Клубок с нитками
Блог

Миллиардер не из трущоб. 22-летний парень с русскими корнями покупает «Сандерленд». Что мы знаем о Кирилле Дрейфусе?

Второй акционер — зять Рыболовлева.

«Нам нужны новые владельцы, которые наконец-то смогут разработать долгосрочный план по развитию. Нам нужны новые владельцы, которые хотят вернуть наш клуб на вершину. Нам нужны новые владельцы, которые сделают нашу академию ядром и душой клуба. Если говорить проще, то нам нужны новые владельцы! И, кажется, мы к этому близки».

Это цитата из свежей статьи на Roker Report — главного сайта болельщиков «Сандерленда». Последние годы для их клуба получились худшими в истории: в апреле 2017-го «Коты» вылетели из АПЛ за четыре тура до финиша, еще через год плюхнулись в Лигу 1. Хотя все, включая Netflix, ждали от них быстрого возвращения (о том мучительном сезоне был снят целый сериал. Там такая концентрация боли и отчаяния, что позавидует сам Ларс фон Триер)

Шестикратный чемпион Англии болтается в Лиге 1 уже третий сезон и не похоже, что готов оттуда выбираться. В эту субботу «Сандерленд» сыграл вничью с «Донкастером» и опустился на восьмую строчку. Главный страх фанатов прямо сейчас, что их клуб свыкнется с новой реальностью и больше не вернется в высший дивизион. Еще одна цитата статьи фаната на Roker Report:

«Независимо от того, что происходит за пределами поля, нам НУЖНО добиться повышения в этом сезоне. Мы должны приложить все усилия, выжать из себя все до последней капли энергии, чтобы подняться обратно. Сейчас мы бесцельно бродим по полю. Мы проигрываем дома «Мэнсфилду». Поражения от «МК Дон» у нас уже воспринимают, как обыденность. Нам говорят, что ничья в Рочдейле — хорошо. Потеря очков с «Донкастером» — это нормально, потому что «Донкастер» обыграл «Линкольн Сити». Я ничего не имею против них, но ...«Линкольн-Сити»! Независимо от того, что у нас творится за пределами поля, нельзя допустить, чтобы такое стало обыденностью».

В «Сандерленде» может появиться сразу два владельца

Новых собственников может быть сразу два — уругвайский бизнесмен Хуан Сартори и сын бывшего владельца «Марселя» Роберта Луи-Дрейфуса Кирилл. По информации The Guardian, нынешний босс клуба Стюарт Дональд уже дал согласие на сделку, а закрыть ее могут в ближайшие дни.

Сартори сейчас владеет 20% акциями клуба, а Дональд хочет оставит себе 15%. По информации France Football, Луи-Дрейфус собирается приобрести сразу 59%. Пакет акций уругвайского бизнесмена может остаться без изменений. Так что именно 22-летний молодой человек может стать главным владельцем клуба.

«Он не будет тратить как олигарх. Это не похоже на покупку вертолета. Кирилл намерен действовать рационально, поскольку он увлечен футболом и считает этот проект перспективным. Он относится к этому очень серьезно. Он не пойдет на то, чтобы потерять деньги», — рассказал источник The Athletic, знакомый с Дрейфусом.

Мама Дрейфуса родилась в Ленинграде, в ее биографии много темных пятен

Кирилл Луи-Дрейфус один из трех наследников крупнейшей агропромышленной компании мира (существует с 1851 года), которой сейчас владеет его мама Маргарита Луи-Дрейфус. Ее биография весьма занятна и имеет много пробелов.

Согласно официальной информации, будущая бизнес-вумен родилась 1 июля 1962 года в Ленинграде в семье инженера. В 10 лет Маргарита Богданова осталась сиротой и воспитывалась дедом, после того как ее родители погибли в железнодорожной катастрофе (по информации «Фонтанки» — они сидели в тюрьме, а росла Богданова в детдоме). После окончания института с углубленным изучением нескольких языков (по другой информации — обычного техникума, где училась на тройки), Богданова вплоть до 1986 года работала переводчицей в туристическом агентстве, где познакомилась со своим первым мужем, гражданином Швейцарии.

После этого она покинула СССР и устроилась на работу в российско-швейцарскую компанию, которая занималась розничной торговлей. Ездить приходилось много и в 1988-м она случайно познакомилась с наследником Louis Dreyfus Робером, который в то время строил карьеру вне семейного бизнеса.

«Я встретила Робера в самолете по пути из Цюриха в Нью-Йорк. Самолет сделал посадку в Лондоне, где Робер только начинал свою работу в качестве генерального директора компании Saatchi & Saatchi. Самолет был пуст, компьютер выдал нам места рядом... Это была какая-то судьба», – рассказывала Маргарита CNN.

В 1992-м году они поженились, тогда же родился первый сын — Эрик, а еще шесть лет спустя близнецы Морис и Кирилл. Это была бы классическая история о Золушке, если бы в 2009-м году Роберт Дрейфус не скончался от лейкемии, оставив жену одной из управляющих семейным делом.

А дальше начинается самое интересное: внезапно вдова Дрейфуса, которая до этого не занималась никаким бизнесом, превратилась в зубастую бизнес-вумен: отбила атаки родственников умершего мужа, которые хотели отодвинуть ее от управления, поставила своего гендиректора и начала вполне успешно рулить аграрной империей. Несколько месяцев назад в компании отчитались о том, что за шесть месяцев 2020-го Louis Dreyfus напродавала зерна на $16,3 млрд, получив чистую прибыль в размере $126 млн.

При этом к воспитанию сыновей вдова Дрейфуса подошла с максимальной ответственностью, не желая вырастить избалованных богачей.

«Маргарита хотела убедиться, что их дети не вырастут дураками, которые будут просто транжирить деньги отца. Если бы Робер был жив, то ему бы такое точно не понравилось. Они хотели, чтобы дети выросли разносторонними людьми, которые бы знали, как трудно пробиваться в бизнес-среде», — рассказал источник The Athletic.

Сейчас состояние бывшей жительницы Ленинграда составляет от $6 до $8 млрд, так что она с отрывом самая богатая русская женщина в мире. Хоть и со швейцарским гражданством.

Семья Дрейфусов давно связана с футболом, но Кирилл единственный фанат

Исторически Дрейфусы связаны с «Марселем». Робер был главным акционером клуба с 1996-го и до самой смерти. Все трое его сыновей любят футбол, но Кирилла Дрейфуса называют настоящим фанатом игры. После смерти отца именно в «Марселе» он нашел человека, который мог бы его заменить.

Как писали в СМИ, бывший президент клуба Винсент Лабрун стал для парня вторым отцом, постоянно приглашая его на переговоры по трансферам и продлению контрактов.

«Кирилл имеет очень ясное представление о футбольном мире благодаря Винсенту. Он видел все хорошее, но и плохое. Агенты, деньги, кто как уходит и как остается. Хорошие покупки, плохие покупки. Он все видел», — рассказал источник The Athletic.

В 2016-м году Маргарита Дрейфус продала «Марсель», но Кирилл оставил себе 5% акций. Он продолжает любить клуб, но английский футбол кажется молодому миллиардеру перспективнее. Возможность приобрести клуб с историей из третьего дивизиона с готовой инфраструктурой уровня АПЛ — уникальный шанс.

«Он любит «Марсель», но считает, что «Сандерленд» лучше, потому что здесь ему интереснее. Он попытается применить свои идеи в футбольном бизнесе, но также хочет расти вместе с клубом».

По слухам Луи-Дрейфус заядлый фанат Football Manager, так что у него есть уникальный шанс сделать игру реальностью.

Второй акционер «Сандерленда» — зять Рыболовлева

Интересно, что еще один вероятный совладелец «Сандерленда» Хуан Сартори тоже связан с Россией родственными узами. В 2015 году он женился на Екатерине Рыболовлевой, дочери миллиардера Дмитрия Рыболовлева, который владеет «Монако». Пара сочеталась браком на собственном острове невесты, который ей подарил отец.

Сартори уже несколько лет является акционером клуба, но все это время старался сильно не светиться. Все дело в том, что 39-летний предприниматель строит большие планы на политику в Уругвае. В мае 2019-го году СМИ писали, что он планирует выдвинуться в президенты от Национальной партии, но проиграл внутрипартийные праймериз. Зато уже в ноябре он стал самым молодым представителем Сената от «правых» и не оставил президентских амбиций.

Впрочем, для этого Сартори, который сейчас рьяно отстаивает национальные интересы уругвайцев, лучше не светить лишний раз свои богатством. При этом Рыболовлев якобы не принимает никакого участия в политических игрищах зятя.

Точная величина состояния Сартори неизвестна, но несколько лет назад он продал созданную им же компанию Union Group, чьи активы на тот момент превышали $1 млрд. Так что деньги на покупку «Сандерленда» у уругвайца точно есть.

Дело осталось за малым — оформить сделку и наконец-то подарить болельщикам клуба надежду.

P.S: Если текст понравился, то не забывайте ставить плюсы и подписываться:) Обещаем, что и дальше будет интересно!

Источники при подготовке: The Athletic, "Фонтанка", "Ведомости", CNN, BBC.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные