Блог Hock-Shake

Андрей Нестрашил: «После первого разговора с Ильёй Воробьёвым понял, что мы сработаемся»

Большое интервью нападающего магнитогорского «Металлурга» — о первых шагах в хоккее, переезде в Северную Америку, карьере в НХЛ, Майке Бэбкоке, Нижнекамске и «Магнитке». 

После двух сезонов в «Нефтехимике» интерес к Андрею Нестрашилу проявил «Металлург», и чешский форвард без раздумий перешёл в стан «сталеваров». Сейчас связка Нестрашила с Томашем Филиппи и Сергеем Мозякиным составляет главную атакующую силу «Магнитки». Андрей признаётся, играть с такими партнёрами — одно удовольствие. А о своём хоккейном пути нападающий «Металлурга» рассказал в эксклюзивном интервью блогу «Hock-Shake» на sports.ru.

Мне всегда нравился хоккей

— Расскажите, как состоялось ваше первое знакомство с хоккеем?

— Меня привёл в хоккей отец. Сам он играет в футбол, но так как я был высоким мальчиком, мы решили, что больше подхожу для хоккея. И у меня ещё есть старший брат, который тоже занимался хоккеем. А всё, что делает он, делаю и я.

— Что помните из первых тренировок?

— Первые тренировки уже и не вспомню, а вот первый матч — помню отлично. Мы тогда играли на половину площадки, и я забил четыре гола. Вообще, все мои игры мама записывала на камеру, и дома хранится этот архив. Я в любой момент могу пересмотреть.

— Хоккей — затратный вид спорта. Хватало ли в семье денег на покупку всего необходимого для тренировок?

— Как сказать. Мои первые краги скорее были похожи на варежки. В то время не у всех хватало денег для покупки экипировки. Не знаю, может быть, когда ты маленький, ты не замечаешь всех трудностей, с которыми сталкиваются родители. Думаю, им было сложно. Мы жили в однокомнатной квартире. Одно время родители спали на полу, а мы с братом — на кровати.

— Первое время, когда ты плохо катаешься, часто падаешь — всё это тебя выводит из себя и приходишь иной раз домой со словами: «Мам, пап, мне надоел этот хоккей». Было что-то подобное у вас?

— Нет, такого не было. Мне всегда нравился хоккей. Единственное, был момент, когда я очень захотел стать вратарём. Но отец сказал нет. Однажды он предложил мне надеть всю экипировку и встать в ворота. Папа бросал в меня до тех пор, пока я не сказал, что не хочу играть в воротах.

— То есть, сразу выбрали позицию нападающего?

— В четвёртом классе мне тренер сказал, что я буду защитником. Тогда отец ответил: «Берём вещи и уходим отсюда. Будем играть за другую команду» (улыбается). Конечно, защитники тоже важны. Но отец хотел, чтобы именно я забивал голы, и чтобы вся семья гордилась мною.

— Как совмещали учёбу в школе и тренировки?

— У нас на первом месте была образовательная школа. Если ты отстаёшь по школьной программе, о тренировках можешь даже не думать. Так что приходилось писать все контрольные и тесты на «пятёрки». Если у тебя хорошие оценки, ты идёшь на тренировку. Мой старший брат, кстати, даже окончил Институт экономики. Образование всегда было на первом месте. Сейчас мой младший брат окончил гимназию и думает, где продолжить обучение дальше.

— Какой был любимый школьный предмет?

— С 1-го по 9-й классы очень нравилась математика. А уже в старшем звене —обществознание. В этот курс входили история, психология, философия.

— Часто приходилось пропускать занятия?

— Максимум в неделю я мог пропустить два урока. Так как все игры и тренировки были после учёбы или на выходных. Когда в 17 лет я уехал в Канаду, два года уже отучился в гимназии. Это — как следующий этап после школы. Всё обучение в гимназии длится четыре года, но мне пришлось учиться шесть лет, так как прервал обучение из-за поездки в Канаду.

— Когда вам пришло понимание, что хоккей — то, чему вы готовы посвятить всю жизнь?

— Я думаю, когда мне было лет 15–16, когда начали вызывать в сборную Чехии. Тогда начал понимать, что хоккей станет главным в моей жизни.

— Как дался переход с детского хоккея в юниорский, молодёжный? Всё-таки многие «сходят с пути» именно в этом возрасте.

— Так как я был рослым мальчиком, я играл со старшим годом – парни были на 1-2 года старше меня. Поэтому особой разницы и переходного периода я не почувствовал.

— Помните свой дебют за «Славию»?

— Да. Тогда «Славию» возглавлял Владимир Ружичка, который был капитаном на Олимпиаде в Нагано в 1998 году. Как-то он подошёл ко мне, когда я просто смотрел матч. Я тогда был в классе девятом. Он спросил: «Что ты собираешься делать через два часа?». Я ответил, что пойду домой. Но он сказал: «Нет, ты домой не пойдёшь, ты сейчас сыграешь за юниорскую команду „Славии“». Он был таким человеком, которому если что-то придёт в голову, то нужно обязательно исполнить (улыбается). Конечно, я был поражён, хоть это и был товарищеский матч. Ведь мне тогда было 14 лет, а в команде играли 18-летние парни.

Выбор «Детройта» на драфте меня не удивил

— Почему приняли решение поехать в Северную Америку до драфта? В сезоне 2008/09 вы перешли в клуб «Викториавилл Тайгерз» из Юниорской лиги Квебека.

— Я знал, что не получу место в составе взрослой «Славии» на следующий год. Там тогда играли очень классные парни. А если бы остался в юниорской лиге Чехии, тогда, мне кажется, на драфт я бы не смог попасть. Лучшим решением было поехать играть в Канаду, где скауты присутствуют на каждой игре. А в Чехию они могут приехать только на какие-то ключевые матчи, где теоретически я мог бы играть, но минуты 2–3 — не больше.

— Родители спокойно отпустили в Канаду?

— Да, вполне.

— Английским на тот момент вы уже владели?

— «Чуть-чуть» (на русском). Как русским владею сейчас (улыбается). В школе я учил чешский и английский. А в гимназии — добавился французский. И поехал как раз играть в Квебек, но французский я выучить не успел. Честно, вообще не знал его. Получалось, что мы в команде учили языки все вместе. Кто-то английский, кто-то французский. В Канаде я жил в семьей, у них было трое детей. Переезд дался нормально. Мне было комфортно с ними.

— Удивило, что именно «Детройт» вас выбрал на драфте? На тот момент он был одним из сильнейших клубов НХЛ…

— Нет, сам выбор меня не удивил. Мы общались со скаутами до драфта, и я знал, что они меня ждали. Но я сразу понял, чтобы пробиться в основу «Красных крыльев», нужно пройти большой путь. Тогда у них был потрясающий состав.

— Да-да: Павел Дацюк, Никлас Лидстрём, Хенрик Зеттерберг, Юхан Франзен. Признайтесь честно, фотографировались с кем-нибудь на память?

— У меня есть одна фотография с Павлом Дацюком, когда нас посадили вместе на автограф-сессии.

Помню ещё одну историю. После тренировки Павел взял меня и ещё одного молодого парня, поиграть буквально пять минут. Так мы вдвоём за пять минут у Павла не могли шайбу забрать.

— Волшебник! Помните какие-то советы Дацюка или других легенд «Детройта»?

— Не могу сказать, что они давали какие-то советы. Ты просто наблюдаешь за этими легендами на тренировках и стараешься быть похожим на них. Если в матче нужно заблокировать бросок, я буду делать это так, кто это делали они в похожих эпизодах.

— Пробиваться в основу «Детройта» вам пришлось через Лигу Восточного побережья, где вы провели два сезона за «Толедо». Как оцените уровень этой лиги?

— Первый год в Лиге Восточного побережья был не самым лучшим. Там могут играть только 16 полевых: 10 нападающих и 6 защитников. Всё это делается, чтобы парни получали больше игрового времени. А во второй мой сезон в НХЛ произошёл локаут. Получилось так, что из НХЛ игроки шли в АХЛ, а из АХЛ — в Лигу Восточного побережья. Поэтому уровень чемпионата заметно вырос, и у меня пошёл прогресс. Поскольку «Толедо» был одновременно фарм-клубом и «Детройта» и «Чикаго», у нас в команде были игроки и из «Чикаго», и из «Детройта». Поэтому команда была сильная.

Андрей Нестрашил в «Толедо»

— Говорят, что по-настоящему техничных игроков там очень мало и преимущество играют физически крепкие парни. Это правда?

— Сейчас уже нет. 10 лет назад — да, так и было. Сейчас эта лига ближе к АХЛ. Многие думают, что там только дерутся, но это не так. Сейчас — это очень хорошая лига.

— Тяжело было в сезонах 2011/12 и 2012/13 параллельно играть на две команды: АХЛ и Лиги Восточного побережья?

— Это было ужасно. Например, отыграл ты четыре матча, а после — собираешь все вещи и едешь в другую команду. Потом опять и опять. У меня даже квартиры не было, жил в машине и гостиницах. Только ездил туда и обратно.

— У вас есть понимание, почему не получилось сразу закрепиться в АХЛ и избежать командировок в Лигу Восточного побережья?

— Потому что на тот момент в АХЛ была очень сильная команда с классным подбором игроков. Они знали, что я должен играть в первом или втором звене. Но тогда там (в АХЛ) играли Томаш Татар, Густав Нюквист, Йоаким Андерссон. Поэтому я получал время только в четвёртом звене. В клубе понимали, что мне будет лучше выходить в первой пятёрке в «Толедо», чем сидеть или играть в четвёртом звене в АХЛ.

— С «Гранд Рапидз» в сезоне 2012/13 вы стали обладателем Кубка Колдера АХЛ. Это ведь был ваш первый серьёзный трофей в карьере?

— Да, но я сыграл только один матч в плей-офф. Не считаю себя главным героем этого события, но перстень мне всё-таки достался.

Андрей Нестрашил в «Гранд Рапидз»

— Но приглашение в основу «Детройта» случилось только в сезоне 2014/15.

— Да. Я приехал летом в тренинг-кэмп. Сначала думал, что просто потренируюсь в «Детройте» и опять поеду в АХЛ. Но я провёл с основной командой несколько недель и начал проходить в состав «Детройта». В первом матче я набрал одно очко. Во втором матче — два. Оставался одна игра на предсезонке с «Бостоном». Тогда мне позвонил агент и сказал: «Я думаю, если ты отыграешь сегодня хорошо, что начнёшь сезон в основе». А тогда у «Бостона» была отличная команда: Бержерон, Маршанд, Пастерняк — все эти парни были в составе. Тогда я забил гол. Помню, счёт был 3:3, и на буллитах я оформил победный гол. Мы выиграли 4:3. После этой встречи я знал, что остаюсь в НХЛ.

— Вы ведь играли в «Детройте» под руководством легендарного Майка Бэбкока. Что можете о нём рассказать?

— Вы знаете, Майк — очень своеобразный тренер. Для 50 процентов игроков — он хороший, а для остальных — нет. В своём первом матче за «Детройт» я попал в состав вместо Стивена Уайсса. Ему тогда было 32 года и контракт у него был около пяти миллионов долларов за сезон. Тогда Майк сказал ему: «Стив, ты сегодня не играешь. Вместо тебя выходит Нестрашил». Поэтому для меня он было очень хороший тренер. Для Уайсса — нет (улыбается). Возможно, если бы не он, я бы и не сыграл в НХЛ.

— Сможете описать Майка тремя словами?

— Умный, твёрдый, честный.

— А вообще, что-то поразило в его тренерском подходе?

— До этого я уже несколько лет играл в АХЛ, поэтому подход для меня был понятен и каких-то новшеств я и не заметил. Система организации очень похожа.

— Что не получилось в «Детройте»? Почему клуб выставил вас на драфт отказов?

— В НХЛ контракты бывают двух типов: односторонние (one-way) и двухсторонние (two-way). И в команде одновременно могут находится только 23 игрока. Не так, как в КХЛ — по шесть пятёрок каждый день тренируются.

Я был единственным игроком с двухсторонним контрактом. И когда Павел Дацюк получил травму, я мог играть в основе. Но когда он вернулся, я потерял место в составе. Получилось так, что из-за моего двухстороннего контракта клуб мог отправить меня в АХЛ или выставить на драфт отказов. В итоге оказался в списке «отказников». Тогда меня забрала «Каролина».

— «Каролина» тогда не попадала в плей-офф, сменила тренера, взяла курс на омоложение состава. Это пошло вам на пользу, согласитесь?

— Да, возможно. Из опытных игроков там были Эрик Стал, Александр Сёмин и несколько защитников. Когда я перешёл в «Каролину», я сразу стал играть в топ-6. Конкуренция была ниже, чем в «Детройте». Там — я выше четвёртого звена вряд ли бы и поднялся. А в «Каролине» — получил место во втором-третьем звене и много игрового времени. Поэтому вариант с «Каролиной» был предпочтительнее для меня.

Андрей Нестрашил в «Каролине»

— Вы провели два классных сезона, но потом получили травму. В клубе не стали ждать, пока вы наберёте форму?

— Я не знаю. Это просто бизнес. Да, у меня была очень тяжёлая травма спины. В «Каролине» знали, что восстановление будет долгим: я не играл восемь месяцев. Конечно, после реабилитации невозможно сразу выйти на свой уровень. Пока я набирал форму, не все матчи играл хорошо, а какие-то — были откровенно плохими. Кто будет ждать? Да никто. Это бизнес.

— Была ли возможность продолжить карьеру в другом клубе НХЛ? Возможно, заключить двухсторонний контракт с АХЛ?

— Возможно, но я не хотел двухсторонний контракт с АХЛ. Уже понимал, что хочу поехать играть в Россию. Ведь если у тебя односторонний контракт, то всё отлично. А если двухсторонний, ты будешь ездить туда-сюда и играть откровенно мало. А в России я понимал, что будет шанс получить много игрового времени.

С Андреем Назаровым мы отлично понимали друг друга

— Почему приняли решение поехать именно в КХЛ, а не в родной чешский чемпионат?

— Здесь всё просто. КХЛ — вторая по силе лига.

— Были предложения кроме «Нефтехимика»?

— Я мог поехать в «Сибирь», так как они меня задрафтовали. Но в итоге подписал контракт с «Нефтехимиком».

— Не было каких-то опасений, когда ехали в Нижнекамск? 

— Мне было всё равно, ведь я ехал играть в хоккей. Конечно, я предварительно советовался с парнями, которые уже играли в Нижнекамске. Сперва мне показалось, что будет вообще ужасно. Но когда приехал, всё оказалось нормально.

Андрей Нестрашил в «Нефтехимике»

— Быстро адаптировались к российскому хоккею?

— В принципе, да. На предсезонном турнире в Астане я уже набрал шесть очков. Ведь самое главное — это начать. Если всё нормально пошло, уже чувствуешь себя увереннее на льду. У меня так и получилось после предсезонки.

— Вам однозначно везло на главных тренеров: в «Детройте» — Майк Бэбкок, в «Нефтехимике» — Андрей Назаров. Быстро нашли с ним общий язык?

— Да, мы отлично понимали друг друга. Он давал нам возможность самим принимать какие-то решения. Была определённая свобода на льду.

— Он ведь был первым русским тафгаем в НХЛ. На его счету 146 боев! Впечатляюще, согласитесь? Не находили видео его боёв?

— Я смотрел, как он с клюшкой на болельщиков полез. Да, пару его боёв в НХЛ я видел. Он как русский медведь (улыбается). Огромный такой. Иногда даже немного побаивался его.

— После двух сезонов в КХЛ вы продолжили карьеру в чешском «Тршинце». Предложений из КХЛ не поступило или хотели вернуться на Родину?

— Немного не так. Летом я тренировался в Торонто с Гэри Робертсом. У него готовятся к сезону Коннор Макдэвид, Джеймс Нил, Мэтт Ткачук и многие другие игроки с НХЛ. Я знал, что в Нижнекамск точно не поеду. А конкретных предложений и не было. Поэтому просто хотел подготовиться к сезону.

Тогда я сказал агенту: «Три месяца я ничего не хочу, а после — скажешь мне, где я могу играть». Потом уже подписал контракт с «Тршинцем» на несколько матчей и ждал предложения из России. Контракт подразумевал, что я в любой момент могу уехать. И как раз в этот момент на меня и вышли из «Металлурга».

Андрей Нестрашил в «Тршинце»

Играть с Мозякиным — одно удовольствие

— С кем-то общались перед переходом в Магнитку? Может быть, с Яном Коваржем…

— Да, немного поговорили. Но когда мне агент сказал, что есть интерес из «Металлурга», я сразу согласился. Где ты хочешь играть, если не в «Металлурге» (улыбается).

— Когда ехали в Магнитку, понимали, что дела в команде обстоят не лучшим образом?

— Я просто смотрел на состав и понимал, что в команде много классных игроков: Мозякин, Паршин, Кулёмин, Локтионов, О’Делл, Расмуссен. Поэтому знал, что мы начнём играть лучше, несмотря на плохое начало.

— Вас удивляет конкуренция в нынешнем сезоне КХЛ? Многие аутсайдеры показывают неплохой ход, да и проходных игр стало откровенно меньше…

— Нет (улыбается).

— Ведь в прошлом сезоне такого не было.

— Мне кажется, это всё из-за уменьшения площадок. Хоккей становится совсем другим. Результат по большей части зависит от физической формы, а не от мастерства.

И площадки. Раньше ты стоял на борту (на «европейской») и до ворот было очень далеко. А сейчас (на «канадской», «финской») — делаешь шаг и уже в опасной близости от ворот, и уже спокойно можешь бросать. Другой хоккей.

Так ведь ещё площадки в разных городах отличаются. Если ты отрабатываешь игру на «канадской», на «европейской» — это просто не работает. Ты только привык к маленькой площадке, а потом едешь в Ярославль или Уфу, где всё по-другому. Я считаю, что площадки должны быть все одинаковые. Мне даже всё равно, какой размер будет. Главное, чтобы он единым для всех.

Андрей Нестрашил в «Металлурге»

— Как вас встретили в «Металлурге»?

— После первого разговора с Ильёй Воробьёвым в Уфе я сразу понял, что мы с ним сработаемся. Мне очень нравится организация в «Металлурге». Всё приближено к условиям в НХЛ. Тренерский штаб отличный, массажисты, доктора.

— В Нижнекамске не так было?

— Стадион там был не такой, конечно. Бюджет другой — и уровень соответственно тоже. Да, там всё было здорово, но в «Металлурге» — лучше. Например, в Магнитогорске три массажиста, а там — два. Сервисменов в «Металлурге» также больше.

— Не так давно состав Магнитки пополнил Томаш Филиппи. Обрадовались, когда узнали, что твой соотечественник приедет в команду?

— Да, конечно. Я давно знал Томаша и был уверен, что он нам поможет. К тому же, всегда приятно, когда в команде можешь поговорить с кем-то на родном языке.

— Вас ещё в одно звено поставили. Комфортно чувствуете себя в тройке с Томашом и Сергеем?

— Да, весьма комфортно (улыбается). Вообще, я знал, что если Томаш приедет, его поставят в центр, а я будут играть с краю. Я и в Америке играл на фланге. А Сергей Мозякин — легенда. Играть с ним – одно удовольствие.

Блиц

— Любимое блюдо?

— Стейк.

— Чешское пиво или немецкое?

— Чешское.

— Ваш первый автомобиль?

— Skoda Octavia.

— Любимая марка автомобилей?

— Для меня автомобиль — исключительно транспорт. Главное, чтобы машина довезла меня из точки «А» в точку «Б».

Как вам дороги и автолюбители в России?

— Меня всё устраивает. У меня очень хороший водитель. Знаете, в Мичигане бывали и похуже дороги.

— Социальные сети или книги?

— Социальные сети.

— YouTube или Instagram?

— Instagram.

— Много времени там проводите?

— Очень много (смеётся).

— Если место для путешествия, то…

— Новая Зеландия и Аляска. Там очень красивая природа.

— Каким спортом кроме хоккея увлекаетесь?

— Мне очень нравится играть в сквош.

— Любимое хобби?

— Гольф. Летом очень часто играю.

— Место в Праге, которое нужно посетить каждому.

— Крепость Пражский Град, Карлов мост, Старый город.

— Любимая музыкальная группа?

— Я слушаю всё. Какого-то конкретного исполнителя не могу назвать. У меня в телефоне можно найти всё что угодно. Если песня классная, почему бы не послушать её.

— Фильмы или сериалы?

— Сериалы?

— Какой смотрели последим?

— The Office со Стивом Кареллом.

— Что загадали Деду Морозу на Новый год? Зуб?

— Зачем мне он? (улыбается). Он мне не нужен. Девушка у меня уже есть, перед кем красоваться? Желание — попасть в плей-офф с хорошего места и пройти как можно дальше.

Беседовали — Валерия Самонова и Михаил Скрыль. Перевод — Валерия Самонова.  

Фото: Максим Шмаков, Сергей Гулин, личный архив Андрея Нестрашила, ХК «Нефтехимик», ХК «Металлург»

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья