Блог АКМ

Что немцу хорошо…

Примечательно, что Дирк и Андрей – хорошие товарищи. Не друзья, но все же в прекрасных отношениях. Когда я сегодня позвонила любимой бабушке (будучи в преклонном возрасте, она пребывает в светлой памяти и здравом уме), она не без иронии заметила: «Что немцу хорошо – то русскому смерть!» Бабушка следит за успехами внуков, переживает и поддерживает. Поэтому после того как увидела падение Андрея по ТВ, сделала выводы и сказала, что немец, играющий под 41-м номером, не может быть другом Андрея! Ведь в 1941 году бабушка переправляла паспорт, чтобы стать на два года старше и убежать на войну! Там, видимо, она бы дала прикурить дедушке Дирка…

Вывод напрашивается один, что при всем уважении к Дирку и его таланту, фол был умышленный и грубый. Согласна, что иногда игроки вынуждены грубо фолить, но не выводить из строя. Поэтому дисквалификацию на одну встречу считаю заслуженной мерой для Дирка. Думаю, он и не расстроился. Отдохнет один матч!

Моя бабушка на войне, видимо, дала бы прикурить дедушке Дирка…

Кстати, дисквалификации в НБА бывают разные. Бывает, когда ты просто пропускаешь игру, и даже не имеешь права приближаться к команде или арене. Просто сидишь дома и, вместо того чтобы поддерживать свою команду, смотришь восьмой эпизод третьего сезона «Побега из тюрьмы». Ешь попкорн и в ус не дуешь. А бывает, когда надо платить штраф в размере 1/82 своей зарплаты за каждую игру. Поэтому обычно баскетболисты думают, как фолить!

Что же касается дружбы, в Америке с этим делом туго. То есть то, что для американского человека в порядке вещей, для русского непонятно. Для нас дружба – это душа нараспашку и способность говорить со своим другом о чем угодно. Здесь же у людей нет возможности так много времени лясы точить. И если твой друг почувствует, что у тебя проблемы, то с удовольствием даст телефон психотерапевта – ему душу и изливай. А с тобой он с удовольствием проведет время, только надо заранее запланировать… так… может, на следующей недельке? Невозможно здесь вот так вот просто взять – и завалиться в гости. У всех запланированная жизнь. Американцы очень трепетно относятся к частной жизни, поэтому предпочитают встречаться на нейтральной территории – на ланч или на диннер.

Бытует мнение, что «Юта Джаз» – одна из самых дружных команд. Да, у нас, и правда, у всех прекрасные отношения, но вот близости все равно нет. Мы частенько собираемся вместе, будь то на дни рождения детей, дни рождения игроков, Новый год, День благодарения, какие-то благотворительные мероприятия, но все это имеет формальный характер. Думаю, одна из причин отсутствия близости в наших отношениях – разные культуры и менталитет. Вот, например, невозможно, например, взять бутылку водки, сесть Андрею с Дероном Уильямсом (и не только потому, что Андрей не пьет) и начать разговор в стиле «ты меня уважаешь». Поинтересоваться, почему он тебе в прошлой игре пас в отрыве не дал. Может быть, пожурить, потому что ты старше, да и статус у тебя поинтересней. Не принято так здесь.

Когда Карл Мэлоун попросил его принести пончики, Киря честно признался, что по-английски плохо понимает

Киря недавно вспоминал первый год в ЦСКА. Как строг с ним был Сергей Панов, как некоторые игроки просили за пивом сбегать, как подрались с Игорем Куделиным из-за за того, что Киря пас ему не отдал. Представили с ним, что было бы с Дероном, если б он попал в ЦСКА новичком! Да на куски бы его разорвали. И НЕ ДАЛИ БЫ ЗАИГРАТЬ ХОРОШО. Был как-то элемент дедовщины, когда Грег Остертаг просил новичка Сашу Павловича приносить ему каждое утро газету, потому что Грег очень любил перед тренировкой читать утреннюю прессу. Он даже не стеснялся, так и говорил. При всех. «Саша, где моя газета, я не могу с…ть без газеты!» Саша ужасно бесился! Дошел до президента по иностранным игрокам НБА, обратился с жалобой. Ее рассмотрели, но ничем помочь не смогли. Так вот проявлялась дедовщина в нашей команде. Но никогда ни Грег, ни один старший игрок не позволили себе оскорбить молодого ни словом, ни тем более рукоприкладством.

У новичков в течении всего сезона есть обязанности, которые они обязаны выполнять. Например, разносить чистую форму по номерам после стирки, помогать с багажом. В большинстве команд любят, когда молодые приносят пончики перед тренировкой. Плевое дело перед – проехать мимо заправки и захватить 20 пончиков. Проблем нет! Правда, мой хитрый муж пончики никогда не приносил. Когда Карл Мэлоун попросил его принести пончики, Киря честно признался, что по-английски плохо понимает и может только переводить, что ему говорит тренер, комбинации там и все такое. И что такое пончики, он не знает. Типа – нет у нас в России такого.

Черные игроки проводят время в основном с черными, им с белыми неинтересно. Они вообще не понимают русский юмор и то, что для нас смешно, для них ничего не значит. Мне же при моем прекрасном знании английского языка иногда вообще непонятно, о чем они говорят. Хотя основную мысль я улавливаю: чиксы, тачки, блинг-блинг. Это основные темы, которые могут поддержать наши афроамериканцы. Парни явно не эстеты и гордятся этим. Предмет гордости любого черного – татуировки. С татуировками расклад такой. Либо баскетбольный мяч и свое имя (видимо, чтобы не забыть ни при каких обстоятельствах), либо глубоко разогнанная тема по всему телу, забитая у Картуна. Картун это мастер, который забивал Буза, Эминема, Фифти. Попасть к нему нелегко, но если ты звезда, то все гораздо проще.

У служебного входа нашей арены можно снимать клип Тимати

У каждого черного игрока есть свой «ювелир». Человек, который может на заказ сделать любую безделушку, например с именем игрока во все грудь, усыпанную бриллиантами. Один из наших бывших игроков ДеШоун Стивенсон (ныне он в «Вашингтоне») носил подобную «подвеску» со своим не коротким именем. Размер ее был 20 см в длину и 10 – в ширину. Поэтому у служебного входа нашей арены можно снимать клип Тимати. В естественных декорациях.

У черных свои «моды», и белым за ними не угнаться. Так вот еще в прошлом сезоне в моде были очки с полупрозрачными линзами, в этом же году исключительно черные, так сказать, черное на черном. А вот машины в этом сезоне только белые и только тюнингованые. Машина без тюнинга – не машина ни в каком сезоне. Диски на 24 и крашеные в белый цвет.

Сначала мне все это казалось нелепым, а потом втянулась. Даже интересно стало. Что же касается женщин, то черные сами честно признаются, что им нравятся любые – африканские, доминиканские, латинки, азиатки, гавайки. Также бытует мнение, что игроки НБА – самые большие ловеласы из всех профессиональных спортсменов. Не футболисты (американские), не бейсболисты, не хоккеисты. Один знающий человек утверждает, что в каждом городе НБА у баскетболиста есть девушка, да и не одна. Шон Кемп не стеснялся признать, что у него около 20 детей от разных женщин в разных городах Америки. Молодец, Шон! Респект и уважуха ему за это! Не только, как у нас говориться, «настругал», а еще и всех содержал. Детишки все сыты, одеты и обуты, да и мамашки их тоже небось не бедствуют. У Дониэлла Маршалла было две семьи. В Солт-Лейке у него была подруга и трое детей от нее. А жена жила в каком-то другом городе. Обе знали о существовании друг друга и прекрасно себя чувствовали. Хотя подруга Дониэлла очень обижалась, когда ее называли женой. Она так всем и говорила гордо: «Я не жена, я герлфренд!» Я так и не поняла замутки, что прикольнее – жена или герлфренд.

Итак, получается, что НБА со всеми афроамериканцами, европейцами, аргентинцами и даже немцами – это одна большая семья, которая разрастается с каждым годом. Среди игроков никогда не бывает открытой вражды, даже если они встречаются в финалах конференций. Не исключено, что кого-то кто-то и недолюбливает, но все прекрасно понимают, что бизнес есть бизнес, и нередко оказывается так, что игроки в процессе карьеры кочуют из команды в команду. Редко кто проводит всю карьеру в одном клубе. Поэтому спортсмены остаются соперниками только в течении 48 минут, а с финальным свистком все превращаются в соратников.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья