически сочетаться с их внешним обликом, то ожидать каких-то особых дизайнерских прорывов в создании образов на льду благодаря костюмам в те времена и речи не шло.

Борьба между Килиус – Боймлером и Белоусовой – Протопоповым за первенство на европейском, а затем и на мировом пьедестале началась в 1962 году, обострилась в 1963-м и достигла своего апогея в 1964-м. За эти годы нашим фигуристам удалось всего один раз опередить своих основных соперников, но эта победа стоила всех проигранных стартов – она была олимпийской! В Инсбруке в 1964 году ценой голоса венгерского судьи Белоусова и Протопопов опередили Килиус и Боймлера и первыми из советских фигуристов поднялись на вершину олимпийского пьедестала. На ЧМ в Дортмунде Марика и Ганс-Юрген взяли реванш: теперь уже они победили Людмилу и Олега ценой голоса одного арбитра.

На своем последнем победном ЧМ Килиус и Боймлер выступали в очень простых по крою и отделке костюмах. На Марике было платье черного цвета (или темно-синего, цветных их фото с тех соревнований у меня, к сожалению, нет) с вырезом под горло, параллельно которому на небольшом расстоянии была проложена отделка двумя рядами блестящих пайеток – черных и белых. Ганс-Юрген катался в полуфраке того же цвета, что и платье партнерши, с шалевыми лацканами из блестящей ткани, в белой рубашке и блестящем же, в тон лацканов, галстуке, являющемся разновидностью галстука-бабочки.

килиус

Марика Килиус и Ганс-Юрген Боймлер. ЧМ 1964 года

Проиграв Олимпиаду Белоусовой и Протопопову, западногерманские фигуристы под руководством своего тренера Эриха Целлера перед чемпионатом мира внесли ряд изменений в свою произвольную программу, которые были сделаны явно под влиянием стиля нашей пары – некоторые обводки и спирали в ней навевали ассоциации с программой Людмилы и Олега. Трудно сказать, был ли выбор костюмов Марики и Ганса-Юргена также продиктован тем, что Белоусова и Протопопов в Инсбруке катались в строгих черных костюмах  (как намек на то, что мы, дескать, побьем вас вашим же оружием) или это было простым совпадением, но расчет немцев оказался верным – они своей цели достигли. После чего ушли в профессионалы, где с большим успехом выступали еще около 20 лет.

Произвольная программа Марики Килиус и Ганса-Юргена Боймлера на ЧМ 1964 года

Людмила Белоусова и Олег Протопопов, безраздельно царящие в мировом парном катании на протяжении 1965-1968 годов, в выборе костюмов для выступлений руководствовались, на мой взгляд, тем же правилом, которого придерживалась и американка Джанет Линн, о которой шла речь в статье о платьях женщин: ничто не должно отвлекать внимания зрителей от главного, ради чего фигуристы выходят на лед – от их катания. Нередко они выступали в костюмах вообще без отделки - черных, как, например, на ОИ 1964 года, ЧЕ  и ЧМ 1965 года или светло-серых с голубоватым оттенком, как на ЧЕ 1969 года. Если же отделка на костюмах и имелась, то она была достаточно деликатной.

белоусова

Людмила Белоусова и Олег Протопопов. ОИ 1960 года

Так, в сезонах 1966 и 1967 годов у Людмилы было черное платье с V-образным вырезом и длинными узкими рукавами, отделанное по горловине выреза и обшлагам рукавов двумя рядами каплевидных стразов; такими же стразами, но в три ряда, был украшен подол юбки. Олег катался в черном фраке с прямоугольными лацканами и белой рубашке с черным галстуком традиционной формы, заколотом зажимом.

люда

Людмила Белоусова и Олег Протопопов. ЧМ 1967 года

Пожалуй, самые нарядные костюмы у этой пары были на ОИ 1968 года в Гренобле: у Людмилы – ярко-розовое платье с геометрической вышивкой с добавлением стразов, углом располагающейся на груди и доходящей до линии талии,  у Олега – черный костюм с прямоугольными лацканами и белая рубашка с галстуком-бабочкой. Каждый элемент фигуристов, облаченных в эти костюмы, на льду выступал выпукло, ярко.

люда олег

Людмила Белоусова и Олег Протопопов. ОИ 1968 года

Но даже в этом случае костюм для фигуристов был все-таки делом второстепенным, главным было само их катание - одухотворенное и в высшей степени музыкальное, в котором особую эстетическую нагрузку несли великолепные спирали: в них они не знали себе равных и через много лет после того, как расстались с любительским спортом.

Произвольная программа Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова на ОИ 1968 года

В этих же костюмах Людмила и Олег выступили впоследствии и на ЧМ 1969 года, но там эти костюмы победе не способствовали - они были только третьими, уступив Ирине Родниной – Алексею Уланову и Тамаре Москвиной – Алексею Мишину.

Основную конкуренцию Белоусовой и Протопопову в пору их расцвета составляли Татьяна Жук и Александр Горелик – воспитанники Станислава Жука, который приходился Татьяне старшим братом и который именно на этой паре впервые опробовал свой подход к парному катанию и свои тренерские принципы. В их основу была положена гармония, базирующаяся не на сходстве антропометрических данных, как у Белоусовой и Протопопова, а на контрасте: маленького роста партнерша и высокий партнер, что позволяло им выполнять порой уникальные элементы.

жук

Татьяна Жук и Александр Горелик. ЧМ 1966 года

На ЧМ 1966 года Жук и Горелик лишь ценой голоса одного арбитра проиграли Белоусовой и Протопопову, потом были вынуждены пропустить сезон из-за травмы партнерши, а на ОИ в Гренобле выступили просто великолепно и стали серебряными призерами. Технически они не только не уступали Белоусовой и Протопопову, но в чем-то и превосходили их, например, в исполнении прыжков и поддержек, но Людмила и Олег имели в то время такой безоговорочный авторитет у судей, что поколебать их лидерство казалось чем-то из области фантастики.

В отношении костюмов Жук и Горелик демонстрировали большее разнообразие, нежели Белоусова и Протопопов. В особенности это касается платьев партнерши, полуфраки партнера были более традиционными.

Так, у Татьяны было светло-синее платье с белой кружевной кофточкой-болеро, выглядящее очень нарядно, в котором она каталась, если не ошибаюсь, в короткой программе в Гренобле (либо это было на показательных выступлениях). Александр был в темно-синем полуфраке с белой рубашкой и черным галстуком.

жук

Татьяна Жук и Александр Горелик. ОИ 1968 года

Во время исполнения произвольной программы в Гренобле на Татьяне было черное платье с белой вставкой, слегка сходящейся к линии талии и далее вновь расходящейся вплоть до края подола; обшлага рукавов были отделаны узкой белой тесьмой, а край подола оторочен серебристой бейкой.

жук

Татьяна Жук и Александр Горелик. ОИ 1968 года

Александр был облачен в черный полуфрак с белой рубашкой и черным галстуком. Костюмы эти выглядели очень эффектно, подчеркивая пленительную женственность яркой блондинки Татьяны и мужественную красоту Александра, и на редкость удачно сочетались с музыкальным сопровождением программы.

Произвольная программа Татьяны Жук и Александра Горелика на ОИ 1968 года

Бронзовыми призерами в Гренобле стали фигуристы из ФРГ Маргот Глоксхубер и Вольфганг Данне. Это была очень сильная пара, с 1966 по 1968 годы почти всегда занимающая места на пьедестале почета ЧЕ и ЧМ. У них был свой стиль, явно испытывавший влияние советской школы парного катания, но при этом Маргот и Вольфганг отнюдь не были ее слепыми подражателями.

маргот

Маргот Глоксхубер и Вольфганг Данне. ОИ 1968 года

В Гренобле они катались в красивых черных костюмах: партнерша – в платье с искусной серебряной отделкой, создающей замысловатый геометрический орнамент, переходящий полукругом и на спину. Оно очень шло к ее белокурым волосам, уложенным в высокую прическу, украшенную черным бантом. А партнер выступал в черном полуфраке и белой рубашке с разновидностью галстука-бабочки.

Их произвольная программа была великолепна выдержана музыкально и хореографически, и черные костюмы на фоне белого льда позволяли зрителям оценить красоту каждого жеста фигуристов. Французский комментатор, говоря об этом прокате, связал роскошное серебро отделки партнерши с возможной будущей серебряной медалью для этой пары, но, слегка перефразируя известную пословицу, можно сказать, что «не все то  серебро, что блестит»:  скромная серебристая бейка, украшавшая подол платья Татьяны Жук, «одержала победу» в этом споре наших фигуристов с немецкими.

Произвольная программа Маргот Глоксхубер и Вольфганга Данне на ОИ 1968 года

Были несколько интересных костюмов у дуэта Тамара Москвина – Алексей Мишин. Прежде всего хочется назвать их костюмы к показательному танцу «Цыганочка», который они подготовили для ЧЕ 1967 года, проходившего в югославской Любляне. Это был очень яркий, заводной танец, неизменно приводящий в восторг зрителей. И костюмы к нему были не менее впечатляющими. На Тамаре было красное платье из атласа с косым вырезом, открывающим одно плечо; отдельные «монетки», словно рассыпавшееся монисто, украшали подол коротенькой юбочки, более крупные сверкали у линии выреза; необычными были рукава в виде развевающихся в танце полосок ткани, не прикрепленных к платью, а надетых прямо на руки.

тамара

Тамара Москвина в цыганском костюме. 1967 год

Алексей танцевал в черных брюках и подпоясанной кушаком желтой (кажется, точно я не уверена) атласной рубашке с широкими рукавами, собранными на манжету, и воротником типа косоворотки, отвернутом на одну сторону.

Журналистка Людмила Доброва вспоминала, что показательные выступления по окончании ЧЕ проходили на открытом катке неподалеку от Любляны, в городке Вцеле, где на трибунах могли разместиться лишь несколько сот зрителей. Но возле катка имелась крутая гора, на которой устроили себе импровизированные трибуны все желающие увидеть звезд европейского фигурного катания. «Выступления Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова, Эммериха Данцера и других фаворитов прошли с огромным успехом. Но не меньшим в тот вечер пользовались Тамара Москвина и Алексей Мишин. Они показали зрителям свой танец «Цыганочка». Танец был поставлен специально к чемпионату. Песню пела на сербском языке Радмила Караклаич. Что происходило в тот вечер на катке и вокруг катка Вцеле! Зрители приплясывали, пели вместе с Караклаич, подергивали плечами, словом, были участниками веселого танца. В самый разгар этой массовой пляски я подняла глаза, взглянула на гору и просто обмерла. Гора ожила. Она тоже приплясывала. Пела. Ходила ходуном. А когда танец закончился, гора под гром оваций тронулась с места: сотни людей бежали к катку, чтобы поздравить Тамару Москвину и Алексей Мишина, - писала Людмила Доброва (Л. Доброва, Е. Чайковская, «В рамке катка», М., «Советская Россия», 1970).

москвина

"Цыганочка" Тамары Москвиной и Алексея Мишина. 1967 год

Очень оригинально смотрелись и костюмы Москвиной - Мишина для короткой программы сезона 1969 года. Они подготовили к нему программу на музыку грузинского танца «Лезгинка». Своеобразный хореографический рисунок программы, экзотическое музыкальное сопровождение требовали и неординарных костюмов.

москвина

Тамара Москвина и Алексей Мишин. 1969 год

И такие костюмы у фигуристов были: у Тамары – красное платье с белой вставкой, сходящейся углом к линии талии, юбкой с одной крупной расходящейся складкой спереди и узкими рукавами, заканчивающимися своеобразными воланами. Притягивала взгляд отделка платья – богатая вышивка стеклярусом в народном стиле по вырезу горловины и на рукавах платья и подчеркнутый тонким рядом бусин силуэт вставки.

москвина

Короткая программа "Лезгинка" Тамары Москвиной и Алексея Мишина. 1969 год

Алексей же выступал либо в черном полуфраке, под который надевал то белую водолазку, то белую же рубашку с различными видами галстуков, либо в светло-сером полуфраке с голубоватым оттенком, с шалевыми лацканами и в белой рубашке с галстуком-бабочкой серого цвета. Программа эта оказалась очень удачной во всех отношениях: она внесла свой весомый вклад в "золото" чемпионата СССР, "бронзу" ЧЕ и "серебро" ЧМ Тамары Москвиной и Алексея Мишина в том сезоне.

москвина

Тамара Москвина и Алексей Мишин в костюмах к танцу "Хромой король". 1969 год

Интересно, что эти костюмы Москвиной и Мишина легко трансформировались в костюмы для показательного танца «Хромой король» под песню Вадима Мулермана, который фигуристы подготовили для сезона 1969 года. Стоило им только поверх своих костюмов для «Лезгинки» надеть белую (у Тамары) и красную (у Алексея ) манишку с пришитыми к ней в 4 ряда золотыми пуговицами, между которыми были протянуты отрезки витого золотого шнура (что, вероятно, должно было имитировать перёд гусарского доломана), а на голову надеть  черные кивера, также выложенные золотым шнуром – и готовы бравые вояки, сопровождающие на войну Хромого короля. К сожалению, целиком ни одного из этих танцев нет на You Tube, но вы можете увидеть их кусочки на видео, представленном ниже.  

Ирина Роднина и Алексей Уланов, сменившие Людмилу Белоусову и Олега Протопопова на троне европейского и мирового фигурного катания, в выборе своих костюмов ставили себе более широкие рамки, нежели их предшественники.

Произвольная программа Ирины Родниной и Алексея Уланова на ЧМ 1969 года

В своем первом победном сезоне 1969 года Ирина выступала в платье оранжевого цвета с искусной вышивкой, углом сходящейся к линии талии, а Алексей – в черном полуфраке с прямоугольными лацканами, белой рубашке и черном галстуке-бабочке; на левой полочке фрака красовалась эмблема с гербом Советского Союза. Тогда мужчины-фигуристы довольно часто использовали в оформлении костюма эмблему свой страны, потом эта тенденция постепенно сошла на нет. Эти «солнечные» костюмы фигуристов отменно сочетались с музыкальным оформлением программы – жизнерадостным, динамичным, дающим фигуристам широкий простор для демонстрации богатой палитры своих сложнейших по тем временам технических трюков.

роднина

Ирина Роднина и Алексей Уланов. ЧМ 1969 года

Было у Родниной, выступающей тогда в паре с Улановым, одно милое платьице для показательных выступлений - голубого цвета, с белой вышивкой стеклярусом  геометрического характера по краю полукруглого выреза и на планке, спускающейся к линии талии, а вышивка, украшающая подол, представляла собой богатый цветочный узор.

ира

Ирина Роднина и Алексей Уланов. 1971 год

Алексей в этих случаях надевал темно-синий полуфрак с прямоугольными лацканами и воротником-стойкой и белую водолазку. Костюмы эти были, с одной стороны, нарядными, а с другой – достаточно нейтральными, чтобы можно было в них танцевать и лихую «Цыганочку», и лирический танец на инструментальную обработку популярной песни, которую Эдита Пьеха исполняла под названием «Город детства». Тогда ведь лимита танцев на показательных выступлениях не существовало, поэтому зрители могли вызывать понравившихся фигуристов на лед по несколько раз подряд.

Показательный танец Ирины Родниной и Алексея Уланова. 1971 год

Свой стиль и в катании, и в костюмах имели основные соперники Родниной и Уланова в сезонах 1970-72 годов Людмила Смирнова и Андрей Сурайкин. Это была красивая пара, тяготеющая к классическому стилю, очень музыкальная, отличающаяся исключительным благородством линий и жестов (прославленная ленинградская школа!), а их технический арсенал лишь немногим уступал по сложности технической оснащенности лидеров: Людмила и Андрей не исполняли параллельный прыжок 2А, который по тем временам считался элементом  ультра-си и был одним из козырей Родниной и Уланова.

люда

Людмила Смирнова и Андрей Сурайкин. 1970 год

Более всего у Людмилы и Андрея мне нравились костюмы, в которых они выступали и в 1970-м, и в 1971-м годах. Людмила была одета в ярко-розовое платье строгого фасона, с воротничком-стойкой и длинными узкими рукавами-реглан, несущими на себе основной акцент – они целиком были покрыты стразами, слегка поблескивающими в свете софитов. В 1971 году стразы, покрывающие спереди еще и небольшой кусочек платья в форме треугольника, стали дополнением к украшению рукавов. Людмила в этом платье была невероятно грациозна.

люда

Людмила Смирнова и Андрей Сурайкин. ЧЕ 1970 года

 Андрей был облачен в темно синий (или черный, на разных фото он выглядит по-разному) полуфрак с прямоугольными лацканами, белую рубашку и черный галстук. Пропорции между строгостью и нарядностью в этих костюмах были соблюдены, на мой взгляд, идеально: с одной стороны, лишние детали не отвлекали взгляда зрителей от выступления фигуристов, а с другой – благодаря насыщенным цветам, костюмы хорошо смотрелись на белой ледяной арене и позволяли зрителям по достоинству оценить мастерство фигуристов.

Произвольная программа Людмилы Смирновой и Андрея Сурайкина на ЧМ 1971 года

Основную конкуренцию советским парам, которые в ту пору безраздельно властвовали как на европейском, так и на мировом уровне, составляли молодые дуэты из ГДР, среди которых мое сердце безоговорочно принадлежало Мануэле Гросс и Уве Кагельману. Ах, какая это была чудесная пара! Просто воплощение Ромео и Джульетты на льду, хотя в жизни их связывали лишь дружеские отношения. Столь рыцарского отношения к своей партнерше, какое демонстрировал Уве, мне нечасто приходилось видеть, а видела я, поверьте, немало.

маня

Мануэла Гросс и Уве Кагельман. 1971 год

Особенно любила я их костюмы для произвольной программы сезона 1971 года – белое кружевное платье Мани с расширенными рукавами и светло-коричневый, с оттенком горчичного, полуфрак Уве с прямоугольными лацканами и надетой под него белой водолазкой. Костюмы эти выглядели очень романтично, и столь же романтичным было катание этой пары.

маня

Мануэла Гросс и Уве Кагельман. 1971 год

Нравились мне и их костюмы сезона 1972 года, в которых они завоевали «бронзу» ЧЕ и поднялись на третью ступеньку олимпийского пьедестала в Саппоро. Мануэла выступала в платье голубого цвета, перед и спинка которого примерно до половины были расшиты довольно крупными черными пайетками, ими же были отделаны манжеты рукавов. Уве катался в темно-синем полуфраке с голубой водолазкой, ворот которой также был расшит черными пайетками.

гросс

Мануэла Гросс и Уве Кагельман. 1972 год

Гросс и Кагельман отличались технической сложностью своих программ (они первыми в мире стали исполнять тройные подкрутки и выбросы в 2,5 и 3 оборота), но при этом катались всегда абсолютно синхронно, очень слаженно и задушевно. Их костюмы при этом могли служить образцом хорошего вкуса и неизменно подчеркивали то лучшее в их внешности, чем их наградила природа.

Произвольная программа Мануэлы Гросс и Уве Кагельмана на ЧЕ 1972 года

Интересные костюмы имели в своем спортивном гардеробе и соотечественники Мануэлы и Уве Роми Кермер и Рольф Эстеррайх. Эта пара, дебютировав на ЧЕ и ЧМ в 1973 году, уже в следующем сезоне ворвалась в мировую элиту и на ЧЕ сумела обыграть стоящих гораздо выше их в мировом рейтинге Людмилу Смирнову и Алексея Уланова. (Не знаю, существовали ли тогда официально в ИСУ подобные рейтинги, но авторитетность той или иной пары или фигуриста достаточно легко было отследить по результатам соревнований, коих в ту пору было совсем немного). Правда, на ЧМ Людмила и Алексей взяли реванш у молодой немецкой пары.

роми

Роми Кермер и Рольф Эстеррайх. 1973 год

В том сезоне Роми и Рольф катались в костюмах с уклоном в народный стиль. Я говорю «с уклоном», поскольку это все-таки не были чисто народные костюмы. Платье партнерши темно-зеленого цвета было похоже на сарафан, но с глухим вырезом под горло. А вот широкие белые рукава явно отсылали к народному костюму: они были присобраны на манжету и были богато расшиты узорами в этностиле. Костюм партнера представлял собой полуфрак того же цвета, что и платье Роми, с глубоким вырезом почти до талии, в котором виднелась белая рубашка, перёд которой был расшит теми же этническими узорами.

роми

Роми Кермер и Рольф Эстеррайх. 1974 год

Кермер и Эстеррайх катались в подчеркнуто спортивном стиле, на высокой скорости и всегда оставляли у зрителей сильное впечатление своим азартом и юным задором.

Очень хорошо сочетались с их манерой катания костюмы 1976 года, в котором они сумели собрать все «серебро» сезона – с ЧЕ, ОИ и ЧМ. Они были светло-зеленого цвета; платье Роми с каплевидным вырезом спереди имело отделку блестящими черными пайетками по линии выреза, а линия плеч была подчеркнута своеобразными «эполетами» из таких же пайеток.

роми

Роми Кермер и Рольф Эстеррайх. ОИ 1976 года

Костюм Рольфа был примечателен тем, что по фасону он уже не был полуфраком, а состоял из слегка расширенных брюк и рубашки, причем брюки имели немного иной, чуть более насыщенный оттенок. Сбоку они были отделаны лампасами из таких же черных пайеток, как на платье партнерши. А рубашка имела практически тот же фасон, что и верх платья Роми – с каплевидным вырезом и «эполетами» по плечам, украшенными черными пайетками.

Произвольная программа Роми Кермер и Рольфа Эстеррайха на ЧМ 1976 года

Особенно эффектно смотрелись эти костюмы во время исполнения фигуристами параллельных элементов – дорожек и вращений, поскольку помогали зрителям визуально оценить потрясающую синхронность, присущую этому дуэту.

Единственной парой, которой удалось нарушить гегемонию советских фигуристов в этом виде фигурного катания с 1965 по 1981 годы, были американцы Тай Бабилония и Рэнди Гарднер. В отсутствии Ирины Родниной и Александра Зайцева, пропускавших тот сезон в связи с рождением ребенка, они сумели опередить Марину Черкасову и Сергея Шахрая и в 1979 году в первый и единственный раз в своей карьере стать чемпионами мира.

тай

Тай Бабилония и Рэнди Гарднер. Конец 1970-х - начало 1980-х гг.

Это была очень стильная и красивая пара, имевшая свой узнаваемый почерк и массу поклонников во всем мире. И они всегда осознавали исключительную роль костюмов в создании Зрелища на льду. «Они так важны, так искусны и подчеркивают личность фигуриста, - сказала о костюмах Бабилония. – Некоторые костюмы несколько безвкусны и могут быть сняты с представления. Ты никогда больше не захочешь их надеть». (Были такие костюмы и у Тай с Рэнди, например, желто-оранжевые сезона 1976 года – Л.М.).

тай

Тай Бабилония и Рэнди Гарднер. 1976 год

Тай благодарна ныне покойному дизайнеру костюмов Джефу Биллингсу за его мудрый совет, способствовавший созданию ее классического стиля на льду.  Он сказал ей такую фразу: «Носи костюм, но не позволяй ему носить тебя». И Тай следует его совету, говоря: «И сегодня в этом есть смысл. Если на вас слишком много всего – перьев, бусин и т.п., это отвлекает внимание зрителя от самого катания».

О своих предпочтениях в цветах Бабилония говорит следующее: «Я люблю светлые пастельные тона, такие как бледно-розовый, бледно-лавандовый, бледно-персиковый, кремовый». (Joy Sewing, «In Olympic figure skating, the costume is everything», Houston Chronicle, 09/02/2018. Перевод с английского мой. – Л.М.).

тай

Тай Бабилония и Рэнди Гарднер. 1979 год

Хотя костюмы «королевского» синего цвета сезона 1979 года и не были разработаны Биллингсом, они вполне отвечают кредо этого дизайнера. Сшитые из блестящей легкой ткани, они были отделаны вышивкой из серебристо-белого бисера вокруг V-образного выреза у обоих партнеров, а также бисеринки были разбросаны по расклешенной короткой юбке Тай и украшали манжеты рукавов у Рэнди. Эти костюмы выступали превосходным обрамлением элементов в программе этой пары, в особенности спиралей, квинтэссенцией которых можно, без сомнения, считать вариацию кораблика-бауэра – фирменного элемента Тай и Рэнди. Теперь эти костюмы находятся в коллекции Смитсоновского института.

Произвольная программа Тай Бабилонии и Рэнди Гарднера на ЧМ 1979 года

Еще одни достойные внимания костюмы этой пары были созданы для показательных выступлений в том же 1979 году. Они голубого цвета с блестящей отделкой цветов радуги. У партнерши отделка эта проложена вдоль всего правого узкого рукава и продолжается диагональю на груди, теряясь в боковом шве; короткая юбка вся состоит из узких полосок той же ткани, что и отделка. У партнера радужная отделка начинается на левом рукаве, проходит вдоль него до конца и продолжается диагональю до правого бока, откуда спускается в виде лампаса вдоль брючины. Очень эффектные костюмы, позволяющие зрителям вдоволь насладиться катанием фигуристов.

тай

Тай Бабилония и Рэнди Гарднер. 1979 год

Но предвкушаемой всеми дуэли между этой парой и вернувшимися в спорт в сезоне 1980 года Ириной Родниной и Александром Зайцевым на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде не состоялось: перегорев еще до начала соревнований, почувствовав на разминке обострившуюся травму паха, Рэнди Гарднер объявил о том, что он не сможет выйти на старт.

А Ирина Роднина, которая с 1973 года выступала вместе с Александром Зайцевым, прошла после своей первой победы в Саппоро в 1972 году еще целых два олимпийских цикла и ни проиграла в них ни одного соревнования, что по нынешним временам кажется просто невероятным!

За те долгие годы, что продолжалась карьера этого дуэта, у них было столько примечательных костюмов, что просто глаза разбегаются. Вспомню парочку из них.

В сезоне 1976 года произвольная программа Ирины и Александра была поставлена на народные мелодии – молдавские и цыганские. Очень зажигательная была программа, исполняемая на огромной скорости и оставляющая впечатление мажорного и оптимистичного видения мира. Удачными, на мой взгляд, были и костюмы для нее.

ира

Ирина Роднина и Александр Зайцев на олимпийском пьедестале. 1976 год

Ирина была одета в темно-синее платье, перед и спинка которого были расшиты розовыми цветами с зелеными листьями, образующими симметричный рисунок; два параллельных ряда подобной же вышивки переходили с груди на спину и навевали ассоциации с тонкими лямками сарафана. Цветочной вышивкой были украшены также подол юбки, обшлага рукавов и воротник-стойка. На Александре были расклешенные темно-синие брюки и рубашка того же цвета; воротник-стойка и обшлага ее рукавов были отделаны вышивкой, подобной той, что и на платье партнерши.

Произвольная программа Ирины Родниной и Александра Зайцева на ЧМ 1976 года

Последние костюмы, в которых Роднина и Зайцев появились на публике, мне довелось видеть воочию во время проводов этой выдающейся пары, состоявшихся в московских Лужниках в декабре 1980 года. Они расставались со зрителями, выражающими им свою любовь и благодарность за совершенство их спортивного мастерства, танцем под песню «Как молоды мы были», написанную Александрой Пахмутовой. Эта песня под сводами Дворца спорта прозвучала по-философски глубоко, словно явилась отражением всего того нелегкого и великого, полного творчества пути, который прошли эти фигуристы, прославившие на мировой арене и себя, и страну, которую представляли.

ира

Ирина Роднина и Александр Зайцев. 1980 год

Находкой для этого танца стали костюмы Ирины и Александра: целиком ярко-алые, они были отделаны идентичной вышивкой «золотыми» пайетками, включающей в себя диагональные полосы и стилизованные крупные цветы, только на платье Ирины эта вышивка располагалась в левой части платья, а у Александра – в правой части рубашки. Но в те моменты, когда фигуристы оказывались рядом, одна его часть, как паззл, складывалась с другой и узор на костюмах выглядел как одно единое целое. По-настоящему праздничные, напоминающие своим цветом и отделкой о триумфальных победах Родниной и Зайцева, эти костюмы как нельзя лучше отвечали торжественности момента и оставались в памяти всех тех, кто видел в тот день этих фигуристов на льду.

Выступление Ирины Родниной и Александра Зайцева с этим танцем - в самом конце этого фильма

Niech żyje bal!

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья